Вещно-правовые способы в системе защиты гражданских прав (13911-1)

Посмотреть архив целиком

Вещно-правовые способы в системе защиты гражданских прав

Латыев Александр Николаевич, аспирант кафедры предпринимательского права Уральской государственной юридической академии. [*]

1. Особенности вещно-правовых способов защиты

Одна из характерных черт вещных прав, закрепленная в ст. 216 ГК РФ, заключается в возможности их защиты с помощью особых вещно-правовых исков. Вообще, защищенность является имманентно присущим всякому субъективному праву качеством, делая реальной их осуществимость. Формы и способы защиты могут быть самыми разными. Применительно к гражданским правам в наиболее общем виде способы их защиты закреплены в ст.12 ГК РФ. В то же время особенности защищаемых прав оказывают непосредственное воздействие на конструкции охранительных отношений, в связи с чем практически в каждом институте гражданского права предусмотрены специальные нормы о защите соответствующих прав. Так, защите чести, достоинства и деловой репутации служит опровержение порочащих сведений, автор может требовать изъятия контрафактной продукции или ее уничтожения, кредитор по обязательству – принудительного его исполнения в натуре. Так же и носители вещных прав могут пользоваться особыми средствами юридической защиты, которые направлены на восстановление положения, существовавшего до нарушения, и могут рассматриваться как развивающие положения абз.3 ст.12 ГК РФ. «В этих случаях – пишет Р.О. Халфина, - восстановление нарушенного права реализуется самым непосредственным образом, правоотношение восстанавливается в своем первоначальном виде» [1]. Наличие в правовой системе такого рода средств защиты представляется нам естественным, однако, как показано И.А. Покровским, оформление принадлежности тех или иных благ определенным лицам с помощью субъективных прав «отнюдь не является для человечества исконным и, так сказать, прирожденным: оно созидалось с трудом путем медленного исторического процесса. Оно было одним из первых требований развивающейся личности, и создание его явилось в реальной исторической обстановке прошлого важнейшей победой для этой последней» [2]. Необходимой предпосылкой этого является отношение лица к объекту права как к своему, достигаемое лишь при достаточном развитии правовых понятий. В архаических правовых системах «не столько право истца на вещь, сколько деликт ответчика служит основанием иска» [3]. Наследие того времени можно найти в английском праве, поныне знающем деление на real и personal property [4], из которых последняя защищается по деликтному принципу [5]. Вещно-правовая защита же, наоборот, дается против всякого нарушителя, что естественно для абсолютных прав, и направлена она на восстановление нарушенного права в состоянии, наиболее близком к тому, которое было до его нарушения.

Нарушение вещного права, вызывающее к действию вещно-правовую защиту, является условием, выделяющим из неограниченного круга обязанных лиц одного ответчика, порождая новое – относительное – правоотношение. Но, хотя «притязания из абсолютных прав содержат в себе, несомненно, нечто подобное правам по обязательствам» [6], они «всегда остаются зависимыми от тех прав, из которых они возникли (выделено автором. – А.Л.), и обсуждаются различно, смотря по тому, из какого права каждое из них возникло» [7]. Зависимость эта проявляется, в частности, в том, что физическое уничтожение вещи до начала или даже во время процесса исключает удовлетворение вещных требований, открывая бывшему собственнику возможность для заявления деликтных требований. Далее, наличие относительного правоотношения между носителем вещного права и его нарушителем не прекращает самого абсолютного вещного права и не меняет его содержания, а потому и переход истребуемой вещи к другому владельцу должен повлечь прекращение прежнего притязания и возникновение нового – в отношении нового ответчика – этакое «право следования наоборот». В связи с этим несколько озадачивает известная как римскому праву [8], так и некоторым современным законодательствам [9] фигура фиктивного владельца, т.е. лица, которое, не обладая истребуемой по виндикационному иску вещью, выдает себя за владельца (как правило, с целью сокрытия истинного местонахождения имущества) либо отчуждает спорную вещь до вынесения судом решения. Недобросовестность поведения такого ответчика оправдывает проигрыш им дела, однако удовлетворение иска к нему ставит не только вопрос о способе исполнения судебного решения, но и о дальнейшей правовой судьбе вещи, оставшейся во владении неуправомоченного лица. Считать ли с этого момента право собственности перешедшим к фактическому владельцу или нет? Если нет, то следовало бы допустить предъявление нового иска к другому ответчику, удовлетворение которого повлекло бы неосновательное обогащение виндиканта, получившего и оценку вещи по первому иску, и саму вещь – по второму. Причем неосновательно такое обогащение лишь с материальной точки зрения, формально оно оправдано: и в том, и в другом случае имущество получено во исполнение решения суда, а оснований для отмены какого-нибудь из них не имеется. Отечественное законодательство не заставляет нас отвечать на эти вопросы, не допуская удовлетворение виндикационного иска в отношении лица, не владеющего спорным имуществом [10]. Впрочем, указанные вопросы могут возникнуть в силу положений уже не материального, а процессуального права, предусматривающего на случай невозможности исполнения решения о присуждении имущества в натуре взыскание с ответчика его стоимости (ст.200 ГПК РСФСР, ст.205 проекта ГПК РФ).

Ярчайшим проявлением особенностей объектов вещных прав является сама конструкция наиболее распространенного средства вещно-правовой защиты – виндикационного иска, направленного на восстановление нарушенного владения. Необходимо отметить, что негаторный иск представляет собой, по большому счету, лишь воспроизведение общего правила абз.3 ст.12 ГК о возможности защиты гражданских прав путем «восстановления положения, существовавшего до нарушения прав, и пресечения действий, нарушающих право». Другое требование, особо оговоренное в ГК некоторых стран СНГ – о признании права собственности [11] - наш законодатель выделять не стал, справедливо полагая его ничем не отличающимся от названного в абз.2 ст.12 ГК РФ способа защиты гражданских прав – их признания. Виндикация же в системе защиты вещных прав занимает совершенно особое место, что подтверждается и «остаточной» формулировкой ст.304 ГК, по правилам которой вещные права защищаются от иных, не связанных с лишением владения, нарушений и «экзотическим», по словам В.В. Витрянского, характером негаторных исков в судебной практике [12]. Именно пространственная ограниченность и самостоятельное, не зависящее от человеческой воли существование объектов вещных прав предопределяет, с одной стороны, возможность владения вещами, а с другой стороны – и возможность лишения владения, нахождения имущества в руках неуправомоченных лиц. Исходя из этого обстоятельства и строится защита вещных прав.

В связи со сказанным нельзя согласиться с В.В. Витрянским, допускающим наряду с виндикацией защиту права собственности с помощью самостоятельного иска о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права [13]. Правила ст.301-303 ГК являются lex specialis [14] по отношению к правилам абз.3 ст.12 ГК РФ и исключают применение последних.

2. Защита ограниченных вещных прав

Правила гл.20 ГК РФ сформулированы в первую очередь применительно к праву собственности и лишь п.4 ст.216 и корреспондирующей ему ст.305 ГК распространены на другие вещные права. Такую формулировку можно считать данью традиции. Известно, что в римском праве, давшем нам конструкции виндикационного и негаторного исков, они предоставлялись именно собственникам имущества. Чего стоит хотя бы фраза из ритуального заявления виндиканта, открывавшего древний легисакционный процесс: «Meum esse aio [15]». Носителям же других вещных прав предоставлялись построенные по аналогии с собственническими actiones negatoriae utiles [16], либо имевшие собственные названия, но сконструированные по модели виндикации actio confessoria, actio vectigalis, actio de superficie, actio hypotecaria [17]. Дальнейшее правовое развитие показало, что указанные иски могут служить защите не только права собственности, но и других вещных прав. В связи с этим в 40-е - 50-е годы XX века видные советские юристы (А.В. Венедиктов, Ю.К. Толстой, Б.Б. Черепахин) предлагали выделять, наряду с виндикационным иском собственника (ст.59 ГК РСФСР 1922 г.), также более широкую категорию – иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, включающую абсолютные требования залогодержателя (ст.98 ГК'22), нанимателя (ст.170 ГК'22) и других законных владельцев [18]. Это предложение было услышано законодателем и уже Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. содержали ст.29 следующего содержания: «Права, предусмотренные статьей 28 настоящих Основ [19], принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом в силу закона или договора». Практически буквально эта норма была воспроизведена ст.157 ГК РСФСР 1964 г. Наконец, п.3 ст.54 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991г. дополнил эту формулировку указанием на некоторые виды вещных прав и прямым допущением применения таких средств и против собственника имущества.

В отечественной литературе довольно распространено представление о защите в порядке гл.20 ГК прав владельцев, получивших имущество по договору от собственника, как об особой форме защиты обязательственных прав, по практическим соображениям допускаемом «вторжении» в сферу обязательственных отношений чуждых им, в принципе, вещных элементов [20]. Очевидную несовместимость абсолютной вещно-правовой защиты с относительным характером обязательств зачастую пытаются объяснить «отраженным» или «внешним» действием обязательств [21], существование которого, однако, более чем сомнительно. Единственным разумным объяснением правилу ст.305 ГК РФ может быть лишь признание всякого титульного владения вещным правом.


Случайные файлы

Файл
4078.rtf
31063-1.rtf
30711.rtf
71060.rtf
sotchinenie.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.