История развития политической мысли в России (117763)

Посмотреть архив целиком

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого


Кафедра политологии











Реферат по теме:

«История развития политической мысли в России»








Выполнила:

студентка гр. 4041з

Ирина

Проверил:












Великий Новгород

2007г.


Содержание:




1. Введение 3

2.Зарождение и развитие религиозно-этических политических учений в России 3

3. Гражданские концепции в общественно-политической мысли России периода XVIIXIX веков 6

4. Политическая мысль периода новой и новейшей истории в России 16

5. Заключение 19

6. Список литературы 21

Введение.


Начало развития общественно-политической мысли в России, доступное для изучения современными историками и политологами, следует исчислять с Киевской Руси в период ее христианизации. Именно с этого времени ее можно считать как оригинальное образование философской мысли и связывать с русской самобытной культурой.

С XI по XX век основные исторические формы общественно-политической мысли могут быть сопряжены с пятью достаточно ярко выраженными и относительно самостоятельными этапами развития русской культуры. Первым выступает период XI - XVII веков, соответствующий эпохе средневековья, традиционно выделяемой в истории западноевропейской культуры. Он может быть поделен на древнерусский (культура Киевской Руси) и средневеково-русский (культура государства Московского).

Второй этап охватывает конец XVII - первую четверть XIX века. Начало этого этапа обозначается реформаторской деятельностью Петра I и конец - восстанием декабристов.

Третий этап - со второй четверти XIX века до 1917 года. Он в начале обозначается рождением русской классической культуры, вершиной которой был А.С.Пушкин. В это время развивается с необычайной силой национальной самосознание, ставящее во главу угла основную тему - тему специфичности русской культуры, а также особой миссии и судьбы русского начала в мировой истории, особую значимость России в разрешении извечного конфликта Востока с Западом.

Четвертый этап в истории ограничивается рамками 1917 - 1990 годов. Это эпоха социалистического строительства, практической проверки марксистско-ленинской идеологии, материалистических воззрений на историю, на политику и советской государственности.

Пятый этап - с 1991 года по наши дни. Данный этап связывают, в первую очередь, с возвратом к либеральным воззрениям и решительным их неприятием сторонниками социалистического пути развития, ушедшими в оппозицию установившемуся политическому (так называемому демократическому) режиму, установившемуся в результате известных событий 1991 года, оценка которых в кругах нашей интеллигенции, да и в народе в целом, весьма и весьма неоднозначна.

Следует оговориться, что устоявшейся в политологической литературе периодизации истории развития общественно-политической мысли в России нет. Существуют разные точки зрения по этому вопросу. Я придерживалась представленной выше периодизации, в рамках которой освещается смысловыми блоками тема реферата.


Зарождение и развитие религиозно-этических

политических учений в России.


Подлежащее современному изучению изложение общественно-политической мысли на Руси соотносится с именем киевского митрополита Иллариона (XI век). Он написал «Слово о Законе и Благодати» (1049 г.), где изложил богословско-историческую концепцию, обосновавшую включенность русской земли в общемировой процесс торжества божественного света (иначе, Христа) над тьмою язычества. Илларион рассматривает исторический процесс как смену принципов религии. В основе Ветхого Завета - принцип закона. В основе Нового Завета лежит принцип благодати, которая для автора выступает синонимом истины. Закон, по мнению Иллариона, является лишь тенью истины, слугой и предтечей благодати. Ветхозаветные запреты, согласно утверждениям Иллариона, недостаточны. Мораль - проблема свободного человека; человек должен свободно творить доброе, что носит характер центральной идеи учения Иллариона.

Летописи далее развивают политические идеи Древней Руси. Наиболее известны Лаврентьевская летопись (1377 г.), Новгородская летопись (XIV век), Ипатьевская летопись (XV век).

Уникальным памятником истории политической мысли на Руси этого периода выступает «Повесть временных лет» - летописный свод, созданный в 1113 году. Главная ее идея - идея единства русской земли. Этими же идеями полно и одно из первых русских литературных произведений - «Слово о полку Игореве».

Средневековая общественно-политическая мысль характеризуется тем, что начинается углубленное изучение человеческой душевной природы и складывается гуманистическое представление о человеке как «образе и подобии» Бога, призванном своим трудом и поведением поддерживать гармонию и порядок в мире. Эта концепция соответствовала исторической потребности создания централизованного Московского государства, укреплению самодержавия, борьбе с реакционными политическими позициями боярства. Она отражается в ряде произведений политической литературы: «Повесть о Флорентийском соборе», «Послание о Мономаховом венце» и др. Эти работы были связаны общей идеей величия власти Московских государей, оправдывали принятие царем Иваном III титула «самодержавец Всея Руси», а затем в 1485 году - титула «государь Всея Руси».

Дальнейшее совершенствование и развитие эта идея нашла в теории «Москва - третий Рим», выдвинутой псковским монахом Филофеем в начале века, в период острой борьбы между приверженцами централизованной монаршей власти - «нестяжателями», и противниками идеи ограничения власти церкви в государстве - «иосифлянами».

Согласно этой теории, история человечества представляет собой историю властвования трех великих всемирных государств, судьба которых направлялась волей Бога. Первым из них был Рим, павший от язычества. Второе государство - Византия - было завоевано турками из-за греко-католической унии 1439 г., заключенной на Флорентийском соборе. Третьим Римом после этого стала Москва - истинная хранительница православия. Она будет им до предначертанного Богом конца света - «а четвертому не быти». Московский государь - «высокопрестольный», «вседержавный», «богоизбранный» - наследник власти великих государств.

При Иване Грозном идея «Москва - третий Рим» стала основой всех социальных теорий, политических ориентаций и религиозных чаяний Московского государства. Ее Иван Грозный использовал для установления безграничной власти монарха и борьбы с влиянием церкви на власть светскую. При нем же церковь попадает во все большую зависимость от государства. В 1559 году от опричнины принимает мученическую смерть митрополит Филарет. Его обличение Ивана Грозного было чуть ли не последним всенародным обличением государства церковью. После Филарета церковь умолкает надолго.

В одном ряду с идеями Филарета высказывания политического оппонента Ивана Грозного - князя Андрея Курбского, призывавшего боярство и народ бороться с опричниной. «Где лики пророков, обличавшие неправды царей? Кто отстоит обидимую братию?» - обращался князь Курбский, критиковавший тиранию Ивана IV, в первую очередь церкви, но она постепенно отучилась давать ответы на подобные вопросы.

Важное значение в развитии политической мысли в России имеет «Уложение 1649 года», принятое в царствование Алексея Михайловича - второго самодержца из династии Романовых. Во-первых, оно юридически закрепило крепостное право, превратив крестьян в рабов. Уложение 1649 года укрепило союз монарха и среднего служилого дворянства, которое явилось основой нарождающегося абсолютизма. Во-вторых, был нанесен сильный удар по политической и экономической мощи церкви, поскольку «Уложение» освобождало государство от контроля церкви в том смысле и в том объеме, в каком он существовал ранее.

Уложение 1649 года направлялось и против верхушки, и против низов общества. В нем с политико-этической точки зрения обосновывался новый порядок тем, что крепостные крестьяне должны служить дворянам, дворяне - царю, царь - Русской земле.

Одновременно с этим происходит становление бюрократического государства, создается система приказов как органов публичной власти.

Изданная при Алексее Михайловиче «Табель о рангах» (хотя считается, что она издана Петром 24 января 1722 г.) имела своей целью превратить все население государства, не находящееся в крепостной зависимости, в «служилых людей», то есть всех поставить под контроль власти, всем дать чин и определить место в служебной иерархии. Ни один человек не должен был избежать «атрибутации», не мог быть свободным от повелений «Табели о рангах» и даже помыслить свое бытие вне ее. Таким образом обеспечивалась и сохранялась преемственность между средневековой Московией и Россией династии Романовых.

В этот же период и в ближайшем последующем времени на Руси распространились так называемые еретические движения, в которых нашли олицетворение оппозиционные феодализму выступления, борьба народных масс против феодальной эксплуатации в России, носившие религиозную окраску.

Еретики, отрицая основные догматы религии о божественном происхождении Христа, требовали в своих программных выступлениях и заявлениях - «ересях» - отмены права церкви брать мзду за обряды, осуждали строительство дорогостоящих храмов, поклонение иконам, накопление церковью богатств. Часть еретиков шла дальше, осуждая богатство и имущественное неравенство вообще, проповедуя аскетический образ жизни.

Политические идеи того периода находили свое продолжение и развитие в идеологии, которой были пронизаны крестьянские восстания Ивана Болотникова (1606-1609 гг.) и Степана Разина (1667-1672 гг.). В чаяниях организаторов и участников восстаний превалировала вера в «доброго царя», желавшего дать крестьянам вольность. Эта вера была опрокинута жестокостью самодержавия, безжалостно расправившегося с восставшими.

Позже в народе родилась идея избрания царя «всей земли». Она появилась на волне активности и патриотизма простого люда в годы шведско-польской интервенции, побед над захватчиками, взлета национального самосознания. Эта мысль противоречила старой традиции веры в божественное происхождение царской власти, но положила начало русской соборности и общинности, что в значительной степени предопределило построение политических отношений в России в дальнейшем.

В новом принципе «глас народа - глас Божий» получило объединение теологического и мирского видения власти. Соборность предполагала, в первую очередь, коллективистское «Мы» в противовес эгоцентричному «Я», исключала несогласие, а тем более оппозицию, вела к авторитарности.

В основании соборности лежало полновластие большинства, которое в любое время могло обернуться и тиранией большинства. Власть идентифицировалась с отцовством, предполагала решение жизненно важных вопросов всем миром. Соборность, общинность укреплялась в России многие столетия, являлась питательной почвой для авторитаризма.

В веках политическая мысль России питалась манихейством, характерным для русского религиозного мышления. Мысль об абсолютности, равносильности и непримиримости добра и зла, присущая этому религиозному течению, распространялась на политику. Этот подход позволял делить всех людей на своих и чужих, друзей и врагов. В манихействе исключалась возможность власти выступать в роли объединяющего фактора на приемлемой для всех основе.

Патриарх Никон, например, обвиняет своих противников в приобщенности к делам Антихриста. На этой базе формировалось противостояние государства и его граждан, предстоятелей и оппонентов официальной церкви, враждебные отношения людей друг к другу. Именно в манихействе заключался огромный разрушительный потенциал бунтов, восстаний, революций.

В допетровскую эпоху русская политическая мысль развивалась в согласии с развитием государственности. На Руси не было реформации в том виде, в каком она прошла в Европе. Не произошло и перемещения эпицентра политических воззрений на человека, его естественные права, поскольку православие несло с собой идею полного подчинения человека церкви. Не стоял остро и вопрос о верховенстве двух ветвей власти: церковь не только не претендовала на всевластие, но, как правило, признавала власть князя, царя и поддерживала ее. В средневековой Руси сложилась манихейская традиция перепадов в позициях, ненависти к противникам.


Гражданские концепции в общественно-политической мысли России периода XVII - XIX веков.


На рубеже XVII и XVIII веков русское феодальное государство окончательно оформляется как абсолютная монархия. Реформы Петра I завершили ликвидацию старофеодальных учреждений, положили начало преодолению промышленной, военной и культурной отсталости страны.

Крутая ломка ряда вековых устоев, перестройка традиционных отношений, резкий поворот в духовной жизни родили и новые общественно-политические воззрения. Новым стало то, что они находили свое выражение в законодательных актах абсолютистского государства, в бесчисленных указах, регламентах, уставах, манифестах, многие из которых были написаны самим Петром или отредактированы им же. Главными идеями этих законоположений были забота государя об общем благе людей, трактовка власти государя как надзаконной и неограниченной.

Более глубокое теоретическое обоснование эти идеи получили в трудах Ф.Прокоповича и В.Татищева.

По Прокоповичу, происхождению государства предшествует естественное состояние, в котором люди страшнее хищников и способны по любому поводу убивать себе подобных. Поэтому люди вынуждены сначала образовать «гражданский союз», а потом соглашаются и на верховную власть. Он резко критикует аристократию и демократию, выступает за неограниченную монархию. Согласно его взглядам, подданные должны «без прекословия и роптания все от самодержца повелеваемое творить».

В.Н.Татищев, как и другие представители естественного права, различает естественные и гражданские (положительные) законы. Если естественные законы определяют, что «право и не право», то политика судит о том, что полезно, а что вредно. Естественное право рассуждает об отдельном человеке, а политика - об обществе в целом.

«По естеству», рассуждает В.Татищев, человек является существом вольным, но «нерассудное своевольство вредительство есть». Для пользы человека необходимо на него наложить «узду неволи». Татищев различает «узду по природе» (необходимость подчинения родителям), «узду по своей воле» (по договору - неволя слуги, холопа), «узду по принуждению» (когда кто пленен и в рабстве содержан будет).

Теоретическим камнем преткновения для Татищева явилось крепостное право. Рабство и невольничество (третий вид узды) он признавал противоестественным, противоречащим природе человека, а укрепление крепостного права считал ошибкой Б.Годунова. Но осудив крепостное право в теории, истории и отчасти на практике, Татищев выдвинул против его отмены ряд доводов: 1) это породило бы «смятение, коварство, распри и обиды» и потому опасно, «дабы большего вреда не принести»; 2) без опеки и руководства просвещенного и мудрого помещика ленивый и невежественный мужик неизбежно погибнет: «была бы ему воля гибелью».

Политико-правовые учения Прокоповича и Татищева, несмотря на их дворянскую направленность, имели для своего времени позитивное значение. Они отстаивали прогрессивные преобразования Петра Великого, выступали против реакционных феодалов. Политические воззрения В.Татищева почти полностью освободились от религиозного элемента, стали светскими.

Существенное значение для дальнейшего развития политической мысли в России имели просветительские и либеральные идеи, дворянский и буржуазный либерализм. Для их зарождения созрели объективные предпосылки.

Развитие промышленности, ремесел и торговли, ускоренное реформами Петра I, привело к значительному относительному росту сословия промышленников и купцов, складывавшегося в буржуазию.

Одним из первых идеологов русской буржуазии был Т. Т. Посошков (1665-1726 гг.). Он занимался сам предпринимательством и торговлей, написал несколько произведений, в том числе «Книгу о скудости и богатстве» (1724 г.). В ней он изложил программу действий абсолютизма, какой ее хотело видеть купечество.

Посошков был сторонником тотальной государственной регламентации производства, труда, многих сторон быта ради одной цели - увеличении общественного богатства. Посошков предлагал четко определить права каждого сословия и его обязанности перед государством. Дворяне должны состоять на военной или гражданской службе, им должны запретить владеть фабриками и заводами. Духовенство должно воздерживаться от промышленной деятельности. Только купечество должно заниматься торгово-промышленной деятельностью, в том числе вести внешнюю торговлю.

Крестьян он предлагал считать принадлежащими не помещикам, а государю, разграничить крестьянскую и помещичью земли. Все беды страны Посошков видит в несовершенстве законодательства, права, судопроизводства и управления. Особое значение он придавал реформе суда: суд по его мнению должен стать доступным для всякого сословия. «Суд устроить един, каков земледельцу, таков и купецкому человеку и богатому». Посошков был первым идеологом русской буржуазии, выразившим ее интересы со всеми присущими ей особенностями: верноподданностью, надеждой на царскую помощь, готовностью мириться с феодальным строем и приспособиться к нему, мечтой о сколь-нибудь прочном правопорядке, охватывающем в какой-то части и крепостное крестьянство. Некоторые теоретические положения, выдвинутые Посошковым, болезненно затронули интересы дворянства. Вскоре после издания и посылки Петру I «Книги о скудости и богатстве» он был арестован и заключен по «важному секретному государственному делу» в Петропавловскую крепость, где и скончался.

Во второй половине XVIII века, при сохранении феодально-сословной структуры общества, тем не менее, укрепляется капиталистический уклад в России. Это способствовало обострению социально-классовых противоречий. В 1762 году в результате очередного дворцового переворота, осуществленного дворянской гвардией, на российский престол взошла Екатерина II. Ее правление ознаменовано переходом к так называемому «просвещенному абсолютизму». Политико-правовая идеология этого периода развивалась под значительным влиянием просвещения Западной Европы, особенно Франции, о чем свидетельствуют переписка императрицы Екатерины с Вольтером и Даламбером, приглашение в Россию Дидро и т.д.

Екатерина всячески порицала «вред предыдущего самовластия», не скупясь при этом на обещания «учредить добрый порядок и правосудие в любезном отечестве». В 1767 г. по ее указу была создана Комиссия для сочинения проекта нового Уложения, для которой Екатерина написала обширный «Наказ», большая часть которого воспроизводит фразы, идеи, тексты западноевропейских просветителей, преимущественно Монтескье и Беккариа.

В этом труде императрицы содержался ряд невыполнимых в самодержавно-крепостнической России, декларативных по сути положений: равенство граждан; свобода как зависимость только от закона; ограничение государственной власти пределами, ею же определенными и т.д.

Для России это был либеральный, гуманистический прорыв. «Наказ» должен был свидетельствовать о «просвещенности» российского монарха и способствовать приобщению России к числу ведущих цивилизованных государств. Однако идеям «Наказа» не суждено было стать законом в силу острых распрей в созданной комиссии, которая уже в 1769 году прекратила свою деятельность, а царица через официальный журнал заявила: «Пока законы поспеют - будем жить, как отцы наши жили».

Для эпохи просвещенного абсолютизма в России характерно противоречие между словом и делом, попытки воспринять передовые для того времени идеи и стремление укрепить феодально-крепостнические учреждения. Появился своеобразный тип вольтерьянца-крепостника, знающего новинки просветительской литературы Запада, сочувственно следящего за борьбой Соединенных Штатов, осуждающего торговлю неграми, но непримиримо враждебного даже к мысли о признании человеческого достоинства принадлежащих ему крепостных.

В этот период складываются два направления в развитии политической мысли России: политико-правовая идеология феодальной аристократии, которая стремилась упрочить свое положение путем ограниченной монархии (созданием императорского совета, реформированием Сената и т. д.) и политико-правовые идеи зарождающегося просветительства и либерализма, направленные против крепостного права.

Наиболее видным идеологом родовитой аристократии был князь M.M.Щербатов (1733-1790). Он не допускает равенства даже среди дворянства.

Но противостоять западным идеям просветительства Россия не сумела. Активными проповедниками этих идей стали наиболее про­свещенные люди России: С.Е.Десницкий, Н.Г.Курганов, Н.И.Новиков, А.Я.Поленов, И.А.Третьяков, Д.И.Фонвизин. Они подняли вопрос о судьбах русского крестьянства, обнажили вопиющие злоупотребления помещиков-крепостников, показали тот вред, который наносит кре­постное право развитию сельского хозяйства и промышленности. Они выступали за отмену крепостного права и ограничение абсолютной власти монарха. Этого они хотели достичь мирным путем, полагая, что просвещенное общественное мнение может заставить абсолютист­ское государство провести соответствующие реформы.

Вершиной прогрессивной политической мысли России второй половины XVIII века стали воззрения A.Н.Радищева (1749-1802). В книге «Путешествие из Петербурга в Москву» он подвергает резкой критике крепостное право и самодержавие, доказывает, что крепост­ное право противоречит естественному праву и общественному дого­вору. Самодержавие, по его мнению, есть наипротивнейшее челове­ческому естеству состояние.

Радищев решительно отвергал идеи о «неразумной черни», го­рячо верил в творческие возможности народных масс. Он верит в рево­люцию, но при этом замечает: «Я зрю через целое столетие!» Для него революция означала глубокое переустройство общества и государства в интересах народа. Важной была его мысль о необходимости сохране­ния крестьянской общины.

А.Н.Радищев вошел в историю русской политической мысли как первый революционер-республиканец. Его воззрения оказали большое влияние на политические взгляды Пестеля, Рылеева, других декабристов, также защищавших республиканские идеи.

В первой половине XIX века в России продолжается разложе­ние феодального строя и развитие капиталистических отношений. Поэтому и политика самодержавия колеблется от открыто реакцион­ного курса до уступок либерализму.

Антифеодальными направлениями политико-правовой мысли были: либерализм (дворянский и буржуазный), революционная идео­логия декабристов, просветительство, а с начала 40-х годов - револю­ционный демократизм. Философские и политико-правовые идеи М.В.Ломоносова, А.Н.Радищева оставались главным идейно-теоретическим источником передовой политической мысли и получили в ней дальнейшее развитие.

Важнейшими представителями идеологии либерализма в этот период были Н.С.Мордвинов и М.М.Сперанский.

Н.С.Мордвинов (1754-1845) - один из друзей Александра I, при­давал особое значение экономическому развитию страны. Он выступал за свободу предпринимательской деятельности, доказывал преиму­щества вольнонаемного труда, утверждая мысль о том, что право соб­ственности может распространяться только на вещи, а «человек не может быть собственностью человека». Однако все это сочеталось с отменой крепостного права лишь в будущем.

Мордвинов предлагал преобразовать Сенат в парламентское учреждение, состоящее из верхней палаты пожизненно избранных «вельмож» и нижней палаты, избираемой состоятельными кругами. Но и такой умеренный «представительный» орган должен был стать зако­носовещательным органом при царе, а не законодательным парламен­том. Так сочетались у Мордвинова либеральные идеи с поддержкой существующих порядков и защитой интересов дворян-помещиков, затронутых капиталистическим развитием. В этом характерная отли­чительная черта дворянского либерализма в целом.

Проекты конституционных преобразований М.М.Сперанского (1772-1839), выходца из среды мелкого духовенства, ставшего крупным чиновником благодаря своим незаурядным способностям, носили более широкий либеральный характер. Сперанский прошел путь от дворян­ского либерализма до защиты неограниченной монархии. Под его руководством было подготовлено полное собрание законов Россий­ской империи в 45 томах, а также свод законов России в 15 томах.

По заданию Александра I в 1809 году им был разработан под­робный проект государственных преобразований, где обоснована не­обходимость реформ, сообразных духу времени. Сперанский по-своему интерпретировал предложенную им систему разделения властей. Законодательная, исполнительная, судебная власти выступают у него как проявления «единой державной власти». В силу этого император есть «верховный законодатель», «верховное начало исполнительной влас­ти», «верховный охранитель правосудия».

Впервые Сперанский вводит различия между законами и нор­мативными актами - уставами, регламентами, инструкциями и т.д., в которых определялась деятельность административных органов. Тем самым был поставлен вопрос о подзаконной правотворческой дея­тельности исполнительного аппарата и внесены оригинальные допол­нения в теорию разделения властей.

Верховным органом судебной власти является Сенат, назна­чаемый императором из числа кандидатов, рекомендованных губерн­скими думами. Для устранения различных коллизий между властями, общего соединения всех государственных дел, императором назначает­ся Государственный Совет.

На местах создаются губернские думы, состоящие из всех со­словий, имеющих собственность. Волостным думам предоставляется право избирать волостные правления. В селах и деревнях избираются (или назначаются) старо­сты.


Дальнейшее развитие общественно-политической мысли в Рос­сии связано с движением декабристов. С их восстания 14 декабря 1825 года В.И.Ленин датировал начало освободительного движения в Рос­сии, выделяя в нем три этапа: дворянский (1825-1861), разночинский (1861-1895) и пролетарский (после 1895 г.). Декабристов и Герцена он называл самыми выдающимися деятелями первого этапа.0

Декабристы сочувствовали народу и поставили своей задачей освободить его от крепостного гнета, но стремились осуществить ре­волюционный переворот без участия самого народа. Эта ограничен­ность сказалась и на программах их преобразований.

В политической идеологии декабристов различаются два тече­ния: умеренное и радикальное. Наиболее видным представителем уме­ренного направления был Н.М.Муравьев (1795-1843) - создатель кон­ституции декабристов. В своих воззрениях он исходил из теории есте­ственного права. Он был решительным противником крепостного пра­ва. Вместо сословного строя в конституции Муравьева вводилось равенство всех перед законом. Он подчеркивал, что русский народ «не есть и не может быть принадлежностью ни­какого лица и никакого семейства». Царское самодержавие именова­лось «произволом одного человека», беззаконием. Но в то же время Муравьев выступает за конституционную монархию, считает, что им­ператор - это «верховный чиновник правительства», обязанный отчи­тываться перед Народным вече - высшим представительным органом - о состоянии страны.

Идеологом радикального направления был П.И.Пестель (1793-1826) - кавалер Золотой шпаги «За храбрость», получивший ее за уча­стие в Бородинском сражении, где был тяжело ранен, автор конститу­ционного проекта под названием «Русская правда», над которым он работал много лет. Однако «Русская правда» включает не только кон­ституционный проект, но и общие политические понятия: государства, народа, правительства, их взаимных прав и обязанностей и т.д.

Как и Муравьев, Пестель провозглашал частную собствен­ность священной и неприкосновенной. Устранение недостатков, под­меченных в общественно-политических порядках Запада, автор «Русской правды» возлагал на аграрный проект и план организации государственной власти.

В отличие от Муравьева Пестель отрицательно относится к безземельному освобождению крестьян, называя его «мнимой воль­ностью» . Он намерен был передать крестьянам половину помещичьих, удельных и иных земель.

Структура органов власти у Пестеля строилась по принципу разделения властей, но со многими новшествами: «Отвергается прави­ло равновесия властей, но принимается правило определительности круга действия». Из этой формулы выводилась необходимость четкого определения компетенции каждого органа и подконтрольность испол­нительных органов законодательным. Отсутствие ответственности исполнительной власти Пестель критиковал на примерах Англии и Франции.

«Русская правда» явила собой документ общественного строя в виде республики. И хотя идеи народовластия, крушения политического господства богатых были для того времени иллюзорными, однако они были прогрессивными не только для феодально-абсолютистской Рос­сии, но и для буржуазных западных стран.

Декабристы внесли в политико-правовую мысль своего време­ни много ценного и оригинального. Они как бы передали эстафету от Радищева А.И.Герцену и революционерам-разночинцам 60-х годов.

Первым после 14 декабря 1825 года открытым протестом в условиях задавленной гнетом Николая I страны была публикация «Философического письма» П.Я.Чаадаева (1794-1856) в журнале «Телескоп» (1836 г.), за что журнал был закрыт, редактор Надеждин сослан, а Чаадаев объявлен сумасшедшим. С горечью отмечает мысли­тель отсталость России, пишет, что задавленная деспотизмом и раб­ством Россия оказалась неспособной внести свой вклад в развитие человечества (впоследствии он признал преувеличение этого обвини­тельного акта). Хорошо зная труды западных просветителей (с 1823 по 1826 г. он жил за границей) Чаадаев возлагал надежды на распростра­нение просвещения как основной способ преобразований, а впоследст­вии к нему присовокупил и религиозное воспитание молодежи.

«Философические письма» Чаадаева обострили идейные споры в среде дворянской интеллигенции, в ходе которых в 40-е годы сложи­лось два политических течения: славянофилы и западники. Славянофи­лы - К.С.Аксаков, И.В.Киреевский, Ю.Ф.Самарин, А.С.Хомяков и др. выступали против сближения России с Западной Европой, к чему при­зывал П.Чаадаев. Общинное начало они считали главной особен­ностью России, критиковали преобразования Петра I. Исконными чертами русского народа они провозглашали единство сословий, при­верженность к православию как основе нравственного здоровья об­щества и общинное самоуправление. Славянофилы были сторонника­ми сохранения самодержавия, выступали против всяких насильствен­ных перемен, отрицали необходимость Конституции.

Видными представителями западников были П.В.Анненков, Б.Н.Чичерин, К.Д.Кавелин. Они критически оценивали государствен­ный и общественный строй царской России, отстаивали необходи­мость ее развития по западноевропейскому пути. Решительно они вы­ступали против крепостного права, но ждали реформ от правитель­ства.

Новая полоса в развитии либерализма началась в обстановке отмены крепостного права (1861 г.), судебной и земских реформ, демо­кратизации универсального образования. В это время либерализм в России развивался в двух направлениях: классический (Б.Н.Чичерин 1828-1904) и социологизированный (П.И.Новгородцев 1866-1924).

Профессор права Московского университета, ученик Гранов­ского Б.Н.Чичерин был самым влиятельным идеологом либерализма в России конца XIX века. Он был сторонником правового государства, конституционной монархии, хотя и критиковал "близорукий деспо­тизм" Александра I и Николая I. Он развивал теорию общности ис­тории России и Европы, аргументировал идейные предпосылки общ­ности их политических принципов. В то же время он выступал против социального равенства и помощи слабым. Поддержка нуждающихся - это не государственное дело, а дело частное, вопрос человеколюбия. Для того, чтобы все имели одинаковые блага, надо обирать богатых, а это не только нарушение справедливости, - считал Чичерин, - но и извращение коренных правил человеческого общежития. Он отмечал, что драматизм русской политической мысли заключается в преоблада­нии крайностей радикализма и консерватизма.

Наоборот, у П.И.Новгородцева в идее правового государства главным моментом выступала защита слабых, работающих по найму. Необходим минимум социальных прав, которые гарантируются госу­дарством: право на труд, профессиональную организацию, социальное страхование.

Новгородцев вплотную подошел к идее социального госу­дарства. Задачу и сущность права он видит в охране личной свободы, для чего, в первую очередь необходима забота о материальных услови­ях свободы, ибо без этого свобода может оказаться пустым звуком, недосягаемым благом, закрепленным юридически, но отнятым факти­чески.

П.Новгородцев видел решение проблем России не в заимство­вании западных институтов, но в творческом подходе к процессу эво­люции самодержавия, в переходе от автократии к государству с товар­ной экономикой и демократическими институтами, с государственным контролем за развитием социальных отношений.

Либеральная мысль России проделала большой путь от прямых заимствований западных идей до разработки многих оригинальных идей государственного переустройства России.

Однако в целом либеральное политическое мышление в России не стало всеохватывающим, имело незначительное влияние, что объяс­нялось слабостью начал индивидуализма в российской культуре и эко­номике, сохранением общинности в хозяйствовании основной массы производителей. Массовое неприятие идей либерализма в постсоветский период объясняется не только позитивными моментами социали­стической эпохи, но и указанными выше факторами.

Наряду с либерализмом, в России с середины XIX века прочно утверждается и консервативная традиция развития политической мыс­ли. Среди консерваторов были идеологи реакционного характера, ко­торые отстаивали верность только прошлому, и те, для которых обра­щение к прошлому, истории служило стимулом совершенствования общества на основе определенной устойчивости, стабильности. К пер­вой группе часто относят Н.М.Карамзина, С.С.Уварова, К.П.Победоносцева, ко второй группе - реформаторски настроенных поздних славянофилов, авторов русской идеи (Н.Я.Данилевский, В.С.Соловьев и др.). Понятно, что такое деление является весьма условным.

Стремление к удержанию настоящего посредством укрепления прошлого имело широкое распространение. Л.Толстой, к примеру, отмечал, что Россия объелась реформами, ей нужна диета. Однако можно ли по этому высказыванию относить великого писателя к реак­ционному крылу консерватизма? В постсоветское время после перестроечных порывов и разочарований, идея разумности пределов космо­политизма, вестернизации, толстовская мысль о «диете» вновь при­обрела актуальность, используется российскими неоконсерваторами, отнюдь далеко не реакционерами.

В России консерватизм приобрел специфически русскую идео­логию славянофильства. Его носителями были люди, чьи имена вошли в историю России.

Н.М.Карамзин (1766-1826) доказывал, что неограниченная власть монарха наиболее желательна для России, все благоденствие страны обеспечивалось единением царя и народа. Помещиков он рас­сматривал как попечителей крестьян. Универсальные постулаты кон­серватизма: опасность изменений, историческую необходимость суще­ствования аристократии как посредника между властью и народом, стабильность власти - понимаются Карамзиным свято, с симпатией к патернализму и этатизму.

Граф С.С.Уваров (1786-1855) - президент Российской Академии Наук, министр просвещения - сформулировал сущность консерватизма триадой: православие, самодержавие, народность. Он доказывал, что русский народ религиозен, мистичен, предан царю, ему свойственна верность самодержавию.

К наиболее реакционным консерваторам относят К.П.Победо­носцева (1827-1905), винят его в том, что в России на четверть века опоздали с введением конституционной монархии. Выборы он считал процессом накопления лжи, «похоти власти», ибо посредством их власть становится приобретением честолюбцев. Противостоять лжи выборов может только монархия. Суть царской власти в патернализме, образовании общества как большой семьи. Дело власти - дело самопо­жертвования во имя спасения человека. Власть, порядок в стране дер­жатся на вере в Бога. Исчезает вера - погибает государство.

Вместе с тем, К.П.Победоносцев выступал за «народное само­управство», считал, что самоуправление органически связано с духов­ностью русского народа, выступал за «единую и неделимую Россию». К слову, идея целостности и неделимости разделялась и радикалами разных времен. П.Пестель, например, считал, что для России пригодно только унитарное государство.

Представители второй группы консерваторов - поздних славя­нофилов критически относились к существующему строю, выступали за отмену крепостного права, но против заимствования западных идей. Главным в их деятельности было не столько решение конкретных проблем страны, сколько поиск общей идеи, специфической для Рос­сии.

Поздние славянофилы (их также именовали «почвенниками», «панславянистами»), не отрицая необходимости изменений, считали, что европейский путь сопряжен с большими потерями в культуре, утратой внутреннего согласия, духовной целостности. Л.Н.Толстой, к примеру, был убежден, что путь к счастливой жизни лежит через новую религию, через нравственное совершенствование, через всепрощение, всеобщую любовь («непротивление злу насилием»).

Консерватизм второй половины XIX - начала XX века, опи­раясь на славянофильские идеи, становится более теоретичным, теснее связанным с государственной политикой.

Н.Я.Данилевский (1822-1885) обосновывает идею о культурно-историческом типе и отмечает, что культура одного исторического типа может проникать в культуру другого типа не полностью, а лишь отдельными элементами. Эта мысль явилась методологической осно­вой для воззрений Вл.Соловьева (1853-1900), считающегося отцом рус­ской идеи. По Соловьеву, блажен тот народ, который лучше других реализует слово Божье, кто заслужил большее снисхождение от Бога. На этой основе формируется цельная культура человечества как систе­ма восхождения к Бого-человеку через Софико-божественную муд­рость. Россия - наследница Византии, и у нее есть все основания для воплощения царства Божьего. Россия вполне самодостаточна, облада­ет такими «стихиями», как церковь, самодержавие, сельская община, которые могут быть устоями сильного государства. Помимо этого в России присутствуют «божественные выразители» Запада («латинство» в лице поляков-католиков) и Востока («басурманство» в лице евреев-нехристиан). Для России жизненно важно примириться с главными духовными противниками, объединить принципы правосла­вия, католицизма, иудейства в теократическом синтезе. Тогда Россия станет величайшим царством Земли.

Отдельную страницу в истории политической мысли России составляют правовые и политические взгляды революционных демократов.

Вторая половина XIX века характерна развитием революцион­ного демократизма. Его представители А.И.Герцен, В.Г.Белинский, Н.Г.Чернышевский и другие - развертывают критику не только фео­дального, но и буржуазного государства и права. Они отрицают вся­кий эксплуататорский строй и соединяют революционный демокра­тизм с утопическим социализмом.

Применительно к России Герцен назвал свою теорию теорией «русского социализма». Она основывалась на его представлениях о преимуществах сохранившейся в России сельской общины. Идеализи­руя общину, Герцен рассматривал ее как готовую ячейку социализма, а сохранение общины - как залог перехода к социализму, минуя капита­лизм. Русского крестьянина он считал прирожденным социалистом.

Оригинальной является трактовка Герценом проблемы госу­дарства. Происхождение государства, как и другие мыслители, он объ­яснял в духе договорной теории, выводил из необходимости сохранить общественную безопасность. Однако Герцен уже понимал, что госу­дарства служат не «общему благу», а задачам социального угнетения. По его мнению, «государство одинаково служит и реакции, и революции, тому, с чьей стороны сила». В государстве он видел форму без содержания. В этом - и сила, и слабость его воззрений. Не видя в госу­дарстве определенного содержания, он апеллировал к «верхам», наде­ялся на реформы. С другой стороны, такой подход позволил преодо­леть влияние Бакунина и увидеть в государстве мощное средство за­щиты революции, осуществления глубоких общественных преобразо­ваний. Представляя себе социализм как общество без государства, Герцен в то же время не требовал его немедленной ликвидации, отри­цал «скорую неминуемость безгосударственного устройства».

Герцен вплотную подошел к пониманию сути мнимой демо­кратии. «Буржуазное государство представляет собой анонимное об­щество политических шулеров и биржевых торговцев». Он клеймит кровавую роль государства во время революции 1848 года и пишет, что по жестокости и беспощадности расправы с народом буржуазное государство превзошло даже феодальное государство с его кулачным правом.

Гневно разоблачает Герцен и буржуазный парламентаризм. Путем подкупа, угроз, других средств давления на избирателей бур­жуазия обеспечивает необходимый ей состав парламента. Избиратель­ное право - одно из средств обмана народных масс.

Герцен различает две формы организации человеческого об­щества - монархию и республику, при этом различая политическую и социальную республики. Политическая, т.е. буржуазная республика, рассматривается им как наружная, не удовлетворяющая интересов большинства народа. Но и такая республика свободнее конституцион­ной монархии. Она является этапом к освобождению народа, к соци­альной республике.

Значителен вклад Герцена в разработку национального вопро­са. Он выступает поборником дружбы народов, их совместной борьбы против социального гнета. Главное здесь требование Герцена - право наций самим определять свою судьбу, включая и образование само­стоятельного государства. При этом он был убежден, что после рево­люции народы, населяющие Россию, не захотят отделяться, войдут в добровольно и свободно созданный союз. Свои воззрения по нацио­нальному вопросу он проявил в поддержке стремления польского народа освободиться от ига России, всецело был на стороне польских повстанцев в 1863 году, чем спас честь русской демократии.

В.Г.Белинский (1811-1848) принадлежал уже к новому поколе­нию деятелей освободительного движения - поколению революционе­ров-разночинцев.

Главная заслуга Белинского в разработке общественно-политических проблем состояла в критике современной для него дей­ствительности. В «Письме к Гоголю» он дал потрясающую картину России как страны, где «люди торгуют людьми» и «нет не только ни­каких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть огромные корпорации разных служеб­ных воров и грабителей. Горе государству, когда оно в руках капита­листов», - писал В.Белинский.

Переход к социализму, который Белинский называл «идеею идей», «бытием бытия», «альфой и омегой веры и знания», он связывал, прежде всего, с народной революцией. Он горячо верил в светлое буду­щее России и писал, что через сотню лет она встанет во главе всего человечества.

Основным выводом, который сделал Н.Чернышевский, как и другие революционные демократы, был вывод о необходимости на­родной революции и перехода к социализму. Он, как и Герцен, мечтал, чтобы Россия миновала стадию капитализма, однако в отличие от Герцена, не считал общину уже готовой ячейкой социализма, считал, что общинное земледелие должно быть дополнено коллективным веде­нием хозяйства и что социализм возникнет из развития кооперации в промышленности и земледелии. Формой такой кооперации он считал промышленно-земледельческие товарищества.

В своих воззрениях на государство и право Н.Г.Чернышевский выдвинул ряд важных положений. Он справедливо полагал, что государство складывается одновременно с появлением частной собствен­ности, хотя и не видел, что оно возникает в связи с разделением об­щества на классы. Он высказал мысль о возможности отмирания госу­дарства, хотя и не связывал эту возможность с отмиранием классов, а лишь с полным удовлетворением потребностей людей. Он дал резкую критику буржуазной демократии, заявляя, что в Англии «...великолепный спектакль парламентского правления почти постоянно оказывается чистою комедиею». Он обосновал необходимость уста­новления в ходе революции демократической республики с развитым местным самоуправлением, указывал при этом, что для проведения политических и экономических преобразований необходим длитель­ный переходный период.

В национальном вопросе Н.Г.Чернышевский безоговорочно отстаивал принцип верховной власти народов располагать своей судь­бой. Каждый народ имеет право отделиться от государства, к которо­му он не хочет принадлежать. Наиболее приемлемой формой государ­ственного устройства многонационального государства он считал федерацию. «Кто принимает федеративную мысль, тот находит разре­шение всех запутанностей». Вхождение в федерацию должно быть доб­ровольным, а сама федерация может быть основана только на равно­правии наций.

Творчество Н.Чернышевского было вершиной революционно­го демократизма в России. В 70-х годах революционный демократизм выступил в форме революционного народничества.

В.И.Ленин справедливо выделяет три основные черты народ­нических воззрений:

  • признание самобытности русского экономического строя, крестьянской общины, в частности, рассмотрение общинного произ­водства как высшего по сравнению с капитализмом;

  • признание капитализма в России упадком, регрессом;

  • игнорирование связи интеллигенции с материальными инте­ресами определенных общественных классов.


Политическая мысль периода новой и новейшей

истории в России.


Существенным вкладом в развитие теории и практики государственности явилась конституция 1906 года, реформаторская деятельность П.А.Столыпина.

Во второй половине XIX века в результате проведенных ре­форм (земельная реформа 1861 года, реформа в системе местного самоуправления 1864 года, законодательство о городском самоуправ­лении 1870 года и др.) русская бюрократия раскололась на два враж­дебных лагеря, возник серьезный политический конфликт. Одна часть бюрократии осталась верной принципам полицейского государства и неограниченной власти царя, другая - выступила в поддержку новых принципов правления - посредством законов и представительных ин­ститутов.

В.А.Маклаков существенно ошибается. По крайней мере, для России конца XIX - начала XX века характерны три общественно-политические силы, уже сумевшие сформировать и свои партии: помещичье-монархические партии (монархический «Союз русского наро­да», «Всероссийский союз земельных собственников» и др.); либераль­но-буржуазные партии (Союз освобождения, кадеты, партия демокра­тических реформ, партия правового порядка, октябристы и др.); пар­тии революционного демократизма (РСДРП, эсеры и др.). Эти силы вели упорную борьбу, с одной стороны, за сохранение самодержавия, сословности и остатков крепостничества (первая группа партий и движений), с другой - против самодержавия, за демократизацию жиз­ни, парламентаризм, а наиболее радикальные силы (РСДРП, эсеры) - за революционное обновление общества.

Принятая 26 апреля 1906 года Российская Конституция (Основные законы империи) ставила своей целью примирить монар­хию с нарождавшимися новыми политическими силами, достичь между ними компромисса в сложных политических условиях. Новым в Кон­ституции было то, что в ней в высокой мере осуществлялся либераль­ный принцип разделения властей. Те социальные силы, которые ранее имели возможность участвовать лишь в местном самоуправлении, по­лучали доступ к законодательству и к участию в формировании госу­дарственной политики. Но и традиционные правящие группы не ис­ключались из государственной работы, поскольку исполнительная власть оставалась в руках бюрократии - единственной обладавшей управленческим опытом. Вместе с тем, эти две формы никоим образом не противопоставлялись (и не отделялись) друг от друга. Институт всеобщего голосования подчинял управление государством контролю народного представительства, а бюрократия сохраняла влияние на законодательный процесс, поскольку верхняя палата парламента (Государственный Совет) состояла не только из избранных членов, но и лиц, назначаемых царем.

В соответствии с Конституцией премьер-министром того вре­мени П.А.Столыпиным была разработана либеральная программа, утвержденная Думой 6 марта 1907 года. Она стала основой правитель­ственной политики не только до смерти Столыпина, но и при его пре­емнике В.Н.Коковцеве, т.е. до революции 1917 года. Центральное место в программе занимала аграрная реформа, по которой крестья­нин мог выйти из общины и стать свободным фермером или переехать в восточные районы, где было много необжитых земель. Тот же, кто хотел остаться в общине, оставался: никаких препятствий не чинилось.

Однако существующая оценка программы П.А.Столыпина только как аграрной реформы является весьма однобокой.

Помимо аграрного, центральное место в программе занимали и вопросы политического характера:

а) религиозная терпимость и свобода совести;

б) неприкосновенность личности - арест, обыск, цензура кор­респонденции могли иметь место только на основании судебного по­становления; в случае полицейского ареста его законность должна быть проверена судом в ближайшие 24 часа; предварительное рассле­дование по политическим преступлениям проводится не жандармскими офицерами, а судебными следователями; адвокат допускается к подза­щитному и во время предварительного следствия;

в) совершенствование системы самоуправления - придание земствам новых функций, ограничение надзора административных органов за деятельностью органов самоуправления, введение само­управления в Польше и Прибалтике;

г) административная реформа - создание целостной системы гражданской администрации, организация административных судов;

д) трудовое законодательство - введение различных видов страхования, узаконение экономических забастовок;

е) модернизация народного просвещения.

В девяностые годы в исторической литературе, и особенно в публицистике, существенно преувеличивается роль П.А.Столыпина, он преподносится чуть ли не отцом русской демократии. При этом совер­шенно упускается из виду, что именно он руководил подавлением рус­ской революции 1905-1907 годов, поощряя деятельность военно-полевых судов и применение смертной казни (веревки для повешения в народе метко окрестили «столыпинскими галстуками»). Правительство П.Столыпина вопреки принятой Конституции разогнало II Государ­ственную думу и осуществило Третьеиюньский переворот 1907 года. В народе П.Столыпина ненавидели, на него неоднократно устраивались покушения, пока эсер Д.Г.Багров его смертельно не ранил (1911 г.).

Столыпинские реформы были объективно предопределены раз­витием капитализма в России. В.И.Ленин по этому поводу писал: «Капиталистическое развитие в России сделало уже такой шаг вперед за последние полвека, что сохранение крепостничества в земледелии стало абсолютно невозможным, устранение его приняло формы на­сильственного кризиса, общенациональной революции».0

Революция 1905 года, заставившая царя издать Манифест 17 октября и пойти на принятие Конституции 1906 года, развившиеся под ее влиянием революционное движение в странах Европы, националь­но-освободительное движение в станах Азии, значительно расширили возможности буржуазно-демократических преобразований, развития парламентаризма, рождая и новые политические воззрения. Они каса­лись, в первую очередь, путей развития России - эволюционного и ре­волюционного, государственного строительства - диктатуры и консти­туционализма, идей социалистического общества.

Под воздействием этих идей в XX веке Россия трижды пред­принимала попытку установления парламентского строя, но ни одну из них нельзя однозначно оценить как успешную.

Становление парламентаризма в период между двумя револю­циями (1905 и 1917 гг.) в форме работы четырех Государственных дум подрывалось его отрицанием как сверху, так и снизу. Сверху: Николай II, Г.Распутин, правые (прежде всего Совет объединенного дворянства) принципиально были против существования Государственной Думы, выступали за возврат к абсолютизму.

В народных массах (кроме 1906-1907 годов - времени «конституционных иллюзий») Дума не пользовалась авторитетом, т.к. была не способна решать их насущных задач. Уже в 1905 году массами была создана новая форма народовластия в форме Советов.

В 1917 году после февральской революции определились две модели демократизации страны. Либералы, возглавляемые кадетами, умеренные социалисты-меньшевики и эсеры ориентировались на за­падную модель буржуазной демократии и парламентаризма. Однако они упустили исторический шанс ее установления, промедлив с созы­вом Учредительного собрания. Будь оно созвано в мае-июне 1917 года (оно состоялось только 5 января 1918 года, уже после Октябрьской революции) - кто знает, может быть, и исторический выбор российско­го народа мог быть бы другим.

В.И.Ленин, большевики после революции отвергли буржуаз­ную демократию и парламентаризм, считая их низшей формой демо­кратизма по сравнению с возродившимися в 1917 году Советами. Раз­вернувшееся в стране массовое советское движение стало реальностью политической власти, окончательно закрепленное в Конституции 1936 года.

Однако Советы, созданные как форма народовластия твор­чеством трудящихся, не сумели реализовать заложенный в них могучий демократический потенциал вследствие сложившейся в стране одно­партийности и установления единоличной власти И.В.Сталина. Была ли в этом объективная историческая необходимость - предмет исследо­вания исторической науки. Следует только заметить, что как у россий­ских, так и зарубежных историков здесь нет однозначного ответа. Тем не менее ясно, что в 60-80-х годах господствующая в обществе командно-административная система управления народным хозяйством, от­сутствие гласности, плюрализма мнений, функционирование лишь одной партии стали тормозом общественного развития, фактором подрыва авторитета социалистических идей в сознании широких на­родных масс.

Во второй половине 80-х годов политические реформы М.С.Горбачева (а не реформы Б.Н.Ельцина, как утверждают ряд поли­тологов постсоветского времени) сделали первые шаги к гласности, демократизации общества и возрождению парламентаризма (в третий раз), которые, в конечном счете, его и погубили: восторжествовала точ­ка зрения Б.Н.Ельцина, что России нужна не парламентская, а прези­дентская республика.0 Конституция РФ 1993 годы наделила Президен­та практически неограниченными полномочиями. Основной упор был сделан на усиление исполнительной власти с ее мощным чиновничье-бюрократическим аппаратом, а не представительной власти, действи­тельно выражающей суверенную волю народа, что ведет к противо­стоянию законодательной и исполнительной власти. Государственный переворот 21 сентября - 4 октября 1993 года означал легитимизацию президентской неограниченной формы правления.

Развал системы Советов превратил представительные органы власти в центре и на местах в безвластные придатки исполнительных структур. Ограничение полномочий парламента сопровождалось практически полным исключением из его состава представителей основной части населения - рабочих и крестьян. В парламенте, как и в местных представительных органах, большинство составили предста­вители вновь народившейся буржуазии, чиновники.

Был свергнут контроль выборных представителей трудящихся за системой управления (комитеты народного контроля, рабочий кон­троль на предприятиях и т.д.). Практически оказалась разрушенной связь между высшими и местными представительными органами. Принцип разделения властей, закрепленный Конституцией 1993 года, оказался абстрактной декларацией.

По выражению члена Конституционного суда М.В.Баглая, "в России сейчас нет парламентаризма в строгом смысле этого слова".0

Дальнейшее развитие политической теории и практики в современной России трудно поддается прогнозированию, поскольку нет достаточно ясно выраженной стержневой идеи, которая пропитывала бы политику и делала бы ее вполне осмысленной и приемлемой для абсолютного большинства населения России, так или иначе втянутого в социально-экономические и политические реформы.


Заключение.


Рассмотрение истории возникновения и развития политической мысли в России представляет собой в настоящее время благодатное поле деятельности для политологов и философов, культурологов, социологов и историков, поскольку существует ярко выраженная потребность обогатить теорию и практику реформаторской деятельности, осуществляемой ныне в нашем обществе, ретроспективным анализом истоков и протекания процесса развития нашей государственности.

Сегодня в России ренессанс классической и неоклассической политологической мысли. Он может перерасти в новый, постсоветский этап ее развития. Политология легализована, преподается в университетах и академиях, других вузах страны. Наступают времена, когда положительный результат современного развития станет реальностью.

Безусловно, актуальным ныне становится известное изречение о том, что все происходящее сейчас может быть критически и масштабно осмыслено значительно позже, когда перед изучающими современную историю исследователями возникнет полная картина происшедшего, будут видны реальные результаты, которые можно будет критически оценить.

Для современных же исследователей, как, впрочем, и для всех интересующихся отечественной политической историей, уже сейчас доступен тот оригинальный по своей сути пласт, который составляет политическая мысль прошлого и настоящего России, который ранее незаслуженно мало изучался. Исторический опыт, который может быть получен в результате анализа истории становления и развития общественно-политической мысли в России, призван оказать неоценимые услуги тем, кто заинтересованно относится к судьбе государства, политической практике его укрепления и модернизации в настоящем и будущем.


Список литературы


  1. Авцинова Г.И. Мыслители России о феномене радикализма // Социально-политический журнал, 1997, № 1.

  2. Аникин А.В. Путь изысканий. - М., 1991.

  3. Арендт Х. Традиция и современность (к истории политических идей) // Советское государство и право, 1991, № 2.

  4. Беленький В.Х. Борьба вокруг русской идеи. // Социально-политический журнал, 1996, № 1.

  5. Белов Г.А. Политология. Учебное пособие. - М.: Наука, 1994.

  6. Бердяев Н. Русская идея // О России и русской философской культуре. - М., 1990.

  7. Валицкий А. Нравственность и право в теориях русских либералов // Вопросы философии, 1991, № 7.

  8. Воронин И. Крестьянский социализм Герцена и славянофильства // Диалог, 1998, № 1.

  9. История политических учений / Под ред. С.Ф.Кечекьяна. - М., 1961.

  10. Козлов В.А. Российская история. Обзор идей и концепций. // Свободная мысль, 1996, № 3-4.

  11. Лосский И. История русской философии. - М., 2001.

  12. Мальцев В.А. Основы политологии: Учебник для вузов. - М.: ИТРК РСПП, 1998.

  13. Маслин М.А., Андреев А.Л. О русской идее // О россии и русской философской культуре. - М., 1990.

  14. Пивоваров Ю.С. Две политические субкультуры пореформенной России: проблемы взаимодействия // Ретроспективная политология. - М., 1991.

0 Ленин В. И. Полное собрание сочинений. т. 25. с. 93

0 Ленин В .И. Полное собрание сочинений. т. 16. с. 403

0 Власть и оппозиция. – М. Хронос, 1995. – с. 343

0 Незавсимая газета от 26 декабря 1995 г.


Случайные файлы

Файл
130112.rtf
42780.rtf
130859.rtf
116530.rtf
75869-1.rtf