Рациональность политики и рациональный политик в "Государе" Никколо Макиавелли (118128)

Посмотреть архив целиком

Московский государственный университет

Культуры и искусств










Р Е Ф Е Р А Т

По политологии на тему : Рациональность политики и рациональный политик в « Государе» Никколо Макиавелли








Работу выполнила:

студентка 1-го курса Иэуп , гр.170

А.Н. Петрушенко




Работу проверила:

В.А. Тихонова







Москва 2007


Макиавелли, родившийся 3 мая 1469 года, прослуживший с 14 июля 1498 по 1512 года в должности канцлера-секретаря Совета Десяти Флорентийской республики, посвятивший остаток жизни литературным занятиям и теоретическим дискуссиям о месте и роли политики в жизни общества, был убежденным республиканцем. Он не мог быть кем-либо иным, поскольку выбор этот был сделан еще до его рождения. Его предки предпочли в свое время флорентийское гражданство почестям и повелениям знатного сословия (нобилитета). Такой выбор мог иметь место только в Италии, а точнее только во Флорентийской республике. Почему же потомок славного рода маркизов отрекся от того, что в средневековой Европе превыше всего? Макиавелли дает ответ на этот вопрос в своей «Истории Флоренции». Вспыхнувшая в 13 веке вражда между сторонниками папской власти (гвельфами) и сторонниками императорской власти (гибеллинами) расколола Флоренцию на два лагеря, причем Нобели выступили на стороне императора, а простой народ - пополаны - на стороне папской власти. В результате этой междоусобицы победы одержали гвельфы. С середины 13 века начинается возвышение Флорентийской республики. Освободившись от власти Нобелей и, как следствие, от власти императора, флорентийцы оказались практически независимы от папской длани. Поскольку епископы правили от лица императора, то милиция сместила и императорский, и папский порядки. Теперь епископу, чтобы подняться на кафедру, нужно было разрешение муниципалитета. К тому же начиная с серидины 13 века не города нуждались в порядке Папы, а скорее папство нуждалось в них. Произошло то, что некоторые исследователи называют «уникальной революцией, революцией религиозных радикалов, ведомой Папами против Священного Римского императора». В результате этого власть, слава и богатство стали приобретаться не благодаря титулу, а через участие в гражданской и политической жизни города. Если учесть, что полноправных граждан Флоренции к концу 15 века насчитывалось около трех тысяч, то звание гражданина Флоренции значило не так уж мало. Именно поэтому предки Макиавелли сделали выбор, который в то время был вполне оправдан.

Судьба Макиавелли оказалась тесно связана внешней политикой его родины. Это позволило ему приобрести немалый опыт и впоследствии сравнивать политические устройства различных государств. Более того, именно это обстоятельство объясняет то, почему Макиавелли, отчаянный сторонник республиканского правления, написал после своей вынужденной отставки « Государя», где рассматривал, в том числе и перспективы завоевания городов, который славились давними демократическими традициями.

Почто полтора десятилетия Макиавелли находился на службе Флорентийской республики. Но после ее крушения в 1512 году и возвращения власти семейства Медичи он был вынужден удалиться в собственное поместье, где и провел остаток жизни, оказавшийся необычайно плодотворным с литературной точки зрения. После 1512 года писались «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия», и « История Флоренции», и бывшие учебником военного дела для многих поколений военноначальников сочинение « О военном искусстве», и самая знаменитая, наиболее неоднозначная работа – « Государь».

Служебные обязанности Макиавелли, выявляемые им при дворах иностранных правителей ( он 13 раз участвовал в поездках с различными дипломатическими миссиями), не всегда сопровождались статичными полномочиями, что подчас ставило его в затруднительное положение. Макиавелли на собственном опыте имел возможность убедиться в нерешительности флорентийского правительства вот почему, по его мнению, Флоренция была обязана своим успехом не только выдающимся государственным деятелям, сколько удачному стечению обстоятельств. В « Истории Флоренции» он неоднократно обращает внимание на то, что судьба Флорентийского государства нередко зависела от случая, а не от доблести граждан. Так, например, его отчизна чудом избежала поражения от Людовика Анжийского. Спаслась Флоренцию лишь его смерть, позволившая укрепиться на неполитическом троне Карлу Дураццо. В равной мере смерть Каструччо Кастранкани, правителя Лука, уберегла в свое время Флоренцию от завоевания.

Хотя в жизни государства много зависит от фортуны, но, по убеждению Макиавелли, государство имеет возможность ограничить случайность в сфере внешней и внутренней политики. Спасти государство от случайности должна рациональная политическая воля, ибо рациональность в поведении политика является главным залогом его успеха. Однако далее Макиавелли дает парадоксальный и совсем не очевидный вывод: поскольку в политике господствует случайность, создание стабильного государства необходимо начинать, опираясь на случайность событий. Это искусство очень сложное, и оно под силу лишь человеку, искушенному в политической борьбе и интригах. Поэтому у автора « Государя» такой интерес вызывает личность Цезаря Борджиа, герцога Валентино, при дворе которого Макиавелли находился с дипломатической миссией в 1502- начале 1503 года. Частично эти события описываются в « Государе». Именно этот, во многом теоретически, интерес Макиавелли к реальному деятелю создаст дурную славу данному произведению. Дело в том, что Цезарь Борджиа вошел в историю как один из самых беспринципных политиков, можно сказать – как хрестоматийный злодей: « Но уж совсем абсолютным и каким-то сатаническим злодеем был сын Папы Цезаря Борджиа. В 1497гг. Цезарь убивает своего брата герцога Гандиа… Вскоре Цезарь отравляет за трапезой своего двоюродного брата…. В Риме каждую ночь находят убитыми до четычех-пяти человек, преимущественно прелатов или епископов, и все знают, что это дело рук Цезаря… Дон Жуан де Червильоне не захотел уступить Цезарю своей жены, и тогда Цезарь велел его обезглавить посреди улицы по турецкому способу».

Но вот что пишет сам Макиавелли о Цезаре в письме к камисару Джованни Табильдуччи от 1 июля 1502 года: « Герцог так смел, что самое большое дело кажется ему легким. Стремясь к славе и к новым владениям, он не дает себе отдыха, не ведает усталости, не признает опасностей. Он приезжает в одно место прежде, чем успеешь услышать об его отъезде из другого. Он пользуется расположением своих солдат и сумел собрать лучших людей Италии». Естественно, что, оправдывая Цезаря как политика, Макиавелли оправдывал и многие совершенные им преступления, если они были, с его точки зрения, целесообразны, то есть вели к завоеванию и укреплению власти. Оправданные преступления Борджиа и выбор его в качестве примера политического деятеля, приближающегося к идеалу, на многие годы определили отношение потомков к « Государю». Термин «макиавеллизм» стал синонимом политической беспринципности. Слава, которую принес позднее с собой во Францию род Медичи, запомнился надолго, ибо она была связана с переломным моментом истории данного государства, со сменой династии Валуа на династию Бурбунов. В воображении европейцев все смешалось в единую и страшную картину: Макиавелли, Борджиа, Медичи, Варфоломеевская ночь. Итальянская политика стала для многих ассоциироваться с политикой яда и кинжала. Фортуна сыграла с Макиавелли и его творчеством злую шутку, ибо « Государь» сделался своего рода символом этой политики.

Сегодня мы можем взглянуть на Макиавелли и его творчество более объективно. Нет сомнений, что « Государь» был одним из моментов политического поиска Макиавелли. В пользу этого говорит и его деятельность на посту секретаря Совета Десяти, и его стремление оградить Флоренцию от тирании, сделать государство более стабильным и управляемым. Политический поиск Макиавелли был связан в первую очередь с проблемами родного города как уже отмечалось, в Цезаре Борджиа Макиавелли увидел, то чего так не хватало флорентийскому правительству,- рациональную политическую волю. Этим средством борьбы в фортуной, к сожалению, не обладают демократические режимы. Республику в силах спасти от превратностей судьбы только хорошие законы, но фундаментом этих законов должна стать единая воля граждан. Лишь когда происходит довольно редкое совпадение решений многих участников демократического организма, возникает равновесие внутри государства. В основе этого равновесия лежат простые принципы: если республика опирается только на людей, имеющих гражданство, то она не должна завоевывать большие территории, ибо боеспособная армия может состоять только из полноправных граждан. Если же республика ведет завоевательную политику и привлекает в качестве военной силы неполноправных граждан, то она должна быть готова к внутренней междоусобице. И наконец, если республика привлекает наемную армию, то ею будет управлять будет управлять случай. Именно в процессе подробного разбора этих вариантов развития республиканского государства в « Рассуждении о первой декаде Тити Ливия» Макиавелли прерывает работу для того, чтобы написать своего «Государя».


Случайные файлы

Файл
16765-1.rtf
6646-1.rtf
142014.rtf
12284-1.rtf
136788.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.