Правовая природа статуса арбитражных управляющих в законодательстве о несостоятельности (1138-1)

Посмотреть архив целиком

Правовая природа статуса арбитражных управляющих в законодательстве о несостоятельности и проблема правосубъектности юридических лиц

Валентин Владимирович Бородин

Изучение действующего в РФ законодательства о банкротстве не может не привести практикующих в данной сфере юристов к вопросу о правовой природе статуса арбитражных управляющих.

Систематический анализ комплекса правовых норм, регулирующих правовое положение арбитражных управляющих в Российской Федерации, позволяет сделать вывод, что основной целью привлечения в процесс банкротства фигуры арбитражного управляющего заключается в ограничении в различной степени правомочий прежнего руководства осуществлять управление организацией - неплатежеспособным должником, а также в проведении арбитражным управляющим комплекса специальных мероприятий. Объем правомочий арбитражного управляющего, а также цель его деятельности зависит от конкретной процедуры банкротства. Согласно Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)", арбитражные управляющие принимают непосредственное участие при осуществлении процедур банкротства неплатежеспособного должника - юридического лица, а именно при осуществлении процедуры наблюдения, внешнего управления, а также при конкурсном производстве.

Правовое положение временного управляющего

Процедура наблюдения - новелла в российском законодательстве о банкротстве. Действовавший ранее Закон Российской Федерации "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" ( "Российская газета" от 30 декабря 1992 года.) от 19 ноября 1992 года такой процедуры не предусматривал, что приводило к злоупотреблениям прежде всего со стороны должника, который имел возможность путем различных недобросовестных действий сокрыть имущество от взыскания. Если же кредиторы заявляли ходатайство о применении мер, предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом (например, наложение ареста на имущество), то это приводило к фактическому блокированию работы организации - должника. Таким образом, существующая ныне процедура наблюдения время призвана преодолеть вышеназванные проблемы: в рамках этой процедуры предусматривается комплекс мер по сохранению имущества и проведению всестороннего анализа состояния должника. При этом основную роль при выполнении указанных задач выполняет специально назначаемое арбитражным судом лицо - временный управляющий.

Правовой статус временного управляющего представляет большой интерес, так как ни в дореволюционном российском конкурсном праве, ни в упоминавшемся выше Законе Российской Федерации 1992 года фигуры, подобной современному временному управляющему, предусмотрено не было.

При осуществлении процедуры наблюдения временный управляющий обладает целым комплексом прав и обязанностей (ст.ст. 60, 61 Федерального закона), позволяющих ему достаточно эффективно достигать вышеуказанных целей данной процедуры банкротства.

Весьма важным для понимания сущности правового положения временного управляющего являются нормы, закрепленные статьей 58 Федерального закона. Так согласно указанной статье, введение внешнего управления не является основанием для отстранения руководителя должника и иных органов управления должника, однако совершение ряда сделок, указанных в части 2 статьи 58, требует обязательного получения согласия временного управляющего. К таким сделкам относятся следующие сделки:

связанные с передачей недвижимого имущества в аренду, залог, с внесением указанного имущества в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или с распоряжением таким имуществом иным образом;

связанные с распоряжением иным имуществом должника, балансовая стоимость которого составляет более 10 процентов балансовой стоимости активов должника;

связанные с получением и выдачей займов (кредитов), выдачей поручительств и гарантий, уступкой прав требований, переводом долга, а также с учреждением доверительного управления имуществом должника;

Кроме того, согласно части 3 статьи 58 Федерального закона, исключительно с согласия временного управляющего органами управления должника может быть принято решение об участии в ассоциациях, союзах, холдинговых компаниях, финансово-промышленных группах и иных объединениях юридических лиц.

Именно в указанных ограничениях при совершении ряда сделок, а также в запрете органам управления должника принимать ряд иных решений (п. 3 ст. 58 Федерального закона) и проявляется одна из основных задач процедуры наблюдения - задача сохранения имущества должника.

Рассмотрение правового положения временного управляющего (а также внешнего и конкурсного управляющих, как будет показано ниже) приводит современных исследователей к постановке весьма важной проблемы переосмысления сущности так называемой правосубъектности юридического лица.

При анализе той деятельности, которую осуществляет временный управляющий обращает на себя внимание тот факт, что должник - юридическое лицо само по себе, как субъект гражданского оборота не теряет своей правоспособности в целом, то есть остается способным иметь, приобретать и осуществлять гражданские права и обязанности. Однако после введения временного управления юридическое лицо уже не может осуществлять все эти права и обязанности полностью самостоятельно, то есть путем волеизъявления обычных органов юридического лица.

Таким образом, правовой анализ современного института несостоятельности (банкротства) позволяет сделать вывод о том, что устоявшееся в отечественной науке гражданского права представление о единой правосубъектности юридического лица, неделимой на правоспособность и дееспособность, уже не соответствует сложившейся правовой реальности. Причиной формирования устойчивого представления о единой правосубъектности юридических лиц является факт, отмечаемый М.В. Телюкиной: "термин "правосубъектность" сформировался в советском праве 40-60-х гг., когда действительно правоспособность и дееспособность юридических лиц полностью совпадали" (Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)", М., 1998, стр 87.).

Учитывая вышеизложенное, арбитражное управление (в том числе временное управление) можно рассматривать как форму ограничения дееспособности юридического лица, и в этом смысле правовой статус арбитражных управляющих (точнее, временных и внешних управляющих) имеет много общего с правовым положением опекунов и попечителей физического лица, хотя, конечно, цели и объекты арбитражного управления и института опеки и попечительства существенным образом отличаются.

Проводя вышеуказанную аналогию, следует отметить, что временное управление по своей правовой природе ближе всего находится к попечительству. Сходными являются мотивы узаконения и формы осуществления попечительства и временного управления.

Так, основным мотивом, побудившим законодателя ввести институт попечительства является, несомненно, то обстоятельство, что физическое лицо, в возрасте от 14 до 18 лет, а также совершеннолетние граждане, ограниченные судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, не в состоянии полностью осознавать смысл и последствия, совершаемых ими юридических действий, или, иными словами, высока вероятность, что их деятельность приведет к неблагоприятным последствиям для них самих или для интересов иных участников гражданского оборота. Отмеченное предположение приводит законодателя к выводу о необходимости установления над вышеуказанными гражданами определенного контроля со стороны полностью дееспособных граждан.

Похожими мотивами руководствовался законодатель и при ограничении дееспособности юридического лица посредством введения временного управления. Временное управление вводится после принятия судом заявления о признании должника банкротом, согласно ст. ст. 56, 58 Федерального закона. При этом для принятия такого заявления необходим ряд признаков: согласно Федеральному закону, для юридических лиц таким признаком является неисполнение денежных обязательств или обязательных платежей в течение трех месяцев при условии, что сумма требований превышает 500 минимальных размеров оплаты труда. Установив вышеуказанные факты, дающие основание предположить, что руководство должника осуществляет коммерческую деятельность не так, как этого требуют интересы торгового оборота, законодатель опять, как в случае с попечительством, стремится установить своеобразный контроль над совершаемыми должником действиями: при наличии указанных условий дееспособность должника - юридического лица ограничивается путем установления арбитражным судом временного управления на период проведения процедуры наблюдения.

Схожей является также юридическая форма осуществления правомочий попечителя и временного управляющего. Так, согласно части 2 статьи 33 Гражданского кодекса РФ, попечители дают согласие на совершение тех сделок, которые граждане, находящиеся под попечительством, не вправе совершать самостоятельно. Что касается временных управляющих, то их контроль за действиями должника также внешне проявляется в том, что они дают согласие на совершение ряда сделок, предусмотренных ст. 58 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

Естественно, институт попечительства и временное управление имею большое количество отличий, но, тем не менее следует сделать вывод, что их правовая природа имеет один основополагающий факт: и попечительство, и временное управление возникают вследствие ограничения дееспособности соответствующего субъекта.


Случайные файлы

Файл
24096-1.rtf
48984.rtf
176242.rtf
41549.rtf
12980.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.