Боровой Константин Натанович (117249)

Посмотреть архив целиком

БОРОВОЙ КОНСТАНТИН НАТАНОВИЧ

Сопредседатель Партии Экономической Свободы (ПЭС)


Вице-президент Конгресса бирж, Президент крупнейшей в стране Российской товарно-сырьевой биржи (РТСБ), президент компании "Ринако", сопредседатель партии, сопредседатель Фонда внешней политики, председатель совета директоров Российского национального коммерческого банка, создавший вокруг себя и возглавивший массу разнообразных структур, среди которых и весьма серьезные - Агентство экономических новостей и Институт коммерческой инженерии.

Родился 30 июня 1948 г. в старой части Москвы у Красных ворот на Басманной улице в доме Министерства путей сообщения поздним, младшим ребенком в семье профессора-математика Московского института инженеров транспорта и заведующей особым отделом Железнодорожного райкома партии. Отец до 1937 г. был писателем, секретарем РАППа. Когда рапповцев начали сажать в тюрьмы, он ушел в редакцию метростроевской газеты, а потом в науку. Вспоминая горячую юность, сожалел о том, что принял участие в переименовании улицы Остоженка в Метростроевскую.

Один из дедов - Алексей Снегов, революционер, в 16 лет ставший председателем ревкома в Виннице, - провел 18 лет в сталинских лагерях. "До этого он работал в ЦК Украины, а после освобождения - зам.начальника политуправления МВД, освобождал 58-ю статью. В 1953 г. выступал главным свидетелем на процессе Берия, дружил с Н.М.Хрущевым. В последние годы работы в МВД он носился с идеей-фикс об отмене смертной казни. Был на "ты" с Леонидом Брежневым.

Константин Боровой хорошо помнит детство: "В четыре года русская бабушка крестила меня". Матери не хватало времени на воспитание сына и она иногда по вечерам приводила с собой Костика на свои собрания в Центральном доме культуры железнодорожников.

Константин в 12 лет начал с друзьями ходить в Политехнический музей и в Московский университет на лекции по астрономии, физике, математике, литературе и на популярные тогда выступления поэтов, писателей и ученых. Его кумирами стали Колмогоров и Окуджава, Эренбург и Солженицын. "Тогда же,- вспоминает Боровой,- с двумя своими друзьями я создал первую тайную политическую организацию по распространению самиздата."

Константин заканчивает математическую спецшколу в 1965 г. и поступает в Институт инженеров железнодорожного транспорта, который заканчивает в 1970 г. В институте в 1967 г. Константин женится, рождается первая дочь. Брак, однако, заканчивается разводом. Через 5 лет на вечеринке знакомится с Тамарой Владимировной. Не восприняв предостережения друзей о том, что ее новый брак будет несчастным, она становится второй женой Константина Натановича. Свадьбы не было, была лишь регистрация в загсе. "После регистрации мы купили в хозяйственном магазине раскладушку и поехали к Косте домой, - вспоминает Тамара Владимировна. - За неделю до нашей свадьбы его папа уехал в Болгарию читать лекции и подарком нам была однокомнатная кооперативная квартира".

В 1974 г. Константин Натанович заканчивает механико-математический факультет Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова. (В группе с ним учился другой известный математик - певец Вячеслав Мележик). Некотрое время консультирует Госкино по вопросам внедрения автоматизированных систем управления, ему предлагают создать собственное управление. В 1976 г. Боровой становится аспирантом Московского института инженеров транспорта. В 1980 г. благополучно защищает кандидатскую диссертацию на тему: "Оптимальное управление большими системами (на примере московского метрополитена)", работает в различных научно-исследовательских организациях и вузах инженером, младшим и старшим научным сотрудником. С 1983 по 1987 гг. Боровой - доцент архитектурного факультета Московского института инженеров землеустройства. Преподавал математику и компьютерную графику. Не очень быстрая, но вполне уверенная карьера. Дом - своеобразный клуб, вполне обычные интеллигентские споры, практически никакой политики. Константин Натанович и его друзья, в число которых уже тогда входила нынешний генеральный секретарь Партии Экономической Свободы Ирина Хакамада, поняли, что "можно реально что-то сделать, а не только ворковать на кухне" и сделали кооператив.

"Людей, которые открывали свои предприятия, начинали заниматься коммерческой деятельностью в 1987-1988 гг., считали неудачниками..." - вспоминает Боровой, оставивший зарплату доцента (700-1500 руб.) и ушедший на 500.

"Умел много: строить дома, водить и ремонтировать автомашины, учить студентов и готовить школьников в вузы, управлять автокраном и работать на токарном станке, писать программы и руководить научными разработками и многое другое". Поэтому в рекламном объявлении он написал: "Окажу услуги в любой области."

Первый договор - это еще до того, как он ушел из МИИТа, - с кооперативом на 600 рублей, "который бы стоил тысяч 300, если бы это был договор между обычными организациями. Второй договор на 20 тыс., который на самом деле стоил 500 тыс. Это были научные разработки, фактически мы предложили НИИ работать за него. Все делали дома, эффективность гигантская. Нам не нужно было держать 20 программистов, мы арендовали компьютер, установили его прямо на кухне, помню, через полтора месяца отмывали клавиатуру спиртом, такая она была грязная, кухня же! За это время программист заработал 22 тыс. рублей. Немыслимо было платить такие деньги, даже если он их заработал, но он сделал работу за 20 человек, гениальный программист! Вот вам первоначальное накопление капитала."

За полгода Константин успел побывать "председателем нескольких кооперативов, главным бухгалтером, юристом, агентом по рекламе, специалистом по общественным связям, кассиром, шофером, курьером, руководителем проекта, математиком, машинисткой, уборщицей, электриком..."

"К концу зимы 1988 г. в разных организациях у нас работало уже человек 50, но и тогда всякие новые задачи я любил решать сам." Занялись благотворительной деятельностью. "К сентябрю 1989 г. мы патронировали уже около 200 стариков и неблагополучных семей, и стоило это нам около 200 тыс. рублей в месяц... На этом я потерял за год несколько друзей."

Создали театр "Модерн-Опера", просуществовавший год.

В конце 1989 г. во всех кооперативах, созданных Боровым, было уже человек 200, и каждый день рождалась новая идея о том, чем бы еще заняться...Возник поток по созданию новых кооперативов."

В 1989 г. он зарабатывает свой первый миллион... Встала проблема, куда их истратить. "Шубу и бриллианты жене? Но сегодняшняя бессеребренница может завтра превратиться в ненасытную волчицу... Шубу и брюлики любовнице? Но она ценит меня за мозги, за искренне к ней чувство... Квартиру? Но это головная боль - искать, переезжать. И так хорошо и достаточно иметь трехкомнатную. Дачу? А зачем? Родительскую, чтобы не мучиться, я подарил сестре..." В результате 300 тыс. пошли на благотворительность и театр. 300 тыс. - на политику, демократам... 150 тыс. - на научное исследование... Купил три куклы Барби для дочери...".

Кооперативная деятельность перестает приносить удовлетворение. "Для меня то была лишь разминка...Я чувствовал, что большие игры еще впереди...". Тогда и понадобились психологи...

В 1990 г. Боровой собирает группу юристов для разработки части документов биржи. Сама биржа "родилась в октябре 1989 г. у меня в квартире, на кухне",- вспоминает Константин Натанович. "Ясна была идея, но нужно было сконструировать механизм действий, для чего требовалось большое количество экспертов. Первое, что я предпринял,- попытался найти ученых, которые помогли бы это сделать. Нужны были люди, знакомые с такими механизмами, осведомленные в западной экономике. Знаете, сколько я нашел таких специалистов? Ноль. Полный ноль. А как вы думаете, кто тогда разработал для нас концепцию? Мальчики и девочки, которым по 25-30 лет." Наши же ученые "не знают современных экономических механизмов. Поэтому способны произносить лишь общие слова."

В феврале Боровой создает ассоциацию "Деловое сотрудничество и социальное развитие", у которой в перечне видов деятельности значилось создание биржи и организация ее работы. 2 апреля 1990 г. после долгого перерыва (последняя биржа была ликвидирована в 20-х гг.) учреждается биржа Борового в виде Ассоциации брокеров. (Слово "брокер" в новый словарь русского языка, по утверждению Борового, ввел он, предпочтя его "маклеру".)

В начале июля 1990 г. учредители приняли решение о новом названии: акционерное общество "Российская товарно-сырьевая биржа".

Создание биржи неожиданно для Борового вызвало резкую отрицательную реакцию московских властей. "один из высших чиновников Москвы Иосиф Орджоникидзе (ранее секретарь ЦК ВЛКСМ), занимавшийся самой крутой в Москве деятельностью, - внешнеэкономической...в своем интервью сказал, что не позволит, чтобы какие-то непонятные биржевики использовали в названии ссылку на Москву", а 19 апреля московское представительство открыло свою биржу - Московскую товарную (МТБ). Ее мотором был Константин Затулин, "в прошлом функционер ЦК ВЛКСМ, помощник первого секретаря - Мироненко". Биржу обозвали "комсомольской" или "поповской товарной биржей", Боровой назвал ее "блатной ассоциацией юных пионеров из 5 учредителей". Константин Натанович вспоминает об этом периоде:

"Когда мы ввозили оборудование на Почтамт, то им руки в Минсвязи выкручивали, оказывалось колоссальное давление против нашего присутствия на их площадях. Московское правительство запретило использовать упоминание о Москве в названии биржи, принимало специальные постановления, обязывающие предприятия торговать только через другую биржу". За это высказывание юрист Лужков подал на Борового в суд и в августе 1992 г. Суд удовлетворил его иск, еженедельник "Голос" опубликовал опровержение.


Случайные файлы

Файл
4207-1.rtf
159580.rtf
16795.rtf
referat.doc
168506.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.