Взаимосвязь политической консолидации и модернизации в России (117607)

Посмотреть архив целиком


Введение


Процесс режимной консолидации можно рассматривать и как результат трансформации политической системы, представляющий собой создание условий воспроизводства структур политического режима, имеющего гибридный характер, и как одну из стадий демократического перехода, включающую в себя стабилизацию формально демократических институтов.

Таким образом, режимная консолидация представляет собой стабилизацию системы, но не является условием прекращения режимных изменений, способных привести к консолидации либеральной демократии.



1. Факторы и перспективы политической консолидации в современной России


Консолидация является многоуровневым процессом и, наряду с институциональной стабилизацией, включает в себя консолидацию общества, связанную с унификацией ценностей и норм поведения граждан, поэтому при сохранении демократического вектора развития режимная консолидация может стать основой движения к демократической консолидации.

Процесс перехода к демократии в посткоммунистических странах был инициирован политической элитой и представлял собой совокупность одновременно протекающими во всех сферах трансформационных процессов, сопряжённых с поляризацией и дефрагментацией общества, многочисленными межэлитными конфликтами, что являлось негативным фактором дальнейшего развития государства.

В таких условиях режимная консолидация стала результатом разрешения внутриэлитных конфликтов, но не путём заключения пакта между элитными группами о правилах участия в политическом процессе, что является возможным условием полноценного демократического транзита, а в результате подавления и вытеснения одними политическими акторами других из процесса принятия государственных решений, приведшего к стабилизации политической системы, но вместе с тем, к приостановке процесса перехода к демократии.

Процесс политической трансформации современной России представляет собой пример режимной консолидации и как стадии демократического транзита, и как его возможного результата.

Стабилизация гибридного политического режима, сочетающего черты демократии и авторитаризма, стала результатом разрешения межэлитных конфликтов путём подавления доминирующим актором, основным ресурсом которого стал высокий уровень легитимности, противоборствующих элитных групп.

Достижение внутриэлитной консолидации путём институциональных изменений, направленных на стабилизацию политической системы, способствовало повышению устойчивости демократических институтов, выбранных правящей элитой в качестве рамок функционирования российского политического процесса.

Недостаточная стабильность российской политической системы обусловлена низкой легитимностью органов власти, базирующейся только на демонстрируемой этими структурами принадлежности к доминирующему актору.

Создание "партии власти", направленное на формирование более устойчивого режима с доминирующей партией, не привело к существенному повышению стабильности политической системы, так как партия не воспринимается обществом как самостоятельный и эффективный институт общенационального представительства, что также обусловлено использованием "партией власти" в качестве основного ресурс общественное доверие лидеру государства.

Процесс режимной консолидации в субъектах федерации, выражающийся в реформировании системы отношений между федеральной и региональной элитой и использовании в качестве интегрирующего фактора доминирующей партии, привёл к устранению одной из основных особенностей асимметричной федерации - существенной вариативности развития региональных политический режимов, которая обеспечивалась спецификой распределения полномочий между региональными органами власти и взаимодействием региональных политических и экономических элит.

В результате изменения регионального, партийного и избирательного законодательства в пользу правящей элиты в субъектах федерации стали складываться региональные модели российского политического режима, спецификой которого является сплочение элитных групп вокруг доминирующего актора и фактическое перераспределение полномочий в пользу исполнительной власти.

Результатом политической трансформации страны является достижение обществом минимального уровня консолидации, выраженного в осознании невозможности возвращения к старой политической системе и необходимости дальнейшего развития в рамках существующих демократических институтов.

Однако признание необходимости демократического развития не привело к изменению ценностной системы и моделей поведения российских граждан. Эта проблема находит своё отражение в преобладании ценностей стабильности и порядка над демократическими правами и свободами, в потребности граждан страны в сильной государственной власти, активно воздействующей на процесс общественного развития.

Признание российскими гражданами приоритетной роли правящей элиты в процессе развития страны происходит наряду с низкой способностью общества к самоорганизации, что выражается в отсутствии готовности реализовывать и отстаивать свои конституционные права, воздействовать на работу институтов политического представительства, в которых граждане страны также не испытывают необходимости.

Всё это позволяет говорить о преобладании в российском обществе подданнического типа политической культуры.

Оценивая процесс трансформации политической системы страны, правящая элита достаточно чётко разграничивает сферу общественных и властных интересов и потребностей, объясняя этот факт ведущей ролью политической элиты, как наиболее адаптированной к системе и прогрессивной части общества, в процессе демократического развития страны.

Представители региональной политической элиты не видят необходимости в повышении уровня легитимности властных институтов, так как основным ресурсом доверия является принадлежность к Президенту страны, который воспринимается элитой не только как центр власти, но и как легитимирующий фактор, оказывающий определяющее влияние на сознание граждан страны.


2. Политическая модернизация в теории и на практике


В результате распада колониальной системы после Второй мировой войны большое количество стран Африки и Азии обретает политическую независимость.

В качестве дальнейшего ориентира развития в середине XX века в западной науке возникает концепция политической модернизации, которая была предназначена для преодоления отставания между развивающимися и развитыми странами.

Условно можно выделить три этапа развития данной теории в XX веке: 1950-1960-е гг., 1960-1970-е гг. и 1980-1990-е гг.

Теории модернизации 50-60-х гг. XX столетия представляли собой одно из направлений теорий исторического развития. Теории модернизации сначала выясняли, как и насколько общества соответствуют "идеалу" - современному индустриальному обществу.

В этот период господствовала идея однолинейного развития, т.е. несмотря на то, что одни страны отстают от других, в целом они движутся по одному пути модернизации.

Различия между традиционными и современными обществами состояли в степени благосостояния, урбанизации, развитости средств коммуникации, образования и т.д.

Политическая модернизация предполагала: установление демократического режима исключительно по образу и подобию западного образца; вовлечение все более широких масс населения в политический процесс; способность государства к структурным изменениям в экономике.

Экономическая модернизация состояла в развитии и применении технологии, основанной на научном знании, высокоэффективных источников энергии, развитии рынков товаров, денег, труда.

Другим аспектом модернизации в экономической сфере являлась тенденция к выравниванию доходов между различными секторами экономики, регионами и социально-профессиональными группами.

В социальной сфере модернизация подразумевала четкую специализацию людей, которая все меньше зависела от пола, возраста, расы, социального происхождения, а больше - от личных качеств и достижений самого индивида.

Таким образом, на первом этапе своего развития в методологическом аспекте теория модернизации основывалась на универсализме, т.е. универсальном развитии стран.

Более того, процесс развития на этом этапе представлялся однолинейным.

Одни страны опережают другие в своем развитии, но в целом все страны двигаются по единому пути модернизации. Другими словами, все страны проходят одинаковые стадии развития и подчиняются одним и тем же законам и закономерностям эволюции.

С середины 60-х гг. сторонники теории модернизации стали постепенно отказываться от универсализма в отношении развития стран. Большое внимание стало уделяться проблеме стабильности политического развития как предпосылки для социально-экономического прогресса.

В рамках второго этапа можно выделить два направления понимания фактора стабильности: консервативное и либеральное.

К представителям консервативного направления принято относить С. Хантингтона, Х. Линца, Дж. Нельсона и др.

Главная проблема модернизации, по их мнению, состоит в том, что существует конфликт между мобилизованностью населения и институциализацией, т.е. наличием определенных структур, осуществляющих артикуляцию интересов данного населения. Если подобные институты отсутствуют в обществе, то процесс модернизации крайне усложняется.

По мнению С. Хантингтона, только жесткий авторитарный режим, осуществляющий порядок и стабильность, может обеспечить национальное единство и переход к рыночной экономике.

Сторонники либерального подхода - Г. Алмонд, Р. Даль, Л. Пай и др. - под основным содержанием модернизации понимали формирование открытой социальной и политической системы путем интенсификации социальной мобильности и интеграции населения в политическое сообщество.

Широкое участие населения, открытая конкуренция - основные признаки эффективного преобразования традиционных обществ в современные при условии, что степень вовлеченности граждан в систему представительной власти будет высокой.

Либералы, так же как и консерваторы, большое значение придавали активному участию граждан в политическом процессе, но основной акцент переносили с создания централизованных институтов, призванных поддерживать политическую стабильность в обществе, на возможность диалога между властью и населением.

Таким образом, если либералы акцентируют свое внимание на интеграции общества на основе культуры, образования, религии и т.д., то консерваторы - на создании авторитарной власти, так как стабильность, четкая организованность и порядок смогут обеспечить эффективный процесс перехода общества от традиционного в современное, а сильное правительство сможет обеспечить необходимые условия успешного проведения реформ.

В 80-е годы начинают распространяться идеи о невозможности строгого противопоставления традиции и современности. Поэтому многие авторы, не отрицая важность таких факторов, как технологический прогресс, внедрение "западных" институтов и норм, отмечают вторичность этих факторов и их зависимость от господствующих в том или ином обществе социокультурных ценностей.

Во второй половине 1980-х годов возникает концепция политического развития, основанного на сохранении социокультурных традиций без навязывания чуждых (западных) образцов.

Связь между модернизацией и развитием была пересмотрена: первая стала рассматриваться не как условие второго, а как его функция. Приоритетной целью было названо изменение социальных, экономических, политических структур, которое могло проводиться и вне западной демократической модели.

Некоторые теоретики (М. Леви, Д. Рюшемейер) даже пытались вывести некий закон глобальной дисгармонии, раскрывающий несовпадение социокультурного характера общества и потребностей его преобразования на основании универсальных целей.

Также к исследователям данного периода относятся А. Абдель-Малек, А. Турен, С. Хантингтон, Ш. Эйзенштадт и др.

Таким образом, мы видим, что на первых порах теория политической модернизации рассматривалась только как вестернизация развивающихся стран.

Постепенно исследователи стали приходить к выводу, что такой подход является односторонним, так как он не учитывает традиции тех или иных стран.

Поэтому в конце XX века важное внимание стало уделяться социокультурным особенностям. Во многом это было связано с тем, что прежние концепции перестали соответствовать современным реалиям.



3. Трансформация политической системы на современном этапе


В конце 2008 года в России завершилось формирование малопартийной системы: из 15 партий, зарегистрированных на начало года, к декабрю осталось лишь 6.

В ближайшее время регистрацию должна получить и новая либеральная партия "Правое дело". В Послании Федеральному собранию Президент пообещал некую либерализацию партийной системы.

В частности, снижается минимальная численность партий; отменен избирательных залог, необходимый для регистрации на выборах; думским партиям будет предоставлен доступ к государственным СМИ; партиям, набравшим 5-7% голосов на выборах, гарантированы 1-2 депутатских мандата.

В связи с этим перед нами очередной этап трансформации политической системы России, который даёт возможность предположить три сценария функционирования политической системы в будущем.

Суть первого сценария состоит в формировании системы с двумя доминирующими политическими партиями ("Единая Россия", "Справедливая Россия"). К достоинствам двухпартийного сценария можно отнести предсказуемость.

Однако выборы депутатов Государственной думы в декабре 2008 года показали, что любые заявки на создание "второй партии власти" встречают сильное сопротивление у деятелей правящей политической организации.

Второй возможный сценарий - это возврат к однопартийной политической системе. Такая возможность не исключается, если в России обострятся противоречия в элите или следствием экономического кризиса станет катастрофическое падение уровня жизни большинства населения.

Третий, как нам представляется, самый вероятный сценарий, - это постепенное перерастание партийной системы в систему ограниченного плюрализма, степень свободы в которой определяет Кремль.

Отчасти это подтверждается резким сокращением числа политических партий после думских выборов 2008 года. При такой системе российским партиям будет сложно эволюционировать и бороться не только со своим низким уровнем развития, но и за институциональную силу парламента.

К тому же не стоит забывать, что часть экспертов считают, что в последние годы партийная конкуренция сдерживалась законодательно. Хотя можно признать, что попытка создания либерального проекта "Право дело" является реакцией власти на снижение демократичности избирательных кампаний.

Однако это свидетельствует о плачевном положении гражданского общества, которое оказалось не в состоянии сформулировать и институциализировать либеральные идеи в новый проект правой партии, что выглядит неестественно, когда в политической повестке дня вновь возник вопрос модернизации России.

Но создание прокремлевской демократической партии неизбежно изменит всю структуру партийной системы, которая будет выглядеть несколько сложнее, чем классическая двух - или трехпартийная модель.

Пока же можно утверждать, что к следующим думским выборам (декабрь 2011 года) число партий не изменится, по крайней мере, в сторону увеличения.

Со сложностями столкнутся непарламентские партии, поскольку отменяется избирательный залог, который давал возможность некоторым партиям ("Патриоты России", "Яблоко") принять участие в региональных выборах.

Как свидетельствуют региональные выборы, так называемая парламентская льгота даёт думским партиям огромное преимущество. Отмена же избирательного залога лишает непарламентские партии хоть каких-либо шансов принять участие в региональных выборах.



Заключение


Признавая необходимость объединяющей идеологии, представители региональной элиты выделили в качестве её основ идеи, соответствующие потребностям только граждан страны, то есть элитой не рассматривается возможность объединения граждан и представителей власти на основе общих ценностей.

Это свидетельствует о том, что элита воспринимает процесс консолидации общества как "навязанный", сутью которого является не поиск связующего звена между правящей элитой и гражданами, а нахождение новых способов управления обществом как объектом манипулятивных технологий, что, тем не менее, вполне соответствует потребности общества в активизации роли государства в процессе развития страны.



Список литературы


  1. Гельман, В.Я. Постсоветские политические трансформации: наброски к теории / В.Я. Гельман // Общественные науки и современность. - 2007. - № 1.

  2. Мельвиль, А.Ю. О траекториях посткоммунистической трансформации / А.Ю. Мельвиль // Полис. - 2008. - №2.

  3. Капустин Б.Г. (2008) Конец "транзитологиии"? О теоретическом осмыслении первого посткоммунистического десятилетия // Полис, № 4.

  4. Красильщиков В.А. (2008) Вдогонку за прошедшим веком: Развитие России в XX веке с точки зрения мировых модернизаций. М. "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЕН).

  5. Хантингтон С. (2007) Третья волна. Демократизация в конце XX века. М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЕН).

  6. Демократия: развитие российской модели (2008) /Под общей редакции проф. Юргенса И.Ю. М.: Экон-Информ.

  7. Локосов В.В. (2009) Российское сообщество: трансформация целей, интересов, ценностей. М.: РИЦ ИСПИ РАН.




Случайные файлы

Файл
ref-20931.doc
20533-1.rtf
166128.rtf
64483.rtf
CBRR5008.DOC