Распространение марксизма в России (118127)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение 2

  1. Предпосылки распространения марксизма в России 2

2. Первые переводы: марксизм и народники 3

3. Образование группы «Освобождение труда» 5

Заключение 9

Список источников и литературы 9

Примечания 10


Введение


К началу 1880-х гг. в России уже сложились предпосылки для возникновения и распространения пролетарской идеологии.

Здесь уместно вспомнить хрестоматийное высказывание В. И. Ленина из его книги «Детская болезнь левизны в коммунизме»: «Марксизм, как единственно правильную революционную теорию, Россия поистине выстрадала полувековой историей неслыханных мук и жертв, невиданного революционного героизма, невероятной энергии и беззаветности исканий, обучения, испытания на практике, разочарований, проверки, сопоставления опыта Европы».1 В связи с этим Ленин особо напоминал «о таких предшественниках русской социал-демократии, как Герцен, Белинский, Чернышевский и блестящая плеяда революционеров 70-х годов».2


1. Предпосылки распространения марксизма в России


Заканчивался период утверждения капитализма, который советские историки датируют примерно 1861-1882 гг.: в результате промышленной революции капитализм укрепился в городе и, разрушая общину, проникал в деревню. Вместе с ним рос пролетариат, главным образом за счет крестьянства, которое все более «рас­крестьянивалось». Именно к началу 80-х гг. промышленный пролетариат в основном сложился как класс. Рабочее движение обретало размах и организованность, достаточные для того, чтобы выделиться из общедемократического потока в качестве самостоятельной пролетарской струи: уже возникли первые политические организации пролетариата: «Южнороссийский союз рабочих» 1875 г. и “Северный союз русских рабочих” 1878-1880 гг. Начались сравнительно массовые забастовки (например, в Петербурге на Новой бумагопрядильне в 1878 и 1879 гг. с участием тысяч рабочих), которые можно считать предвестниками Морозовской стачки 1885 года.

Чрезвычайно способствовала возникновению русской социал-демократии победа марксизма в западноевропейском рабочем движении, возможность использовать плоды этой победы, тем более, что марксизм уже давно проникал в Россию, хотя вначале не прививался на русской почве как мировоззренческая система. Передовые русские люди еще в 40-е гг. знакомились с ранними работами К. Маркса и Ф. Энгельса (В. Г. Белинский и, возможно, А. И. Гер­цен). В пореформенной России, особенно с конца 60-х гг., интерес к марксизму стал быстро расти. Народники уже не просто знакомились с трудами Маркса и Энгельса, но и переводили их.


2. Первые переводы: марксизм и народники


Первый перевод классики марксизма на русский язык осуществил П. Н. Ткачев. В 1868 г. он перевел и сумел опубликовать в Петербурге написанный Марксом «Устав Международного товарищества рабочих». За ним последовало женевское 1869 г. издание «Манифеста Коммунистической партии» в переводе М. А. Бакунина. Еще через два года активный участник Большого общества пропаганды С. Л. Клячко перевел «Гражданскую войну во Франции» К. Маркса (Цюрих, 1871), а в 1872 г. в Петербурге увидел свет «прекрасный», в оценке самого Маркса, русский перевод 1-го тома «Капитала» (переводчики — Г. А. Лопатин и Н. Ф. Даниельсон).

Все эти переводы (особенно «Капитала») народники использовали в 70-е годы как оружие революционной пропаганды. К началу нового десятилетия К. Маркс уже констатировал: «В России <...> “Капитал” больше читают и ценят, чем где бы то ни было».

По мнению Н. А. Троицкого, в 70-е гг. русские революционеры, хотя и отступили по некоторым вопросам теории назад от Чернышевского, в других вопросах шли вперед. Таковы были вопрос о капитализме и сопряженный с ним рабочий вопрос. Ранее эти вопросы считались абстрактно-теоретическими и не были увязаны с практикой революции. И. Герцен, М. Огарев, Н. А. Добролюбов, и в особенности Н. Г. Чернышевский, были замечательными критиками западного капитализма, но никто из них не изучал капиталистические процессы в России. «Семидесятники» же внимательно следили за развитием русского капитализма и озабоченно отмечали в своих программах, что капитализм уже проник в «народную жизнь» и грозит разрушением общины.3 Правда, они истолковали это лишь как регресс (полагая, что торжество капитализма еще можно предотвратить), но попытались использовать социальные сдвиги, обусловленные капитализмом.

Однако, как идеологи крестьянства, народники недооценивали историческую роль пролетариата. Но они поднимали идейный уровень, расширяли политический кругозор рабочих, втягивали их в революционную борьбу и тем самым, даже «вопреки своим непосредственным намерениям, способствовали пробуждению и развитию классового сознания рабочих».4 Получив от народников революционный и социалистический заряд, рабочие скорее и больше задумывались над исторической миссией своего класса и приходили, в конце концов, к осознанию этой миссии, правда, уже через преодоление мелкобуржуазной ограниченности народничества, с помощью социал-демократов.5

Правда, народники 70-х гг. воспринимали лишь экономическую сторону марксизма, его толкование конфликта между трудом и капиталом, разящую марксову критику капитализма, но считали не применимой к России ту генеральную идею Маркса, что именно капитализм создает материальные предпосылки для социалистической революции и сам порождает собственного могильщика в лице пролетариата. Самый интерес народников к «Капиталу» (и к марксизму вообще) объяснялся их потребностью уяснить как можно основательнее генезис, сущность и механизм капиталистического производства, чтобы не менее основательно противопоставить ему русский “особый уклад”. “Посмотрим же, к чему обязывает нас учение Маркса, — рассуждал в 1879 г. народник Г. В. Плеханов. — <...> Общество не может перескочить через естественные фазы своего развития, когда оно напало на след естественного закона этого развития, говорит Маркс. Значит, покуда общество не нападало еще на след этого закона, обусловливаемая этим последним смена экономических фазисов для него не обязательна”.


3. Образование группы «Освобождение труда»


25 сентября 1883 г. в скромном кафе на берегу Роны в Женеве пятеро русских революционеров-эмигрантов, членов народнического общества “Черный передел” приняли заявление о том, что они разрывают с народничеством и образуют новую организацию — группу “Освобождение труда” с целью идейно перевооружить русское революционное движение, повернуть его с пути народнического, утопического социализма на путь социализма научного, под знамя К. Маркса и Ф. Энгельса. Так возникла первая организация русских марксистов, которая положила начало распространению марксизма в России, начало русской социал-демократии. Родившись в год смерти Маркса, она тем самым как бы засвидетельствовала бессмертие марксизма.

Основателями группы “Освобождение труда” были Г. В. Плеханов, В. И. Засулич, П. Б. Аксельрод, Л. Г. Дейч, В. Н. Игнатов. Каждый из них прошел долгий и сложный путь от народничества к марксизму и на этом пути проявил выдающиеся качества, особенно — их общепризнанный вождь Георгий Валентинович Плеханов (1856-1918).

Г. В. Плеханов был восьмым ребенком из четырнадцати детей (от двух жен) гусарского штаб-ротмистра Валентина Петровича Плеханова и воспитанницы Института благородных девиц Марии Федоровны Белинской (племянницы В. Г. Белинского). Он унаследовал от вспыльчивого, с крутым нравом, но трудолюбивого отца прямоту, смелость и жизненное правило “Надо всегда работать. Умрем — отдохнем”, а от доброй, нежной, заботливой матери — душевную чуткость, неприятие зла, сострадание к простому люду. Вынужденный в начале 1880 г. эмигрировать, Плеханов временно отошел от практических дел, сосредоточившись на теории.

Ближайшим соратником и самым преданным другом Плеханова была Вера Ивановна Засулич (1849 – 1919). Эта «героическая гражданка», как называл ее Ф. Энгельс, первая русская женщина-террористка, выстрел которой в могущественного царского сатрапа Ф. Ф. Трепова 24 января 1878 г. вызвал не только общероссийский, но и международный резонанс, ставшая по воле истории первой русской женщиной-марксисткой, прошла все этапы народнического движения с конца 60-х до начала 80-х годов, познала тюрьму и ссылку, скамью подсудимых и эмиграцию. При этом она сумела выделиться редкой ученостью, овладеть несколькими иностранными языками и стать едва ли не самой сведущей из русских женщин в области истории мирового революционного процесса. Ее личное обаяние признавали даже недруги. «Я прямо не помню в ней недостатков, — вспоминал Л. А. Тихомиров. — Она была весьма умна, начитана, ее мнения были продуманы и хорошо защищены. Но она была в высшей степени скромна, даже как будто не замечала своего ума и не имела ни одной искры самомнения».6

Мягкая, деликатная, Засулич умела сглаживать полемическую резкость Плеханова, но когда это ей не удавалось, она кротко, «с героизмом раба» несла, по выражению В. И. Ленина, «ярмо плехановщины».7

Павел Борисович Аксельрод (1850-1928) тоже был видным деятелем революционного народничества. Уже в 1873-1874 гг. он вел пропаганду среди рабочих, но главным образом выдвинулся как публицист: сотрудничал в газете “Работник”, редактировал журнал “Община”, был правой рукой Плеханова в “Черном переделе”. Широко образованный литератор, пропагандист и популяризатор, он, благодаря природному уму и разносторонним знаниям, мог бы стать и оригинальным мыслителем, но привык десятилетиями преимущественно вторить Плеханову, ибо, по наблюдению А. В. Луначарского, “был преисполнен благоговения и изумления перед Плехановым”.


Случайные файлы

Файл
34699.rtf
6842-1.rtf
12187.rtf
100355.rtf
142071.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.