Государственно-правовые воззрения Канта (117273)

Посмотреть архив целиком

Кант Иммануил (1724 - 1804 гг.) был сыном седельника из Кенигсберг и вырос в благочестивой семье, которая предназначила его к пастырской деятельности. По окончании гимназии он поступил в Кенигсбергский университет, где изучал, главным образом, философские, математические и естественные науки. Ученую степень получил в 1755 г., а профессуру - лишь в 1770 г., что совпало с началом его “критического” периода, ибо к этому году относится его диссертация “О формах и принципах мира чувственного и интеллигибельного”, в которой уже содержится критика учения о пространстве и времени. До этого времени на развитии его мысли - в частности, на его знаменитой теории развития трех направлений: не только рационализма школы Лейбница и Вольфа, но и математического естествознания Ньютона и эмпиризма Юма. В 1781 году появилось главное произведение Кант “Критика чистого разума”, которое заложило основы его новой теории познания. В 1783 г. вышли его “Пролегомены”, в 1787 г. - второе дополненное и исправленное издание “Критики чистого разума”. Этика и право рассматриваются Кантом в “Основе метафизики нравов” (1785 г.) и в “Критике практического разума” (1788 г.). Последняя из трех критик - “Критика суждения” - появилась в 1790 г.

Теория познания Канта ставит себе задачу показать, что именно человек почерпает из опыта и что, напротив того, дает ему чистый разум. Явления представляют лишь ставит себе задачу показать, что именно человек почерпает из опыта и что, напротив того, дает ему чистый разум. Явления представляют лишь ощущения, возникающие в человеке от действия внешних предметов, и не имеют в себе ничего всеобщего и необходимого. Чувства не могут открыть причинной связи в рядах представляющихся нам явлений. Всеобщее и необходимое открывается лишь с помощью разума. Таким образом, опыт дает человеку материал познания в виде разнообразных разрозненных явлений, а разум вносит в них связь и единство в определенных формах познания.

Как же разум устанавливает связь и единство в явлениях?

Тут возможен двоякий путь: анализ и синтез. Разум, анализируя какое-нибудь понятие, разлагает его и выводит из него то, что в нем заключается. Но как возможно произвести синтез, т. е. как возможно, связывая что-нибудь различное, на этом основании вывести некоторое всеобщее обязательное положение или синтетическое знание? На этот вопрос Кант отвечает так:

Сознание человека нельзя уподоблять восковой ..., на которой запечатлевается опыт. сознание есть духовная сила, имеющая свою определенную организацию. Вся духовная жизнь ее непременно относится к одному кажущемуся неизменному центру, к тому. что человек называет “я”. В этом выражается единство сознани. Исходя из этого центра, и следует показать, как единство сознания отражается на деятельности различных органов познания, чувств, рассудка, разума.

Каждый орган познания имеет присущие ему формальные условия возможности знания. В чувственной области такими формальными условиями являются пространство и время, в области рассудка - категории (количества, качества, модальности, отношения) в области разума - идеи бога, души, свободы.

С помощью форм созерцания, т. е. пространства и времени, с одной стороны, и категорий рассудка, - с другой. человек и создает из чувственного материала тот мир явлений. с которым ему приходится иметь дело. Только этт мир явлений человек и способен познавать. За пределами этого миралежит мир вещей самих по себе, недоступный познанию. Этот мир явлений не носит в себе закономерности, закономерность вносится в него человеком. В природе нет законов; разум вносит в нее свои законы.

Чувства без рассудка, как и рассудок без чувств, не могут создать мира явлений, ибо “созерцания без понятий - слепы, и понятия без созерцания - пусты”. Таким образом, Кант поставил человека в заколдованный круг ограниченного мира явлений; за пределами его он обнаружил мир непосзаваемых вещей. куда поместил он свои абсолютные идеи разума: бога, душу и свободу. Между этими двумя мирами нет перехода. Переход между ними человек совершает только в практической области. Здесь человек принимает требования чистого, т. е. не исходящего из опыта, разума за руководящее начало своей деятельности и таким образом заставляет проявляться в чувственном мире умозрительные идеи в форме нравственного закона. Нравственный закон, или категорически йимператив, обусловливает требования (постулаты) свободы воли, бессмертия души, бога. Этот нравственный закон господствует и в области права. Право есть нравственность, рассматриваемая с внешней стороны. Поэтому общая норма права предписывает: поступай ток, чтобы твое поведение находилось в закономерном согласии с поведением всех людей. Но здесь, как и в нравственности, дело идет не об определенном содержании, а о форме поведения. А форма эта заключается в том, что поведение человека представляется свободным. Указанную только что общую норму права можно поэтому иначе выразить таким образом: поступай так, чтобы твоя свобода могла сосуществовать со свободой всех людей. Это предписание можно даже расчленить на следующие три, составляющие содержание всех правовых обязанностей: храни твое личное право, не нарушай чужого права, воздавай каждому по страведливости.

Ограничивая сферу свободы каждого человека, право создает область внешних отношений людей. Такие отношения могут устанавливаться прежде всего только между разумными, способными к свободе, существами, только между личностями. Постольку право является прежде всего только частным правом. Поскольку при этом идет речь о вещах, мы говорим о вещном праве. Право на личную услугу (по договору) составляет личное право. Наконец, вещное и личное право так могут переплестись, что вещное право является в то же время и личным, и наоборот. В таком случае мы называем его вещно-личным првом, как. например, брак. Источники права частной собственности или, как выражается Кант , право “иметь что-нибудь внешнее, как свое”, лежат в той же недосягаемой области, где неведомым образом формируются понятия и идеи. Рассматривать каждый предмет моего произвола, говорит Кант , и обходиться с ним, как с объективно возможным моим или твоим, есть апраорная предпосылка практического разума. Все правовые положения суть положения априори, так как они являются законами разума, существующими до всякого опыта. След., и право частной собственности, существующее, по утверждению Канта, априори, возникает раньше всякого опыта и прирождено человеку, как таковому.

Всякое частное право носит принудительный характер. В организованной общине людей оно защищается совокупной всеобщей волей, которая называется в таком случае государством. В государстве и благодаря государству всякое право становится публичным.

Государство (тут он идет по стопам Платона) имеет одну цель: обеспечить право и осуществить идею справедливости. Все содержание общественно-политической жизни, вся сущность государства заключается в этом одном слове. Счастье и благополучие отдельных лиц или целых групп в государстве не могут строиться за счет справедливости, ибо не счастья, а справедливости требует категорический императив. Поэтому Кант принимает суровое правило средневековых интерпретаторов римского права: fiat justitia, pereat mundus (да здравствует справедливость, да погибнет мир!) и переводит его так: да здравствует справедливость, да погибнут все мошенники в мире!

Суровость Кантовой этики в области права нигде не сказывается с такой прямолинейностью, как в учении его об уголовном праве. Цель наказания он видит исключительно в ограждени справделивости, в восстановлении нарушенного права. что, по его мнению, может быть сделано только на основе возмездия: око за око, зуб за зуб. Поэтому им отвергается всякое прво помилования и предписывается смертная казнь за убийство.

Государство возникает на основании договора. В этом Кант следует по стопам Руссо, который, как известно, ввел в научный оборот теорию общественного договора. “Первоначальный договор” является тем актом, благодаря которому сам народ конституируется в государство. Всеобщая воля - творец государства, а затем властелин и законодатель в государстве. Для Руссо, писавшего в середине XVIII ст., народ, это - третье сословие, т. е. все, что не есть дворянство и духовенство. Сюда входят и буржуазия, и пролетариат, и крестьянство. Общественно-экономические и политические отношения промышленно-отсталой Германии конца XVIII ст. в этом отношении отличались от французских середины столетия. Но, помимо того, - когда Кант писал свою “Метафизику нравов” (1797 г.) - буржуазия во Франции уже делала свою революцию, и в процессе этой реовлюции обнаружилась уже борьба мелкой буржуазии и пролетариата против крупной буржуазии (эпоха террора). Поэтому для Кант целостного “третьего сословия” Руссо уже не существует. Он занимает определенно классовую позицию и вслед за французскими либералами революционных годов и не помышляет о том, чтобы дать политические права низшим слоям, хотя и сами немецкие буржуа тое еще находятся в цепях полуфеодального рабства.

Воля народа, по Кант, определяет конституцию государства. Но такой законодательной волей обладают далеко не все. Ею обладают только активные “граждане”, т. е. члены гражданского общеста, соединившиеся для законодательства, и только этим гражданам принадлежат “атрибуты” “законной свободы”, “гражданского равенства” и “гражданской самостоятельности”. В число их не входят приказчик у купца, подмастерье у мастера, служащий, домашняя прислуга, несовершеннолетний и “вообще всякий. кто не собственным побуждением, а распоряжением другого понуждается к поддержанию своего существования”. “Существование их есь тлько, так сказать, привесок” к существованию других, - говорит Кант , и поэтому они “не нуждаются в правах горажданской личности”. Далее, дровосек, “которого я заставляю колоть дрова у меня на дворе”, кузнец, “который ходит по домам с молотом, наковальней и горном... в отличие от европейского столяра или кузнеца, который может выставить на продажу продукты своего труда, как товар”, домашний учитель, оброчный крестьянин “в отличие от арендатора”, все они суть “только подручные”, зависящие от чужой воли, “следовательно, никакой гражданской самостоятельностью не обладают”. При этом Кант тонко различает общие “права человека” и особые “права буржуа-гражданина”: “Все же эта зависимость от воли другого и несвобода нисколько не говорит против свободы и равенства их, как людей”. В основу государственной организации Кант положен принцип разделения властей. всюду выдвигавшийся буржуазией в противовес феодализму: в государстве существует независимо одна от другой власти - законодательная, судебная и исполнительная. “В сочетании их заключается благоденствие государства”, под которым надо разуметь не благополучие гражданина, не счастье его, ибо это возможно и в естественном состоянии или даже в деспотическом государстве, а такое “состояние величайшей согласованности государственного строя с принципами права, к которому стремиться обязывает нас категорический императив разума”. эти “три силы в государстве... представляют отношения объединенной из разума, априори происходящей народной воли и чистую идею главы государства, имеющую объективную практическую реальность”. Таким образом, знаменитые кантовские категорический императив и его положения априори в политико-правовой области превращаются в защиту политических прав немецкой буржуазии.


Случайные файлы

Файл
34181.rtf
16268-1.rtf
100326.rtf
14351.rtf
131682.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.