Прогрессивные идеи политической справедливости (118112)

Посмотреть архив целиком


Содержание


Введение

Политические идеи прогрессивного консерватизма

Сецессия в политике - проблемы теории и практики

Справедливость с политическим аспектом

Заключение

Список литературы



Введение


Первое теоретическое обоснование консерватизма? как политической идеологии и практики общественно-политической жизни, что ориентируется на сохранение и поддержание существующих форм социальной структуры, традиционных ценностей и морально-правовых базисов, принадлежит английскому политическому деятелю Эдмунду Бёрку.

Главной идеей, которая присуща всем его работам, в том числе и "Размышлениям о революции во Франции" есть идея консерватизма. Рассматривая государственные устройства Англии и Франции, Бёрк проводит между ними параллели и предлагает антитезу Франция - Англия, что расшифровывается буквально как Революция - Традиция. Таким образом, Франции приписывалась роль "источника болезни", Англии - образцового примера, дающего Европе шансы на спасение.


Политические идеи прогрессивного консерватизма


Традиция выступает центральной ценностью в политической теории Бёрка. А конституция Британии и позитивный опыт - идеальным государственным устройством. Эдмунд Бёрк предлагает сохранять старое, точнее его базовые и жизненно важные основы в государстве и одновременно реформировать, вносить поправки и изменения.

Для этого автор вводит формулу "сохранять и реформировать", потому что считает, что "сохраняя природное устройство ведения наших государственных дел, мы никогда не бываем целиком новыми, а в том, что мы сохраняем, никогда не бываем полностью устарелыми".

Все реформы в государстве должны базироваться на принципе давности. Этому принципу должны соответствовать Конституция страны и, соответственно, парламент.

Таким образом, руководствуясь конституцией, основанной на законах природы, народ будет получать от своих предков способ управления государством, пользоваться им и передавать следующим поколениям.

Считая, что на земле не может существовать идеального устройства, который был бы полностью свободен от каких-либо изъянов, Бёрк осуждает и резко критикует ход революционных событий во Франции. Он подчеркивает, что она была призвана погубить уже сформированное политическое устройство государства.

События во Франции Бёрк называет антидемократическими. Идеологи революции подорвали историческое устройство, скинули монархию, но в результате не получили свободу.

Под понятием "свобода" Бёрк понимает социальную свободу, которая может стать властью, в случае, когда ее воспользуется сплоченный общими интересами народ.

Идея народа - это идея объединения. Именно народ должен стать силой, которая и приведет к демократическим реформам. Народ должен стать большинством или выбрать того, кто будет представлять интересы народного единства, и который, как истинный политик и настоящий патриот задумается над тем, как лучшим образом использовать все, что уже есть в государстве, а не начнет все с нуля.

Действительно, одна форма правления может быть лучше другой. И это основательный повод, чтобы за нее бороться, но следует помнить, что, изменив название, мы не изменим суть.

Поэтому только путем глубокого анализа, политика может изменить государство. Дух полной новизны характерен для эгоистических и слабохарактерных правителей.


Сецессия в политике - проблемы теории и практики


Импульс к получению политической независимости через сецессию, распространяющийся по всему мировому геополитическому пространству, - яркий признак современных международных отношений.

Волна сепаратистских устремлений групп то и дело проявляется, а порой даже увеличивается в масштабах практически на всех континентах. Кроме этого, растёт список непризнанных и частично признанных государств.

Однако до сих пор сецессия остаётся одним из наименее изученных и наименее понятых политических феноменов.

Как следует из приведённого определения сецессии, отделение региона от государства предполагает потерю центральной властью части суверенитета на осуществление властных полномочий.

Кроме этого, изменение государственных границ и споры из-за перераспределения территорий представляют собой наиболее сложные проблемы мирного урегулирования сложившейся ситуации.

Исходя из логики политической жизни, можно с уверенностью утверждать, что подобный процесс, как правило, предполагает острый, ожесточённый конфликт между сторонами, который ведёт не только к кардинальным институционально-политическим изменениям, но и серьёзным людским потерям.

Именно поэтому подавляющее большинство действующих федеральных конституций не признаёт за субъектами федераций права на сецессию. Что же касается попыток сепаратистских групп отмежевать часть территории от государства, то они жестоко подавляются.

Сложность изучения сецессии состоит в том, что это явление достаточно трудно поддается однозначной интерпретации. С одной стороны, сецессия может быть рассмотрена как угроза целостности государственного строя и даже как дестабилизатор политических процессов в рамках целого региона. С другой стороны, рядом исследователей сецессионистские конфликты рассматриваются как способ реализации права народов на самоопределение, которое является демократической нормой.

Получается, что противоречие принципа территориальной целостности государства и права народов на самоопределение - сложная дилемма, которая требует тщательной политико-философской трактовки.

Таким образом, представляется оправданным повышенный интерес политической науки к поиску теоретических концепций, объясняющих суть и причины сецессии как формы политического сепаратизма.

На сегодняшний день перед исследователем встают две ключевые проблемы изучения сецессии - терминологическая и методологическая. Терминологическая проблема заключается в неточностях и многочисленных условностях при определении основных понятий теории сецессии.

К примеру, существуют публикации, в которых утверждается, что сецессия может существовать в двух основных формах: сепаратистской, если деятельность оппозиционной группировки связана с достижением полной политической независимости, и ирредентистской, когда сецессионисты добиваются вхождения в состав уже существующего государства".

Следуя данному определению, у нас может сложиться ложное впечатление о том, что сецессия обладает сепаратистским потенциалом, а ирредентизм им не обладает, что сецессия проявляется в форме сепаратизма или ирредентизма, а сепаратизм в форме сецессии выражен быть не может.

Как представляется, подобная точка зрения вызывает серьёзные возражения. Сепаратизм - более широкое и менее определённое понятие. Это и стремление, и движение, и требование, и целая идеология за отделение части государства.

Поэтому сепаратизм не может быть формой сецессии, наоборот - сецессия является одной из форм политического сепаратизма, которая представляет собой процесс отделения и выхода из состава государства какой-либо ее части, что предполагает создание нового государства.

Другими формами сепаратизма можно назвать, к примеру, ирредентизм и энозис.

Под ирредентизмом, как правило, понимают отделение части территории государства с целью присоединения к соседнему государству. Например, заявление абхазских лидеров начала 90-х гг. о стремлении Абхазии отделиться от Грузии и войти в состав России может быть квалифицировано как ирредентистская тенденция.

Энозис - это отделение территории с целью присоединения к государству с одноэтничным населением, т.е. своеобразное воссоединение этнического меньшинства с государственно организованным одноэтничным большинством.

Примером попытки энозиса может быть требование армянского населения Нагорного Карабаха об отделении этой территории от Азербайджана и присоединении к Армении, осетинского населения Южной Осетии - отделения от Грузии и присоединения к Северной Осетии и другие.

Таким образом, получается, что сецессия, ирредентизм и энозис как формы сепаратизма с логической точки зрения являются более узкими понятиями, а сепаратизм как понятие по объему гораздо шире.

Методологическая проблема заключается в сложностях выбора концептуальной парадигмы для анализа сепаратистских процессов.

Здесь следует отметить, что современная тенденция в исследованиях сепаратизма заключается в том, что сами формы снижения деструктивных процессов в ходе реализации идеологии этнополитического сепаратизма всё чаще исследуются в современной теории разрешения конфликтов, которая представлена такими исследователями, как Дж. Бертон, К. Митчелл, Х. Корнелиус, Ш. Фэйр, Р. Фишер, У. Юри. Действительно, этнополитический сепаратизм довольно часто выражается в ситуации открытого конфликтного противостояния как минимум двух потенциально антагонистических групп: одна стремится отделиться, другая противится такому отделению.

Что же касается дефицитного ресурса, из-за которого и начинается этнополитический конфликт, то он здесь также налицо, так как путем получения определенной степени политического суверенитета конфликтная группа приобретает большую политическую самостоятельности. В такой ситуации действия одной стороны, столкнувшись с противодействием другой, препятствуют реализации её целей и интересов, в результате чего и возникает конфликтная напряженность.

Из этого следует, что если модели этнополитического сепаратизма принимают форму действий участников этнополитического конфликта, то теория завершения конфликтов может послужить необходимой методологической базой для выработки механизмов сглаживания негативных последствий этнополитического сепаратизма.

Таким образом, в терминологической и методологической областях теории сецессии существует масса неточностей при определении самого феномена сецессии и выборе теоретических подходов к ее исследованию, что, в свою очередь, подчёркивает актуальность теоретического осмысления сецессии.


Справедливость с политическим аспектом


В современных обществах "справедливость понимается как высшая степень совместимости многообразных интересов. Основной критерий справедливости - максимум свободы для возможно большего числа индивидов".

В современном мире справедливость есть не более чем компромисс между социальными группами, артикулирующими свои интересы с помощью выборов, референдумов, институтов “прямой демократии” и т.д.

Импульсом для появления концепций о справедливости в качестве политической проблемы является моральное неприятие сложившегося положения, т.е. констатация несправедливости общества. Дискурс справедливости ориентирован на коррекцию существующих в обществе естественно-политических оснований в пользу более легитимных.

В России не существует теоретического дискурса справедливости, а отдельные работы, затрагивающие тему политической справедливости в России, “исходят из различных теоретических оснований и не создают поле дискуссии".

В качестве причин отсутствия данного дискурса отечественные исследователи называют постсоветскую деидеологизацию российской политики, неразвитость политической философии, увлечение поисками “национальной идеи” в ущерб идее справедливости и т.п.

В демократической традиции принято считать, что политическая справедливость выражается через принцип общего блага, или государственный политический интерес. Проблема справедливости не может быть поднята властной элитой, которая по определению заинтересована в стабилизации существующего политического порядка.

Дискурс справедливости является прерогативой широкой оппозиции, связанной с альтернативными версиями современности, которые содержатся в т. ч. и внутри нее самой.

В современной России антиутопично сознание не только властной элиты, но и оппозиции. Какой бы критике ни подвергала она отдельные недостатки постсоветской действительности, в целом эта действительность ее устраивает.

Сегодня в России отсутствуют организованные формы влияния социальных групп, неудовлетворенных сложившимся положением вещей, на политику.

Налицо тенденция к деполитизации публичной сферы. В этих условиях дискурс справедливости, предполагающий вовлечение в публичную политику широких слоев населения с целью изменения несправедливого статус-кво, неизбежно отодвигается на задний план, уступая место дискурсу стабильности.

Реформы 1990-х годов привели к крушению базовых ценностей советского общества. В ситуации всеобщего распада революционный по своей сути дискурс справедливости неуместен. Однако условия для нравственной рефлексии по поводу современной российской политики сегодня имеются.

При благоприятной экономической конъюнктуре проблема справедливости сразу же актуализируется: “"Революция свободы" 1991 г. не завершена без "революции справедливости" и, строго говоря, является лишь ее преддверием".

Пока люди добровольно принимают налагаемые на них ограничения и запреты в обмен на набор неких прав, они считают сложившийся порядок вещей справедливым.

Однако нарастающее отторжение статус-кво, которое наблюдается в России, неизбежно приведет к усилению влияния утопического дискурса справедливости.

В последние годы обсуждение проблемы справедливости в России постепенно приобретает характер реального общественного процесса. Выделяются консервативный, этнократический, социал-демократический, центристский и коммунитаристский проекты, в рамках которых сформировались или формируются особенности образа справедливого общественно-политического устройства.


Заключение


Наше исследование показало, что идея консерватизма Эдмунда Бёрка очень актуальна в наше время. Его предложения есть не только хорошей моделью развития государства, но и динамической перспективой его будущего.

Многим странам сейчас не хватает умения, создавая что-то новое, учиться на своих прежних ошибках. Ведь история - закономерна. И в ней всегда можно провести аналогию.

Путем компаративного анализа, найти истинно верный выход из сложившийся ситуации. Научившись уважать прошлое, мы научимся уважать самих себя.

Поэтому следует объединять устоявшиеся порядки с нововведениями. Так как, "государство, которое не в силах ничего изменить, не способно себя сохранить". Это рациональный курс, направленный на благо государства.


Список литературы


  1. Берк Е. Тривалість держави: збереження та зміни // О. Проценко, В. Лісовий. Консерватизм. Антологія. - К.: ВД "Простір", "Смолоскип", 2008.

  2. Дегтярева М.И. Традиция: модель или перспектива? Жозеф де Местр и Эдмунд Бёрк // Полис. - 2007. - №5.

  3. Задорин И., Бурова Ю., Сюткина А. СМИ и массовое политическое сознание: взаимовлияние и взаимозависимость // Российское общество: становление демократических ценностей? / Под. ред. М. Макфола и А. Рябова; Моск. Центр Карнеги. - М.: Гендальф, 2009.

  4. Грушин Б.А. “Мнение о мире и мир мнений. М: Политиздат, 2007.

  5. Мейер М.М. Механизмы и технологии формирования информационно-политической повестки дня в российских СМИ в 1996-2008. М. 2009.

  6. Грачев М.Н. Средства массовой информации в социально-политическом поле // Вестник Российского университета дружбы нардов. Серия: Политология. 2007. № 2.

  7. Левада Н. От мнения к пониманию. М., 2009.

  8. Бурдье П. О телевидении и журналистике. М.: Фонд научных исследований "Прагматика культуры", Институт экспериментальной социологии, 2008.

  9. Засурский И.И. "Реконструкция России. Масс-медиа и политика в 90-е годы". - М.: Издательство МГУ, 2007.

  10. Делягин М. (2007) Социально-политическая программа // Свободная мысль - ХХI. № 7.

  11. Канарш Г.Ю. (2008) К вопросу о российском дискурсе справедливости // Полис. № 5.

  12. Категории политической науки. (2008) М.: РОССПЭН.

  13. Кашников Б.Н. (2009) Либеральная теория справедливости и политическая практика России. Вел. Новгород. С.231.

  14. Мартьянов В.С. (2008) Об условиях возникновения теории справедливости в российской политике // Полис. № 4.



Случайные файлы

Файл
167653.doc
159080.rtf
24406.rtf
13917-1.rtf
referat.doc