Туркменистан: до и после Ниязова (118347)

Посмотреть архив целиком




Предмет: Политология


Реферат на тему:


Туркменистан: до и после Сапармурата Ниязова.












Минск 2008


Содержание


1. Политическое устройство Туркменистана…………………………………. 3

2. Особенности туркменского тоталитаризма и культ личности «Туркменбаши» ………………………………………………………………….5

3. Политическая оппозиция Туркменистана ………………………………….13

4. Туркменистан после Ниязова ………………………………………………..16

5. Источники …………………………………………………………………….20


1. Политическое устройство Туркменистана


27 октября 1991г. в результате развала СССР образовалась новая независимая Республика Туркменистан. По форме правления она является президентской республикой. Однако с течением времени президент этой республики стал обладать фактически неограниченной властью, и официально оставаясь демократической республикой, в Туркменистане был установлен тоталитарный строй.

Чисто формально Туркменистан обладает всеми необходимыми признаками демократической республики. Так, например, в конституции Туркменистана описаны два законодательных органа.

Первый — назначаемый и избираемый Халк маслахаты (Народный совет, надпарламент, 2507 членов) — состоит из президента, депутатов меджлиса, избранных на 5 лет народных представителей халк векиллери, представителей судебной власти, министров, глав органов регионального самоуправления (областей — велаятов и районов — этрапов), представителей общественных организаций, старейшин. Халк маслахаты обсуждает вопросы общегосударственной политики (внесение изменений в конституцию, проведение выборов и референдумов, утверждение программ развития страны и т. д.). Сессии проводятся не реже одного раза в год.

Второй — Меджлис (парламент, 65 членов). Депутаты избираются на 5 лет в одномандатных округах. Компетенция меджлиса — принятие законов. Практически все его полномочия в последнее время перешли к халк маслахаты.

Однако так как президент обладает огромными полномочиями и принимает более чем активное участие во всех сферах деятельности государства, все признаки демократии в обществе нивелируются и являются лишь формальностью.

С 1991 года и до 21 декабря 2006 года президентом Туркменистана был Сапармурат Ниязов («Туркменбаши»). После его кончины (21 декабря 2006) пост президента занял вице-премьер Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов.

В 1994—1995 годах рассматривался вопрос о наименовании занимаемой Ниязовым высшей должности как «Шах» и объявлении Туркменистана Шахством. Однако на совещании старейшин, проходившем в 1994 в Балканском велаяте, эта идея не была единодушно поддержана старейшинами, представлявшими несколько кланов Туркмении (и др.). В связи с этим, а также учитывая высказанное в ходе негласных консультаций отрицательное отношение к этой идее руководств соседних Ирана, Узбекистана, России и учитывая натянутые отношения Ниязова с возможным наследником сыном Мурадом, Ниязов шахом объявлен не был.

В декабре 1999 Халк маслахаты объявил Сапармурата Ниязова бессрочным президентом, имеющим право переизбираться сколько угодно раз.

Получив неограниченную ни сроками, ни полномочиями единоличную власть в Туркменистане, Ниязов проводил курс на полнейшую изоляцию страны в масштабах мирового сообщества.


2. Особенности туркменского тоталитаризма.


Современный Туркменистан, вне всякого сомнения, является редчайшим исключением из практики всех государств бывшего Советского Союза. Установленный Ниязовым политический режим уникален, поскольку явно не похож даже на географически близкие к нему авторитарные режимы Казахстана, Узбекистана и Таджикистана, не говоря уже о мягком полуавторитарном режиме Киргизии.

Именно политический режим Туркменистана можно с полным основанием отнести к тоталитарным по классификации, применяемой обычно в западной политологии. При этом, впрочем, не следует думать, что туркменский тоталитаризм - это всего лишь очередная копия классических вариантов западноевропейских тоталитарных режимов: итальянского - периода Бенито Муссолини, германского - периода Адольфа Гитлера или испанского - периода каудильо Франко. Туркменский вариант не является также и простым продолжением советского коммунистического тоталитаризма, хотя преемственность между ними прослеживается достаточно четко.

Тоталитаризм Туркменистана в третьем тысячелетии вобрал в себя, тем не менее, и многие элементы из архаичных деспотических режимов, традиционных для стран Востока, и из новых авторитарных режимов аграрно-индустриальных государств современного мира. Во многих отношениях туркменский вариант тоталитаризма весьма походит не столько на европейские аналоги, сколько на нынешний северокорейский режим. Поэтому туркменский вариант - это особый феномен, сплав различных элементов, заимствованных из разных эпох. Однако сердцевиной этого режима выступает именно тоталитарное начало.

Туркменский тоталитаризм по целому ряду позиций отличается от своих аналогов, упоминавшихся выше. Во-первых, туркменский тоталитаризм сформировался отнюдь не в результате острейших внутренних конфликтов, переросших в ряде случаев в гражданские войны, как было в свое время в Италии, Германии, Испании, России. Никаких государственных переворотов в Туркменистане не было, тоталитарный лидер утвердился на верхушке пирамиды власти вполне мирным путем.

Во-вторых, не характерно для туркменского тоталитаризма и проведение широкомасштабных политических репрессий против своих политических оппонентов. Массовых расстрелов, печей, концентрационных лагерей в республике нет. Власти в Туркменистане, конечно же, прибегают к насилию, в том числе и к бесчеловечным акциям: ссылкам недовольных в места, где затруднено проживание, преследованию родственников, пыткам заключенных и т.п. И все же для научной оценки и классификации важны типологические элементы. Масштаб и глубина репрессий в Туркменистане все-таки существенно отличаются от практики времен "раскулачивания" в СССР или борьбы "за чистоту арийской нации" в третьем рейхе.

Тем не менее, для того, чтобы убедиться в том, что систематическое применение государственного насилия - это один из элементов туркменского тоталитаризма, достаточно перечитать списки амнистируемых в конце каждого года. Тысячи и тысячи туркменистанцев власть сначала сажает за решетку, а затем, торжественно, после принесения ими соответствующей клятвы, милостиво прощает. Судить и миловать - царская прерогатива! Одних только своих заместителей по кабинету министров Ниязов за годы независимости посадил свыше полутора десятков.

В одном из интервью иностранной прессе Ниязов сказал: «Я от других, может быть, отличаюсь тем, что работаю со своей командой с первого дня... Я им верю, это мои единомышленники. Все возникающие разногласия мы решаем через дискуссии. Я считаюсь с их мнением…».

Очевидно, что Ниязов здесь лукавит, если не сказать больше. К 2005 в «команде» Ниязова произошли значительные изменения. Из состава прежднего кабинета министров не уцелел ни один. За годы ниязовского правления сменились не менее 70 вице-премьеров, около 130 министров… Многие из них привлечены к уголовной ответственности по сфабрикорванным обвинениям, осуждены и отбывают длительные тюремные сроки. Многие лишились своих должностей без права занимать руководящие должности и вообще без предоставления какой-либо работы.

В-третьих, от классических западноевропейских вариантов тоталитаризма туркменский феномен отличает то, что этот политический режим возник отнюдь не на стадии индустриального общества. Ведь в Западной Европе тоталитарные диктаторы утверждались во власти, в немалой степени опираясь на согласие со стороны бизнес-кругов своих стран. При этом высокая организованность и управляемость, присущая индустриальной экономике, помноженная на мощь квалифицированного государственного аппарата чиновников, существенно усиливала возможность всеобъемлющего контроля власти над обществом. Туркменистан же никоим образом нельзя признать индустриальным обществом, равно как и страной с полноценной рыночной экономикой. Поэтому-то, в силу своей аграрно-сырьевой хозяйственной сути, туркменский тоталитаризм и вынужден, в числе прочего, использовать методы и приемы, присущие деспотическим режимам прошлого.

Но почему же всё-таки туркменский режим можно с уверенностью назвать тоталитарным? Начнем с того, что, конечно, любой лидер может иметь свои причуды, и дело вовсе не в них. Но вот тот факт, что в Туркменистане существует однопартийная система с единственной Демократической партией Туркменистана, - это уже яркий и однозначный признак, говорящий о тоталитарности режима. Более того, формально конституция республики декларирует многопартийность. Но реально ее нет и в помине. Причем сама Демократическая партия Туркменистана никак не тянет на то, чтобы ее рассматривать как аналог КПСС или НСДАП. Партия в Туркменистане, хотя и является единственной, но в реальной политике она не играет никакой существенной роли, а выступает лишь в качестве одной из декораций, призванной приукрасить фасад власти президента.

Но самое главное - в Туркменистане утвердилась политика всеобъемлющего контроля со стороны власти над обществом и личностью. С ее помощью в республике пытаются создать систему подчиненности абсолютно всех туркменистанцев тем ценностям и целям общественного развития, которые определены и обозначены никем иным как президентом Ниязовым. То есть тоталитарной является прежде всего идеология, безальтернативно внедренная в Туркменистане, практика навязывания обществу единственной системы взглядов, сформулированной в произведениях Ниязова и, в частности, его двухтомной книге "Рухнама".

«Рухнама» — это вообще особый, значимый элемент из эпохи Ниязова. В книге, поставленной в Республике на одном уровне со Священным Кораном, на предмет знакомства с которой заставляли сдавать экзамены в вузы и изучать её как основной предмет, также, как в свое время были обязательны труды Мао в Китае или Ленина в СССР.. В этой книге основная линия была в следующем: туркмены — великая нация, несправедливо приниженная Советским Союзом и российским царизмом. Ной — возможно был туркменом, колесо (повозку) придумали туркмены … Слова наподобие «О мои черноглазые!» призвана воспитывать в туркменской молодежи ощущение патриотизма.

Все школьники обязаны были ежедневно перед началом занятий читать «Клятву верности». В ней были слова: «Да отсохнет рука моя… Да отнимется язык мой… Да прервется дыхание моё, если я предам Туркменистан и Сапармурата Туркменбаши»…

Книги советского периода сжигались, как это было сделано с Библиотекой им. Карла Маркса в Ашхабаде. Был снесен театр им. Пушкина (Пушкинский театр); на его месте построили фонтан. Так же был снесен памятник Алты Карлиеву, основателю туркменского кинематографа, а Туркменфильм им. Карлиева стал впоследствии Туркменфильмом им. Огуз-хана (мифического предка туркмен, истинного предка туркмен).

Представителям зарубежных стран, которые имеют торговые отношения с Туркменистаном, власти настоятельно "советуют" издать у себя произведение Ниязова. Поскольку пренебрежение такими пожеланиями расценивается в Ашхабаде как неуважение к лидеру нации, многие вынуждены переводить книгу. Число таких переводов на разные языки уже достигло 30. Приобщиться к мудрости "Рухнамы" могут теперь даже африканские зулусы. В Ашхабаде любят лишний раз отмечать, что общий тираж "Рухнамы" уже превысил миллион экземпляров.

Базирующиеся на "Рухнаме" идеологические постулаты носят однозначно выраженный персонифицированный характер: все так или иначе увязано с личностью самого Ниязова. Оно и понятно, ведь идеология здесь представляет собой комплекс идей, обосновывающих и легитимирующих право Ниязова на проведение избранной им политики, попутно решая при этом проблему утверждения моноцентризма персональной власти лидера-идеолога нации. Эта идеология, несомненно, тоталитарна потому, что она претендует на не допускающее никаких сомнений, абсолютно полное воплощение истины в последней инстанции. Именно в такой форме она и навязывается населению.

Известно, что многие из проблем постсоветских государств, так или иначе, коренятся в их советском прошлом. Туркменский тоталитаризм также не является исключением, ведь он относительно плавно возник в результате трансформации позднего варианта советского тоталитарного строя.

Здесь стоит отметить один принципиальный аспект. Из всех постсоветских государств только Туркменистан является лидером в одном весьма сомнительном достижении. Президент Сапармурат Ниязов дольше всех своих "собратьев по цеху" восседает на политическом Олимпе. Большинство лидеров бывших союзных республик стали таковыми уже в период их независимого существования. В Центральной Азии, правда, есть две персоны, которые вроде бы могут соперничать в отмеченном нами отношении с Ниязовым. Это Ислам Каримов - президент Узбекистана и Нурсултан Назарбаев - президент Казахстана. Оба они получили президентские полномочия еще в 1990 году (Каримов - в марте, а Назарбаев - в апреле), то есть еще в период существования Советского Союза.

На первый взгляд Ниязов находится в схожей ситуации: он также стал президентом в том же 1990 году. Но принципиально важным здесь является другое обстоятельство: до этого именно Ниязов дольше всех (Каримова и Назарбаева) занимал пост первого секретаря ЦК компартии союзной республики. Нурсултан Назарбаев стал первым лицом в Казахстане в июне 1989 года после своего избрания первым секретарем, когда он сменил на этом посту ставленника Горбачева - Колбина. Ислам Каримов занял аналогичный пост в Узбекистане фактически одновременно с Назарбаевым. Причем произошло это при в чем-то схожих обстоятельствах. Каримов сменил на этом посту Нишанова, перешедшего по инициативе Горбачева на работу в Москву (председателем Совета Национальностей союзного парламента).

Принципиально важным здесь является следующее обстоятельство. В обеих ситуациях уже тогда имело место явное противопоставление позиций республиканских политических элит Казахстана и Узбекистана позициям союзного центра. Напомним, Горбачев пришел к власти в марте 1985 года, в апреле он уже обозначил свою политическую линию - "ускорение социально-экономического развития СССР". Но последняя воспринималась населением как очередная кампания руководства КПСС, каковых в Советском Союзе видели немало. И только после известных событий в Алма-Ате в декабре 1986 года Горбачев на январском (1987 года) пленуме ЦК показал, что будут меняться правила игры в ранее заповедной зоне - номенклатурной кадровой политике партии и советского государства.

Началась другая эпоха. Назарбаев, таким образом, стал первым лицом в своей республике, уже осознав собственную пользу от недовольства населения политикой союзного центра. Каримов же это понимал еще в большей степени, поскольку именно тогда в Узбекистане вовсю орудовали бригады столичных следователей Гдляна и Иванова, разоблачавшие "узбекскую мафию". То есть и Назарбаев и Каримов получили власть, опираясь до некоторой степени на новый для советских реалий ресурс, альтернативный тому, что использовался до этого десятилетиями.

Ниязов же сменил своего предшественника на посту первого секретаря республиканской компартии - Гапурова - в совершенно иной обстановке, еще в декабре 1985 года. А если вспомнить, что в 1984 году его отозвали в Москву на работу в ЦК КПСС (до этого Ниязов руководил Ашхабадским горкомом), то становится понятно, что своим назначением Ниязов обязан прежнему "доперестроечному" руководству Политбюро ЦК КПСС. То есть Ниязов получил власть в условиях господства советского тоталитаризма. И он фактически продолжил ту же традицию, не допуская других вариантов развития, к которым позднее пришло то же московское руководство.

Отчасти поэтому, наверное, со временем Ниязов и стал претендовать на то, чтобы его президентский пост рассматривался окружающими как подобие поста Генерального секретаря ЦК КПСС. Ниязов стремился к тому, чтобы его население воспринимало бы не как наемного чиновника, а как уникального лидера и вождя нации. Отсюда понятно, почему довольно быстро в Туркменистане появилась тенденция закрепить за Ниязовым пост президента на длительный период. Уже в январе 1994 года был проведен референдум по вопросу о продлении президентских полномочий Ниязова. Как и в "добрые советские времена", 99,99% голосовавших согласились с тем, что полномочия Ниязова продлевались до 2002 года.

В декабре же 1999 года в Туркменистане пошли на следующий шаг: постановлением высшего представительного органа законодательной власти - Халк Маслахаты - Ниязов получил исключительное право осуществлять полномочия главы государства без ограничения срока.

На одной из встреч с российскими журналистами Ниязов как-то сказал:

«Культ личности — явление насильственное. Меня вот пытаются сравнивать со Сталиным. Но я такой же простой человек, как и вы. Просто на мою долю выпала участь работать в это сложное переходное время…»

Однако, тоталитарный лидер нации, как все знают из истории, считается незаменимым и бесконечно талантливым. Его нельзя переизбрать. Он может только умереть на своем посту. Зачастую, одновременно с ним умирают и любовно созданная им идеология, и "великие произведения" бесконечно мудрого лидера нации. Например, кто сейчас помнит шеститомник Леонида Брежнева "Ленинским курсом"…


3. Политическая оппозиция Туркменистана.


В ноябре 2002 в стране произошла попытка «государственного переворота». Многие аналитики и просто граждане Туркменистана однозначно отмечают, что то был не более чем умело разыгранный спектакль и фарс. По официальной версии переворот организовали бывшими высокопоставленными государственными чиновниками (включая бывших председателя парламента, руководителей МИДа, силовых министерств, нескольких губернаторов) «в сообществе с группой иностранных граждан». При этом была организована «неудачная попытка покушения на жизнь президента страны Сапармурата Ниязова». Большая часть «заговорщиков» была арестована и в соответствии с решением суда приговорена к различным срокам тюремного заключения. Борис Шихмурадов под угрозой репрессий членов его семьи, включая престарелых родителей, и сноса их жилья (это один из ходовых элементов политической эпохи Ниязова) добровольно вернулся в Туркмению и сдался властям. Его «признательная речь» транслировалась по национальному телевидению, и была впоследствии показана по многим российским и мировым каналам. Речь изобиловала ходульными элементами, не свойственными реальной разговорной речи людей, например: «Мы… преступная группировка… В нас нет ничего человеческого…».

Следует отметить в этой связи, что сама атмосфера общественной жизни в Туркменистане, имела некоторый привкус тревоги всех без исключения граждан за нечаянно сказанное слово или реплику, так или иначе принижающую власть и «Великого Вождя Сапармурата Туркменбаши», или еще «Сапармурата Туркменбаши Великого». Сотрудниками МНБ просматривалась личная почта, интернет цензурировался, запрещался доступ к оппозиционным сайтам; телефоны прослушивались. В частности, вещание российских телеканалов ограничивалось цензурированными вставками и не более 2 часов в день. За решеткой скончалась от травмы тупым предметом по голове пожилая правозащитница Огульсапар Мурадова. Ей и её «подельникам» инкриминировалось «хранение боеприпасов». О ситуации в Туркменистане, фактах диктатуры, репрессий и нарушений прав человека французские журналисты сняли фильм, в котором фигурирует и Огульспар Мурадова, сотрудница Радио Свободы. У туркменского посольства многократно проводились митинги протеста против диктатуры, самодурства и произвола диктатора Ниязова.

Оппозиции в таких условиях существовать не просто нелегко, а практически невозможно. Любые нежелательные настроения пресекались незамедлительно, невзирая на то, выражают ли их простые граждане Туркменистана, или же сами чиновники, власти. Несогласных политиков отстраняли от власти так же легко, как сажали за решетку простых граждан, пытавшихся бороться за свои права. Все решения, касающиеся политической и общественной жизни страны, принимались единолично президентом Ниязовым.

В качестве примера можно привести следующие факты из политической жизни страны. В 2003 были уволены все руководители силовых ведомств, включая Генпрокуратуру.

В 2005 в рамках анти-коррупционной кампании, инициированной президентом страны, были лишены своих постов ряд высокопоставленных чиновников, которые в соответствии с решением суда были приговорены к различным срокам тюремного заключения.

24 октября 2005 Халк маслахаты полным составом (2506 человек) отклонил законопроект Ниязова о проведении президентских выборов в 2009. После этого Ниязов предложил считать, что принятие закона просто отложено до декабря 2009.

10 апреля 2006 Сапармурат Ниязов за многочисленные нарушения отправил на пенсию Генпрокурора Туркмении Курбанбиби Атаджанову, пост занял ее бывший первый заместитель Мухемметгулы Огшуков. Атаджанова занимала пост 11 лет. За этот период она стала «разоблачителем» доверенных лиц, таких как Еллы Курбанмурадов, Реджеп Сапаров и многих других, оскорбивших Ниязова «изменой».

Таким образом, можно сказать, что в Туркменистане эпохи Ниязова оппозиции как таковой фактически не существовало, т.к. все «несогласные» попросту подвергались репрессиям и преследованию.


4. Туркменистан после Ниязова


21 декабря 2006 Сапармурат Ниязов скончался от остановки сердца. До следующих выборов исполняющим обязанности президента был назначен заместитель председателя правительства республики Гурбангулы Бердымухаммедов.

На выборах 11 февраля 2007 года с 89 % голосов избирателей победил Гурбангулы Бердымухаммедов.

Своё правление новый президент начал с реформ в различных сферах. 15 февраля 2007 года президент подписал указ о реформировании системы образования. Он отменил «девятилетку» и ввел десятилетнее среднее образование, а в ВУЗах 5-6-летнее.

16 февраля 2007 года в Ашхабаде открылись первые два интернет-кафе, а по плану компания «Туркментелеком» собирается открыть только в столице более 15 кафе с выходом в интернет. Интернет-связь будет действовать и в других велаятах. Планируется ввести интернет и в школах.

20 февраля 2007 года президент подписал указ «О создании Госкомиссии по рассмотрению обращений граждан по вопросам деятельности правоохранительных органов при президенте Туркменистана», что может послужить пересмотром ряда дел, по которым сотни людей, как может выяснится, были осуждены на многие годы тюрьмы в результате неправомочных действий некоторых прокурорских либо иных чиновников.

Новый президент отменил немало законов, введённых некогда Ниязовым и считавшихся нерушимыми. Например, 22 февраля 2007 года президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов изъял из «клятвы верности» Родине — придуманного во время правления Туркменбаши стихотворного приложения к государственному гимну — упоминание о «Великом Туркменбаши».

C 28 февраля 2007 года местные газеты сменили на первых полосах портрет Сапармурата Ниязова на фотографию нового президента Гурбангулы Бердымухаммедова. Ранее портрет сопровождался цитатой из книги Ниязова «Рухнама». Ныне под фотографией Бердымухаммедова публикуется фрагмент его инаугурационной речи. Фотографии бывшего президента Туркмении Ниязова все реже появляются на страницах газет.

Изменения происходят и в экономической и социальной сферах: президент Туркмении подписал важные изменения в налогообложении в области здравоохранения. Отныне от уплаты налога на имущество освобождаются учреждения здравоохранения, а от НДС — медицинские услуги, а также реализация лекарств и медицинской техники. Это значит, что для граждан Туркмении снова окажутся доступными импортные лекарства

15 марта 2007 года президент Туркменистана Бердымухаммедов подписал указ, согласно которому, имя первого президента и «отца всех туркмен» Сапармурата Ниязова будет удалено с президентского штандарта. Вместо этого стяг будет украшать надпись: «Президент Туркменистана». Также президент отменил ежедневную клятву верности республике и ее главе.

17 марта 2007 года президент страны Гурбангулы Бердымухаммедов, представляя членам правительства нового вице-премьера Хыдыра Сапарлыева заявил, что в Туркменистане будет возрождена Академия наук, а также сельские поликлиники и военные кафедры в вузах. Сапармуратом Ниязовым были ликвидированы научные институты, работающие в фундаментальном и прикладном направлениях. Были закрыты также сельские поликлиники, пациенты которых направлялись в областные или столичные диагностические центры и лечебные учреждения.

Бердымухаммедов инициировал отмену ряда реформ, проведенных его предшественником. В стране упраздняется культ личности Ниязова. С городских улиц исчезают портреты и многочисленные памятники прежнему президенту. В начале мая было принято решение о переносе на окраину столицы одной из достопримечательности Ашхабада - архитектурный комплекс "Арка нейтралитета", главным элементом которой является позолоченная статуя Туркменбаши.

По многочисленным просьбам, Бердымухамедов принял решение вернуться к летоисчислению по григорианскому календарю, и с июля 2008 года всем месяцам будут возвращены традиционные имена.

Также принято решение о реорганизации парламента. Будут упрощены функции надпарламентского органа Туркмении - Халк Маслахаты и одновременно расширены полномочия Меджлиса. Отныне у Халк Маслахаты будут лишь рекомендательные функции. Позднее структура будет реорганизована в Совет старейшин.

Таким образом, по мнению независимого эксперта по Туркмении Шохрата Кадырова, в стране укрепляется центральная власть. Новое правление будет не столь жестким, как при Ниязове, но и не либерально-демократическим.

Как сообщил одной из туркменских газет президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов, он намерен оставаться у власти как минимум до 2014 года. Парламент Туркмении (Меджлис) предложил продлить срок президентских полномочий с пяти до семи лет. Но этот вопрос пока не решен.

Один парламентарий пояснил газете, что "увеличение президентского срока будет способствовать сохранению стабильности как внутренней, так и внешней политики Туркмении". Вместе с тем депутат не исключает, что это может стать "первым шагом на пути к пожизненному президентству".

Согласие на увеличение президентского срока дали и олигархи, которые в обмен потребовали обещаний, что их имущество не подвергнется конфискации. Им было обещано зафиксировать это положение в специальном законе.

Таким образом, олигархи расширяют клановое представительство в парламенте, к которому к тому же переходит часть функций ликвидируемого Халк Маслахаты.

По мнению экспертов руководство страны видит возросший интерес к Туркмении со стороны ведущих игроков мирового сообщества - ведущих его игроков - США, ЕС, России, Китая, исламских государств и намерено воспользоваться удачным моментом для переустройства государства. Власти Туркмении рассчитывают, что новое законодательство приведёт к увеличению иностранных инвестиций в экономику страны.

Каким путем пойдет новое правительство Туркменистана, покажет время.


Источники:


1. Нургозель Байрамова: «Конституционная» диктатура 17.06.2005

2. А.Куртов: «Писательский гений Туркменбаши как симптом тоталитаризма» 05.06.2006

3. Демократия и тоталитаризм. Свободная мысль, 1991, № 5.

4. http://newsru.com/world/27may2008/srokberd.html

5. http://www.dogryyol.com/article/6617.html



Случайные файлы

Файл
120491.doc
169947.rtf
35742.rtf
4566-1.rtf
34521.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.