Национализация: цели и методы (117881)

Посмотреть архив целиком

Национализация

Национализация это - отчуждение имущества у частных лиц в собственность государства, осуществляемое на основании специального акта компетентного государственного органа. Затрагивает преимущественно отрасли и производства, требующие больших и долгосрочных вложений, либо наиболее пострадавшие от мирового кризиса и ставшие нерентабельными, предприятия в которых находятся под угрозой закрытия. К широкой практике национализация отдельных производств или отраслей промышленности прибегли многие европейские государства после второй мировой войны; эта мера используется и до настоящего времени. Законодательство определяет порядок национализации как проводимой в общественных интересах меры с выплатой собственнику национализируемого имущества компенсации.


ДАЕШЬ НАЦИОНАЛИЗАЦИЮ!


Приняв закон "О национализации", государство получит возможность участвовать в переделе собственности и даже зарабатывать на этом

Наталья Меликова

22.10.02

Приняв закон "О национализации", государство получит возможность участвовать в переделе собственности и даже зарабатывать на этом, пишет "Независимая газета". Вчера в Госдуме прошли слушания по разработке законодательства о национализации. Как сообщил депутатам первый заместитель министра имущественных отношений Александр Браверман, проект закона "О национализации" будет внесен в Думу до конца 2002 года.

Идея законопроекта проста. В определенных случаях государство имеет право отнимать собственность у владельца. Отличие от революционных времен - государство должно возмещать стоимость национализированного имущества.

Браверман подчеркнул, что предусматриваются только два повода для проведения национализации - обеспечение обороноспособности и национальной безопасности страны. Правительство ежегодно будет определять потребность страны в стратегической продукции. Если окажется, что эту продукцию невозможно приобрести на рынке или разместить госзаказ на госпредприятиях, правительство вправе принять решение о национализации мощностей или всего предприятия, на котором эта продукция может быть произведена.

"Ни о какой деприватизации речь не идет", - заявил замминистра, пояснив, что законопроект о национализации развивает статьи Конституции и Гражданского кодекса. Он отметил, что принятие законопроекта ни в коем случае не повлечет широкой национализации частного имущества. "На основании этого закона будут проводиться единичные проекты в течение длительных промежутков времени и только на возмездной основе", - подчеркнул Браверман.

За и против:

Пункт 3 статьи 35 российской Конституции гласит, что "никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения". Гражданский кодекс устанавливает, что "обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков".

Необходимость принятия закона о национализации власти мотивируют прежде всего необходимостью конкретизировать существующие нормы Гражданского кодекса и Конституции.

Как заявил "Независимой газете" руководитель экономического управления президента Антон Данилов-Данильян, федеральный закон о национализации призван обеспечить реализацию пункта 3 статьи 35 Конституции в полном объеме.

"Без ясности в этом вопросе как отечественные, так и зарубежные инвесторы не чувствуют себя защищенными в должной степени, - считает наш собеседник, - поскольку не знают, какими будут правила национализации, в каких случаях она будет проводиться, кто будет принимать соответствующие решения. Об этом свидетельствуют многочисленные встречи с деловыми людьми, которые мы проводили в администрации президента".

Между тем далеко не все в мире бизнеса, особенно крупного, разделяют уверенность властей в том, что такой закон сегодня необходим. Генеральный директор холдинга "Объединенные машиностроительные заводы" Каха Бендукидзе заявил "Независимой газете" о своем негативном отношении к принятию подобного закона. "Понятно, что закон может быть цивилизованным, - говорит бизнесмен, - но в памяти людей очень сильны воспоминания о всеобщей колхозной собственности, и закон уже по названию политически намекает на возможность возврата к этим временам". Как считает Бендукидзе, принятие этого закона не будет способствовать привлечению ни российских, ни иностранных инвестиций.

Данилов-Данильян убежден, что оснований для подобных опасений у предпринимателей быть не должно. "Руководство страны прекрасно понимает, насколько губительными для инвестиционного климата России могут быть поспешные шаги в этой сфере, - говорит руководитель экономического управления. - А для защиты от не в меру ретивых чиновников среднего звена, как мы надеемся, в законе будет заложен механизм принятия решения о национализации на максимально высоком уровне, то есть том уровне, огромная ответственность которого не позволит принимать односторонние, непродуманные, определяемые лишь текущей конъюнктурой решения".

Таким высоким уровнем принятия решений, по замыслу разработчиков проекта, является правительство. "Сама процедура принятия решения о национализации должна быть закрытой", - заявил "Независимой газете" источник в правительстве. Чиновники опасаются, что если бизнесу дать хоть какое-то время на размышления, активы предприятия будут немедленно выведены.

Механизм принятия решения о национализации - одно из самых спорных мест проекта. Бендукидзе уверен, что такое решение может принимать только суд.

Пока же по проекту в суде может быть оспорен лишь размер оценки, определяемый независимым оценщиком. Последний выбирается на основании тендера, который проводится государством. Но здесь снова возникают вопросы: единой методики, учитывающей все аспекты, включая упущенную выгоду, положение компании на отечественном и мировом рынке, нет ни у одной оценочной компании.

Но даже для той части бизнеса, которая поддерживает идею принятия закона о национализации, вопрос, сколько заплатит государство собственнику, является принципиальным. "Если авторы закона хотят блага своей Родине, - заявил "Независимой газете" президент группы компаний "Каскол" Сергей Недорослев, - они должны четко прописать механизм оценки".





Кому и для чего нужен закон?

Власть стремится успокоить бизнес. "Прежде чем думать о национализации того или иного объекта, - говорит Данилов-Данильян, - государство должно сто раз проработать возможности получения требуемой продукции через достойно оплачиваемый госзаказ или размещения оборонного или требуемого для безопасности страны инфраструктурного объекта на нечастных землях". А прежде чем преступить к национализации, государство должно договориться с собственником о выкупе его имущества через цивилизованную процедуру переговоров.

Однако если у государства есть все эти возможности, зачем принимается закон и какая собственность может быть принудительно отнята у ее владельца?

Последнее время идут жаркие дискуссии относительно будущего механизма недропользования. Подтекст многих предложений таков: нефтяные компании получают сверхприбыли, часть которых могла бы поступать в казну государства. Возникает вопрос: может ли в этом случае власть, руководствуясь какими-то высшими интересами, попытаться национализировать, например, нефтяные вышки или сам добываемый продукт? "Вся политика президента сегодня направлена на упорядочивание сложившейся системы, а не на ее слом, - заявил "Независимой газете" руководитель Центра политической конъюнктуры Валерий Федоров. - Национализация же сырьевых отраслей, на которых сегодня фактически основана экономика страны, фактически и будет означать разрушение существующей системы". Кроме того, государство сейчас пытается избавиться от принадлежащих ему активов, в частности, реформирует систему государственных унитарных предприятий, а политика национализации, по мнению политолога, просто противоречила бы общему курсу.

Эксперты сходятся и в том, что также отсутствует острая необходимость в национализации предприятий военно-промышленного комплекса. "Назовите мне хотя бы одно частное предприятие ВПК, которое не выполнило государственный заказ", - задает риторический вопрос Сергей Недорослев. По его мнению, компании настолько заинтересованы в госзаказе, что делают все возможное, чтобы исполнить его на самом высоком уровне.

Если не ВПК и не нефтянка, что же еще может стать объектом национализации? Острые конфликты в борьбе за лакомые куски собственности часто приводят к тому, что деятельность предприятия останавливается на месяцы. Чтобы разрубить узел конфликта, государство может пойти на национализацию предприятия, чтобы затем его снова потом продать. Кроме того, объектом для национализации может стать предприятие-банкрот, которое занимает монопольное положение в регионе. Для обеспечения его бесперебойного функционирования, считает Валерий Федоров, государство может принять решение о национализации.

Выстраивать гипотетические возможности можно до бесконечности. Тем более что под понятие стратегического (а именно им чаще всего оперируют представители власти, говоря о вероятных объектах национализации) подпадает и вертолетный завод, и федеральный телеканал, и кондитерская фабрика, которой вполне по силам производить сухой паек для армии. И именно поэтому важно не только то, каким выйдет документ из стен парламента. Намного важнее определить те случаи, в которых власть может воспользоваться своим правом лишить собственника имущества.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.