Правовая природа безналичных денег (13981-1)

Посмотреть архив целиком

Правовая природа безналичных денег

Данная проблема возникла с момента принятия второй части ГК, которая, в частности, регулирует отношения, связанные с банковским счётом и, пожалуй, впервые в отечественном законодательстве – правоотношения, которые возникают при расчётах. В настоящее время в юридической литературе наметились две основные теории, которые по-разному объясняют правовую природу безналичных денег. Одни учёные признают за ними вещно-правовое начало, другие, наоборот – считают, что безналичные денежные средства имеют больше обязательственный характер. Рассмотрим последовательно обе теории.

Автором первой из них является Новосёлова Л.А.. Сразу отметим, что она нам представляется наиболее удачным вариантом решения проблемы правовой природы безналичных денег. Основной тезис – безналичные деньги есть ничто иное, как право требования клиента к банку, и носит это право обязательственный характер. Л.А. Новосёлова достаточно убедительно аргументирует свою позицию: данные права:

"а) могут быть реализованы только в результате действий банка-кредитора;

б) круг участников правоотношения заранее установлен договором банковского вклада;

в) нарушение данного права возможно только со стороны лица, с которым заключено соглашение; (относительные правоотношения – характерные для обязательственного права – прим. М.М.),

г) у клиента отсутствует право следования на переданные банку наличные деньги, так как отсутствует материальная вещь, за которой право может следовать;

д) права в отношении банка устанавливаются по воле участников отношений, в силу договора банковского вклада (счета)."1

Посмотрим, какие основные недостатки видят в данной теории её противники. Так Л. Ефимова пишет: "Если исходить из того, что безналичные деньги - только обязательство банка предоставить клиенту наличные деньги … придется признать, что банк может возложить на себя обязательство выплатить клиенту наличные деньги в какой угодно сумме, причем ее предельный размер не ограничен." Может то он может, только сразу напрашивается вопрос, какой нормальный банк, будет в одностороннем порядке безгранично увеличивать свои пассивы? С момента предъявления в банк, например, платёжного поручения, у банка появляется денежное обязательство перед клиентом – выплатить определённую в этом платёжном поручении сумму. До тех пор пока он её не выплатит или не зачислит на соответствующий счёт, за ним эта обязанность будет сохраняться. Более того, сама г-жа Ефимова далее сама себе противоречит, указывая, что "возможности банка по увеличению остатка средств на счете клиента или переводу на счет в другой банк ограничиваются наличием средств на корреспондентском счете и в кассе этого банка. А общая сумма указанного имущества у всех коммерческих банков Российской Федерации не может быть больше, чем общий объем кредитной и налично-денежной эмиссии Центрального банка РФ." Так может ли банк произвольно увеличить размер своей задолженности перед клиентом в неограниченном размере? Очевидно, что нет.

Далее, г-жа Ефимова продолжает: "рассматривая безналичные деньги как обязательства банков, а не как деньги, мы можем прийти к еще одному абсурдному выводу. Известно, что ныне примерно 80-90 процентов всех расчетов по заключенным сделкам происходит в безналичном порядке. Но тогда следует признать, что подавляющая часть расчетов производится путем перевода обязательств с одних банков на другие. Если же при этом не поддерживать точку зрения о том, что обязательства банков и есть деньги, то сам собой напрашивается следующий вывод: мы являемся обществом без денег. Само собой разумеется, он неверен: товарно-денежные отношения еще никто не отменял." И здесь мы вынуждены не согласиться с уважаемым автором. Во первых, в теории Л.А. Новосёловой указывается на то, что "особенностью "денежных средств на банковском счете" как самостоятельного объекта гражданского права является его двойственная природа, определяемая тем, что указанный вид имущества, с одной стороны, является обязательственным правом владельца счета в отношении банка; с другой стороны, в отношении третьих лиц может выступать как средство платежа и, следовательно, выполняет роль денег."2 А деньгами в экономическом смысле выступать может любое имущество. По этому поводу Л.А. Лунц писал: "Сложность понятия денег заключается в том, что деньги, как показал Маркс, не только вещи, по поводу которых возникают общественные (в частности правовые) отношения, но они прежде всего сами – форма общественных отношений. Это становится ясным, если понять учение Маркса о сущности товара как меновой стоимости и о происхождении денег из товара".3 Во-вторых, в соответствии со ст. 140 ГК платежи осуществляются путём наличных и безналичных расчётов. Следовательно, признать, что мы общество без денег, т.к. товарно-денежные отношения (надо отметить, что это больше экономическая характеристика, нежели юридическая) никто не отменял, мы не можем. В силу этих же товарно-денежных отношений мы как раз и являемся обществом с деньгами.

Схожие возражения выдвигает и О.М. Олейник. Анализируя понятие законного платёжного средства в аспекте рассматриваемой теории, когда таким, в соответствии с законодательством РФ, признаются только наличные денежные средства, она, по её собственному замечанию, пытается довести данную мысль до конца и приходит к следующим выводам: может сложиться безвыходная ситуация, когда "контрагент по любому договору может не согласиться на платежи в безналичной форме, а для платежей наличными существуют нормативные ограничения…".4 И исходя из этого, делается вывод о том, что безналичные деньги являются законным платёжным средством. Но как справедливо отмечает Л.А. Новосёлова такое отождествление недопустимо. Т.к. если наличные денежные средства обязательны к приёму по номинальной стоимости, то в отношении безналичных денежных средств такое предписание отсутствует. "Практические последствия очевидны при неплатёжеспособности банка право не обеспечивает владельцу счёта получение ценностей, равной отражённой на счёте суммы." Безналичные деньги действительно исполняют функции денег, таковыми не являясь, кроме того, судебная практика исходит из того, что денежное обязательство считается надлежащим образом исполненным в момент зачисления денег на счёт контрагента по договору. Вопрос о том, можно ли считать безналичные денежные средства – законным средством платежа –не нов. Ещё Л.А. Лунц писал по этому поводу: "… в этих случаях кредитор взамен наличных денег приобретает право требования на деньги. Нельзя ли из этого сделать вывод, что предметом денежного обязательства могут быть не только денежные знаки, но и право на получение денег (тем самым, ещё тогда учёный признал безналичные деньги – правом требования, а не вещами – прим. М.М.)? На этот вопрос следует ответить отрицательно. … это всё лишь модусы исполнения".

Ещё одним возражением является как раз то, что ГК, впрочем, как и всё гражданское законодательство в целом, не видят различий между наличными и безналичными деньгами. Как пишет Трофимов К.: "использование законодателем наряду с понятием "деньги" понятий "денежные средства" или "денежные суммы" носит чисто филологический, а не юридический характер." "Статья 128 ГК называет деньги в числе объектов гражданских прав, относя их к вещам. Естественно, что вещами могут выступать только наличные деньги (металлические или бумажные). Право собственности на наличные деньги (ст.140 ГК) сомнению не подвергается. Что же происходит с этим правом собственности, когда клиент сдает деньги в кассу банка для зачисления на свой расчетный (вкладной и т.д.) счет?"5 По мнению автора, право собственности на данные средства сохраняется и не может трансформироваться в обязательственное, т.к. ст. 235 ГК РФ, регулирующая основания прекращения права собственности не содержит оснований, "согласно которым можно сделать вывод о прекращении права собственности у физических или юридических лиц, сдающих наличные деньги в банк (равно как и ст.218 не содержит оснований для приобретения банком права собственности на деньги клиента)." Посмотрим на ст. 235 ГК РФ по внимательнее: "Право собственности прекращается при отчуждении ( здесь и далее выделено мною – М.М.) собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом." И ст. 218 ГК РФ: " Право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества." Почему мы не можем рассматривать договор банковского счёта или договор на расчётно-кассовое обслуживание, как его иногда называют, в качестве основания отчуждения и соответственно приобретения (со стороны банка) права собственности на наличные денежные средства, и возникновения в силу этого же договора у клиента права требования к банку. Разве этот договор чем-нибудь противоречит действующему законодательству? Полагаем, что нет.

Нам могут возразить, что данная точка зрения не выдерживает критики, когда изначально денежные средства поступают на счёт в безналичной форме. Почему нет? Опять же в силу договора банковского счёта у клиента возникает право требования. Возражения могут быть основаны на определении правовой природы процесса "перехода" данных безналичных денег. Критики данной теории отмечают, что ни одна из существующих конструкций не подходит для объяснения природы банковского перевода с позиции теории права требования. Правда необходимо отметить, что взамен опять же ничего не предлагается.


Случайные файлы

Файл
162355.rtf
91716.rtf
12464.rtf
124331.rtf
160113.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.