Процессуальные вопросы третейского разбирательства в России (13955-1)

Посмотреть архив целиком

Процессуальные вопросы третейского разбирательства в России

Разрешение споров третейскими судами получило в России достаточно широкое распространение, чтобы можно было сделать некоторые выводы по ряду проблем третейского разбирательства вызванных недостаточным нормативным регулированием этого способа разрешения споров.

На сегодня, деятельность третейских судов в России осуществляется на основании следующих нормативных актов: "Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров" и "Положения о третейском суде" (Приложение к ГПК РФ). При этом, первое содержит всего 26 статей и регулирует только наиболее важные вопросы третейского разбирательства, а второе безнадежно устарело и никоим образом не соответствует современному законодательству. Учитывая, что закон "О международном коммерческом арбитраже" регулирует третейское разбирательство с участием иностранных юридических лиц и граждан, вопросы касающиеся его применения остаются за пределами данной статьи.

Место третейского суда в судебной системе России

Первый вопрос, - какое место занимает третейский суд в судебной системе России. В вышеуказанных нормативных актах ответ на этот вопрос не содержится. Следовательно, ответ следует искать в иных нормативных актах.

Определяя органы, осуществляющие судебную защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав, ст.11 ГК РФ указывает в качестве такого органа третейский суд наряду с арбитражным судом или судом общей юрисдикции. В то же время, органы осуществляющие судебную власть на территории России от имени государства исчерпывающе определены в ст.118, 125-127 Конституции РФ. Более того, в силу п.1, п.2 ст. 118 Конституции правосудие в России осуществляется только судом, а судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Исходя из совокупности этих норм, можно сделать следующий вывод - являясь органом осуществляющим судебную защиту нарушенных или оспоренных прав, третейский суд не осуществляет правосудие и не входит в судебную систему России.

Возникает вопрос, какова в таком случае роль третейского суда? Ответ на эти вопросы явным образом не содержится ни в одном нормативном акте, однако исходя из совокупности его правомочий, видимо следует считать третейский суд особым судебным органом разрешающим спор между сторонами и выносящим свое заключение по спору в виде решения. При этом, такое решение влечет установленные законом последствия: 1) сторона в пользу которой вынесено решение вправе обратиться в суд для принудительного исполнения решения; 2) орган судебной власти (арбитражный суд), осуществляя правосудие, уже не пересматривает решение по существу, а лишь контролирует соблюдение требований предъявляемых к нему законом.

Двойственное положение третейских судов приводит и к другим последствиям. Так, на третейских судей не распространяются гарантии и правомочия, которые гарантируются государственным судьям (несменяемость, неприкосновенность, материальные гарантии деятельности). Это не дает третейскому суду права требовать от организаций и граждан исполнения его поручений и запросов, например по предоставлению сведений, составляющих коммерческую тайну и/или информации, которую государственные органы и организации не вправе сообщать кому-либо без согласия лиц, которых эта информация касается. Что касается общедоступной информации, то в соответствии главой 3 Закона "Об информации, информатизации и защите информации" государственные органы по требованию третейского суда обязаны ее предоставить как впрочем и по требованию любого другого лица.

Таким образом, третейский суд являясь органом осуществляющим защиту нарушенного права, тем не менее, не может быть признан судом осуществляющим правосудие, в результате чего правомочия третейского суда существенно меньше, чем судов государственной судебной системы.

Соотношение третейской оговорки с другими условиями договора

Следующая проблема - это вопрос об "автономности" третейской оговорки, то есть ее независимости от других условий договора, в котором она содержится. На первый взгляд, этот вопрос исчерпывающе решен в ст.3 "Временного положения..." где установлено, что признание не действительным договора не влечет недействительности содержащейся в нем третейской оговорки. То есть, третейская оговорка рассматривается как соглашение сторон не зависящее от других условий договора, как договор в договоре. Ведь, в отличии от иных условий договора регулирующих в основном материально-правовые отношения сторон, третейское соглашение это прежде всего соглашение по процессуальным вопросам.

Итак, принцип "автономности" третейской оговорки закреплен законодательно. Но это вовсе не означает, что третейская оговорка никогда не разделяет юридическую судьбу договора, в котором она содержится. Ведь законом установлены различные основания недействительности сделок, в том числе и такие, на основании которых третейская оговорка может быть признана недействительной при сохранении действительности других условий договора, недействительной вместе с договором, действительной, несмотря на недействительность остальной части договора.

Например, по основаниям установленным ст. 174 ГК РФ (при отсутствии у лица подписавшего третейское соглашение права на передачу дела в третейский суд) третейское соглашение может быть признано недействительным при действительности договора. Отдельно необходимо отметить случай ничтожности третейской оговорки по общим основаниям (ст. 168 ГК). В этом случае также возможна недействительность третейской оговорки при действительности договора в целом. В качестве примера можно привести случай, заключения соглашения о реструктуризации задолженности перед бюджетом. Поскольку такое соглашение не является гражданско-правовой сделкой, то передача спора по ней на разрешение третейского суда противоречит ст. 23 АПК и ст. 1 "Временного положения". Следовательно, третейское соглашение как противоречащее закону ничтожно.

В случаях мнимой сделки, сделки совершенной недееспособным, малолетним (ст. ст. 170-172 ГК РФ) третейская оговорка содержащаяся в договоре недействительна (ничтожна) вместе с договором.

В большинстве иных случаев, например недействительности сделок по основаниям предусмотренным ст. ст. 173 " 179 ГК РФ, третейскую оговорку видимо следует признать действительной, несмотря на недействительность договора. Такое последствие вытекает из того, что вышеперечисленные статьи ГК содержат основания признания недействительными оспоримых сделок. А, в силу ст. 166 ГК РФ, до тех пор, пока такая сделка не признана недействительной судом, она действительна. Поэтому в данном случае именно третейский суд должен будет рассматривать иск о признании ее недействительной. Тот же вывод следует из ст. 8 "Временного положения", где установлено, что третейский суд самостоятельно решает вопрос действительности третейского соглашения.

Если сгруппировать случаи недействительности третейского соглашения, то их все можно разбить на три группы:

1) Недействительность в силу установленной законом ничтожности, в связи с отсутствием дееспособности совершившего ее лица; 2) Недействительность в силу лишения лица заключившего сделку права передачи спора в третейский суд; 3) Недействительность в силу ее ничтожности по общим основаниям (ст. 168 ГК).

Необходимо отметить, что поскольку статья посвящена теоретическим проблемам, в ней проигнорирована невозможность передачи спора на разрешение третейского суда где одной из спорящих сторон является гражданин не имеющий статуса предпринимателя, а с другой юридическое лицо, а также различное регулирование порядка формирования третейского суда и разрешения им спора в случае, когда обе спорящие стороны граждане не предприниматели. Проект закона "О третейских судах в Российской Федерации" устраняет все эти противоречия, поэтому определенные допущения в выводах сделанных выше вполне оправданны.

Помимо недействительности, следует рассмотреть также случаи незаключенности третейской оговорки и договора в целом. Исходя из принципа "автономности" третейской оговорки, а также ранее сделанного вывода о том, что третейская оговорка это по существу договор в договоре, можно сделать вывод о том, что возможны три варианта незаключенности третейской оговорки и остальной части договора:

1) третейская оговорка является заключенной, а договор нет; 2) третейская оговорка является не заключенной, хотя договор заключен. 3) третейская оговорка и договор являются не заключенными.

При этом, необходимо выявить, в каких случаях третейская оговорка является не заключенной. Поскольку она по своей правовой природе также является договором, на нее распространяются требования установленные ст. 432 ГК РФ. То есть она считается заключенной, когда стороны в письменной форме достигли соглашения по всем существенным условиям договора. К таковым ГК всегда относит предмет договора. Учитывая, что предмет договора то, на что направлена сделка, применительно к третейскому соглашению его предметом является круг споров, которые стороны передают на разрешение третейского суда. Следовательно, если круг споров передаваемых на разрешение третейского суда не определен, третейское соглашение не может считаться заключенным, даже если стороны пришли к соглашению относительно третейского суда в котором они хотят рассмотреть дело.

Например, если одна из сторон предлагает передать на разрешение скажем "Сибирского третейского суда" спор о размере причитающейся ей неустойки по договору, а другая, соглашаясь с предложенным третейским судом, готова передать на его разрешение только все споры по данному договору, очевидно, что в этом случае третейское соглашение следует считать не заключенным.


Случайные файлы

Файл
117534.rtf
14536.rtf
73063-1.rtf
96658.rtf
159911.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.