Правовой статус арбитражных управляющих и их объединений в РФ (1142-1)

Посмотреть архив целиком

Правовой статус арбитражных управляющих и их объединений в РФ

Юрий Геннадьевич Курин

1. Начиная разговор об арбитражном управляющем, можно упомянуть о существующей путанице с используемой в законодательстве терминологией. Регулирующие банкротство законы, в том числе банкротство кредитных организаций, субъектов естественных монополий, используют термин «арбитражный управляющий». При этом в ведомственных нормативных актах нередко можно встретить термин «антикризисный управляющий» (например, РАСПОРЯЖЕНИЕ ФСФО РФ от 04.09.2000 № 128-р, ПРИКАЗ Миннауки РФ от 04.11.98 № 212). Законодательство не должно содержать двусмысленности и, поэтому, надо определить различия этих терминов или наоборот, обосновать их синонимичность.

В действующем законодательстве нет определения арбитражного управления. Всегда говорится о правах и обязанностях арбитражного управляющего, его ответственности и т.д. А между тем никто не может четко сказать, чем же он все-таки занимается. Что такое арбитражное управление? Чем отличается арбитражное управление от доверительного, от антикризисного, от менеджмента в юридическом лице? Это разные процессы, или это одно и тоже?

Кратко обозначим определяющие отличия между этими видами деятельности.

Арбитражное управление - это очень специфический вид деятельности, который заключается в управлении должником при реализации судебных процедур банкротства. Особенности арбитражного управления определяются законодательством о банкротстве.

Антикризисное управление, в свою очередь, подразумевает управление юридическим лицом в неблагоприятных условиях. При этом речь не обязательно идет о банкротстве, кризисная ситуация может возникнуть и за его пределами. Банкротство - это всегда кризис, а кризис - это не всегда банкротство.

Управление юридическим лицом осуществляется только в его интересах и в соответствии с целями определенными в учредительных документах. В то время как арбитражное управление преследует цели, определенные в законе о банкротстве, и в интересах всех участников банкротства.

Доверительное управление - это разновидность управления чужим имуществом в пользу третьего лица. Именно имуществом, а не юридически лицом, как в предыдущих случаях.

2. Неразбериха с терминологией позволила в действующем законодательстве провести отождествление арбитражного управления с предпринимательской деятельностью. С трактовкой статуса арбитражного управляющего в качестве предпринимателя можно было бы согласиться, если бы не ряд особенностей.

Во-первых, арбитражный управляющий действует для защиты разнонаправленных интересов участников банкротства, что придает его деятельности больший социальный характер, чем предпринимательству в чистом виде.

Во-вторых, арбитражный управляющий может быть ограничен в принятии решений государственными органами или собранием, комитетом кредиторов, что ограничивает его самостоятельность.

В-третьих, арбитражный управляющий в отличие от предпринимателя часть рисков может перенести на управляемого им должника.

В-четвертых, вознаграждение арбитражного управляющего зависит не от успеха его деятельности на рынке, а от решения государственного органа.

Существует противоположное мнение по вопросу статуса арбитражного управляющего. Оно заключается в том, что функции банкротства следует рассматривать исходя из их места в системе государственного управления. Они предоставляются арбитражному управляющему законодательством. Стало быть, арбитражный управляющий, хотя и обладает определенной долей самостоятельности при принятии решений в рамках банкротства, все его решения находятся в поле зрения (контроля) государственных органов и кредиторов. В этом случае можно говорить о так называемом делегировании государством части функций арбитражному управляющему, деятельность которого относится к системе координат государственного управления. Поэтому он приобретает особый статус государственного служащего, а не лица, выполняющего управленческие функции в юридическом лице. Подобный подход к проблеме подтверждается большим количеством примеров из практики, когда арбитражным управляющим назначался работник ФСФО.

Наделение арбитражного управляющего статусом индивидуального предпринимателя или статусом государственного служащего есть склонение к крайностям. Решение проблемы должно содержатся в «золотой середине». Для этого необходимо определить для арбитражного управляющего особый статус, который будет сочетать в себе необходимые элементы первых двух.

Из статуса предпринимателя можно было бы позаимствовать полную материальную ответственность, чтобы уменьшить риски, которым подвергаются участники процедур банкротства. Полная материальная ответственность должна также подкрепляться обязательным страхованием. Вознаграждение арбитражного управляющего необходимо поставить в зависимость от успеха его деятельности, а не от решения государственного органа.

Со стороны юридического статуса государственного служащего будет эффективным заимствование подробной регламентации полномочий арбитражного управляющего (создание профессиональных стандартов деятельности). Это позволит обеспечить четкость, однозначность, а главное - предсказуемость его действий при банкротстве. Предсказуемость в свою очередь придает любым отношениям стабильность.

3. Преобразование правового статуса арбитражных управляющих требует совершенно иных подходов к определению статуса их объединений.

В рамках действующего гражданского законодательства объединения арбитражных управляющих существуют в форме различных некоммерческих организаций, которые содействуют реализации антикризисной политики, обучают и защищают своих участников, оказывают им поддержку. Однако действующие объединения лишь косвенно участвуют в регулировании деятельности арбитражных управляющих, так как их решения не носят обязательного характера.

В процессе преобразований объединения арбитражных управляющих должны получить статус СРО. Это обеспечит более эффективное регулирование отношений по арбитражному управлению. СРО будут выступать промежуточным звеном между отдельными арбитражными управляющими и государственными органами. Государственные органы делегируют СРО часть государственных функций:

А) установление обязательных стандартов деятельности по арбитражному управлению;

Б) разработку правил и стандартов профессиональной этики во взаимоотношениях между арбитражными управляющими и их клиентами;

В) определение объективных требований для желающих вступить в СРО;

Г) надзор за выполнением установленных правил и стандартов;

Д) применение мер ответственности к нарушителям установленных правил и стандартов.

В рамках деятельности СРО должно также быть организовано третейское разбирательство.

При определенных условиях возможна передача СРО полномочий по лицензированию деятельности арбитражных управляющих, или вместо лицензирования использовать более мягкую систему входа на рынок - аккредитацию арбитражного управляющего при СРО.

Выполнение изложенных функций предполагает создание специальной внутриорганизационной структуры органов СРО. Наряду с привычными органами управления, такими как общее собрание, совет директоров и правление, предполагается образование органов по разработке стандартов деятельности, надзорных органов, и органов, налагающих меры ответственности. Необходимо также создание третейских судов.

4. Повышение эффективности регулирования деятельности арбитражных управляющих требуют не только изменения статуса арбитражных управляющих и их объединений, но и порядка приобретения этого статуса.

Действующий порядок приобретения статуса предусматривает следующие требования: 1) наличие высшего образования; 2) успешное прохождение специальных курсов; 3) регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя; 4) получение лицензии (это положение пока еще действует); 5) регистрацию в арбитражном суде; 6) назначение судом на должность.

Создание дополнительного (промежуточного) регулятора в виде СРО меняет существующий порядок приобретения статуса.

Одним из вариантов может служить следующая схема. В арбитражном суде будут вставать на учет не отдельные арбитражные управляющие, а СРО. Арбитражный суд, рассматривая дело о банкротстве, с учетом мнения кредиторов назначает управляющую компанию (СРО), а компания выбирает одного или нескольких арбитражных управляющих из числа своих участников. При этом ответственность за возможные убытки несет как назначенные управляющие, так и компания.

5. В настоящее время в законе о банкротстве существует пробел в связи с признанием несоответствующим Конституции РФ положений отдельных его статей. В первую очередь это касается назначения временного управляющего при принятии заявления о банкротстве и невозможности обжалования определений арбитражного суда.

Значение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 марта 2001 года № 4-П настолько велико, что сейчас в массовом порядке идет отмена определений арбитражных судов.

Пример из практики Федерального арбитражного суда Московского округа извлечение из Постановления № КГ-А40/4412-01 от 23 августа 2001 г.

«Суд апелляционной инстанции не учел положений Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 марта 2001 года N 4-П, что привело к не правильному применению п. 3 ст. 55 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и ст. 160 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Учитывая, что апелляционная жалоба заявителей была подана на определение, вынесенное судом в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 55 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" отказ в принятии упомянутой апелляционной жалобы определением от 9 июня 2001 года по указанным в нем мотивам не может быть признан правомерным. Обжалованное определение подлежит отмене как незаконное».


Случайные файлы

Файл
106976.rtf
114843.rtf
75711-1.rtf
180562.rtf
104344.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.