Реализация норм Федерального закона О несостоятельности (банкротстве) (17505-1)

Посмотреть архив целиком

Реализация норм Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"

Федеральный закон от 08.01.98 № 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" затрагивает большой пласт экономических и юридических взаимоотношений, возникающих в случае признания в судебном порядке юридических лиц банкротами. Это объясняет неослабевающий интерес практикующих юристов к данному Закону, обнажает все новые и новые проблемы, требующие дальнейшего урегулирования как на законодательном уровне, так и путем толкования Закона.

Одной из проблем реализации ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" является подбор арбитражных управляющих, так как от этой ключевой фигуры зависит успешная реализация всей процедуры. Внешний управляющий, продуманно применяя действующее законодательство о банкротстве, используя систему мер антикризисного управления, привнося новый тип мышления, прогрессивные производственные подходы, способен существенно повлиять на ситуацию на предприятии, повысив его экономическую устойчивость и инвестиционную привлекательность. Квалифицированный конкурсный управляющий в сжатые сроки может провести ликвидацию и максимально удовлетворить требования кредиторов.

Но это в идеале. Реалии же сегодняшнего дня таковы, что при ФСФО России аккредитовано более 100 организаций, обучающих специалистов по антикризисному управлению. В большинстве случаев это лица, пытающиеся в рыночных отношениях получить новую профессию. Мало кто из них имеет опыт руководящей работы.

К сожалению, приходится констатировать, что не всегда управляющие, прошедшие краткий курс обучения, в состоянии решать поставленные перед ними задачи и заменить с большей экономической отдачей руководителей предприятий, имеющих опыт работы в конкретной области, профессиональные связи, знающих специфику производства, часто имеющих авторитет как в своем коллективе, так и среди кредиторов. Трудно рассчитывать на то, что в короткий срок, отведенный арбитражным управляющим для работы, они смогут приобрести все перечисленные качества.

В то же время если бывший руководитель обанкротившегося предприятия предложит свою кандидатуру в качестве управляющего на другом экономически нестабильном предприятии, то, скорее всего, с учетом опыта работы, он окажется лучшей из предложенных кандидатур.

В условиях, когда произошли коренные изменения в принципах хозяйствования, банкротство приобрело широкий размах. Причины этого явления далеко не всегда кроются в нерадивости руководителей. Основная беда, ведущая к банкротству, - общая экономическая нестабильность, разбалансированность рынка, отсутствие надежных правовых механизмов, гарантирующих защиту добросовестного предпринимательства.

Учитывая, что замена руководителя предприятия-должника это не самоцель процедуры (если уж менять, так на лучшего), представляется целесообразным внести изменения в Закон, разрешив оставлять в качестве арбитражного управляющего руководителя обанкротившегося предприятия. Данная мера позволила бы сократить время на проведение как процедур антикризисного управления, так и ликвидации предприятий-банкротов, повысить эффективность этих мер.

В случае введения внешнего управления проблемное предприятие и его руководство имеет больше шансов восстановить платежеспособность, так как руководителю не надо терять время на вхождение в курс дел предприятия и освоение его специфики. Пригодятся знания руководителя и в случае признания предприятия банкротом, поскольку он лучше других ориентируется в том, кому можно предложить приобрести сырье, оборудование и т. д. Разумеется, что назначение бывшего руководителя арбитражным управляющим возможно только в том случае, если он не потерял доверие кредиторов.

Серьезные возражения вызывает норма Закона, ограничивающая сроки внешнего управления 18 месяцами. В ситуациях, когда речь идет о средних и крупных предприятиях, восстановить платежеспособность за столь короткий срок невозможно. Нереален этот срок и для юридических лиц, имеющих цикличный доход. Это, как правило, понимают и кредиторы, в подавляющем большинстве случаев выступающие за продление срока внешнего управления свыше 18 месяцев.

Более гибким решением данной проблемы представляется изменение п. 4 ст. 68 Закона о банкротстве и снятие ограничения на предельный срок внешнего управления при наличии на это воли кредиторов. В отсутствие такой нормы складывается парадоксальная ситуация, когда кредиторы, чьи финансовые интересы защищает Закон, голосуют за продление срока внешнего управления, а арбитражный суд должен ограничиться определенным временным пределом.

Признание предприятий-должников банкротами в ряде случаев совпадает с возбуждением уголовных дел в отношении лиц, виновных в хищении имущества предприятия. При этом завершить конкурсное производство до получения компенсации материального ущерба, причиненного предприятию, нельзя.

Представляется правильным в этих случаях приостанавливать конкурсное производство до вынесения приговора в отношении виновных лиц и решения вопроса о гражданском иске в рамках уголовного дела. Затем указанная задолженность в силу ст. 113 Закона может быть реализована в порядке уступки права требования должника либо передана в соответствии со ст. 118 Закона ("Имущество должников, оставшееся после погашения требований кредиторов").

Практическое значение имеет разрешение следующего комплекса вопросов.

Согласно ст. 117, 119 Закона конкурсный управляющий обязан представить арбитражному суду свой отчет, на основании которого выносится определение о завершении конкурсного производства. При этом из текста Закона не следует, каким должно быть решение суда в случае, если будет установлено, что конкурсная масса распределена неправильно. Должен ли суд самостоятельно оценивать результаты деятельности управляющего либо оценка должна даваться при обжаловании его действий кредиторами?

Представляется, что на этом этапе суд самостоятельно, независимо от обжалования кредиторами действий конкурсного управляющего дает оценку его действиям и в случае, если будет установлено, что конкурсная масса распределена неправильно, отказывает в завершении конкурсного производства.

Признание неправомерными действий арбитражного управляющего должно повлечь за собой возврат третьими лицами незаконно переданного им имущества. Поскольку не всегда такой возврат возможен в добровольном порядке, должен быть законодательно предусмотрен механизм выдачи в этих случаях исполнительных листов. При отсутствии возможности принудительного исполнения определение суда не будет иметь реальных последствий.

Существует еще один неурегулированный аспект данной проблемы. Указанное определение суда, принятое в рамках процедуры банкротства, не может быть обжаловано. Однако его принятие затрагивает права третьих лиц, у которых может быть изъято имущество. Третьими лицами могут быть названы как кредиторы, которым имущество было передано в ущерб остальным кредиторам, так и лица, не являющиеся участниками процедуры банкротства. Третьи лица могут действовать добросовестно. Подобная ситуация возможна, например, в случае продажи конкурсным управляющим имущества по ценам или способом, не согласованным с кредиторами.

Интересы третьих лиц, не являющихся участниками процесса банкротства, также должны быть защищены в случае, если незаконно переданное им по вине арбитражного управляющего имущество будет изъято. В этой связи норму ст. 21 Закона надлежит дополнить правом третьих лиц на взыскание убытков с конкурсного управляющего в случае ненадлежащего исполнения им своих обязанностей.

По-другому складывается ситуация, когда лицо, неправомерно получившее имущество, не может его возвратить, так как в свою очередь распорядилось им. Например, полученное имущество уничтожено или перепродано. Ситуацию следует рассматривать с позиции ст. 113 Закона, признав за предприятием-банкротом право требования долга от третьего лица. Одновременно у кредиторов возникает право возложить ответственность за понесенные убытки на арбитражного управляющего. Описанная выше ситуация возможна до завершения конкурсного производства.

Если неправильное распределение конкурсной массы стало очевидно после завершения конкурсного производства, восстановление нарушенных прав кредиторов регулируется п. 7 ст. 114 Закона. Указанная норма предусматривает, что кредиторы, чьи требования не были удовлетворены в полном объеме в ходе конкурсного производства, имеют право требования к третьим лицам, получившим незаконно имущество должника. Данное требование может быть предъявлено в течение десяти лет после окончания производства по делу о банкротстве. В Законе однако не урегулирована сама процедура взыскания.

Существуют различные точки зрения на то, должны ли быть при этом соблюдены правила об очередности и соразмерности удовлетворения требования предъявившего иск кредитора. Высказывается мнение, что необходимости соблюдать вышеназванные ограничения нет, так как эти правила установлены для конкурсного производства и вне его могут применяться только по прямому указанию Закона. Требования кредиторов к третьему лицу, владеющему имуществом должника незаконно, должны, по мнению авторов этой точки зрения, удовлетворяться в полном объеме, независимо от очередности.

С изложенной позицией нельзя согласиться, поскольку в этом случае один из кредиторов получит удовлетворение своих требований в ущерб другим кредиторам, став при этом, в свою очередь, лицом, незаконно владеющим имуществом ликвидированного предприятия-банкрота, ибо имущество получено им в большем объеме, чем он бы мог рассчитывать в рамках процедуры банкротства.


Случайные файлы

Файл
130535.rtf
60465.rtf
159771.rtf
27290.rtf
ref_ Kant.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.