Трагедия 11 сентября и мировое сообщество в 21 веке (11092001)

Посмотреть архив целиком

Я считаю, что события 11 сентября играют большое значение на мировое сообщество. Я могу привести несколько фактов политики США после этой трагедии.

Реалистичной оценке глобальных последствий событий 11 сентября мешают две великие иллюзии. Первая заключается в том, что появление широкой коалиции против терроризма знаменует собой отход от превалирующей роли США в мировых делах в направлении действительно коллективной взаимозависимости. Вторая, что после 11 сентября Россия сделала исторический выбор в пользу того, чтобы стать частью ведомого Соединенными Штатами западного мира, став таким образом союзником Америки.

Разумеется, весь мир изливал свои симпатии Америке и проявлял с ней солидарность. «Мы все – американцы», – зачастую повторяли европейцы, азиаты и даже многие мусульмане. Организация Североатлантического договора (НАТО) единогласно ввела в действие статью 5, а все союзники заявили, что считают себя также подвергшимися нападению. Президент России был одним из первых, кто позвонил президенту Бушу-младшему и предложил свою поддержку. Равным образом китайцы, индийцы и японцы заявили о том, что присоединяются к всемирной кампании. Конференция исламских государств осудила терроризм как несовместимый с учением ислама. Совет Безопасности Организации объединенных наций (ООН) единодушно принял резолюцию, призывающую к международному сотрудничеству в борьбе против терроризма.

Не является ли, следовательно, это зарей нового века, рожденного в руинах Всемирного торгового центра (ВТЦ) и взрывающихся в Афганистане бомб? Более пристальный взгляд оправдывает изрядную долю скептицизма. Солидарность неподдельная, но это солидарность больше на словах, чем на деле. Более того, основополагающие реалии силы не были изменены. В американо-европейских отношениях по-прежнему отсутствует фундаментально важный ингредиент: Европа. Нет Европы как таковой, которая присоединяется к Америке в ее долговременной кампании, просто отдельные европейские государства делают, что могут. В некоторых случаях, к примеру, в случае с Великобританией, это даже ведет к прямому участию в некоторых из американских акций против терроризма (а также к не очень-то мягким попыткам повлиять на решения США). Почти все европейские государства готовы к сотрудничеству в деле обмена разведывательной информацией, что имеет важное значение, принимая во внимание тот факт, что самая непосредственная угроза исходит от глубоко законспирированных террористических ячеек, укрывающихся в Центральной Европе, не говоря уже о самой Америке.

Но то, что фактически может предложить большинство европейских государств, далеко не соответствует ранее сделанным заявлениям некоторых из них, касающимся якобы возрастающей роли Европы в «автономном обеспечении глобальной безопасности». Более того, «Европа» находит для себя затруднительным даже обеспечение замены американским войскам, которые можно было бы перебросить с Балкан в другое место. Вероятно, это только вопрос времени, прежде чем некоторые европейские государства начнут выражать свои опасения в отношении масштабов и интенсивности нынешней американской кампании воздушных бомбардировок в Афганистане.

Картина еще более неясная в случае с Россией. Хотя Путин и выражал свои симпатии, все еще остается открытым вопрос: действительно ли Россия сделала исторический выбор в пользу Запада или же она стремится использовать в своих интересах занятость Америки, чтобы добиться от нее конкретных уступок? Встреча в Москве в прошлый четверг представителей российской внешнеполитической элиты закончилась составлением длинного перечня уступок, которые Путину рекомендуют добиваться от Буша-младшего во время предстоящей встречи двух президентов. Причем один известный участник этой встречи объявил, что «Америка готова платить за поддержку серьезную цену», предположительно, в таких вопросах, как расширение НАТО, противоракетная оборона, прощение долгов, война в Чечне и т.д. и т.п. Следует также отметить недавнее обращение Путина к немцам с просьбой присоединиться к России в создании европейской глобальной мощи, которая будет самостоятельной от Америки.

Москва, быть может, руководствуется признанием того факта, что с 300 миллионами враждебных мусульман у нее на юге и 1,3 миллиарда динамично развивающихся китайцев у нее на востоке ей не остается иного будущего, кроме как будущего в структуре Запада. Подобный выбор следует поощрять и приветствовать, но в то же время важно, чтобы продолжалось строительство евроатлантического сообщества, с тем чтобы расширить и консолидировать основу глобальной стабильности. Предстоящий саммит Буш-Путин следует использовать для того, чтобы способствовать продвижению к вышеназванной цели, тем самым делая российский выбор в конечном счете неизбежным.

На Ближнем Востоке нет ничего, что даже отдаленно напоминало бы антииракскую коалицию 1991 года. Египетский президент Хосни Мубарак публично объявил, что примерно 50% направленной против Америки ярости исламистов объясняется американской поддержкой Израиля, длительное время угнетающего палестинцев. Ему вторят религиозные лидеры сравнительно умеренного Марокко.

В регионе широко распространено недовольство политикой Соединенных Штатов, которые наказывают иракский народ вместо того, чтобы принять решительные меры против собственно режима Саддама. Однако едва ли такая акция может быть осуществлена в контексте продолжающегося израильско-палестинского насилия. Как на днях выразился Денис Росс, бывший американский переговорщик: «Нашим арабским союзникам не пришлось бы так оправдываться за их связи с нами, если бы в арабском мире не было столь сильно недовольство в связи с палестинской ситуацией».

Коротко говоря, «коалиция» против терроризма даже не имеет согласованного определения угрозы. Для индийцев – это мусульмане в Кашмире, для россиян – это чеченцы, а для израильтян – это палестинцы, тогда как для арабов – израильтяне. А для американцев – это не ислам (и правильно), но кто это там укрывается за сатанинским имиджем Усамы бен Ладена на телевизионном экране?

Реальная проверка наступит в ближайшие несколько месяцев. Военная кампания в Афганистане скорее всего начнет свертываться с наступлением зимы, и, как мне хотелось бы надеяться, у Соединенных Штатов хватит мудрости не завязнуть в Афганистане на многие годы, пытаясь добиться стабилизации политической обстановки в стране. Но что тогда? Кампания (борьбы с терроризмом – прим. пер.) после Афганистана не может быть сведена к интенсивной разведывательно-полицейской деятельности в Западной Европе и в самой Америке. Взрывоопасный характер ближневосточной трутницы (ист. коробочка, в которую клали трут для извлечения огня - прим. пер.), а также тот факт, что у Ирака есть мотивы, средства а также психопаталогия, чтобы предоставлять действительно опасную помощь террористическому подполью, невозможно игнорировать на основании юридических отговорок согласно которым, не существует убедительных «свидетельств» причастности Ирака к событиям 11 сентября.

Реакция на эту угрозу по необходимости будет как военной, так и политической. Соединенным Штатам нужно будет постараться – предпочтительно при поддержке Европейского Союза – создать на Ближнем Востоке политические условия, которые смогут смягчить шокирующий эффект любой прямой акции против наиболее вероятного источника будущей и по-настоящему опустошительной угрозы. Израильтяне и палестинцы со своей стороны никогда не согласятся на формулу компромисса, но в отсутствие необходимого политического контекста политическая хрупкость Египта и Саудовской Аравии трансформирует любую прямую акцию против Ирака во взрывоопасный региональный кризис. Отсюда следует, что более настойчивые усилия с целью добиться примирения между израильтянами и палестинцами являются необходимым сопутствующим обстоятельством любого решительного усилия справиться с опасностью терроризма, поддерживаемого государством.


Представители руководства России и США готовятся к проведению встречи на высшем уровне в Вашингтоне в ноябре 2001 года. Госсекретарь США Колин Пауэлл провел переговоры с министром иностранных дел России Игорем Ивановым. Стороны обсудили вопросы подготовки переговоров между Джорджем Бушем и Владимиром Путиным, которые, как предполагается, пройдут 12-14 ноября в Вашингтоне и Крофорде (штат Техас). Один из вопросов в повестке переговоров Пауэлла и Иванова – отмена поправки Джексона-Вэника к закону о торговле, увязывавшей предоставление странам восточного блока режима наибольшего благоприятствования (РНБ) в торговле со свободой эмиграции. Она была введена по требованию американских правозащитных организаций еще в 1974 году. 29 октября, за два дня до визита в США Иванова, администрация США приступила к консультациям с конгрессом об отмене поправки Джексона-Вэника в отношении России. Это дает основания надеяться, что поправка скоро будет отменена и США признают Россию страной с рыночной экономикой.


Еще одной сложной темой на переговорах Игоря Иванова, а затем и президента Путина в США станет вопрос о НПРО и выходе американцев из договора по ПРО от 1972 года. Кроме того, темами переговоров станут борьба с международным терроризмом, будущее Афганистана и экономическое сотрудничество двух стран.


По заявлению заместителя госсекретаря США Джона Болтона, интенсивные консультации по выработке новой геополитической стратегии начались еще в июле на саммите G8 в Генуе.

США и Россия будут искать компромиссные решения . . .






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.