Осипов Владимир Николаевич (117238)

Посмотреть архив целиком

ОСИПОВ ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ

Передседатель Союза "Христианское Возрождение",

член Правления Партии Возрождения


Говорить об Осипове как о партийном деятеле, сегодня не вполне корректно. Партия его совсем маленькая и мало кому известная, а сам он партийными вопросами и политическими дрязгами занимается мало. Но богатая на события жизнь Осипова, вобравшая в себя все перепетии становления новой политики, не позволяет пройти мимо такого явления в многопартийном мире как Владимир Николаевич Осипов.

Родившийся 9 августа 1938 года в г. Сланцы Ленинградской области, Осипов рано начал свою "антисоветскую" деятельность. Ему не было еще и 20-ти, когда его, тогдашнего студента истфака МГУ захватила волна политических страстей. В 1957 году на факультете поднялся шум в связи с разоблачением там группы Краснопевцева. Группа была подпольная и, как принято было в те годы, отчасти социалистическая. Занимались они изучением югославской модели социализма, призывали "демократизировать общество", слово это тогда было необычным и очень смелым. Сделать ребятам кроме распространения листовок ничего не удалось, разоблачение было шумным, а процесс над ними - закрытым. Четырем участникам кружка дали "десятку", студенты вычисляли доносчика в своих рядах. У Володия Осипова энергия также била через край, обстановка тому способствовала: еще не стихли обсуждения Двадцатого съезда КПСС и событий в Венгрии.

29 июня 1958 года в Москве открыли памятник поэту Владимиру Маяковскому. На церемонии открытия выступали официальные и неофициальные поэты. Это так понравилось, что встречи творческих людей на площади стали ежедневными. Чтение стихов сопровождалось дискуссиями. с сентября 1960 года "чистое искусство" стало перемежаться выступлениями с ясновыраженным общественным звучанием. Одним из первых поэтов6 пришедших на Маяковку, был двадцатилетний Владимир Осипов.

Публицист-искусствовед Игорь Дудинский вспоминает этот период: "На рубеже 50-х и 60-х московская идея выплескивается из подполья на площадь. Является новое поколение непризнанных гениев, не желающих мириться с отсутствием возможности публично самовыражаться. Площадь Маяковского становится первым в советской истории гайд-парком. Это был высокий поэтический пир и бесконечная празднично-пьянящая дискуссия о переустройстве общества...

Расходились с Маяковки далеко за полночь, в сильном возбуждении, но6 конечно, не по домам... В стенах салона Лены Строевой подполье восторженно проникалось романтикой восстания. Именно у Строевой лихо гулял высокий и святой, декадентский и истеричный дух революции. Идеалом утверждалась гибель за идею, кумирами - мученики борьбы с "красными партизанами". Николай II, Унгерн, Каппель, Корнилов мирно уживались с Савинковым, анархистами и декабристами. Не случайно именно из салона Лены Строевой вышло первое поколение московских диссидентов-максималистов, именно там сформировался тот трагически-жертвенный тип революционера 60-х, который, конечно же, ничего общего не имеет с расплодившимися ныне по всему свету расчетливо-склочными т.н. "участниками советского демдвижения".

Осенью 1960 г. власти переходят от снисходительного одобрения сходок к противодействию им. Дружинники начинают задерживать чтецов, студентов, принимающих участие во встречах. Осенью 1961 г., перед XXII съездом собрания разогнали окончательно.

Осипов был в первых рядах. Он одним из первых стал приходить на Маяковку, одним из первых в 1960-м году он начал выпускать самиздатовский журнал - "Бумеранг"(журнал стал вторым самиздатовским изданием после начавшего выходить годом раньше "Синтаксиса" А.Гинзбурга). И одним из первых он почувствовал на себе молоток репрессий. В 1959 году его исключили из Университета. Летом 1961 года он оказался среди первых арестованных активистов Маяковки, обвиненных по ст.70 в создании радикальной организации с целью подготовки покушения на Хрущева и за "антисоветскую проапганду". Осипов шел по одной статье с Эдуардом Кузнецовым (впоследствии ставшим активистом еврейского движения за выезд в Израиль), поэтом Ильей Бокштейном, Анатолием Ивановым и получил 7 лет.

Маловероятно, что в те годы Осипов имел какую-то последовательную идеологию. Скорее всего, идеи его были тогда составлены из обрывков социализма "с человеческим лицом" и молодого демократизма, а больше всего было энергии и чувства свободы.

Все изменилось после мордовского лагеря, где он пробыл все семь лет - с 1961 по 1968 год. Из лагеря он выходит убежденным русским националистом, пришедшим к выводу, что "спасение русской нации важнее гражданских прав".

Совместное пребывание в лагере диссидентов различного толка немало способствовало взаимному знакомству и обмену идеями, а часто и дальнейшему сотрудничеству. Именно таким образом, например, узнали друг о друге представители московского и украинского движений, оказавшиеся неожиданно во многом внутренне близкими.

Таким же путем в московские диссидентские круги проникла идея русского патриотизма. Источником распространения ее оказался питерский ВСХСОН - Всесоюзный Социал-Христианский Союз Освобождения Народа. Строившийся по классической схеме подпольного культурно-просветительного кружка, ВСХСОН отличался от большинства таких групп во-первых массовостью (до нескольких сот участников), а главное - разнообразием мысли. Если чаще всего в таких кружках не шли дальше толкований марксизма, то ВСХСОНовцы увлеклись русской религиозной философией конца XIX века, читали Бердяева и С.Булгакова, а также славянофилов - Хомякова и Киреевского.

Лагерная зона, в которую попали лидеры этой организации в 1967 году, оказалась той почвой, на которой идеи нового славянофильства дали росток и вошли в круг идей московского движения. После лагеря и знакомства со ВСХСОНовцами интерес к славянофильству начинают проявлять Ю.Галансков, А.Иванов-Скуратов, а также и Владимир Осипов, описавший деятельность ВСХОН в очерке "Бердяевский кружок в Ленинграде", опубликованном в 5 номере журнала "Вече" (25мая 1972 г.).

По разным причинам русская идея не стала доминирующей в движении, это место заняла правозащитная идея. Но русская национальная мысль теперь все время заявляла о себе, сначала сливаясь с правозащитным движением, а затем обособившись в отдельное движение.

К 1971 году это направление созрело настолько, что появилась необходимость организационного оформления. И тогда В.Осипов основывает свой второй журнал, освещающий проблемы русской национальной жизни, культуры, религии, охраны памятников русской истории и охраны среды обитания.

В январе 1971 года вышел первый номер машинописного журнала "Вече", редакция которого определила свои задачи так: "...Повернуться лицом к Родине.., возродть и сберечь национальную культуру, моральный и умственный капитал предков. Продолжить путеводную линию славянофилов и Достоевского". "Мы приступаем... к изданию РУССКОГО ПАТРИОТИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА, - заявляла редакция, - Волею обстоятельств журнал "Вече" стал первым в СССР периодическим органом национального направления. Завтра, быть может, придут более талантливые и более энергичные и мы с удовлетворением передадим эстафету. Пока мы принимаем на себя всю ответственность быть рупором национальных чаяний русского народа."

О необходимости и злободневности русского национального движения редакция говорила так:

"Всякая нация, не уничтоженная биологически, рано или поздно обнаруживает стремление жить естественной, то есть национальной жизнью. Обращение современного русского общества к отечественным истокам и традициям наметилось с середины 60-х годов. Оно родилось из желания духовного очищения и обогащения, а также как результат повышения культурного уровня... Существует и вторая причина обращения к национальной идеологии: перед лицом надвигающейся угрозы со стороны коммунистического Китая, непрекращающейся вражды космополитического капитала русское общество не хочет оказаться идеологически немощным."

О целях журнала говорилось:

"Если уподобить культурную среду современного общества пересыщенному раствору мнений, направлений, симпатий и антипатий, то мы желали бы, чтобы идеи "Вече" сыграли роль брошенного в раствор кристалла, который, притягивая родственные частицы, стал бы центром роста некоторого сообщества людей, одинаково решивших для себя вопрос, что хорошо и что плохо в нашей культуре. Самосознающее ядро нации сможет уберечь народ и в особенности молодежь от космополитического разложения. Подчеркнем, что многообразие культурных симпатий не соответствует многообразию политических взглядов, ибо последние неустойчивы во времени, охватывают лишь настоящее и во многом зависят от географической судьбы индивидуума... Мы хотим, чтобы колокол "Вече" издавал тон, на который откликнульсь бы струны национального самосознания; сверяясь с этим тоном, любой мог бы определить свое отношение к идеям бытия человека в мире как бытия национального, любой мог бы понять, что сознательно исповедуемый национализм есть единственная сила [выделено автором статьи], способная вырвать людей из состояния морального одряхления, апатии, аморфности и антиэстетичности безнационального бытия, его неполноценности и недостойности. "Вече" хочет помочь разглядеть во всем великом и знаменательном в каком бы то ни было смысле истоки национального отношения к миру, даже тогда, когда они выступают в маске. Мы хотели бы разоблачать фальшь и беспочвенность самонадеянных защитников безнационального. "Вече" не имеет готовых рецептов к достижению всех этих целей, и линию своего становления находит, прислушиваясь к голосу русского бытия. Это нелегко сделать сквозь шум всех ветров современности. Но мы убеждены в успехе своего дела. Мы не верим, будто само время, а не люди направляют течение народного духа в заболоченную местность и что уже невозможно расчистить ему русло."


Случайные файлы

Файл
93766.rtf
116132.rtf
4544.rtf
151419.rtf
29022-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.