Социалистические и псевдосоциалистические течения (118220)

Посмотреть архив целиком













Реферат

"Социалистические и псевдосоциалистические течения"


Общие представления о социализме


Слово "социализм" появилось лишь в 30-е годы XIX века и первоначально имело сравнительно узкое содержание: это некапиталистическое экономическое и социальное устройство, при котором на смену частной собственности на средства производства приходит кооперативная, общественная или государственная собственность. Однако помимо этих представлений, имеющих хождение и по сегодняшний день, уже со времен библейских пророков и античных философов существовали социалистические идеи человеческого общежития, нашедшие свое продолжение в радикально-христианских вероучениях и сектах, в социальных утопиях так называемого немарксистского социализма (например, анархизма, фабианства, демократического социализма или движения киббуцев в Израиле). Во всех этих теологических, философских и социологических постулатах, выработанных за два с половиной тысячелетия и, в особенности, с начала XX века, наиболее исчерпывающим определением социализма является современное определение его как солидарного общества свободных и равных. Такое определение не сводится к "обобществлению" средств производства (хотя среди многих других элементов "обобществление" входит в структуру данного общества"), но в первую очередь оно выражено в трех основных ценностях: братство (солидарность), равенство и свобода. Провозглашенные французской революцией, эти идеи не могли быть реализованы в рамках до индустриального общества. В соответствии с этими основными идейными ценностями в категориях политической социологии социализм определяется как общество, которое уничтожает всякое не демократически легитимированное господство человека над человекам.


Марксистский социализм


Идея социализма в XIX веке стала путеводной звездой для многих социальных движений, каждое из которых по-своему трактовало смысл социалистического Устройства общества, искало соответствующие пути его построения. Одним из таких течений стал марксистский социализм. Его основы заложены в работах К. Маркса, Ф" Энгельса и В.И. Ленина. Марксистскую теорию социализма условно можно разделить на две части: критическую и позитивную. Первая включает в себя "научно-обоснованный" смертный приговор буржуазно-капиталистическому общественному строю. Отправным пунктом критического анализа служит отрицание К. Марксов основополагающей либеральной идеи Дж. Локка относительно равного распределения индивидуальных свобод граждан в условиях буржуазного государства XIV столетия. По Марксу, капиталистический экономический строй, который функционирует на основе буржуазного права, не в состоянии обеспечить равные политические и другие свободы своим гражданам. Позитивная часть Марксова учения состоит в обосновании исторической необходимости общественного строя, который придет на смену капитализму и будет гарантировать по-настоящему равное распределение для всех граждан как прав, так и обязанностей. Это - социализм, общество, которое на последней стадии своего развития станет настолько богатым и гуманным, что будет в состоянии бесплатно удовлетворять самые разнообразные потребности каждого человека.

Необходимость социализма (коммунизма) обоснована теоретиками марксизма как историко-философски, так и экономически. Философское обоснование социализма покоится, во-первых, на идее неотвратимой закономерности, которая определяет движение всей истории человечества, во-вторых, на утверждении, что данная закономерность - источник "самодвижения" исторического процесса - это борьба классов. Как и у Гегеля, у Маркса история движется к заблаговременно поставленной цели, но если у Гегеля конечная цель - "самопознание" Абсолютного Духа, то у Маркса "предыстория" человечества завершается построением коммунизма, точнее - его первой стадии - социализма. С этого момента только и начинается "подлинная история человечества"-

Итак, источником самодвижения, согласно марксизму, как в античные времена, так и в эпоху средневековья выступало острое классовое противоречие (между свободными и рабами, патрициями и плебеями, мастерами подмастерьями). Своего апогея это противоречие достигает в новое время в антагонизме между буржуазией я пролетариатом. Чем обосновывает Маркс свои надежды на то, что именно пролетариат наконец прорвет эту мрачную историческую бесконечность, это фатальное противоречие и тем самым "снимет" его?

Н. Бердяев тонко подметил, что Марксом на пролетариат возложена миссия "Богоизбранного народа". Чем же доказывается у Маркса такая "избранность"? Бесспорно, "демократической" очевидностью - все известные в истории угнетатели составляли в численном отношении незначительное меньшинство, а победивший пролетариат представляет собой преобладающее большинство населения. Победа пролетариата должна стать предпосылкой к созданию бесклассового общества, где не останется места "эксплуатации человека человеком".

Экономическая доктрина занимает центральное место в марксистском социализме. Маркс опирается в своей экономической теории на учение о трудовой стоимости классиков английской политической экономии А. Смита и Д. Рикардо.

Важная идея, которая пронизывает "Капитал" (основной экономический труд К. Маркса), - это доказательство того, что процесс создания стоимости в рамках всей экономической системы в условиях господства частной собственности является непреодолимой преградой для установления согласия среди граждан, потому что средства производства, так же как и продукты труда, распределены весьма неравномерно. В условиях капитализма, считает Маркс, главным противоречием становится противоречие между трудом и капиталом, при этом речь идет не просто о противоречии класса рабочих и класса капиталистов. Оно значительно глубже, ибо это противоречие между способом производства и способом распределения. Производство товаров, по Марксу, покоится на труде "совокупного общественного работника", а присвоение продуктов труда происходит в юридических рамках гарантированной государством частной собственности на средства производства. Частная собственность, в свою очередь, базируется на либеральной идее свободы собственности. Но основная масса населения владеет только собственной рабочей силой Рабочая сила продается на рынке в соответствии с количеством труда, необходимого для производства все той же рабочей силы. Это означает, что покупатель "товара рабочая сила" определяет за него цену, необходимую только для поддержания жизни работника и его семьи.

Но капиталистический собственник средств производства, который выступает как покупатель в соответствии с законами рынка, получает право собственности на все производственные способности работника на протяжении всего рабочего дня. Их достаточно не только для того, чтобы в продолжение дня воспроизвести эквивалент стоимости рабочей силы работника, но и создать за то же самое время излишек, названный Марксом "прибавочной стоимостью".

Бесплатное присвоение капиталистом прибавочной стоимости Маркс назвал эксплуатацией работника. В соответствии с открытой им "исторической тенденцией", Маркс прогнозировал дальнейшее обострение "главного противоречия" между трудом и капиталом: масса наемных рабочих должна возрастать, а число собственников капитала - сокращаться. Выведенный им так называемый закон обнищания (как относительного, так и абсолютного) действует будто бы следующим образом: тенденция к монополизации увеличивает силу капитала, особенно его способность к повышению нормы прибавочной стоимости (степени эксплуатации), а растущая безработица в виде резервной армии труда в еще большей мере благоприятствует снижению цены (стоимости) рабочей силы и в дальнейшем усиливает тенденцию к "обнищанию" работников. Так "действует открытый Марксом "закон всеобщего капиталистического накопления". Из этого логически вытекает, что подобное развитие должно привести к неминуемому социальному взрыву. Централизация средств производства и обобществление труда достигают такой точки, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочке.

Бьет час капиталистической собственности. "Экспроприаторов экспроприируют".

Социальная революция окончательно уничтожает "основное противоречие" между трудом и капиталом. Частная собственность на средства производства ликвидируется и заменяется государственной. "Совокупный общественный работник" выступает здесь как "союз свободных людей", владеющих общими Средствами производства и планомерно использующих. Свои индивидуальные рабочие силы теперь уже в условиях централизованного управления хозяйством. Они не испытывают ни мук безработицы, ни абсолютного и относительного обнищания. Цветущую жизнь обеспечивая им открытая Марксом неизвестная ранее форма государственного устройства - диктатура пролетариата.

Парадокс, однако, в том, что у Маркса строительство "полного коммунизма" означает одновременно отмирание государства. Советские марксисты в XX столетии немало поработали над объяснением "загадки" - как это можно было, укрепляя "диктатуру пролетариата" и: руководящую роль правящей коммунистической партии, Составляющей, по сути, органическую часть государственной власти тоталитарного режима, в то же время вести речь о постепенном "отмирании" государства.

Современные украинские марксисты нередко представляют "настоящий" марксистский социализм в виде социал-реформизма, для которого неприемлемы революционное насилие и диктаторские методы правления. Они Делают ударение, во-первых, на том, что идея диктатуры пролетариата не нашла детального развития ни в работах Маркса, ни в работах Энгельса. Во-вторых, они вызывают на то, что III (так и не изданный при жизни Маркса) том "Капитала" уже не содержит в категорическом виде "революционно-практические" выводы которыми завершается I том. Мало того, в нем немало положений, которые находятся в непримиримом противоречии с революционной риторикой I тома. Однако сам основоположник "научного социализма" всегда неизменно относил себя к сторонникам ортодоксального "революционного марксизма".


Большевизм


Продолжателями традиций революционного марксизма в XX веке с полным правом считают себя российские большевики.

Понятие "большевизм" определяется как "теория и практика ленинизма". Название ведет свое происхождение со II съезда Российской социал-демократической рабочей партии (1903 г), на котором сторонники Ленина одержали при голосовании победу над сторонниками Мартова и стали выдавать себя за представителей большинства ("большевики"). На Западе большевизм называют "русифицированным марксизмом". Его возникновение связывают с возрождением в России крайне радикального крыла европейского рабочего движения, перешедшего к концу XIX века на путь реформистско-эволюционного развития. Обострение социальных противоречий в России, вызванное стремительным развитием капитализма в условиях сохранения помещичьего землевладения и безземелья крестьян привело к "ренессансу" европейского коммунизма на почве российской действительности. С теоретической стороны большевизм - это развитие радикальных сторон революционного марксизма, дополненного существенной поправкой - "теоретически обоснованной" Лениным верой в возможность "построения социализма в отдельно стране" (Маркс и Энгельс были убеждены в том, революционные преобразования и связанное с ними строение социализма и коммунизма теоретически и тактически возможно только одновременно в ряде индустриального развитых стран).

Большевистская теория построения социализма "в "•дельно взятой стране" органически связана с марксовой идеей диктатуры пролетариата. Ленин ("Детская болезнь "левизны" в коммунизме") теоретически и практически отождествил понятие "диктатура пролетариата" с понятием "диктатура партии", откровенно поясняя, что интересы целого класса (пролетариата) могут 5ьггь представлены только находящейся на вершине власти группой вождей или даже одним лицом, при строжайшей централизации и дисциплине внутри политической партии пролетариата. Такую централизацию обеспечил заимствованный у Маркса принцип "демократического централизма", почти сразу же выродившийся на практике в "бюрократический централизм". "Построение социализма" после Октябрьского переворота 1917 г. началось с огосударствления промышленного производства и нашло продолжение в 1929 г. в огосударствлении сельского хозяйства в виде насильственной коллективизации, унесшей миллионы человеческих жизней нанесшей земледелию невосполнимый урон.

Большевизм в теории и на практике требует идеологизации всех сторон человеческой жизни в условиях однопартийности, крайней враждебности к инакомыслию (как проявлению "буржуазной идеологии"), к религии, к малейшим проявлениям духовной свободы. На практике все это осуществлялось путем тотального террора, принявшего в годы правления Сталина (1924-1953 гг.) невиданные масштабы.

К числу догматов большевизма принадлежит также "принцип пролетарского интернационализма", провозглашавший в качестве священного долга оказание "братской помощи" революционным и национально-освободительным движениям всех стран. Проявлением такой "помощи" стала интервенция советских войск Венгрию (1956 г), Чехословакию (1968 г), в Афганистан (1979-1989 гг.). В сталинские времена принцип "пролетарского интернационализма" был фактически подменен идеологией великодержавного шовинизма и ксенофобии.

Важно отметить, что большевизм - это не чисто российское, а международное явление, наблюдаемое и поныне в странах коммунистического тоталитаризма.

В нашей стране все еще немало приверженцев большевизма среди люмпенизированной интеллигенции и рабочих, сохраняющих веру в идеалы эгалитарно-уравнительного социализма.


Леворадикализм


Левый радикализма (именующий себя также неомарксизмом) - это идейно-политическое и революционно-экстремистское течение, выступающее за анархо-коммунистическое переустройство общества и применяющее в качестве средства для достижения той цели индивидуальный или массовый террор.

Сторонники этого течения считают себя представителями подлинного революционного марксизма, называя коммунистов (членов компартий) США, Западной Европы и бывшего СССР "оппортунистами", изменившими революционным идеалам марксизма. Идеологическая основа левого радикализма слагается из двух частей:

экономическая - учение об "экономическом излишке" и "сверхзарплате" - это обновленное и "модернизированное" учение Маркса о капитале и прибавочной стоимости, а также об "исторической миссии современного пролетариата";

политическая - это учение о революционном насилии, трансформированное в трактовку террора как "генератора" гражданских войн, социальных и национально-освободительных революций.

"Духовными отцами" современного экономического радикализма являются американские политэкономы П. Бэрэн и П. Суизи. В попытке "осовременить" Маркса они доказывали, что его учение о прибавочной стоимости устарело. Нынешние рабочие в индустриально развитых странах получают не эквивалент стоимости своей рабочей силы, как было во времена Маркса, а "сверхзарплату", которая намного превышает стоимость минимального количества материальных и духовных благ, необходимых для существования рабочего и его семьи. Они называют такой минимум "экзистенц-минимумом" (от латинского слова "экзистенция" - существование). Если вычесть из "сверхзарплаты" так называемый "экзистенц-минимум" и к этой разности прибавить капиталистическую прибыль, то получится "экономический излишек". "Экономический излишек" постоянно накапливается в современном капиталистическом обществе, ибо его трудно реализовывать. Почему? Да потому, отвечают радикальные теоретики, что капиталисты физически не могут потратить на себя всю прибыль, которая достается им от эксплуатации трудящихся. А реализовать ее в "чисто капиталистической среде" им просто некуда, остается одно: вывезти и продать эту часть ВНП за границу. Трудности сбыта "экономического излишка" приводят к постоянному "перенакоплению капитала", грозящему, как это еще предсказывала Р. Люксембург, полным экономическим крахом и социальной революцией.

В наше время, утверждают леворадикалы, "излишек" рассасывается по двум каналам: военные расходы и рост сверхзарплаты". Отсюда их вывод: рабочие "богатых" капиталистических стран, добиваясь увеличения своих заработков, предотвращают перенакопление капитала и тем самым отказываются от своей "всемирно-исторической миссии" могильщика капитализма.

В таких условиях, считают они, роль гегемона - застрельщика пролетарской революции - должны взять на себя "маргиналы", то есть социальные слои, вытесненные на обочину общественной жизни (безработные, бродяги, деклассированные элементы). Истинные пролетарии, не растерявшие революционный пыл, остались теперь только в слаборазвитых странах Азии, Африки и Латинской Америки. Получая низкую зарплату, едва-едва обеспечивающую "экзистенц-минимум", они по-прежнему, по мнению радикалов, представляют горючий материал для грядущего мирового революционного пожара.

Поэтому сам по себе факт "обуржуазивания" рабочего класса стран Западной Европы и Северной Америки не вызывает уныния у борцов "за правое дело". Возбудить революционный энтузиазм призваны теория и практика революционного насилия, придуманные идеологами экстремизма А. Негри (Италия), X. Малером, У. Майнхофом (ФРГ) и другими. Подобные теории возникли в 60-х годах в условиях заметного экономического роста и повышения благосостояния населения. Но эти процессы сопровождались усилением бездуховности, распространением чисто потребительских ценностей, обесчеловечением человека. Реакцией на это со стороны значительной части интеллигенции (главным образом студенческой молодежи) стали общая враждебность к современной цивилизации и культуре и создание в противовес им своей собственной "контркультуры". Протест против обесценивания человеческой жизни, "отчуждения" личности от общества выразился у этой части молодежи в тотальном отрицании всех норм и ценностей современного общества или, по словам теоретика и кумира леворадикалов Герберта Маркузе, в Великом Отказе.

Великий Отказ в 60-70-х годах выражался в бродяжничестве, в злоупотреблении наркотиками, в пресловутой "сексуальной революции" и одновременно в антивоенных и антирасистских демонстрациях, в различных формах публичного протеста против антинародных мер правительства, посягавших на социальные завоевания. У идеологов и практиков радикализма возникла иллюзия, будто достаточно небольшого "толчка" извне, как все общество придет в движение и настанет долгожданная "социальная революция".

Такого рода толчком был признан индивидуальный я групповой террор, методы которого были заимствованы У латиноамериканских левокоммунистов, в частности, У Эрнеста Че Гевары. На основании успеха кубинской революции Че Гевара придавал преувеличенное значение тактике "фокизма" - организации партизанского очага. Европейский леворадикализм направляет свою террористическую деятельность не против диктаторских режимов, а против парламентской демократии. Право на террористическую практику леворадикалы обосновывают оценкой парламентских режимов как "профашистских" или "скрыто фашистских". Для доказательства этой истины они проводят террористические акции, чтобы вызвать репрессивные ответные меры правительства и тем самым оправдать обращение к терроризму. Попытки насильственно создать ненормальное положение предпринимаются леворадикализмом для того, чтобы сделать очевидной "профашистскую" природу парламентских режимов. Именно из таких соображений американские экстремисты декларировали: "Если надо будет прийти к фашизму, чтобы сделать революцию, мы пойдем на фашизм". X. Малер, лидер германских "красных бригад", писал, что его организация руководствуется таким принципом: сначала надо, чтобы всем стало совсем плохо, чтобы затем стало лучше. Это значит, что надо выманить наружу фашизм". По их представлениям, путь в "коммунистический рай" лежит через террористическое чистилище и фашистский ад.

Левые экстремисты неизменно подчеркивают свою принадлежность к марксизму, ссылаясь на общеизвестный тезис Маркса о том, что насилие - "повивальная бабка" каждого нового строя, сменяющего старый. "Мы всегда стояли за применение насилия как в массовой борьбе, так и в связи с этой борьбой" (В.И. Ленин) - это изречение вождя мирового пролетариата наиболее часто цитируется левоэкстремистами с акцентом на его вторую часть. Поскольку о массовой борьбе под руководством левокоммунистов в Европе и Америке пока не слышно, то террор применяется "в связи с этой борьбой".

К великому сожалению, в 60-х и 70-х годах левотеррористическая деятельность получила моральную поддержку у ряда деятелей европейской культуры. Среди них выдающийся итальянский писатель Альберто Моравиа, всерьез принявший заверения террористов о том, что они используют насилие только ради окончательного уничтожения насилия. Аналогичную позицию заняли тогда известные западногерманские писатели Генрих Белль и Гюнтер Грасс. На экранах кинотеатров появились фильмы, где террористы изображались "заблуждающимися идеалистами", использующими ложные средства, но личностями выдающимися уже в силу их веры, самоотречения и активности.

Страны "реального социализма" не ограничились моральной поддержкой. Отдельные группы террористов (фракции Красной Армии ФРГ) проходили подготовку в секретных военных лагерях ГДР. Арабские и ирландские террористы, как это стало известно из недавно опубликованных документов ЦК КПСС, получали финансовую помощь от руководства советских коммунистов.

Большинство террористических актов, осуществленных левоэкстремистами, было направлено против крупных промышленников и банкиров, а также против политических и государственных деятелей. Но нередки и случаи массового террора, направленного и против населения. Пренебрежение нуждами человека, к самой человеческой жизнью органично связано у левоэкстремистов с презрением к "исступленному потребительству", к стремлению рабочих улучшить условия труда и быта, повысить свою зарплату. Все это расценивается ими как "обуржуазивание" пролетариата, как его "интегрирование" в систему капиталистических моральных, идейно-духовных и материальных ценностей. Левоэкстремистами был проведен ряд террористических актов, как, например, поджог универмага в Брюсселе, в результате которого погибло множество людей. Далее последовала длинная вереница террористических акций, кульминацией которой было похищение и убийство в 1978 г. бывшего премьер-министра Италии Альдо Моро.

Левый терроризм достиг пика в 1979 г. (около 2 тысяч террористических актов за один только год), а затем пошел на убыль вследствие общественной изоляции и враждебного отношения к нему демократических организаций.

Одна из причин снижения активности леворадикального движения - это отталкивающее убожество, лживость социальных идеалов, представавших перед его приверженцами в двух ипостасях - казарменного коммунизма либо анархо-коммунизма. С потрясающей силой подлинный облик казарменного коммунизма и его человеконенавистническая сущность проявились в полпотовской Камбодже, превращенной в огромный концентрационный лагерь. По рецептам левокоммунистических теоретиков местными реформаторами были отменены, как пережитки капитализма, деньги, промышленность, торговля, медицина, образование, искусство, а сельское хозяйство было низведено на уровень примитивного рабского ручного труда. Здесь не только не стоял вопрос о демократии, но жители этой страны фактически были превращены в рабов.

Другая концепция - анархо-коммунистическая - разработана итальянским профессором А. Негри. По его представлениям, построение коммунизма - это антагонистический и субъективный процесс уничтожения труда. В коммунистическом обществе "проблема производства (воспроизводства) - распределения уступает место фундаментальному закону нетруда. Отказ от принуждения к труду становится всеобщим". Сразу же после революции, считает Негри, должно быть проведено обобществление всех благ и уничтожение денег. Все должны получать равную "социальную зарплату". Далее предлагается уничтожить все властные институты с их специфическими функциями и относительной самостоятельностью. Заодно устраняются интеллигенция и ряд "ненужных" наук. Следует отметить, что радикалы вообще мало озабочены проблемами производства в обществе "светлого будущего". Некоторые из них "истинный социализм" представляют в виде общества низкого потребления. Поэтому они придают такое значение обоснованию тезиса "труд-игра". Так, Г. Маркузе и П. Гудмен много писали о том, что труд должен превратиться в источник удовольствия, как компенсация за лишения в потреблении. Под влиянием фрейдизма они представляют труд-игру как проявление подлинной человеческой природы, как выражение раскрепощенности человека и его инстинктов. Они договариваются до того, что предлагают ввести "элементы эротики" в процесс труда - "творческой практики".

При всех различиях и разногласиях и казарменные, и анархо-коммунисты в своих "научных" прогнозах будущего согласны в одном: в страстной жажде диктатуры. "Полное жизни животное, свирепое со своими врагами, дикое и свободное в своих страстях, - такой мне хочется видеть коммунистическую диктатуру", - провозглашает А. Негри. Вряд ли такое страстное желание захотят разделить с итальянским теоретиком миллионы людей, которым эта диктатура уготована.


Демократический (этический) социализм


Теории немарксистского социализма прошли двухсотлетний путь своего развития, но практическая их реализация наступила лишь в XX веке, преимущественно после Второй мировой войны. В основу экономических учений немарксистского социализма положена философия позитивизма с ее оптимистической убежденностью в неизбежности эволюционного поступательного развития общества в условиях научного и технического прогресса. Наибольшее распространение получили взгляды выдающегося английского экономиста Д.С. Лилля (1806-1873), доказывающего историческую неизбежность установления гармоничных отношений между трудом и капиталом путем неуклонного и постепенного повышения образовательного уровня и материального благосостояния рабочих.

Теоретики и практики этического социализма решительно выступали и выступают в защиту демократических свобод, настаивая на том, что без расширения демократических завоеваний социалистические преобразования в обществе абсолютно невозможны. Поэтому они всегда были и остаются противниками авторитаризма и тоталитаризма, отвергая Марксову идею "диктатуры пролетариата", а также насильственные методы ее установления. Они требуют развития и расширения парламентской демократии, настаивают на участии рабочих в управлении промышленными и транспортными предприятиями в рамках так называемой "производственной демократии".

В середине XX века идеологическая база демократического социализма обрела теоретическую основу. Ею стали труды экономистов левокейнсианского направления и, прежде всего, выдающейся английской экономистки Джоан Робинсон. Она доказала, что рост заработной платы (а также и социальных расходов) должен быть постоянно пропорционален росту производительности труда, иначе экономику будут сотрясать все более Частые и все более продолжительные кризисы перепроизводства. Практические выводы из такого доказательства вошли в программы европейских социалистических (социал-демократических) партий и легли в основу деятельности поддерживающих их профсоюзов.

Забота о благосостоянии рабочих и остальных слоев населения принесла европейским социалистам большую популярность. Они неоднократно побеждали на парламентских выборах в Швеции, Англии, Франции, Испании и в других европейских странах. Приходя к власти, они, как правило, выполняли свои предвыборные обещания - повышали минимальную заработную плату, улучшали пенсионное и медицинское обслуживание населения, увеличивали расходы на природоохранные цели. Делалось это за счет повышения налоговых ставок как на корпорации, так и на физических лиц. До 1970-х годов они проводили в некоторых странах национализацию заводов и фабрик, но растущая неэффективность государственного сектора экономики настолько опустошала бюджет, что вынудила почти повсеместно возвратить национализированные объекты в руки частных собственников. К 1980-м годам у европейских социалистов сложилось убеждение, что активная социальная политика не должна наносить ущерб эффективности и конкурентоспособности отечественного производства. "Капитализм в производстве, социализм в распределении", - таков экономический лозунг современной европейской социал-демократии.

В целом социализм в Европе все более принимает либерально-демократическую окраску. Его социальная база расширена ныне за счет сторонников защиты окружающей среды ("экосоциалисты"), защитников национальных меньшинств, участников пацифистских и антимилитаристских движений. Социалистические и социал-демократические партии провели внушительное количество депутатов в Европарламент, перспективы на будущее у демократического социализма вполне обнадеживающие.


Анархизм


Анархизм не стал общественно-политическим течением, сопоставимым по своему влиянию с либерализмом, консерватизмом или социал-демократизмом, коммунизмом, однако он собрал под свои знамена в Х1Х-ХХ веках определенную часть недовольных буржуазной общественной системой социальных слоев.

Основу теории анархизма (греч. anarchia - безвластие) составляет идея безвластия, без государственного устройства общества. В качестве главной цели анархизм провозглашает уничтожение государства и замену любых форм принудительной власти свободной и добровольной ассоциацией граждан. Анархистские идеи встречались уже в античности и в средние века, однако, в Новое время они были развиты английским писателем У. Годвином, автором идеи "общества без государства". Как политическое течение анархизм сложился в Западной Европе в 40-70-х годах XIX века.

Теоретиками идеологии анархизма выступают чрезвычайно отличающиеся друг от друга мыслители У. Годвин, М. Штирнер, Д. Уоррен, Б. Такер, П.Ж. Прудон, М.А. Бакунин, П.А. Кропоткин. Тем не менее всем версиям анархизма присущи основные базовые идеи:

главной причиной социальной несправедливости является государство и его политико-правовые институты;

отрицание любой формы организации "сверху - вниз", любых форм государственной власти - от монархии до диктатуры пролетариата;

условием свободы личности провозглашается ликвидация любых форм власти, правового принуждения.

В XIX веке идеи анархизма получили распространение в рамках революционного движения в европейских странах, в США, однако влияние идеологии анархизма ЯИ в одной из стран не было сколько-нибудь существенным - Достичь провозглашенных целей анархисты пытались различными методами: организацией массовых выступлений, индивидуальным террором, работой в пролетарских профсоюзных организациях, однако не преуспели ни в одном из них.


Фашизм


XX век вызвал к жизни идеологию фашизма, сыгравшего зловещую роль в истории европейских народов. Родиной фашизма (от лат.1азсю - пучок, связка, объединение) являются Италия и Германия. Именно здесь возникли первые фашистские партии и объединения. В отличие от других политических движений, ориентирующихся на интересы конкретных социальных слоев, фашизм опирается на идею расового (национального) превосходства и обеспечивает интеграцию населения вокруг целей национального возрождения. Идейные корни фашизма восходят к расово-антропологическому направлению социологии, в частности, к работам Ж. Гобино, X. Чемберлена. Отталкиваясь от основных положений антропосоциологии, теоретики фашизма выстроили свою систему ценностей:

нация - высшая и вечная реальность, основанная на общности крови. Существует иерархия рас и наций, они делятся на "высшие" и "низшие", и поэтому необходимо бороться за сохранение "чистоты" высшей нации (расы);

высшие расы (нации), в частности, арийская, должны господствовать над низшими, беспощадно уничтожая сопротивление с их стороны;

сильная, беспощадная власть тоталитарного государства, ядром которого является авторитарная партия, обеспечивающая всеобщий контроль над личностью и обществом;

культ вождя.

Идеология фашизма возникла после Первой мировой войны как реакция на изменения, произошедшие в европейском обществе. Рост монополистического капитала протекал на фоне массового разорения мелкобуржуазных слоев населения, рушились привычные социальные связи и традиционный уклад жизни. "Великая депрессия" - глубокий экономический кризис конца 20-х годов, усилила процесс абсолютного обнищания населения, сопровождавшийся ростом маргинальных и люмпенских групп населения, для которых либеральные ценности - свободы, равенства утратили всякий положительный смысл и звучали, скорее, как насмешка, чем обещание. В такой ситуации интегрирующую роль сыграли ценности национального возрождения и единства. Они были созвучны ущемленному Версальским мирным договором национальному достоинству немцев, с энтузиазмом воспринявшим гитлеровскую идею тысячелетнего Рейха. Идеология фашизма была направлена как против марксизма, так и против буржуазной демократии. Антикапиталистические и псевдосоциалистические лозунги социального равенства и справедливости в сочетании с идеей превосходства арийской расы обеспечили фашизму массовую социальную базу, состоящую из мелкобуржуазных слоев города и деревни, люмпенов, безработных, части рабочего класса. Мощную финансовую поддержку германскому фашизму оказал крупный монополистический капитал, составивший основу экономической и социальной систем фашистских государств.

Создав террористические режимы, фашизм уничтожил все демократические свободы и институты. Всеобщее насилие стало главным инструментом власти, нормой жизни. Милитаризация рассматривалась как средство достижения внешнеполитических целей: возрождение Священной Римской империи (Италия), установление мирового господства (Германия).

Развязав Вторую мировую войну, стоившую человечеству 60 миллионов жизней, фашизм потерпел сокрушительное военное поражение. Его преступления, как и идеология, были осуждены Нюрнбергским трибуналом. Однако уже в 50-60-е годы фашизм начал возрождаться в виде неофашизма, исповедующего те же политические и идеологические взгляды.

Живучесть фашизма и как идеологии, и как политического движения требует от политической науки, от политических лидеров и рядовых граждан понимания его корней и осуществления политики, препятствующей его возрождению в сколько-нибудь широких масштабах. Изучение истории фашизма, его возникновения, триумфа, краха и вторичного явления миру позволяет сделать некоторые выводы:

Фашизм - феномен XX века. Он представляет собой неадекватную реакцию общества на острые кризисные процессы, разрушающие устоявшиеся экономические, социальные, политические и идеологические структуры.

Питательным раствором, из которого произрастает фашизм и как движение, и как режим, является массовое движение протеста. Оно нуждается в идеологии, способной доступно сформулировать цели и способы их достижения, а также создать образ врага, ниспровержение которого открывает путь к решению проблем. Чем глубже и всеобъемлюще кризис, поразивший общество, тем шире социальная база фашизма. Поэтому, помимо карательных и охранных мер, успешная борьба с фашизмом предполагает создание экономических, социальных, политических условий для адекватного позитивного разрешения кризисных ситуаций, столь частых в наше время.

Каждая из ведущих политических идеологий, возникших в XVIII - XIX вв., выражала более или менее отчетливо интересы определенных социальных групп. Однако глубокие изменения в экономической и социальной структурах современного общества делают невозможным сохранение "чистых" идеологий. Их время прошло. В условиях взаимозависимого и многополюсного мира стираются четкие границы между ними в области программных установок, из одних и тех же социальных слоев выходят сторонники разных идеологий. И все это стирает четкие границы между ними, способствует их взаимопроникновению и взаимообогащению.




Случайные файлы

Файл
56752.rtf
3859.doc
185683.rtf
158619.rtf
2419.rtf