Электоральное поведение граждан РФ (117181)

Посмотреть архив целиком

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

Оренбургский государственный университет

кАФЕДРА ИСТОРИИ И ПОЛИТОЛОГИИ








РЕФЕРАТ

На тему:


ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН






Выполнил: студент

02 ГиМУ-1 А. А. Яркин



Проверил:

Ломтев















Оренбург 2003


Содержание



Введение 3


1 Анализ структуры электората в России 4


2 Факторы влияющие на электоральное поведение 8


3 Формирование электоральных ядер политических партий 15


Заключение 23


Список использованных источников 24






























Введение



На сегодняшний день задача анализа электорального поведения граждан России, которая решается многими отечественными учеными и исследователями, актуальна как никогда в истории России. Необходимо выявить те основные тенденции в электоральном поведении наших соотечественников, которые смогли бы объяснить, как одни и те же избиратели поддерживают далеких по своим политическим позициям кандидатов. Необходимо выявить основные характеристики, определяющие электоральное поведение граждан. В связи с этим, сегодня перед политической наукой встает проблема прогнозирования политической ситуации, при использовании различных показателей исследуемого объекта: экономических, социальных и т.п.

В данной работе анализируется динамика базовых экономических ценностей граждан России в период реформ и то, как они на сегодняшний день определяют электоральный выбор российских избирателей. Выясняется, что способствует и что препятствует становлению основ электорального поведения в России.

























1 Анализ структуры электората в России



Анализ структуры электората, как одна из составляющих этой проблемы, представляет собой исследование, в ходе которого население разбивается на группы по принципу схожести мотивов голосования и предпочтений того или иного кандидата перед другими, после чего определяется для каких из выявленных групп схема проведения той или иной кампании может оказаться наиболее действенной.

Данный процесс является чрезвычайно сложным. Это объясняется спецификой функционирования политической системы общества. Основу этой системы составляют государственные институты, общественные и политические движения, возникающие в обществе. И те, и другие представляют интересы определенных социальных групп населения, и занимаются воплощением этих интересов в жизнь всего общества. На стыке этих интересов возникают отношения, в рамках которых протекает политическая жизнь общества. Где главной целью является максимально полное удовлетворение потребностей всех групп населения.

Проблемы, являются ли они социальными, политическими или экономическими, не существуют изолировано. Они не могут быть выделены из целого, объяснены по отдельности, а затем интегрированы для объяснения целого. Все результаты в любой из сфер деятельности (социальной, политической, экономической) имеют отношение к соответствующим проблемам в других сферах. К этой дилемме добавляется постоянно изменяющаяся природа их взаимозависимости. На взаимозависимость влияют изменения в структуре населения, ресурсах, промышленных объединениях и т.п.

Среда, в которой возникают проблемы, будь то экономические или политические, сама по себе не является статической. Она динамична, так как всегда изменяется, подвергаясь как внешним, так и внутренним воздействиям. Среда меняется вместе со своими проблемами и их решениями в физическом и концептуальном пространстве.

Для объяснения сложной взаимозависимости экономического и политического состояния объекта (личности, региона, страны в целом) обратимся к понятию сложности, которое существует в общей теории систем. «Сложность» - это совокупность огромного числа различных объектов, действующих вместе. Экономическое состояние исследуемого объекта представляет собой пример сложности. Частые неудачи в прогнозировании изменений в экономике подтверждают, что сложность, свойственная социо - экономическому поведению, может превышать пределы интеллектуальных возможностей человека. Даже при использовании сложных экономических теорий и моделей обнаруживается, что невозможно справиться с обширной сетью взаимозависимостей. Возникает трудность предсказания долгосрочных, ежегодных, или даже помесячных состояний экономического состояния. То, что в одном секторе экономики проявляется как симптом, в другом секторе появляется как результат событий. Например, производительность зависит от капиталовложений, которые в свою очередь, зависят от наличия кредита и налоговых обложений. Состояние экономики также зависит от мобильности трудовых ресурсов, которые в свою очередь, зависят от множества местных и региональных вопросов, таких, как возможности найма на работу, стоимости жизни, общие жизненные условия. Наконец, состояние экономики в большей степени определяется такими неосязаемыми факторами, как доверие к политике избранных лидеров. Если имеется широко распространенное доверие экономической политике, сформулированной правительственными лидерами, то экономический рост становится, по существу, самовыполняемым пророчеством. Обратное утверждение также верно.

Чтобы успешно решить задачу анализа политической ситуации на основе экономического положения (как отдельно взятого региона, так и страны в целом), необходимо четко представлять интересы каждой конкретной группы и причины, по которым эти интересы вызывают (или могут вызывать) конфликты между группами.

Интересы группы можно разделить на политические, экономические, и т.д. Причем они находятся (как это было приведено выше) в непосредственной взаимозависимости, но очень часто эта связь не учитывается в процессе принятия политических решений. Такие решения впоследствии приводят к непредвиденной реакции общества и осложняют политический процесс. Принято считать, что выбор избирателя более прочен, если он делается осознано. Чем более обоснован выбор, тем в меньшей степени избиратель может стать объектом манипуляции.

Анализ электорального поведения затруднен тем, что обычно отсутствует оперативная информация о демографической ситуации в регионе. С другой стороны, интересы отдельных представителей демографической группы не всегда соответствуют общей характеристике группы в целом, что требует сложных методов исследования.

Переживания и чувства российского избирателя наиболее точно описываются словами «замешательство» и «усталость». При этом гражданам России отнюдь не все равно где и как жить. Они интересуются политикой. Устают же люди, как известно, больше всего от бессмысленной суеты, а приходят в замешательство от нестабильности. Результаты наших исследований подтверждаются результатами, полученными социологической службой Russian Research, которая провела социологическое исследование в течении предвыборного периода выборов в Государственную Думу 1995 и 1999 годов (выборка 2100 человек) и выяснила, что около 60% опрошенных хотя бы раз меняли свою политическую ориентацию. Переходы от реформаторов к антиреформаторам, как и многие другие аналогичные случаи, свидетельствуют о неконсолидированности, о том, что элита общества в глазах многих граждан не легитимна.

Также мы можем выделить возросшее значение собственного экономического положения избирателя на момент голосования. В современной России электоральное решение все чаще принимается избирателем исходя из того, насколько ухудшилось или улучшилось его экономическое положение за последнее время, и после анализа наметившейся тенденции в этом вопросе.

Поддерживая точку зрения некоторых российских исследователей, можем выделить следующие типы поведения российских избирателей на выборах.

В «национальных» республиках с относительно невысокой урбанизацией и лучше сохранившимся традиционным укладом можно наблюдать «патриархальный» тип электорального поведения. Наиболее четко выражен он, пожалуй, на Северном Кавказе. «Патриархальный» тип отличают, высокая явка на выборы и невычлененность собственно политических ориентации электората. Также указанный тип доминирует сегодня на селе: дело не просто в консерватизме сельских жителей, но и в том, что здесь отношение между управляющими и управляемыми, как правило, тесны и непосредственны.

Определить электоральное поведение большинства городского населения (а горожане в России составляют 74% населения, причем 46% приходится на города с населением свыше 100 тыс. жителей) трудно из-за его аморфности и неустойчивости. Наиболее точно характеризует такое поведение избирателей, так называемый «постсоветский» тип электорального поведения. Действительным содержанием «постсоветского» типа электорального поведения яв­ляется негативизм. Основа - голосование не «за», а «против».

Голосование - «нет» на выборах в Государственную Думу и неголосование на местных выборах - это взаимосвязанные и взаимозаменяемые формы электорального негативизма. Разрыв социальных связей и смыслов (в городах он очевиднее и острее переживается) обусловливает резко негативную реакцию при обсуждении общеполитических проблем.

По нашему мнению на сегодняшний день, проводя анализ электорального поведения граждан России нельзя не сказать о «партийном» типе электорального поведения. Такой тип в собственном смысле слова - как наличие устойчивых идейно-политических ориентации, мотивирующих электоральное самоопределение и участие, - распространен меньше. Тем не менее, партийное поведение в России, безусловно, существует.

Учитывая неустойчивость большинства партий, целесообразнее рассматривать не столько структуру политического предложения, сколько структуру политического спроса. Тогда можно выделить три «партии электората» («коммунисты», «патриоты», «демократы»). Эти «партии» избирателей существуют почти во всех регионах, а в некоторых из них партийные типы голосования выражены вполне отчетливо. Особенно это ярко выражено при рассмотрении партийного характера столичного электората. Здесь партийные ориентации сыграли решающую роль и на федеральных, и на местных выборах.

Кроме перечисленных типов поведения российского электората, по нашему мнению, в последние годы формируется новый тип электорального поведения. Этот тип характеризуется прагматическим принципом электорального выбора. Его можно назвать «современный рациональный избиратель», поскольку привычные методы принятия электорального решения в данном случае уступают место решению текущих социально-экономических проблем.






























2 Факторы влияющие на электоральное поведение



Среди ряда факторов, влияющих на создание определенных электоральных тенденций российского избирателя выделим один из основных - формирование новой массовой ментальности. За годы преобразований у нас в стране, с прекращением действия единой идеологии в общественном сознании произошли весьма существенные изменения, хотя рассматривать их как сформировавшуюся ментальность гражданского общества еще рано. Для того, чтобы предположить, какие черты ментальности могут проявляться в будущем, надо хорошо представлять то, что неизбежно будет подвергаться изменениям. Особенно это наглядно можно увидеть на процессе регионализации. Процесс регионализации за последние годы привел не только к политической самостоятельности отдельных регионов, но и к утрате единой политической ментальности, дифференциации ее по региональным особенностям и признакам.

Проблема российской ментальности - одна из основных при анализе становления основ электорального поведения избирателей России. Проблема эта многогранна. Она предполагает выяснение потенциальной готовности россиян к становлению в России нового типа общественной ментальности и ее влияние на выбор путей дальнейшего развития общества.

С конца 1993 года неучастие в политической деятельности (отказ от поддержки властных структур и властвующих лиц, от участия в выборах и т.п.) превратилось в сильнейший фактор политической ситуации в стране. Для его объяснения часто пользуются ссылками на массовую апатию, усталость и тому подобные массово-психологические феномены. Но, в свете накопленных данных исследований и анализа надо признать, что такие ссылки на деле мало что объясняют. Апатия и усталость всегда чем-то обусловлены. Постараемся определить причины данного процесса.

Уже второй десяток лет в России идет процесс трансформации политической системы. За это время сменились режим и институты власти, элиты и система официальных политических ценностей, среди которых центральное место заняли демократические цели и ориентации. Намечается серьезный разрыв между поколениями, какого наша история не знала со времен гражданской войны и на который наша политическая наука пока обращает недостаточно внимания.

Становление личности в ее гражданском статусе происходит под влиянием политической среды, куда входит весь набор институтов, факторов и агентов социализации. При этом на личность воздействуют не только собственно политические факторы, имеющие первостепенное значение, но и экономические условия, в которых происходит формирование электорального предпочтения гражданина: работа, жилищные условия, покупательную способность и другие показатели. Их значение определяется тем, что они в непрямой форме формируют базовые личностные политические ориентации и предпочтения.

Задача политической социализации личности - это формирование зрелого гражданина, не подверженного колебаниям политической конъюнктуры, способного без посторонней помощи принять решение по актуальным вопросам. Естественно, что процесс формирования личности очень важен, но не менее важно приспособление (но не приспособленчество) населения к новой политической реальности. Этот процесс ресоциализации варьируется от кардинального пересмотра прежних политических ценностей до стремления сохранить свои взгляды неизменными вопреки давлению политической среды.

Данный процесс оказался в России невероятным по масштабам. За эти годы пришлось учиться новой политической лексике, нормам. Россияне изменили и политическое сознание, и поведение, чтобы в контексте новой политической реальности выразить свои жизненные интересы в сфере политики.

Проведенные нами исследования показывают, что одной из особенностей ценностной системы россиян является ее относительная устойчивость. Ценности меняются довольно медленными темпами. Отмечается смещение акцентов от общественно значимых, коллективистских в сторону ценностей личного, индивидуалистического, семейного характера, материального благополучия. Из чего мы можем сделать вывод, что в умонастроениях россиян произошли некоторые изменения, причем весьма существенные, по ряду позиций.

В целом эти изменения свидетельствуют наметившихся тенденциях к более рациональному восприятию людьми окружающей их действительности.

Отмеченная тенденция выражается, в частности, в возрастающей роли экономических и социальных факторов в противоположность политико-идеологическим, которые еще совсем недавно имели ведущее значение в формировании электорального выбора. В свою очередь, это ведет к более глубокому осознанию людьми того, чего они хотят, что они готовы терпеть, и что они безусловно отвергают. Особенно отчетливо это проявляется в оценках населением общей ситуации в стране, а также своего собственного положения (таблица 1).

Приведенные данные опросов показывают, что синдром социального дискомфорта не преодолен. В 1996 году наблюдается некоторое снижение уровня социальной напряженности. Но уже с 1997 года мы видим нарастание новой волны социального дискомфорта.





Таблица 1 - Оценка населением ситуации в России, %


Оценка населением ситуации в России


Время проведения опроса


1996


1997


1998


1999


Обычная


5


10


8


6


Тревожная или близкая к кризисной


23


33


35,4


31,3


Кризисная или катастрофическая


68


52


52,9


55,1


Затрудняюсь ответить


4


5


3.7


7,6


Итого


100


100


100


100


Суммарная отрицательная оценка ситуации в стране (строки 2+3)


91


85


88,3


86,4



Еще более рельефно это просматривается при оценке населением своего собственного положения, включая главные его составляющие: материальное обеспечение, питание, состояние здоровья, жилищные условия и т.п. (таблица 2).

Таблица 2 - Удовлетворенность населения различными сторонами своей жизни, %


Аспекты повседневной жизни


Доля оценивающих не ниже, чем хорошо или удовлетворительно


1996


1997


1998


1999


Материально обеспечены


63


68


64


58


Питаются


79


86


80


74


Возможность проведения досуга


65


66


60


54


Состояние здоровья


82


83


73


65


Жилищные условия


72


74


68


61


Возможность реализовать себя в профессии


68


72


67


62


Возможность свободно выражать свои политический взгляды


86


82


80


78


Жизнь в целом складывается


80


85


79


73



Нельзя не видеть того, что для всё большего числа людей уровень адаптации к новым экономическим условиям жизни является, по нашему мнению, не высоким. Также, мы можем наблюдать рост значимости материальной стороны жизни, по крайней мере, на уровне ценностных установок. Потребность в социальных (в широком смысле слова) компонентах жизнедеятельности, судя по приведенным результатам опроса, у людей продолжает оставаться очень существенной. Сказывается разрушение привычного уклада жизни. Главное - неверие в способность властей обеспечить приемлемый уровень социально-экономической и политической стабильности в стране (таблица 3).

Почти половина респондентов не доверяет ни одной из властных структур. Во-первых, это объясняется тем, что органы власти плохо, по мнению населения, справляются со своими обязанностями. Во-вторых, существует недостаточная информированность граждан о деятельности представителей властных структур.


Таблица 3 - Доверие населения государственным и общественным структурам

Вопрос: «Каким государственным и общественным структурам Вы сегодня доверяете?» В % от числа опрошенных.




1995г.


1999г.


Президенту


10.0


9.8


Правительству


10.0


8.0


Государственной Думе


7.6


5.7


Совету Федераций


7.0


5.4


Армии


13.0


12.0


Церкви


9.0


9.5


СМИ


6.0


5.0


Милиции


4.0


3.1


Суду


4.0


3.0


Партиям


3.0


2.3


Общественным организациям


2.0


2.0


Администрации области


5.0


4.3


Региональным органам Представительной власти


3.0


2.8


Никому не доверяю


44.0


49.3



Есть и другое объяснение этой ситуации. Формирующиеся рыночные отношения изменили интересы и ценностные ориентации людей. Возможно, что резкое изменение ориентации в сторону личных интересов (наряду с другими причинами) сформировало у многих граждан высокий уровень аполитичности и нежелание участвовать в какой-либо политической деятельности.

Все исследования подтверждают, что у россиян преобладают общечеловеческие ценности и индивидуалистический тип сознания. Отмечается незначительный рост уравнительных настроений. Это связано с пониманием россиянами того факта, что общество равных возможностей в России в ближайшем будущем создать невозможно. Существовавшее ранее разделение на элиту и рядовых граждан углубилось. Изменился экономический базис власти, в нем возросла роль собственности. Сохранение своего положения старой элитой или социальный состав новой элиты, хотя и вызывают у россиян недовольство, но не ведут к отрицанию реформ при условии предоставления широким слоям хотя бы части декларируемых прав и свобод и возможностей для самореализации личности.

По нашему мнению, для анализа факторов, участвующих в формировании электорального выбора, представляет интерес определение приоритетов россиян в сфере прав человека. Решение этого вопроса требует «выхода» за рамки непосредственного бытия, житейских проблем, предполагает определенную меру осознания себя в политико-правовой сфере. Получены следующие результаты оценки прав человека по степени значимости:

  • право на свободу убеждений и поведения;

  • право на труд, другие права, гарантирующие социальную защиту;

  • права, обеспечивающие всеобщее равенство перед законом;

  • права, защищающие личное достоинство человека;

  • право принимать участие в свободных выборах, другие политические права;

  • права, гарантирующие неприкосновенность частной собственности.

Из приведенных соотношений видно, что наибольшую ценность для россиян имеют право на труд и свободу убеждений; они практически сравнялись: свобода слова воспринимается на уровне жизненно необходимого права на труд. Все остальные права оцениваются значительно ниже. Право на труд высоко оценивается скорее по причине существующей безработицы, так как в прошлом оно было реализовано довольно полно. И только право на свободу убеждений, осуществленное в стране в высокой степени (по сравнению с прошлым временем), заняло высокое место в системе ценностей россиян.

Отношение граждан России к происходящим в стране процессам далеко не однозначно. Через систему сложных опосредований и взаимозависимостей оно определяет перемены в их менталитете, ценностных ориентациях как краткосрочного, так и длительного характера. В то же время система ценностей россиян является довольно устойчивой. Происходящие перемены в распространении и характере ценностей свидетельствуют о том, что они не являются переменами альтернативного характера. Очевидно, что для менталитета и поведения россиян присуща тенденция осознания собственных интересов и реализация их через институты гражданского общества. Станет ли она преобладающей и устойчивой, будет зависеть от развития политического процесса, позиции властных структур, региональных и культурных особенностей, которые очень велики в стране. Из всего этого мы можем сделать вывод о сложном и противоречивом характере электората современной России, что отличает его от электората других стран.

В данном исследовании мы использовали показатели, характеризующие экономическое, социальное и политическое состояние различных регионов. Так как Российская Федерация состоит из 89 регионов, различающихся по своим характеристикам, необходимо использовать именно региональный подход. С помощью данного подхода мы имеем возможность наиболее полно раскрыть особенности электорального поведения россиян.

Самоопределение населения осуществляется в разных формах. В данном исследовании интерес представляет, прежде всего, социально-политическое самоопределение, происходящее в сфере политического взаимодействия. Социальные группы и отдельные личности осуществляют выбор через партии, общественно-политические организации. Участие всего населения определенного региона в непосредственном демократическом процессе (выборы органов власти, референдумы) означает новое понятие и явление - «региональный электорат». Региональный электорат можно рассматривать как совокупность граждан, проживающих на определенной территории, участвующих в формировании органов власти и управления, и, следовательно, являющихся субъектом политики общественного влияния. Политическое влияние реализуется входе выборов политических установок, политических взглядов, политических партий и движений, политического поведения. Электоральный выбор можно рассматривать как фактор, определяющий появление различных субъектов политики, социально-политических общностей. Следовательно, в основе самоопределения региональной общности лежит общность выбора.

Ситуация в России, находящейся на очередном историческом изломе, на порядок сложнее и противоречивее, чем где-либо на Западе. Да и наш отечественный электорат для политологов и социологов действительно довольно сложен и многогранен. Однако, опыт наших массовых опросов и опросов, проведенных другими социологическими исследовательскими группами, позволяет утверждать, что речь сегодня должна идти об осмысленном электоральном поведении.

Состояние Российской Федерации в настоящее время можно определить как социально напряженное и неустойчивое, со значительным ростом числа негативных явлений. Поэтому, на сегодняшний день, выявление экономических критериев в формировании электоральных предпочтений является одной из актуальных проблем. К этому вопросу часто обращаются российские исследователи, которые наряду с численными методами исследований используют и так называемые качественные методы. Выясняют такие особенности настроений электората, которые позволяют безошибочно сформулировать идеологию, стратегию и тактику предвыборной кампании.

За последние годы мы можем говорить об определенных изменениях в электоральном поведении и механизмах его формирования. Для наглядности остановимся на результатах одного из возможных подходов к анализу электората страны. Эти результаты базируются на материалах серии массовых опро­сов, социологических исследований, проведенных в 1995-1999 годах.

Данные исследования показывают, что большинство людей живет проблемами, далекими от политической жизни страны. Качество "электората" они приобретают по мере актуализации проблемы выборов. В то же время есть люди, которых можно разбудить среди ночи за два года до выборов, задать им вопрос: "За кого Вы проголосуете, если выборы состоятся завтра?" и получить осмысленный и однозначный ответ.

Среди этой политизированной части населения можно встретить сторонников любой, даже самой экзотической, партии. Однако практический интерес представляют только статистически значимые для страны, относительно устойчивые группы. Такая группа убежденных адептов той или иной партии и есть ее электоральное ядро. В отличие от других, зачастую моделируемых самими исследователями групп, оно обладает определенным качеством - служит зародышем периодически формирующегося и опять распадающегося после выборов электората. Это качество возникает в том случае, если партия выражает интересы какой-либо весомой социальной группы или определенные общественные интересы, проявляя себя хотя бы на уровне их энергичного декларирования.











3 Формирование электоральных ядер политических партий



Результаты наших исследований накануне предвыборной кампании 1995 г. и 199 г. указали на наличие собственного электорального ядра у "Яблока", КПРФ, ЛДПР, движения "Женщины России". Естественно, что вновь образованные движения «Отечество – Вся Россия», «СПС» и «Единство» такого ядра еще не имело. Такие выводы можно сделать на основе данных, при­веденных в таблице 4.

Процесс формирования электорального ядра партии подвержен воздействию многих факторов и требует специального изучения. Но, однажды возникнув, это ядро придает партии политическую жизнестойкость, сохраняет даже в условиях глубокого кризиса потенциал ее возрождения.

Примером тому может служить Компартия РФ. Результаты массовых опросов обнаруживали на протяжении всех последних пяти лет устойчивую по своей численности (около десятой части взрослого населения страны) и по своим коммунистическим взглядам группу людей, составляющих электоральное ядро КПРФ.


Таблица 4 - Социально-политические предпочтения электората разного типа, %


Социально-политические идеи, формулировки, лозунги


Доля одобряющих идеи, формулировки, лозунги в составе электората разного типа


Коммунисты и прокомму-нисты (КПРФ, АПР)


Националисты (ЛДПР, «Держава»)


Умеренные реформисты (НДР, ПСТ, ЖР, КРО, Единство, Отечество – вся Россия)


Демократы («Яблоко», СПС)


1

2

3

4

5

Возрождение социализма


57


33


23


20


Ускорение экономических реформ




35


35


49


55


Продолжение таблицы 4

1

2

3

4

5

Экономические реформы с «человеческим лицом»


50


71


62


72


Демократизация


35


61


58


81


Сильная держава


66


79


62


64


«Россия - для русских!»


37


67


34


28



В условиях предвыборной кампании особую практическую значимость приобретает вопрос о социально-демографических координатах этих ядер, кристаллизации электората конкурирующих партий. Стали расхожими утверждения, что молодежь голосует за СПС, пенсионеры за коммунистов, техническая интеллигенция за "Яблоко" и т.п.

На самом деле картина более сложная. Линии разлома политических симпатий пролегают сегодня не между различными социальными группами, а внутри каждой из них. Социально-демографические факторы влияют на процесс формирования политических пристрастий опосредовано, определяя пропорции элементов внутри каждой группы.

По мере развертывания предвыборной кампании происходит обрастание электорального ядра оболочкой: свой выбор в пользу партии делают ее менее последовательные сторонники, "электоральный ветер" сдувает в сторону лидера предвыборной кампании конформистски настроенную часть избирателей.

Безусловно, изначально большое число сторонников партии облегчает решение ее "главной задачи" на выборах, но не предопределяет ее успеха, потому что электоральное поведение основной массы избирателей многовариантно. В каждом сегменте политического спектра "толкаются плечами" несколько партий, практически неразличимых по своим программным целям.

Перед избирателями, которые не входят в электоральное ядро какой-либо партии, изначально стоит проблема выбора, причем выбора не между "своим" и "чужим", а между "своим" и "еще более своим". Так, например, многовариантным является электоральное поведение большинства сторонников радикальных реформ: им приходилось в 1995 году выбирать между партиями Е. Гайдара, Б. Федорова, И. Хакамады, К. Борового и т.д. Аналогичная ситуация у левых, у «державников», у центристов.

Таким образом, проблема изучения и прогнозирования электоральных процессов упирается прежде всего в вопрос о структуре электората с точкизрения многомерности его реальных интересов, в том числе и экономических.

Самую сложную структуру имеет группа избирателей, голосующих "за". Она объединяет людей с более или менее устоявшимися партийными симпатиями и антипатиями. Перед выборами 1993 г. она подразделялась на две подгруппы: "крыло реформ" и "крыло оппозиции", то есть на тех, кто симпатизировал "партиям реформ", и тех, кто был ориентирован на оппозицию. Наибольшие изменения электората приходятся именно на эти группы.

Простое сопоставление характеристик общенационального и регионального уровней электората образца 1993 г. уже выявило ряд примечательных особенностей. В тех регионах, где одна подгруппа численно доминировала над другой, например, в Москве прореформаторская над оппозиционной, а в Орловской области, наоборот, оппозиционная над прореформаторской, наблюдались симметричные изменения в структуре электората.

Во-первых, изменения в численности того или иного крыла вели к структурным изменениям внутри него - господствующее (почти половина общей численности электората всего региона) крыло и в Москве, и в Орле имело более развитую структуру, чем в целом по стране. Ярко выраженное меньшинство было практически не структурировано, спрессовано под давлением большинства

Во-вторых, в электорате и того, и другого субъектов РФ уже выделялась центристская подгруппа которой то время не было в общей структуре электората страны. Ее политические ориентации свидетельствуют о том, что она образовалась за счет наименее последовательной части меньшинства, которая, все под тем же давлением господствующего общественного мнения, сместилась к центру с того или иного фланга.

Появившиеся после декабрьских выборов заявления, что центризм в России потерпел поражение, сильно упрощают реальную ситуацию. Хорошо известно, что в условиях затяжного общенационального кризиса размывается в первую очередь социальная база политического центра. И статистика, и итоги выборов в государственную Думу говорят о нарастании процесса социальной и политической дифференциации, о поляризации общества. Однако механизм этих процессов сложнее, чем принято думать.

В 1993 г. более 40% электората, относясь к той или иной подгруппе, придерживались центристских ориентации с реформаторским или оппозиционным уклоном. Эти люди могли более или менее сознательно объединиться вокруг умеренно реформаторского, центристского курса и той политической силы, которая направила бы страну этим курсом. Два года правящая элита "в духе лучших демократических традиций" игнорировала взгляды и настроения этих людей.

Результаты выборов 1995 г. показывают, что за два года российские избиратели определенно изменили свои политические позиции. Уже на тот момент большинство определенно голосовало за оппозицию, а в структуре собственно электората страны сложился третий элемент "электоральный центр".

В это время размывание рыхлого, институционально неоформленного центра сопровождается одновременно формированием на его месте более компактного ядра. Логика развития политических процессов показывает, что в условиях существующей поляризации сил неизбежно появляется группа, которая не может найти себе места в нынешней жесткой дихотомии и потому ищет некий третий путь.

В 1993 г. роль ориентира на этом пути выполняла ЛДПР. Те, кто уже тогда разочаровался в курсе радикальных реформ, но боялся возврата назад, проголосовали не столько за Жириновского, сколько против всех остальных.

К лету 1995 г. половина электората ЛДПР убедилась в том, что не только третьего, но и вообще никакого реального пути за этой партией нет. О своем участии в предстоящих выборах к этому времени заявили КРО и другие партии патриотической ориентации, партии Бориса и Святослава Федоровых, Говорухина и др. Электорат ЛДПР начал растекаться по этим партиям, заявившим о себе как об альтернативных и к "партии власти", и к коммунистам, и уже к самой ЛДПР.

Тем самым ЛДПР как бы выполнила "историческую миссию" канала перетекания электората с правого фланга в центр. Результаты опросов свидетельствуют о том, что еще четверть избирателей ЛДПР готова была проголосовать на этот раз не за нее, а за другие партии патриотической ориентации, например за КРО. Такая ситуация сохранялась вплоть до конца предвыборной кампании. Но слабое использование потенциала А.Лебедя, вялая агитация КРО, ее осторожная критика президентского курса не удовлетворили эту категорию решительно настроенных избирателей. Не найдя лучшей замены Жириновскому, они вновь проголосовали за ЛДПР.

Продолжавшийся кризис доверия к нынешнему курсу привел к сокращению электората "крыла реформ". За два года он уменьшился приблизительно на треть. У большей части этих избирателей на смену эйфории от реформаторского радикализма пришли более спокойные и взвешенные оценки и ситуации в стране, и вариантов ее развития.

Эта часть электората смещается к центру уже непосредственно, без промежуточных звеньев типа ЛДПР. На слиянии двух названных электоральных потоков образовался достаточно компактный центр (приблизительно пятая часть избирателей страны).

В 1999 году на очередных выборах в Государственную Думу Российской Федерации от центра было сформировано два движения: «Отечество – Вся Россия» и «Единство». Результат показанный ими продемонстрировал, что за прошедшие года реформ в России сформировался центристский электорат.

Почти весь центристско настроенный электорат представляет собой арену столкновения интересов "партии власти", вышедших из нее радикальных демократов, а также КПРФ и, отчасти, ЛДПР. В 1991-1992 гг. волна антикоммунизма сместила в сторону от центра часть оппозиционно настроенного по отношению к новой власти, но непоследовательного в своих политических симпатиях электората.

С изменением обстановки в обществе, в условиях относительно свободных выборов, эта часть избирателей снова повернулась лицом к своим "родным", оппозиционным партиям.

Но одновременно с этим происходит и обратный процесс смещение к центру правого по своим взглядам электората.

К "крылу оппозиции" сегодня относится каждый третий избиратель. В количественном отношении за последние два года оно практически не изменилось, но стало более дробным. В 1993 г. его можно было анализировать и на уровне двух и пятиэлементной структуры. Теперь он состоит как минимум из шести частей.

Пять из них образуют своеобразный электоральный ряд, стержнем которого сегодня является ориентация на КПРФ, а отношения к другим партиям служат дифференцирующими признаками. В начале этого ряда находится группа избирателей, поддерживающая исключительно КПРФ. Завершает эту последовательность класс, политические симпатии которого распространяются не только на КПРФ, но и на большинство левых и других оппозиционных партий.

Процесс сокращения "крыла реформ", судя по результатам промежуточных опросов ВЦИОМ, пришелся в основном на вторую половину 1995 г., то есть на период предвыборной кампании, когда на политическую арену вышли центристские "альтернативные" партии.

Этот процесс привел не только к количественным, но и к структурным изменениям. Наши исследования и данные по Российской Федерации показывают, что из пяти элементов в структуре крыла осталось только два. Самый большой из них (восьмая часть электората) общереформаторский класс. Он объединяет избирателей, чей круг политических симпатий устойчив и распространяется на все значительные партии реформаторского спектра, в том числе на движение СПС. Другая часть крыла это уже собственная электоральная база "Яблока".

Как выяснилось, в результате наших исследований, социально-демографические факторы влияют на формирование и "крыла реформ", и "крыла оппозиции". Нетрудно заметить, что "крыло реформ" расширяется в направлении от села к столице, от пенсионеров к молодежи, от менее образованных слоев населения к более образованным. В "крыле оппозиции" тенденция прямо противоположная.

Сократившись в 1995 г. на одну треть, "крыло реформ" одновременно заметно помолодело и стало еще более '"крупногородским", чем два года назад. Поселенческая структура "крыла оппозиции" осталась неизменной, а его средний возраст стал выше. В 1999 году численность сторонников «крыла реформ» практически осталось неизменным, только роль лидера от «Яблока» перешла к СПС (как показывают последние опросы населения и прогнозы аналитиков это было временным явлением и лидером «крыла реформ» в 2003 году снова станет «Яблоко»).

Отмечая эти изменения, следует еще раз подчеркнуть, что ни в одной из социально-демографических групп ни один из электоральных полюсов не составляет даже простого большинства. Тем более нельзя однозначно записывать эти группы в электорат какой-либо партии.

Такой фактор влияния на формирование электората, как отношение к изменениям в своей жизни, является сегодня, пожалуй, более существенным, чем принадлежность к той или иной социальной группе

В 1993 г. 55% населения страны были убеждены, что за последний год их жизнь стала хуже. В 1995 г. так думали уже 60% избирателей. Такой же показатель был и перед выборами в 1999 году. На выборах и в первую, и во вторую Думу по партийным спискам победила оппозиция. На выборах в третью думу у оппозиции подавляющего преимущества не было, но победа все же осталась за ними.

Очевидно, что до тех пор, пока основная масса избирателей не почувствует реальных положительных изменений в жизни всего общества и своей личной, до тех пор критический запас оппозиции будет находить у них больший отклик, чем пропаганда любой "партии власти".

Из проведенных нами исследований и результатов проведенных ЦСИ МГУ опросов следует, что принадлежность человека к тому или иному крылу электората во многом зависит от его устойчивых мировоззренческих позиций.

Большая часть тех. кто входит в "крыло оппозиции", полагают, что Россия должна идти по собственному пути развития. Они выступают за сохранение государственной собственности на землю и крупные предприятия. Они отдают приоритет равенству перед свободой. По сравнению с 1993 г. их позиция даже упрочилась. А вот взгляды сторонников реформаторских партий стали менее радикальными. Меньше желающих перенимать опыт Запада. Неизменной остается, пожалуй, лишь ориентация на свободу.

Понятие "потенциальный электорат партии" как раз очерчивает круг тех избирателей, на голоса которых партия может рассчитывать, за чьи голоса ей следует бороться. Оно объединяет все те электоральные группы, у которых данная партия пользуется политическими симпатиями. Потенциальный электорат партий, соседствующих в политическом спектре страны, представляют, собой пересекающиеся множества, поскольку включают в себя людей, чьи политические симпатии распространяются на несколько партий одновременно.

Все указанные выше особенности ярко проявляются сегодня на примере потенциального электората КПРФ. Последний, как уже отмечалось, включает в себя, помимо электоральной базы партии, еще четыре группы "крыла оппозиции" и конформистски настроенную часть политического "болота", которая всегда старается держаться поближе к лидерам.

Итоги последних выборов в Государственную Думу подняли волну разговоров о «полевении» электората. На самом деле, существенного расширения потенциального электората КПРФ за последние годы не произошло, и произойти не могло. Он составляет все те же 38% взрослого населения страны. Однако ныне этот электорат более упорядочен, он лучше структурирован, отчетливее проявлена его общая ориентация на КПРФ. За счет этих изменений, произошедших при активном участии самой КПРФ, ей удалось мобилизовать 40% своего потенциального электората и существенно увеличить свое представительство в Государственной думе. (Для сравнения можно отметить, что движение «Яблоко» получило одну шестую голосов своего потенциального электората.)

Анализ изменений, произошедших в электорате России за последние годы, показывает, что в стране идет внешне незаметный процесс политической идентификации довольно значительной части избирательного корпуса. В условиях политической нестабильности нарастает имущественное расслоение, усиливается дифференциация людей по степени их социальной защищенности и характеру мироощущения.

Процесс политической идентификации избирателей можно проследить на примере электората "Яблока". Данные массового опроса, проведенного сразу после выборов в первую Государственную думу (1993 г.), убеждали в том, что приблизительно треть избирателей, проголосовавших за партию Явлинского, по структуре своих политических симпатий и антипатий принадлежала к "крылу оппозиции".

Накануне выборов во вторую Думу число респондентов, голосовавших в прошлый раз за "Яблоко", но и до сегодняшнего дня сохраняющих, несмотря ни на что, свой оппозиционный пыл, сократилось почти вдвое. Остальные скорректировали свои взгляды "в правильном направлении".

В 1999 г. среди избирателей, собиравшихся голосовать за "Яблоко", насчитывались уже единицы представителей "крыла оппозиции".

Аналогичный процесс упорядочения электората происходил и у ЛДПР, и у аграриев. При этом электорат АПР, оставаясь по преимуществу оппозиционным, имеет некоторую тенденцию смещения к центру, что и продемонстрировали выборы в 1999 году, когда один из лидеров АПР (Лапшин) на выборы пошел в составе центристского блока «Отечество – Вся Россия».

При анализе статистических данных всех последних предвыборных кампаний мы определенно можем отметить, что для электората КПРФ в целом нехарактерно рассогласование электорального выбора и партийных пристрастий. В условиях идеологического прессинга, когда сочувствие коммунистам было, мягко выражаясь, не престижным, не может сложиться статистически значимая группа избирателей, которые "по рассеянности" голосуют за коммунистов.

Результаты политической идентификации во многом зависят от того, какой электоральной шкалой пользуется тот или иной избиратель, как расположены на ней политические партии. Редко кто из них не претендует сегодня на право выступать от имени всего народа. А иных директивно "закрепили" за правым или левым центром. Важно понять, какое реальное место они занимают в сознании различных групп избирателей.



























Заключение



Таким образом, наметились основные тенденции в развитии электорального поведения граждан, характерном для современного нестабильного положения политической и экономической ситуаций в России.

Во-первых, гигантским по своим масштабам изменением социального положения миллионов россиян (как в сторону маргинализации, так и в сторону капитализации), сопровождающимся эволюцией, еще не всегда адекватно осознаваемой, их социальных и политических интересов.

Во-вторых, быстро прогрессирующей имущественной дифференциацией населения при явно замедленном росте численности и благосостояния среднего класса, что ведет к радикализации электората.

В-третьих, возросшее значение собственного экономического положения избирателя на момент голосования. В современной России электоральное решение принимается избирателем исходя из того, насколько ухудшилось или улучшилось его экономическое положение за последнее время, и после анализа наметившейся тенденции в этом вопросе. То есть, российский избиратель становится все более рациональным.

В-четвертых, зарождение различных противоречивых и взаимоисключающих политических позиций и интересов социальных общностей и их согласование в процессе выработки и реализации различных политических программ.




















Список использованных источников



  1. Комаровский В.С. Политический выбор избирателя./УСоцис. - 1992. - №3. - С.23-34.

  2. Клямкин И.М., Пантин В.И. Между авторитаризмом и демократией.//Полис.-1995. -№2.-С. 57-88.

  3. Левада Ю.А. Пирамида общественного мнения в электоральном «зеркале». //Информационный бюллетень мониторинга. - 1996. - № 1.

  4. Руткевич М.Н., Лойфман И.Л. Диалектика и теория познания. -М.: Мысль, 1994. -383 с.

  5. Кудинов О.П., Колосова С.В., Точицкая Н.Н. Комплексная технология проведения эффективной избирательной кампании в российском регионе. М.: Издательский дом «Банковское дело», 1999 г.

  6. А.Фиалков, А.Шариков. Избиратели России: замешательство и усталость. Итоги, март, 1999 г. С. 22-24.

  7. Афанасьев М.Н. Поведение избирателей и электоральная политика в России./Полис №3, 1999. С. 104-116.

  8. Батанина И.А. Политическое управление в регионе: состояние, тенденции развития. Тула, 1997. -166 с.

  9. Пашни В.И. Между авторитаризмом и демократией.//Полис.-1995.-№2.-С.57-88.

  10. Туманов С. Электорат России в 1993-1995 годах. // Власть.-1996. -№5.

  11. И.С. Ваган. Интерес электората и партийные программы. Вестник Московского университета, Сер. 12 Политические науки. 1995. № 1.












24




Случайные файлы

Файл
10375-1.rtf
80371.doc
46958.rtf
124358.rtf
6251-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.