Эволюция понимания коммунистической идеи в СССР: послесталинское десятилетие (118399)

Посмотреть архив целиком











Эволюция понимания коммунистической идеи в СССР: послесталинское десятилетие


Смерть И.В. Сталина в марте 1953 года стала потрясением для всего советского общества. Кончина вождя, длительное время олицетворявшего советскую власть, определявшего политику Советского Союза, породила чувство растерянности среди большинства населения страны. Писатель И. Эренбург вспоминал о тех днях: "Я испытывал то, что тогда, наверное, переживали многие мои соотечественники: оцепенение". "Я плакал не от горя, не от жалости к умершему, это не были сентиментальные слезы, это были слезы потрясения. В жизни что-то так перевернулось, потрясение от этого переворота было таким огромным, что оно должно было проявиться как-то и физически, в данном случае судорогой рыданий, которые несколько минут колотили меня", - так описывал свои ощущения поэт К. Симонов. В то же время подвергшиеся репрессиям советские граждане получили надежду на реабилитацию и возвращение к нормальной жизни.

Отсутствие признанного преемника среди ближайшего окружения И.В. Сталина создавало ощущение неопределенности и неуверенности в будущем, усугубляя состояние психологического дискомфорта у населения. "Мне не было жалко Бога, который скончался от инсульта в возрасте семидесяти трех лет, как будто он не бог, а обыкновенный смертный; но я испытывал страх: что теперь будет? Я боялся худшего", - вспоминал своё состояние после смерти И.В. Сталина И. Эренбург. "Не слышно было скандалов и драк во дворе, и люди говорили вполне отрыто: "За кого теперь пойдут умирать? За Маленкова что ли? Нет, за Маленкова народ умирать не пойдет!"- свидетельствовал В. Буковский.

Для бывшего "сталинского окружения", каждый человек в котором обладал по преимуществу равным авторитетом и властным потенциалом, принцип коллективности руководства стал временным способом обеспечения преемственности власти. Соперников за власть - Л.П. Берию, Г.М. Маленкова и Н.С. Хрущева - объединял курс на либерализацию системы в политической и экономической сферах, в области внешней политики. Ими были предприняты первые шаги в сторону десталинизации: прекращение пропаганды культа личности, преобразование высших партийных органов, частичная реабилитация политических заключенных, использование экономических методов в сельском хозяйстве, перенос приоритета с производства товаров группы А на производство средств потребления, увеличение контактов с западными лидерами, нормализация отношении со многими странами.

Однако ситуация борьбы "в верхах", непредсказуемость политики коллективного руководства привели к десакрализации власти. "Разоблачение Л.П. Берии", растущая реабилитация политических заключенных усилили этот процесс. "Освободили врачей-вредителей, расстреляли Берию как врага народа, а слухи все ползи и ползли, словно глухой ропот: "Самый-то главный враг народа - Сталин!" Удивительно, как быстро поверили в это те люди, которые два года назад давились на его похоронах и готовы были умереть за него", - вспоминает о той обстановке В. Буковский. В таком случае правящая элита, терявшая опору, вынуждена была обратиться к общественной поддержке, противопоставив себя "преступлениям прошлого времени". Возникают условия для изменения отношений между обществом и государством.

Процессы либерализации способствовали пробуждению общественного сознания, что особенно отразилось на деятельности интеллигенции. Остро ощущавшая происходящие изменения наиболее либеральная ее часть восприняла политику нового руководства как возможность существования и выражения индивидуального взгляда на окружающую действительность. В дневнике К. Чуковского есть такая запись: "Был у Федина. Говорит, что в литературе опять наступила весна....Боря Пастернак кричал мне из-за забора...: "Начинается новая эра, хотят издавать меня!" Изменение общественной ситуации в стране требовало от власти четкого, ясно выраженного отношения к недавнему прошлому СССР и перспективам его развития.

Большую роль в постановке задач общественного развития, создания образа Советского Союза была призвана сыграть государственная идеология. Исходным принципом идеологии СССР стала коммунистическая идея, которая пронизывала всю советскую мифологию, сплачивая ее в единую систему и канализируя ее энергию в генеральном направлении. Тем более важным для поддержания веры в "светлое коммунистическое будущее" было сохранение Советским Союзом статуса ведущей мировой державы, лидера мирового коммунистического движения.

После II мировой войны мир претерпел существенные изменения: образовалась мировая система социализма, усилилось национально-освободительное движение, вызвавшее образование суверенных государств на Востоке, появилось атомное оружие, грозящее уничтожить все человечество.

Послевоенная политика советского государства не учитывала всех возможностей новой геополитической ситуации. Жесткий диктат в отношении социалистических стран, оправданный мифом о мессианском предназначении Советского Союза в распространении коммунизма, провоцировал политические конфликты внутри социалистической системы, как это было с Югославией, отвращало развивающиеся страны от предпочтения социалистического пути.

В условиях роста национально-освободительного движения в Азии в середине 50-х годов политика советского руководства фактически препятствовала распространению социалистической идеи, подменяя методы пропаганды политическим и военным вмешательством. Выбор азиатскими странами социалистического пути развития скорее обуславливался надеждой на экономическую помощь со стороны СССР, нежели политическими взглядами их лидеров.

Жесткий вариант мифа о "враждебном окружении" способствовал эскалации противостояния между СССР и США, что усиливало вероятность ядерной войны. Чрезмерная идеологизированность советской внешней политики сковывала ее мобильность, не давала во всей полноте использовать возможности для укрепления международного авторитета СССР и усиления его реального влияния на международную обстановку. Политические мифы, производные от государственной идеологии, фиксировали стереотипы восприятия остального мира на уровне 30-40-х годов.

Таким образом, система политических мифов, сложившаяся в 30-е годы, мешала осуществлению определенной в идеологии миссии советского государства, которая заключалась в распространении и утверждении коммунизма во всем мире. Идея постепенного перехода к строительству коммунизма впервые была озвучена на XVIII съезде ВКП(б). В своем выступлении А.И. Микоян четко определил новый этап в развитии советского общества: "XVIII съезд - это первый съезд нашей партии, который имеет возможность, вместо выработки мер по организации победы социализма, констатировать в своих решениях победу социализма в нашей стране и отметить, что наша страна вступила в новую полосу развития, в полосу завершения строительства бесклассового социалистического общества и постепенного перехода от социализма к коммунизму". Обращение к коммунистической идее было предопределено социалистической идеологией, согласно которой на смену капиталистической формации приходит коммунизм. Начавшаяся Великая Отечественная война помешала осуществлению этих планов.

После окончания войны, несмотря на трудности восстановления, идея строительства коммунизма была вновь актуализирована. В проекте Программы ВКП(б) 1947 года было записано: "Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков) ставит своей целью в течение ближайших 20-30 лет построить в СССР коммунистическое общество".

Возрождение идеи непосредственного строительства коммунизма было связано с образованием мировой системы социализма. Советской правящей элите необходимо было обосновать право диктовать странам социализма принципы социалистического строительства. Кроме того, идея коммунистического строительства оправдывала мобилизацию энергии масс на решение экономических проблем, связанных с вызовами мировой экономики.

Новая политическая реальность, усложнение отношений во всех сферах жизни советского общества, связанные с эволюцией мировой цивилизации, а также неопределенность внутриполитической ситуации обусловливали необходимость выработки свежих подходов к объяснению окружающей действительности, определения перспективных задач развития СССР. Логика борьбы за власть среди коллективного руководства привела к выдвижению на повестку дня вопроса отношения к политике и личности И.В. Сталина.

На XX съезде КПСС были определены концептуальные положения внутренней и внешней политики СССР, более адекватные сложившейся геополитической ситуации. В Отчетном докладе ЦК КПСС Н.С. Хрущев заявил о переходе во внешней политике к принципу мирного сосуществования различных государств, что свидетельствовало о приоритете экономического соревнования в борьбе между социалистической и капиталистической системами. Соответственно была определена основная задача партии - "неустанно разоблачать буржуазную идеологию, вскрывать ее враждебный народу характер, ее реакционность".

Эти положения получили развитие в выступлениях делегатов съезда. В речи секретаря ЦК КПСС Д.Т. Шепилова были названы три "причины притягательной силы идей социализма": в социально-экономическом развитии, в решении национального вопроса, в миротворческой политике. Выделение в качестве второй причины того, что "социалистическая система создала великое братство различных национальностей", является показателем понимания советским руководством появившихся возможностей включения стран третьего мира в социалистическую систему.


Случайные файлы

Файл
69998.rtf
176342.rtf
144700.rtf
kenijj.doc
27400.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.