Политическая культура (118421)

Посмотреть архив целиком

Оглавление


Введение

Политическая культура: подходы и определения

Типы политической культуры

Особенности политической культуры России

Заключение

Библиографический список


Введение


Вовлечение социальных групп и индивидов в политику обусловлено их стремлением реализовать свои социально значимые интересы. Однако существующие у них интересы реализуются не прямо, а непосредственно теми значениями и смыслами, в которых выражено отношение субъектов политики к власти, политическим институтам, элитам, лидерам и т.д. Сами же смыслы и значения предписываются господствующей в обществе политической культурой, т.е. нормативно-ценностной системой, которой придерживается большинство населения. Ценностно-нормативная система существует в виде общераспространенных и фундаментальных общепринятых поведенческих, политических ценностей и идеалов.

С момента своего возникновения политика как одна из главных публичных сфер жизни имела ценностно-нормативное измерение, в котором выражались представления людей об общественном благе, о наиболее справедливом устройстве общества. Все возникающие политические институты, их социальное предназначение, формы взаимодействия власти и личности определяются существующей политической культурой общества.

Впервые термин "политическая культура" употребил в XVIII веке немецкий просветитель И. Гердер. Естественно, он не предполагал, что концепция политической культуры окажет такое влияние на политическую науку и практику. Объяснительные возможности политической культуры определяются многозначностью и многогранностью ее измерений.

Политическая культура представляет собой совокупность ценностей, установок, убеждений, ориентации и выражающих их символов, которые являются общепринятыми и служат упорядочению политического опыта и регулированию политического поведения всех членов общества. Она включает в себя не только политические идеалы, ценности и установки, но и действующие нормы политической жизни.

Таким образом, политическая культура определяет наиболее типичные образцы и правила политического поведения, взаимодействия власти, индивида и общества.


Политическая культура: подходы и определения


Активная разработка идеи политической культуры в западной политологии началась в 50-х годах XX века. Авторы этой идеи надеялись на то, что она станет той универсалией, которая объяснит природу стремительных политических изменений в мире и поможет предотвратить их негативные последствия. Глобальным фактором мирового развития того времени было массовое вовлечение широких слоев ранее пассивного населения в активную политическую деятельность. Однако политическое участие масс наталкивалось на низкий уровень их политической культуры, что порождало политическую напряженность почти во всех западных странах.

Насыщение материальных потребностей большинства населения промышленно развитых стран обусловило не только их нарастающее многообразие, но и существенные изменения в их структуре с заметным доминированием постматериальных (духовных) ценностей. Институты парламентской демократии не всегда успевали эффективно реагировать на процессы дифференциации интересов и потребностей, что порождало недоверие у населения к институтам власти. Наконец, неудавшиеся попытки перенесения западных политических институтов в новые независимые государства Азии, Африки, Латинской Америки, находившиеся в ситуации выбора форм правления, заметно активизировали внимание к культурной составляющей политического развития.

Предрасположенность определенных обществ к идеям демократии и невосприимчивость к ним других, особенно к принципам толерантности, политической конкуренции и плюрализму, объясняется господствующими в обществах идеалами, установками, убеждениями, предписывающими населению ориентацию на определенные образцы политического поведения. Использование методологии компаративных (сравнительных) исследований взаимодействий власти и индивида, а также практики функционирования политических институтов различных стран способствовало быстрому становлению концепции политической культуры.

Однако стремление представить политическую культуру как универсальный объяснительный принцип всех процессов политической жизни привело к тому, что само содержание понятия размывалось и оказывалось неуловимым. Об этом свидетельствует наличие в западной политологии около 50 определений термина "Политическая культура". Контекст исследования политической культуры достаточно широк. Она рассматривается и как составная часть общей культуры; и как психологический феномен (т.е. как совокупность ориентации на политические объекты); и как элемент политической жизни (т.е. как совокупность норм и стандартов политического поведения); и как свойство социальной группы, класса и т.д. Очевидно, что в каждом из подходов на первый план всякий раз выходят различные ее стороны и характеристики.

В целом политическая культура является качественной характеристикой политической сферы, критерием ее зрелости. Введение термина "политическая культура" в свое время было вызвано потребностью определения направленности политической деятельности (конструктивная или негативная, созидательная или разрушительная). Определяя характер и содержание политических взаимодействий, политическая культура является конечной детерминантой политики, основополагающим объяснительным принципом.

Наибольшие споры в процессе становления концепции политической культуры вызывала проблема ее содержания. В дискуссии были высказаны две точки зрения. Согласно первой из них, политическая культура есть совокупность политических позиций. Сторонники второй точки зрения рассматривали политическую культуру через поведение. Но обе точки страдают некоторой односторонностью. В самом деле, может ли та или иная политическая позиция обнаруживаться вне ее практического проявления? Не менее важную проблему представляет и вопрос о том, всегда ли конкретное поведение человека является отражением его политических убеждений, а не просто следствием обстоятельств, в которых он оказался. Выяснение природы политической культуры через анализ позиций или поведение сохраняет свою актуальность для политической науки и сегодня. Непреодолимого, препятствия на пути сближения этих двух точек зрения, на наш взгляд, не существует. Если политическую культуру рассматривать как ценностно обусловленный тип отношения (позиций) субъекта политики к политическим объектам (политическому режиму, политическим силам, обществу и т.д.), то нетрудно заметить, что это отношение может реализоваться в форме познавательной, эмоциональной, оценочной и практической деятельности.

Приоритет в разработке идеи политической культуры принадлежит американскому политологу Г. Алмонду, создавшему достаточно оригинальную концепцию. В ее разработке принимали активное участие члены возглавляемого Алмондом Комитета по сравнительной политике при Исследовательском совете по социальным наукам Л. Пай, С. Верба и Дж. Пауэлл.

Г. Алмонд в анализе политической культуры использовал функциональный подход, с позиций которого политическая культура преимущественно рассматривалась как психологический феномен. Каждая политическая система, по Г. Алмонду, включена в особый образец ориентации на политические действия. Я счел полезным назвать это "политической культурой". Наиболее полное определение политической культуры предложил С. Верба: "Политическая культура общества состоит из системы эмпирических убеждений, экспрессивных символов и ценностей, определяющих ситуацию, в которой происходит политическое действие. Она формирует субъективную ориентацию на политику". Признавая наличие в обществе множества конкурирующих политических ориентации, авторы концепции обнаружили, что политические культуры отличаются друг от друга некоторыми основополагающими политическими позициями. Политическая позиция обусловливает предрасположенность к определенным типам поведения в рамках существующей политической системы.

Политические ориентации (политические позиции) индивида, по Г. Алмонду и Дж. Пауэллу, включают три компонента:

  1. когнитивный компонент, т.е. знания, полученные индивидом о политиках, политических институтах и партиях;

  2. аффективный компонент, т.е. чувства, обусловливающие реакцию индивида: чувства симпатии или антипатии, влечения или отвращения, восхищения или презрения;

  3. оценочный компонент, включающий ценности, верования, идеалы, идеологию.

В зависимости от доминирования одного из трех компонентов ученые выделяли более или менее секуляризированные культуры в зависимости от того, в какой мере политическое поведение индивида основывается на рациональных знаниях или верованиях.


Типы политической культуры


В 1958 - 1962 гг. Г. Алмонд и С. Верба предприняли сравнительное эмпирическое исследование политических культур Англии, США, Западной Германии, Италии и Мексики. Результаты исследования стали основой их работы "Гражданская культура" (1963). В каждой стране было опрошено в среднем около тысячи человек, принадлежащих к различным социальным слоям общества. Предметом исследования стали политические ориентации (когнитивные, аффективные, оценочные) индивидов на четыре основных объекта: политическую систему в целом, правительство, общенациональные выборы, саму личность. Направление анализа соответствовало гипотезе авторов, согласно которой под политической культурой понимались "специфические политические ориентации - установки относительно политической системы и ее различных частей, а также относительно собственной роли политической культуры в этой системе". По версии ученых, политическая культура включает в себя политические ориентации трех типов: патриархальную, подданническую и ориентацию на активное участие. В конкретном обществе может доминировать какой-либо из них. Эти три "чистых" (идеальных) типа ориентации выступают основой трех типов политической культуры: патриархальной, подданнической и культуры участия.

Патриархальная политическая культура характеризуется ориентацией на местные ценности (ценности клана, племени, рода) и может проявляться в форме местного патриотизма, семейственности, коррупции. Индивид, как правило, маловосприимчив к глобальной политической культуре и не выполняет конкретных политических ролей. Данный тип политической культуры характерен для молодых независимых государств, в которых политическая культура представлена наслоением местных субкультур. Подданническая политическая культура предполагает пассивное и отстраненное отношение индивида к политической системе. Он ориентируется на традиции, хотя политически сознателен.

Подчиняясь власти, индивид ожидает от нее различных благ (социальных пособий, гарантий и т.д.) и опасается ее диктата. Культура участия отличается политической активностью, вовлеченностью и рациональностью. Граждане стремятся активно воздействовать на политику, направлять ее деятельность с помощью законных средств влияния (выборов, демонстраций и т.д.).

Однако идеальные типы политической ориентации в чистом виде на практике не встречаются, они сосуществуют и не вытесняют друг друга. Например, для политической культуры Великобритании XX века характерно сочетание подцанничества (признание института монархии) и участия.

Согласно концепции Г. Алмонда и С. Вербы, политическая культура исследованных ими стран представляет особую, смешанную культуру, которую они назвали "культурой гражданственности". Наиболее характерная черта культуры гражданственности - рационально-активное поведение граждан, которое соответствует демократической политической системе.

Результаты эмпирического исследования внесли значительные коррективы в теоретические предположения Г. Алмонда. и С. Вербы. Утопичным оказалось предположение о всеобщем участии граждан в политике. "В идеальной культуре гражданственности, - замечают они, - активность и вовлеченность граждан должны уравновешиваться некоторой дозой пассивности и неучастия". Итоги обследования выявили "несовершенство" и "неидеальность" американской и английской моделей политической культуры, которые до исследования наделялись ими статусом самых развитых культур.

Так, носитель культуры гражданственности характеризовался целым рядом достоинств:

  1. осознанно оценивает деятельность национального правительства как положительную для себя лично;

  2. проявляет высокий интерес к работе правительства и хорошо осведомлен в этой области;

  3. обладает чувством гордости за политические институты своей нации;

  4. рассчитывает на оказание ему внимательного отношения со стороны официальных лиц;

  5. с желанием обсуждает вопросы политики публично или в кругу друзей и знакомых;

  6. открыто и лояльно выражает оппозиционные настроения;

  7. с удовольствием участвует в общенациональных политических мероприятиях, например, кампаниях по выборам;

  8. компетентно оценивает правительственную политику и считает своим долгом оказывать воздействие на эту политику лично или совместно с кем-нибудь из сограждан;

  9. компетентно использует правовые установления в целях успешного противодействия актам произвола;

  10. верит в то, что демократия участия является необходимой и желательной системой государственного управления.

В результате проведенного опроса "идеальная модель" политической культуры натолкнулась на реальные политические позиции граждан пяти обследованных стран. Так, воздействие правительства на их повседневную жизнь полностью отрицали 11% опрошенных американцев, 23% англичан, 17% западных немцев, 19% итальянцев, 66% мексиканцев. Регулярно интересуются политическими событиями 27% американцев, 23% англичан, 35% западных немцев, 11% итальянцев, 15% мексиканцев. "Посмешищем и глупостью" выглядят избирательные кампании в глазах 58% опрошенных американцев, 37% англичан, 46% западных немцев, 15% итальянцев и 32% мексиканцев.

Если сравнить эти данные и данные о характере ориентации на политическую систему граждан в развитых европейских странах в 1985 году, т.е. 20 лет спустя, то можно установить следующую картину: "недовольство тем, как действует демократия" высказали 43% англичан, 48% французов, 38% голландцев, 45% ирландцев, 72% итальянцев. Естественно, следует учитывать, что и уровень притязаний граждан значительно вырос. Высказанное же негативное отношение к существующей демократической политической системе в развитых странах не мешает ей оставаться самой стабильной и социально эффективной.

Критика концепции политической культуры Г. Алмонда за преимущественно психологическую трактовку феномена не умаляет ее революционного влияния на политическую науку. Введение идеи политической культуры в политологический анализ позволило сформулировать универсальный объяснительный принцип: конечной причиной политики конкретного общества является система его политической культуры. Тем самым был дан толчок развитию сравнительной политологии. В контексте концепции политической культуры оказалось возможным объяснить различную эффективность схожих политических институтов, действующих в разных странах. Она объясняется доминирующей в обществе политической культурой, уровнем ее однородности. Это позволило Г. Алмонду выделить по характеру культуры четыре типа политических систем:

  1. англо-американские политические системы, характеризующиеся гомогенной и секуляризированной политической культурой;

  2. континентальные западноевропейские системы с фрагментарной политической культурой, состоящей из смешанных политических субкультур;

  3. доиндустриальные и частично-индустриальные политические системы с дифференцированными политическими культурами;

  4. тоталитарные политические системы с гомогенной политической культурой, "гомогенность в которых искусственна".

Например, при всей автономности участников политического процесса в Великобритании, стабильность и эффективность политической системы объясняется приверженностью граждан одним и тем же политическим ценностям - традиционализму, элитаризму, индивидуализму, политической лояльности, законопослушанию, политическому активизму и викторианским ценностям.

Не менее важно и то, что определение политической культуры через совокупность политических ориентации позволяет логически различать переменные величины политических взаимодействий и дает возможность измерить их качественные и количественные параметры.

Альтернативную концепцию политической культуры развивали марксистские авторы. В выявлении природы политической культуры они акцентировали внимание на ее экономических и классовых основах. Политическая культура определялась ими через политические действия. В марксистской концепции подчеркивались достоинства политической культуры рабочего класса как исторически прогрессивного, а также его союзника в лице трудового крестьянства. Содержание политической культуры в эпоху социализма сторонники данной концепции видели в способности трудящихся подняться "до самостоятельного участия не только в голосовании и выборах, но и в повседневном управлении" (В. И. Ленин). Структура политической культуры социализма рассматривалась как сплав классово ориентированного политического сознания (идеологии) с правосознанием отдельных граждан. Эта политическая культура, по мысли советских политологов, выражалась в практической деятельности по строительству нового общества. Упрощенная модель классовой политической культуры строилась на основе признания возможности поголовного участия населения в политике, взаимозаменяемости политических ролей и функций, которые могут выполняться каждым индивидом. И наиболее существенный изъян концепции состоял в упрощенном понимании процесса политической социализации, в недостаточно серьезном внимании к изучению и учету сложной взаимосвязи переменных, влияющих на формирование политических ориентации, включая индивидуальные воззрения и переживания. Политические предпочтения автоматически не вытекают из материальных основ жизни, жестко не детерминируются господствующей идеологией и не "вносятся в сознание" индивида исключительно средствами пропаганды. Наличие этих изъянов в концепции обусловили существенные расхождения ее выводов с мировыми тенденциями политического развития.


Особенности политической культуры России


При всех многообразных социально-экономических, политико-идеологических и духовных изменениях в развитии российского общества на протяжении досоветского, советского и постсоветского периодов тип взаимоотношения населения и власти демонстрирует удивительное постоянство и преемственность. В его основе лежит подданническая политическая культура, характеризующаяся отношениями односторонней зависимости индивида от власти, ожиданиями получения от нее различных благ. В России подданническая политическая культура была дополнена рядом специфических черт, что обусловлено влиянием цивилизованных, географических, исторических особенностей ее развития.

Во-первых, подданнический тип политических ориентации обычно характеризуется общепринятой приверженностью всего населения к таким ценностям, как привычка подчиняться власти, дисциплинированность, наличие социальных гарантий, равенство и т.д. В России же политическая культура дуалистична и представляет собой неорганическое взаимодействие (иногда жесткое противоборство) двух социокультурных потоков, ориентирующиеся на различные системы ценностей. Доминирующий социокультурный поток, охватывающий большинство населения, всегда ориентировался на ценности корпоративизма (ценности коллективизма, соборности), справедливости, равенства; он отличался приверженностью патриархальным традициям (привычке подчиняться власти, потребности в руководстве и т.д.). Другой поток, иные субкультуры содержали ценности свободы, индивидуализма, прав человека, плюрализма и т.д.

Неорганичное сочетание этих двух систем ценностей в России было обусловлено ее расположенностью между Западом и Востоком, которые оказывали существенное влияние на российское общество. Существование относительно свободного индивида в период ранней Киевской Руси сменилось заметным влиянием властных начал, ростом зависимости населения от власти, что было вызвано влиянием Византии. Подданнические политические ориентации идеологически закреплялись христианством в форме православия. Приняв христианство, власть приобрела божественный характер и абсолютную легитимность через божественное право.

Принципы и механизмы практической реализации отношений господства и подчинения между властью и населением были заимствованы из практики организации государства у татаро-монгольских племен. Характер фундаментальных поведенческих ценностей они приобрели в период завершения формирования централизованного российского государства при Иване Грозном. Однако одновременно с влиянием Востока заметно активизируются отношения России с западными странами, что способствует привнесению в Россию либеральных ценностей. Наиболее активно данный процесс происходил при Петре I, хотя и тогда социальная база активистской политической культуры была узкой: носителями этих ценностей выступал правящий класс и немногочисленная интеллигенция.

Во-вторых, расколотость и неоднородность российской политической культуры обусловили конфронтационный характер отношений между ее носителями. Противоположные представления и образы желаемого справедливого общества, существующие у различных социальных групп, при низкой общей культуре российского населения, постоянно сталкивались, составляя основу острой, порой жестокой, политической борьбы. Это объясняет, почему Россию на протяжении всей ее истории сотрясали бесконечные бунты, гражданские войны, революции.

В-третьих, доминирование подданнических политических ориентации было обусловлено концентрацией политического господства в руках правящего класса, начиная с раннего средневековья. Процесс концентрации политического могущества был вызван тем, что освоение громадных российских просторов при отсутствии развитой технологической, материальной и коммуникационной инфраструктуры можно было осуществлять лишь с помощью сильной власти князей и их дружин. Да и защита границ российского государства от воинствующих соседей была возможна, в силу их огромной протяженности, лишь при условии концентрации политического и военного могущества. В связи с этим именно политические факторы (политическая воля монарха, сильное государство, разветвленный бюрократический аппарат, развитая репрессивная система) обеспечивали поступательное развитие российского общества. Естественноисторические механизмы социальной эволюции (экономические интересы, собственность, наличие самостоятельного производителя, конкуренция, рынок), порождавшие зрелое гражданское общество и активистские политические ориентации на Западе, в России не получили широкого распространения. Дифференциация интересов и статусов осуществлялась не за счет механизмов экономического неравенства (отношений собственности), а за счет отношений власти. Обладание или не обладание властью было основным критерием деления общества на два класса: правящий класс, обладающий монополией на власть и, следовательно, исключительными правами на управление, на собственность, привилегии; и зависимое население, лишенное экономических, социальных и политических прав. Высокая степень концентрации и централизации всех видов власти у правящего класса приводила к тому, что малейшее ослабление его господства оборачивалось нарастанием неуправляемости системы, потерей темпов экономического и социального роста и, в конечном счете, революциями.

В-четвертых, отсутствие свободного индивида и зрелого гражданского общества всегда приводит к тому, что политическая жизнь концентрируется в руках правящего класса. Политически бесправному населению приходилось лишь выполнять предписания правящего класса.

Следовательно, подданническая политическая культура сформировала устойчивые образцы политического поведения, которые сохраняют свою актуальность в современных условиях, несмотря на революционные потрясения XX века.


Заключение


Политическая культура не имеет каких-либо устойчивых тенденций. Процесс ее развития и трансформации в демократическую культуру противоречив. С одной стороны, заметны тенденции к самоорганизации, формированию групп по интересам, промышленных, финансовых, аграрных лобби, национальных движений, религиозных организаций. С другой стороны, широкие слои населения по-прежнему слишком большие надежды возлагают на сильное государство. Подтверждением этого является растущее требование установления "сильной власти", наведения порядка и обеспечения безопасности в обществе. Судя по опросам, проведенным в 1995 году, связывать свое благополучие с сильным государством склонны 64% россиян. Лишь 26% опрошенных полагают, что их материальное положение зависит от них самих. Среди населения заметно возрастает спрос на социальные гарантии, что проявляется в ностальгии по доперестроечным временам. Так, 65% опрошенных полагали, что отношение власти к людям ухудшилось по сравнению с временами СССР, и только 4% сочли, что оно улучшилось.

Это явилось естественным следствием неблагоприятной социально-экономической ситуации в стране. По результатам того же обследования (1995 года) 25% взрослого населения страны в последнее время находятся фактически в стрессовом состоянии, постоянно испытывая чувства безысходности состоянии, постоянно испытывая чувства безысходности, страха и тоски, а еще 40% часто бывают в напряженном состоянии, испытывают раздражение. Приведенные факты объясняют причину массового протестного голосования избирателей на общероссийских и региональных выборах против всех кандидатов.

Заметно усиливается тенденция снижения интереса к политике. На первых свободных выборах 1989 года свыше половины избирателей в той или иной форме участвовали в выдвижении и обсуждении кандидатур, 70 - 80% знали или представляли в общих чертах платформы кандидатов своего округа, более 30% знакомились с соответствующей информацией. Непосредственно на избирательном участке решение о голосовании приняли 20% избирателей. На выборах 1990 года таких избирателей насчитывалась уже одна треть, а на выборах 1993 года каждый второй избиратель принял решение, за кого именно будет голосовать, непосредственно в день выборов.

В то же время, судя по избирательной кампании 1995 года, уровень включенности в избирательный процесс и степень заинтересованности в результатах голосования достаточно возросли. Так, только 11 - 15% избирателей собирались прийти на участки "по привычке", "за компанию" и по другим малозначимым мотивам. Еще 15 - 20% собирались голосовать, чтобы досадить своим политическим противникам. Оставшиеся две трети избирателей намеревались голосовать, исходя из мотивов выполнения гражданского долга, желания поддержать "свою" партию или "своего" кандидата. Примерно 25% голосующих избирателей заявили, что не будут испытывать никаких эмоций по поводу победы или поражения того или иного кандидата. Следовательно, примерно две трети голосующих избирателей осуществляют свой выбор на основе лично значимых ценностей и установок. Хотя не всегда уровень компетентности избирателей, их политическая искушенность позволяют им сделать правильный выбор.


Библиографический список


  1. Барабанова В.В. Обществознание / В.В. Барабанова, В.Г. Зарубина. – Москва: АСТ. АСТРЕЛЬ, 2005. -.396 с.
  2. Каменская Е.Н. Политология: курс лекций / Е.Н. Каменская. – Ростов-на-Дону: ФЕникс, 2002. – 476 с.
  3. Кравченко А.И. Политология / А.И. Кравченко. – Москва: Проспект, 2006. – 493 с.


Случайные файлы

Файл
177836.rtf
48151.rtf
19324.rtf
5319.rtf
144410.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.