Субъекты незаконных банкротств и неправомерных действий при банкротстве (1136-1)

Посмотреть архив целиком

Субъекты незаконных банкротств и неправомерных действий при банкротстве

П.Е. Власов

Уголовное законодательство России содержит нормы, предусматривающие ответственность за совершение преднамеренного и фиктивного банкротства (ст.196 и 197 УК РФ), а также за неправомерные действия при осуществлении законной процедуры банкротства (ст.195 УК РФ). В последнем случае имеется в виду, что совершение неправомерных действий при банкротстве возможно лишь при наличии текущей процедуры банкротства (осуществляемой в соответствии с Федеральным законом от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о несостоятельности), когда управомоченным лицом подано заявление в арбитражный суд) либо в период, предшествующий объявлению банкротства, в условиях предвидения банкротства. Внешними признаками состояния предвидения банкротства могут быть заявление должника, назначение конкурсного управляющего, невозможность выполнения обязательств перед кредиторами, неуплата долгов партнерам, массовое неисполнение обязательств перед кредиторами, отказ от заключения договоров и т.д.*(1) Преступления, предусмотренные ст.196 и 197 УК РФ, совершаются вне рамок процедуры банкротства.

Субъектами незаконных банкротств и неправомерных действий при банкротстве, как указано в законе, могут быть руководители или собственники организации-должника либо индивидуальные предприниматели, а в соответствии с ч.2 ст.195 УК РФ - еще и кредитор, знающий об отданном ему предпочтении и принявший имущественное удовлетворение в ущерб другим кредиторам. Действия руководителя не могут быть квалифицированы по ч.2 ст.195 УК РФ в случае, если он одновременно является руководителем организации-должника и организации-кредитора.

Неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов встречается в период внешнего управления имуществом должника, когда вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов к должнику при проведении санации предприятия и принимается специальное соглашение о распределении ответственности перед кредиторами в процессе конкурсного производства, а также в иных случаях, предусмотренных законом*(2).

Следует отметить, что в ст.196 и 197 УК РФ конкретизирована форма собственности организации-должника (речь идет о коммерческой организации), а в ст.195 УК РФ она не определена. В связи с этим можно сделать вывод о том, что уголовная ответственность по ст.195 УК РФ распространяется на руководителей как коммерческих, так и некоммерческих организаций-должников, если они подпадают под действие Закона о несостоятельности и Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций".

В соответствии с названными актами в роли организации-должника, в отношении которой возможно возбуждение производства о несостоятельности (банкротстве), может выступать любая коммерческая (за исключением казенного предприятия), а также некоммерческая организация, существующая в форме потребительского кооператива, благотворительного или иного фонда.

Ни Закон о несостоятельности, ни Уголовный кодекс не раскрывают понятия "руководитель либо собственник предприятия-должника", поэтому попытаемся дать такое определение самостоятельно.

В статье 2 Закона о несостоятельности сказано, что "руководитель должника - единоличный исполнительный орган юридического лица, а также иные лица, осуществляющие в соответствии с федеральными законами деятельность от имени юридического лица без доверенности". Директор действует от имени общества без доверенности, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества. Ключевой момент здесь состоит в следующем: чтобы можно было признать лицо руководителем должника, оно должно осуществлять свою деятельность от имени юридического лица без доверенности. Именно этот критерий - отнесения иных лиц к руководителям организации-должника - отражен в указанном федеральном законе.

В соответствии со ст.69 Закона о несостоятельности полномочия руководителя организации-должника переходят к внешнему управляющему, а согласно ст.96, "внешний управляющий продолжает исполнять свои обязанности в пределах компетенции руководителя должника до момента назначения (избрания) нового руководителя должника". С учетом этих положений Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ подтвердила, что внешний управляющий действует от имени организации без доверенности и это его полномочие вытекает из федерального законодательства*(3).

В соответствии с Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" управление таким обществом осуществляется общим собранием акционеров, советом директоров, исполнительным органом. В свою очередь, исполнительный орган бывает единоличным (в лице директора) и коллегиальным (правление). Полномочия исполнительного органа по решению общего собрания акционеров могут быть переданы коммерческой организации (специализирующейся на управлении) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). К компетенции исполнительного органа относятся все вопросы руководства текущей деятельностью, за исключением вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания и совета директоров. Исполнительный орган инициирует выполнение решения общего собрания и совета директоров.

Отсюда следует, что субъектами незаконного банкротства могут быть: руководитель (директор) предприятия-должника; руководитель управляющей организации; управляющий предприниматель, если их действия содержат состав указанных преступлений.

Поскольку совершение противоправных действий в соответствии со ст.196 и 197 УК РФ возможно вне проведения процедуры банкротства, названные лица могут быть субъектами преступлений, указанных только в этих статьях. С субъектами же неправомерных действий при банкротстве дело обстоит иначе, о чем будет сказано далее.

В Уголовном кодексе назван еще один субъект криминального банкротства - собственник организации-должника. Однако у организации не может быть собственника. Собственник может иметь только имущество, которым, в свою очередь, может пользоваться организация.

Дело в том, что УК РФ был принят в 1996 г., когда еще действовало понятие "индивидуальное частное предприятие" (ИЧП). Оно было предусмотрено Законом РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 445-I "О предприятиях и предпринимательской деятельности". В соответствии с п.8 этого акта индивидуальным является предприятие, принадлежащее гражданину на праве собственности или членам его семьи на праве общей долевой собственности, если иное не предусмотрено договором между ними.

После принятия 21 октября 1994 г. Государственной Думой Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" закон "О предприятиях и предпринимательской деятельности" утратил силу, а ИЧП подлежали до 1 июня 1999 г. преобразованию в хозяйственные товарищества или кооперативы либо ликвидации, а до их преобразования или ликвидации применялись нормы ГК РФ об унитарных предприятиях, основанных на праве оперативного управления, с учетом того, что собственниками их имущества являлись их учредители.

Таким образом, ИЧП приравнено к казенным предприятиям, и его владелец несет ответственность в субсидиарном порядке. Следовательно, собственник ИЧП не может быть субъектом незаконного банкротства (ст.196 и 197 УК РФ).

Об этом же говорит сопоставительный анализ норм Уголовного кодекса и Закона о несостоятельности.

В части 1 ст.195 УК РФ предусмотрен специальный субъект: руководитель или собственник организации-должника либо индивидуальный предприниматель, совершивший неправомерные действия как при банкротстве, так и в его предвидении.

Однако, исходя из норм Закона о несостоятельности, руководитель организации-должника не имеет фактической возможности совершить неправомерные действия при банкротстве, признанном арбитражным судом, поскольку все полномочия по управлению делами должника, в том числе по распоряжению его имуществом, переходят к назначенному конкурсному управляющему (ст.101), которому органы управления должника в течение трех дней обязаны передать всю документацию, имущество, печати и штампы*(4). Другими словами, одновременно с принятием решения о признании должника банкротом руководитель становится частным лицом. Соответственно он не может быть привлечен к ответственности по ч.1 ст.195 УК РФ, поскольку уже не является ее субъектом. При наличии необходимых признаков состава преступления бывшие руководители организации-должника, совершившие неправомерные действия в отношении своей бывшей фирмы, могут привлекаться за преступления против собственности или против порядка управления.

Сопоставление положений Закона о несостоятельности и положений ч.1 ст.195 УК РФ приводит к выводу об их противоречии друг другу.

Совершенно правомерным будет вопрос о том, может ли являться субъектом данного преступления конкурсный управляющий? Ведь в ряде случаев конкурсные управляющие превышают свои полномочия ради достижения своих корыстных целей. Сразу ответим: нет, не может. И вот почему. Конкурсный управляющий руководителем организации-должника не является, поскольку назначается арбитражным судом не для выполнения функций исполнительного органа, а для проведения процедур банкротства и осуществления иных полномочий, установленных Законом о несостоятельности.

Однако, на наш взгляд, круг полномочий конкурсного управляющего чрезвычайно широк (ст.101 Закона о несостоятельности). Ко всему прочему он может совершать действия в отношении имущества должника. Такого же мнения придерживается Н. Лопашенко*(5).


Случайные файлы

Файл
183021.rtf
102625.rtf
94863.rtf
178264.rtf
45482.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.