Политическая карта Европы (118032)

Посмотреть архив целиком



Министерство образования Российской Федерации

Ставропольский Государственный Университет



Юридический факультет

Кафедра: геополитики и политической истории

















РЕФЕРАТ





На тему: «Политическая карта Европы»

















Выполнила:

Студентка 3-го курса

Очного отделения

Группы №37

Токалова

Анна Николаевна























Ставрополь-2004 г.

В эпоху античности и эллинизма политическая карта Средиземноморского региона не раз претерпевала значительные изменения. Однако основные ее ус­тои — Греция, страны Библейского мира, Египет, Рим — в общем сохраня­лись. Происходило только их политическое «переподчинение».

Длительное время государства на политической карте Средиземноморья были очень небольшими, а их границы во многом определялись природными (физико-географическими) рубежами.

Огромная империя Александра Македонского, не имевшая единой экономи­ческой базы, представляла собой непрочное военное объединение. Войска Александра захватывали в основном большие города, военные опорные пунк­ты, дороги, не очень затрагивая глубинку», имевшую чрезвычайно большие различия: с одной стороны, тысячелетняя культура долины Нила и Двуречья, с другой — полукочевые племена Иранского нагорья. Неудивительно, что по­сле смерти Александра Македонского его империя сразу же распалась на не­сколько эллинистических государств, ожесточенную борьбу за которые повели полководцы и другие приближенные Александра, получившие наименования диадохов.

Самым большим из них было Сирийское царство, в котором после прав­ления Селевка I утвердилась династия Селевкидов. При Селевке I, а затем при Антиохе III территория этого царства простиралась от Малой Азии до Средней Азии и Индии. Но это тоже был конгломерат многих племен и на­родов, который затем распался под влиянием иноземных нашествий и внут­ренних распрей.

Вторым крупным эллинистическим государством был Египет, доставший­ся по наследству другому полководцу Александра — Птолемею. Уже при пер­вых Птолемеях Египту принадлежали Кирена в Африке, Кипр и ряд других островов, Финикия, Палестина, Южная Сирия. Наряду с царствами Селевки­дов и Птолемеев на политической карте Восточного Средиземноморья появи­лись также Каппадокия, Понт, Вифиния, Пергам, а на Балканах — Маке­донское царство.

Римская империя была еще больше. Ее территория в период максимально­го могущества — в начале II в. — сплошным поясом охватывала весь бассейн Средиземного моря и многие сопредельные районы. При этом внешние владе­ния Рима более чем в шесть раз превышали по площади саму Италию и нахо­дились в трех частях света — Европе, Азии и Африке..

Неустойчивость, изменчивость политической карты Европы в эпоху средневековья можно считать едва ли не главной ее отличительной чертой. Постоянные пере­кройки государственных границ, образование и быстрый распад крупных государств были типичными явлениями того времени. Они объясняются как насильственными методами формирова­ния большинства таких государств, так и слабостью экономических связей между отдельными их частями в условиях натурального хозяйства. С извест­ной степенью условности можно утверждать, что неустойчивость политической карты того времени определялась тремя главными причинами: переселениями европейских племен и народностей, захватническими войнами европейских государств и нашествиями азиатских народов.

Наиболее яркий пример неустойчивости политической карты, связанный с завоеваниями и последующим распадом обширных государственных образова­ний, являет собой империя Карла Великого в VIII — IX вв. Завоевания Карла привели к тому, что территория Франкского государства стала простираться от Эбро до Эльбы и от Ла-Манша до Адриатического моря, вобрав в себя большую часть земель, входивших ранее в состав Западной Римской империи. Карл Ве­ликий стал самым могущественным государем в Европе. В 800 г. он был провоз­глашен императором.

Аналогичный пример являет собой Датское государство. Еще в VIII в. датча­не, тесня англосаксов, стали вторгаться в Британию и в течение почти двух сто­летий подвергали опустошению ее северо-восточные районы. Особого могущест­ва Датское государство достигло в начале XI в., при короле Кануте Могучем, когда в его состав входили Дания, Норвегия, части Швеции, Англии и Шотлан­дии. Но после смерти короля оно быстро распалось.

Большое воздействие на политическую карту Европы оказали и многие дру­гие завоевательные войны того времени.

Это, например, завоевания норманнов в Северной Франции, которые приве­ли к образованию Нормандского герцогства. Важно и то, что в 1066 г. герцог Нормандии Вильгельм заявил свои права на английский престол, высадился со своим войском в Англии и, одержав победу над королем Гарольдом, стал коро­лем Англии. Еще одно сильное норманнское королевство — Сицилийское (Неа­политанское) — возникло в Южной Италии.

Это, например, продвижение немцев в XII — XV вв., получившее наименова­ние «Дранг нах Остен» — «Натиск на Восток». До начала этого продвижения граница Германского государства на востоке проходила по Эльбе, а к концу его в полосе побережья Балтийского моря она отодвинулась к низовьям Одера, Вис­лы, Немана, Западной Двины. Захват всех этих земель осуществлялся рыцар­скими орденами крестоносцев и меченосцев под видом распространения христи­анства среди язычников — прусов, ливов, жмуди, чуди. Известно, что Восточ­ная Пруссия затем входила в состав Германии до конца Второй мировой войны.

Еще один поток немецкой колонизации проходил южнее, через земли полабских славян и далее в Чехию и Силезию. Он также оставил сильный резонанс в новейшей истории: ведь еще перед второй мировой войной немцы составляли 1/4 всех жителей Чехословакии. После войны по решению Потсдамской конфе­ренции только из этой страны было выселено 2,5 млн. немцев. Они были высе­лены на родину и из Венгрии, Румынии, Польши, где также поселились в ос­новном еще в средние века.

А на карте Восточной Европы в результате ряда захватнических войн чрезвычайно расширились границы Великого княжества Литовского. В XIII— XIV вв. его территория протягивалась с севера на юг от Балтийского до Черного моря и от Западного Буга и Днепра на западе до верховьев Волги и Оки на восто­ке. Образование этого огромного государства, где собственно литовские земли составляли лишь 1/10 всей территории, было связано с насильственным отторже­нием всех белорусских и части украинских и русских земель. Границы его в ре­зультате бесконечных войн постоянно менялись.

Не меньшее влияние, чем захватнические войны самих европейских наро­дов, оказали на политическую карту Европы нашествия из Азии. Результатом их было крушение одних и образование других государств.

Первый пример такого рода — государственное образование пришельцев-гуннов в V в., которое нанесло сокрушительный удар по Римской империи. Но после смерти вождя гуннов Аттилы оно сразу же распалось. Другой пример — переселение в конце VII в. с востока в Европу, на земли по нижнему течению Дуная, тюркского племени болгар. Оно дало свое имя новому балканскому государству — Болгарскому царству, которое, несмотря на упор­ное сопротивление, было завоевано Византией, но затем возродилось снова.

В конце IX в. под натиском печенегов племена венгров (мадьяр) также пере­кочевывают со своей родины — Приуралья через причерноморские степи в центр Европы; в «Повести временных лет» сохранилось упоминание летописца о прохождении их в 895 г. мимо Киева. А следующий год, когда эти племена достигли Среднедунайской низменности, бывшей римской провинции Паннонии, в венгерской историографии обычно именуется годом «обретения родины». Так на карте Европы появилось Венгерское королевство.

В XIII в. главным событием, отразившимся на политической карте Европы, было нашествие монголов. И не столько самого Чингисхана, дошедшего до края русских земель и одержавшего первую победу над русскими князьями на реке Калке, сколько его внука хана Батыя. Европейский поход Батыя и его полко­водцев описан во множестве источников. В некоторых из них особо отмечается, что в отличие от болгар или венгров у монголов не было цели обрести новую ро­дину. Речь шла о единовременной добыче богатств и последующем обложении данью покоренных стран. Но разрушительная сила этого похода была очень ве­лика. В известной мере это относится к Польше и Венгрии, но там, получив сильный отпор, Батый пробыл недолго. Что же касается русской государствен­ности, то она, можно сказать, эту разрушительную силу испытала сполна.

Именно такая точка зрения преобладает в рассказах очевидцев и в русских летописях. И во всей русской дореволюционной историографии, включая тру­ды Н.М.Карамзина, С.М.Соловьева, В.О.Ключевского и других самых извест­ных историков. То же относится и к подавляющему большинству историче­ских работ советского и постсоветского периодов. Например, Б.А. Рыбаков пи­шет о том, что татаро-монгольское иго «резко нарушило весь ход русского ис­торического процесса». О том, что «Батыево нахождение» проложило неизгла­димый рубеж в истории Руси, отбросило русские земли назад в их развитии, тем самым, поделив всю историю страны на домонгольскую эпоху и эпоху мон­гольского владычества, пишут А.Н.Сахаров и В.И.Буганов, многие другие вид­ные историки наших дней.


Случайные файлы

Файл
17875.rtf
27134.rtf
186381.doc
124685.rtf
116640.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.