Суд и власть (14144-1)

Посмотреть архив целиком

Суд и власть

Как известно, суд -сам властный орган. Бесспорно, он наделен всеми атрибутами власти государственной, которая, в соответствии со ст. 10 Конституции России, разделена на законодательную, исполнительную и судебную.

Меня интересуют, в данном случае, отношения суда, а еще точнее, отдельных судей при отправлении ими правосудия и остальных ветвей власти, должностных лиц во власти с, так сказать, властной "элитой", в которую вовсе не обязательно входят лишь чиновники администраций, либо должностные лица силовых структур.

Недавно я был приглашен на заседание вновь создаваемого клуба, в который входят представители "малого бизнеса". Было досадно слушать одного из выступавших, который очень критически отнесся к способности суда справедливо и законно решать какие-либо дела вообще тогда, когда в процессе гражданину противостоит администрация.

Такое мнение я лично слышал не раз и не два... Слышал его от просто граждан, от своих родственников, как ни странно, от коллег, в том числе, занимающих руководящие должности в судах, от работников прокуратуры, от журналистов и депутатов... Как правило, приводились примеры, в которых судебные решения по подобным делам действительно подтверждали русскую пословицу "с сильным- не судись!"

Неужели и правда, все так печально, и суд- марионетка в руках исполнительной и законодательной власти?

Думаю, что вопрос сложнее и зависит он, главным образом, от личности самих судей, от того, насколько они "пугливы", либо, напротив, готовы противостоять административному напору, а также все от того же реального требования общества к суду проявлять принципиальность и независимость. Поясню свою мысль.

В былые партийные времена ни один начальник какого угодно силового или административного органа и подумать не мог о том, чтобы публично порочить судебную власть, решение суда, решение прокурора и т.п. Это происходило потому, что все эти органы и лица рассматривались, как лица единой государственной власти, разделявшиеся лишь по своей компетенции, выполняемым задачам и уровню и объему работы. Все они входили в номенклатуру соответствующего комитета КПСС. Для одного из них порочить другого, означало рубить сук, на котором сидишь, поскольку, в таком случае, дискредитировалась вся государственная власть. Вместе с тем, в случае нарушения установленных правил и законов любым начальником, в том числе и судьей, реакция следовала неотвратимо и незамедлительно- над всеми стоял партийный комитет и его партийная комиссия, которые ,по сути, и являлись "гарантами" от злоупотреблений административных чиновников. Не буду сейчас спорить о том, что партийная верхушка "срослась", со временем, с административными и судебно-прокурорскими руководителями и не гарантировала от их "беспредела". Я рисую лишь принцип того механизма.

Сейчас ситуация несколько иная. Провозглашенный принцип разделения властей понят на деле так, что ветви власти стали оспаривать друг у друга полномочия и компетенцию, а следовательно, в порыве конкурентной борьбы и порочить друг друга. Основательно или безосновательно- это уже иной вопрос! По моему мнению, пресловутая "вертикаль исполнительной власти" однозначно толкуется представителями этой самой вертикали на местах, как наличие именно у них в руках верховной власти в их властном и территориальном "уделе". Различные "Главы" и руководители претендуют на верховную и окончательную роль по целому ряду судебных дел, в особенности когда они касаются Власти и лиц, с ней непосредственно связанных.

Отсюда многочисленные попытки открыто, либо косвенно влиять на нужные(не скажу, что на все) решения суда. Мои коллеги называют такие решения "политическими".

Вообще, политическим может быть сочтено любое решение, где задеты интересы лиц, так или иначе связанных с властными органами или обладающих реальным влиянием на эти органы. Так, мне самому приходилось решать "политические" дела, связанные с восстановлением на работе лиц, уволенных из администрации и ее подразделений; "политические" дела, связанные со спорами по земле депутатов местных выборных органов власти, "политическое" дело о защите чести и достоинства, поводом к которому явилось то, что один политический деятель, цитируя Пушкина А.С., неосторожно назвал другого на страницах газеты "сукиным сыном".

Считается, что по "политическим" решениям судья должен обязательно "советоваться" с руководством, "согласовывать" его. Как правило, решения по таким делам принимаются либо сразу- и неважно, полно, всесторонне, объективно ,и с соблюдением норм ГПК, или УПК РФ исследован вопрос в судебном заседании; либо сильно затягиваются для проведения "зондажа". Соответствующий судебный чин "улавливает", в какую сторону должна быть направлена его объективность и, в зависимости от этого, принимает решение. Обязательно согласовывается "поддержка" такого решения в вышестоящих инстанциях. Если судья, рассматривающий дело по первой инстанции, допускает "своеволие" и берет на себя смелость решать такое дело по закону и своему убеждению, без учета политической ситуации и мнения руководства, или иных властных структур, моментально включается механизм подковерного лоббирования для отмены этого решения. Причем вовсе необязательно, чтобы решение или принявший его судья порочились открыто и гласно(хотя это и не исключается).

Мне кажется, вся суть в том, что и власти исполнительные, и власти законодательные, и власти судебные внутренне не поняли и не приняли конституционного принципа разделения властей, взаимного невмешательства и взаимного контроля за соблюдением закона и баланса прав Государственной власти и гражданских прав. Они продолжают вести себя, как единая Власть- "связанные одной целью, скованные одной цепью", несмотря на некоторые разногласия и борьбу между собой. Сейчас, 10 лет спустя, в пореформенной России наметился некий баланс между властными субъектами. Дескать, "каждый сверчок, знай свой шесток!" Новейшая разновидность "сословно-удельного княжения".

При ней, например, прокурор или Глава администрации, а то и просто заметный человек в административно-властной системе, будь то Депутат, Председатель какого-либо Фонда или ректор какого-либо ВУЗа, в котором учатся дети местной номенклатуры, может предложить Председателю суда проконтролировать в нужном направлении вынесение того или иного решения. А если вдруг судья почему-либо проявляет самостоятельность, "заартачился", стал "неуправляемым", то дело у него, скорее всего, просто заберут и передадут другому судье. Причем самого судью при этом никто и не спросит. Своего рода "административный отвод" от конкретного дела, пример конкретного вмешательства в отправление правосудия председателя суда, которое также недопустимо, как и любое иное вмешательство.

Правда, может быть и так, что интересы судебной системы разойдутся, по тем или иным причинам, с позицией правоохранительных органов или административной власти(если, конечно, вопрос не вышел на самый "верх"). Тогда судебная система, в определенных пределах, проявит самостоятельность по конкретному делу. Но в таком разе, она компенсирует этот случай самостоятельности фактами послушания, согласования по другим делам- "пойдет навстречу", сохраняя и поддерживая баланс интересов.

В настоящий момент, Президент страны, усиливая "вертикаль исполнительной власти", возможно, того не желая, создает перекос в сложившейся относительной гармонии властей на местах в пользу исполнительной власти. При этом, надо отметить, что русским людям вообще, а чиновникам, в особенности, не свойственно чувство меры. Они сочли, что усиление власти исполнительной означает их право ослабить власть судебную. Следовательно, можно открыто заявить, что "Мы,(тот или иной чиновник) в зависимости от той или иной обстановки отменим или оставим без изменения то или иное судебное решение!" Решение суда можно открыто назвать "росчерком пера чиновника", "предварительным", "незаконным", сделать публичные намеки на заинтересованность судьи, причем, абсолютно бездоказательно. Можно публично перед средствами массовой информации на весь регион пообещать разобраться с судьей, абсолютно не вникая в суть дела и не видя самого судебного решения. Хотя такими высказываниями и действиями своих представителей исполнительная власть подрывает авторитет власти судебной, демонстрирует открытое вмешательство в судебную деятельность, показывает зависимость судебных решений от воли чиновника иной ветви власти.

При этом, решительно все за "независимый, сильный, авторитетный суд"!

Но понимание этой независимости напоминает мне слова частушек 30-летней давности: "Ах, где мне взять такого мужа, чтобы ни пил, и не курил, и что б домой свою зарплату всю до копейки приносил! И что б у клуба заводского его другая не ждала!.."

Боюсь, что совместить несовместимое нельзя. Нельзя требовать от суда независимости, самостоятельности и принципиальности, в то же время ожидая от него управляемости при решении конкретных дел, потакания "политической ситуации" и т.п.

Либо мы строим жестко централизованную судебную пирамиду, подчиненную по вертикали соответствующему Председателю суда и вышестоящим судьям, а те в свою очередь, так же жестко подчиняются своим вышестоящим коллегам, приказы(простите, "советы" и "консультации") которых не обсуждаются, а выполняются? В таком случае, может ли конкретный суд при разрешении конкретного дела проявлять принципиальность в защите гражданских прав, если на другую чашу весов ляжет пресловутая "политика"?


Случайные файлы

Файл
13339-1.rtf
31627.rtf
126109.rtf
169174.rtf
71094.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.