О немедленном исполнении судебных решений в Республике Казахстан (14184-1)

Посмотреть архив целиком

О немедленном исполнении судебных решений в Республике Казахстан [1]

К.А. Алимжан, юрист

Одной из проблем гражданско-процессуального права Республики Казахстан (далее – РК) является немедленное исполнение судебных решений.

Обращает на себя внимание то, что речь идёт об исполнении судебного решения, которое ещё не вступило в законную силу. Учитывая общий низкий уровень правовой культуры как общества в целом, так и сообщества юристов-профессионалов и государственных органов, призванных осуществлять правоприменение, а также фактическое господство правового нигилизма практически во всех сферах общественной и государственной жизни, можно говорить о том, что в подобного рода случаях трудно исключить возможность произвола и беззакония, если этот процессуальный механизм недостаточно отлажен и урегулирован нормами законодательства. Этим объясняется наше внимание к немедленному исполнению судебных решений и возникающим в связи с этим юридическим казусам.

Я хотел бы рассмотреть в настоящей статье действие механизма немедленного исполнения судебного решения по законодательству РК на примере конкретного гражданского спора.

В действующем Гражданско-процессуальном кодексе Республики Казахстан от 13 июля 1999 г. (далее – ГПК) механизм немедленного исполнения судебных решений сохранился и был воспринят из старого Гражданского процессуального кодекса Казахской ССР от 28 декабря 1963 г. (далее – ГПК КазССР).

Иначе говоря, сложившийся к настоящему моменту механизм немедленного исполнения судебных решений сформировался ещё в советское время.

Обратимся к нормам действующего ГПК, регламентирующим немедленное исполнение судебных решений.

Согласно пункту 1 статьи 236 ГПК ("Исполнение решения"), решение в порядке, установленном законом, приводится в исполнение после вступления его в законную силу, кроме случаев немедленного исполнения.

В соответствии со статьёй 237 ГПК немедленному исполнению подлежат решения: 1) о присуждении алиментов; 2) о присуждении работнику заработной платы, но не свыше чем за три месяца; 3) о восстановлении на работе; 4) о возмещении вреда, причинённого увечьем или иным повреждением здоровья, а также потерей кормильца, но не более чем за три месяца.

В ГПК КазССР категория дел, по которым было обязательно применение немедленного исполнения решений, была несколько ýже. Так, согласно статье 207 ГПК КазССР [2], немедленному исполнению подлежит решение: 1) о присуждении алиментов; 2) о присуждении рабочему или служащему заработной платы, но не свыше чем за один месяц; 3) о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведённого работника.

В определённой мере механизм немедленного исполнения судебного решения урегулирован также постановлением Пленума Верховного суда РК "О применении судами некоторых норм гражданского процессуального законодательства" № 9 от 30 июня 2000 г. [3] (с изменениями и дополнениями, внесёнными постановлением Пленума Верховного суда РК "О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного суда Республики Казахстан "О применении судами некоторых норм гражданского процессуального законодательства" от 30 июня 2000 года" № 15 от 30 октября 2000 г. [4]) (далее – Постановление от 30 июня 2000 г.).

Согласно пункту 24 Постановления от 30 июня 2000 г., решения о присуждении алиментов; о присуждении работнику заработной платы, но не свыше чем за три месяца; о восстановлении на работе; о возмещении вреда, причинённого увечьем или иным повреждением здоровья, а также потерей кормильца, но не более чем за три месяца, подлежат немедленному исполнению в силу указания закона (ст. 237 ГПК РК). Поэтому исполнение этих решений не может быть приостановлено, отсрочено или рассрочено.

Кроме обязательных случаев немедленного исполнения судебного решения, установленных законодательством РК, ГПК предусматривает случаи, когда приведение решения к немедленному исполнению отнесено к судебному усмотрению (праву суда или судьи).

Так, согласно пункту 1 статьи 238 ГПК, суд может по просьбе истца обратить к немедленному исполнению решение, если вследствие особых обстоятельств замедление в исполнении решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или исполнение решения может оказаться невозможным.

В соответствии с пунктом 19 постановления Пленума Верховного суда РК "О некоторых вопросах применения судами законодательства о браке и семье при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей" № 17 от 22 декабря 2000 г. при наличии исключительных оснований суд в соответствии со статьёй 238 ГПК РК вправе по просьбе заявителя обратить решение к немедленному исполнению, изложив мотивы, по которым он пришёл к выводу о необходимости немедленного исполнения решения суда (например, требуется срочная госпитализация усыновлённого для проведения курса лечения или оперативного вмешательства и промедление ставит под угрозу жизнь и здоровье ребёнка) [5].

В ГПК КазССР категория дел, по которым суд был вправе обратить решение к немедленному исполнению по своему усмотрению, была значительно шире.

В частности, в соответствии с частью 1 статьи 208 ГПК КазССР суд может обратить к немедленному исполнению полностью или в части решение: 1) о присуждении платежей в возмещение вреда, причинённого увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца; 2) о присуждении вознаграждения, причитающегося автору за использование его авторского права, автору открытия, изобретателю, имеющему авторское свидетельство, за использование его изобретения и автору рационализаторского предложения за его предложение; 3) по искам, признанным ответчиком при рассмотрении дела; 4) по всем другим делам, если вследствие особых обстоятельств замедление в исполнении решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или если исполнение может оказаться невозможным.

Очевидно, законодатель счёл необходимым несколько сузить категорию дел, по которым было возможно обращение судебного решения к немедленному исполнению по усмотрению судьи.

В теории гражданского процесса случаи, перечисленные в статье 237 ГПК, именуют "обязательным немедленным исполнением", а исполнение, допускаемое в соответствии с пунктом 1 статьи 238 ГПК (по усмотрению судьи), – "факультативным немедленным исполнением".

Кстати, обращает на себя внимание следующий момент. Если в ГПК КазССР было чётко определено право суда к полному или частичному обращению решения к немедленному исполнению, в ныне действующем ГПК не говорится прямо, вправе ли судья обратить вынесенное им решение к немедленному исполнению полностью или в определённой части.

На наш взгляд, фактический пробел в определении судом объёма подлежащего немедленному исполнению решения (полностью или частично) не способствует обеспечению законности правосудия, поскольку решение этого вопроса автоматически переходит в сферу судебной дискреции (усмотрения), что нарушает один из важных принципов права, согласно которому государственным органам (к числу которых относятся и суды) разрешено лишь то, что прямо предусмотрено законом.

К немедленному исполнению, согласно законодательству РК, могут быть обращены не только судебные решения, но и другие судебные постановления. Так, согласно статье 161 ГПК, определение об обеспечении иска приводится в исполнение немедленно в порядке, установленном для исполнения судебных решений.

Кстати, надо сказать, что судьи не всегда обращают к немедленному исполнению решения по тем категориям дел, где немедленное исполнение, согласно ныне действующему законодательству РК, обязательно. Во всяком случае, мне известно несколько решений по делам о взыскании работником заработной платы с работодателя, где судьи не обращали решение о взыскании заработной платы к немедленному исполнению и вынесенные решения вступали в законную силу в общем порядке.

Рассмотрим нормы процессуального законодательства РК, касающиеся немедленного исполнения судебных решений, применительно к конкретному гражданскому делу, участником которого мне довелось быть.

Суть гражданского спора состояла в том, что одно юридическое лицо, обвиняя два других в причинении имущественного и неимущественного ущерба путём уничтожения имущества, требовало возмещения вреда.

Ходатайство с просьбой о немедленном исполнении решения было подано истцом за день до предполагаемого вынесения решения. Интересно, что истец ходатайствовал о немедленном исполнении решения в соответствии со статьей 237 ГПК, ссылаясь на то, что в результате причинения вреда пострадавшее юридическое лицо (взыскатель) длительное время лишено возможности выплачивать заработную плату своим работникам.

Как мы знаем, статья 237 ГПК в самом деле предусматривает, что обязательному немедленному исполнению подлежат решения о присуждении работнику заработной платы.

Естественно, ответчики категорически возражали против применения немедленного исполнения решения по данному делу, как не подпадающему под категорию дел, предусмотренных статьёй 237 ГПК. Тем не менее прокурор, участвовавший в деле также в качестве истца, не утруждая себя какой-либо аргументацией, по предложению суда дал такое заключение, согласно которому ходатайство истца о немедленном исполнении решения в порядке статьи 237 ГПК является законным и обоснованным.

Суд вынес решение и, удовлетворив ходатайство, обратил его (решение) к немедленному исполнению. Об удовлетворении ходатайства было указано непосредственно в тексте решения по делу. Причём суд указал в решении, что, удовлетворяя ходатайство истца о немедленном исполнении решения, он руководствуется пунктом 1 статьи 238 ГПК.


Случайные файлы

Файл
146498.doc
158068.rtf
11301-1.rtf
20676.rtf
5044-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.