Сущность сионизма (11)

Посмотреть архив целиком

Содержание



Содержание 1

Введение. 2

§I Сионизм: сущность и формы 7

1.1. Всемирная сионистская организация 7

1.2. Сионизм и религия. 15

1.3. Цели и задачи сионизма. 23

§II Влияние идеологии сионизма на внешнюю политику государства Израиль. 39

2.1 Образование государства Израиль и основные этапы его развития 39

2.2. Израильские государственные организации, осуществляющие террористические акции. 53

Заключение. 66

Список используемой литературы. 68


Введение.

В последние десятилетия терроризм стал реальной угрозой в международной безопасности. На современном этапе по мотивации выделяется три основных вида терроризма: политический, националистический и религиозный. На практике указанные три вида терроризма взаимосвязаны. Ряд ученых различает терроризм по объектам посягательства на международный и внутригосударственный. Во второй половине ХХ века терроризм стал достаточно острой проблемой для демократического сообщества. В наши дни, когда идет активная борьба с криминалистическим терроризмом, особенно важно обратиться к опыту национальных спецслужб Израиля. Эффективное противостояние - именно это играет важную роль. Поэтому появление многочисленных антитеррористических организаций, и как следствие этого - удачное выполнение поставленной задачи, обусловило хронологические рамки исследования.

Начальной датой можно считать конец прошлого века, когда в 1897 году была создана Всемирная сионистская организация (ВСО). Первым президентом и главным теоретиком ВСО был венский журналист Теодор Герцль. А 14 мая 1948 года и само образование государства Израиль. Конечной даты не существует, так как их деятельность продолжается и сейчас довольно успешно.

Объективное исследование указанной проблемы показало, что эти организации иногда использовали свои полномочия не по назначению, а в своих личных интересах. Действовали они не только в своей стране, но и за ее пределами, прикрываясь государственными интересами, совершая террористические акты в других странах. Указанная проблема всегда вызывала интерес в историографии.

В последние годы появился ряд научно - популярных книг, затрагивающих эту проблему. В каждой книге дается свое оценочное мнение по поводу действий государства Израиль на международной арене.

Таким образом, выбор темы данной работы был не случаен.


Цель дипломной работы состоит в том, чтобы показать истинные причины такой политики, проводимой Израилем, а точнее сказать его сионистским руководством, опирающимся на всестороннюю поддержку Соединенных Штатов Америки, и зависящим от них в экономическом плане. Зная тот факт, что Соединенные Штаты Америки оказывают Израилю военную помощь в форме поставок оружия и современного оборудования, безвозмездную экономическую помощь и предоставление значительных займов, а также прямую поддержку израильской агрессии в политическом и дипломатическом плане, то можно сделать определенные выводы. Так как Соединенные Штаты Америки являются соучастником израильских преступлений, то и они несут международную ответственность за нарушение Израилем международного права.

Не стоит упускать из виду и то, как и какими средствами были выполнены поставленные цели. Обратим внимание на те страны, которые поддерживали политику сионистских правителей Израиля, оказывая им помощь на очень выгодных условиях или вообще безвозмездно.

Для точного понимания всей проблемы ближневосточного конфликта необходимо рассматривать тему в хронологических рамках, учитывая религию, а также экономическую и политическую сферу. Сионистская идеология государства Израиль играет немаловажную роль в конфронтации с арабским миром.

Цель работы заключается в том, чтобы раскрыть и понять истинные причины арабо-израильского конфликта. Сюда можно и отнести и постепенное развитие событий в противостоянии государства Израиль с исламским миром, где значительную роль играет культурно-религиозный фактор, что проявляется на нескольких уровнях: политическом, идеологическом, а нетерпимость демонстрируют обе стороны.

Территориальную проблему можно считать одной из первопричин конфликта. Здесь Израиль преследует вполне определенные цели. Он проводит политику, направленную на свое окончательное закрепление на оккупированном Западном берегу реки Иордан, в секторе Газа, а также на уже официально аннексированных Голландских высотах.

Реализация выдвинутых целей ставит перед собой следующие задачи:

Сионизм: сущность и формы

  • Всемирная сионистская организация

  • Сионизм и религия

  • Цели и задачи сионизма

Влияние идеологии сионизма на внешнюю политику государства

  • Образование государства Израиль и основные этапы его развития

  • Израильские государственные организации, осуществляющие террористические акции

Методологической основой исследования является принцип объективизма. Основной упор был сделан на выявление исторических фактов по теме антитеррористическая деятельность государства Израиль и во взаимосвязи с совокупностью. Попытаемся избежать одиозных оценок и стереотипов, сложившихся как у зарубежных историков, так и в советской историографической науке. Использование историзма позволило более досконально рассмотреть возникшую проблему на Ближнем Востоке.

Источниковую базу исследования составили опубликованные нормативные акты и законы, у Рида Д. "Спор о Сионе" и у Дмитриева Е. "Палестинская трагедия".

Данная работа в основном сформирована на исторической и этнографической литературе, научных трудах, также были использованы материалы из журналов и газет.

В монографии Глухова Ю. разоблачаются интриги Соединенных Штатов Америки и Израиля на Ближнем Востоке, их тайный сговор с бывшим президентом Египта Садатом, ставшим жертвой собственного предательства общеарабских интересов.1

В исследовании Маркаряна Р. В. освещаются политическая ситуация в зоне Персидского залива в 70-х – начале 80-х годов, основные внутренние и внешние факторы, оказывающие влияние на региональные международные отношения, истинные мотивы и агрессивная сущность политики Соединенных Штатов Америки в районе Персидского Залива. Особое внимание уделено анализу борьбы между ведущими государствами региона за влияние в зоне Персидского залива.2

Воспоминания Е. Коршунова посвящены драматическим событиям последних лет в Ливане. Основываясь на личных впечатления, автор показывает, в каких сложных условиях находится народ Ливана и проживающие на ливанской земле палестинские изгнанники, систематически подвергаясь агрессии сионистской военщины.3

В книге Л. Медведко на основе документов и материалов, мемуаров зарубежных государственных и военных деятелей рассказывается о деятельности американо-израильского стратегического альянса, направленного против арабского освободительного движения. В ней прослеживаются основные этапы ближневосточного конфликта…4

В своей монографии Овчинников Р.С. рассказывает о внешней политике Соединенных Штатов Америки, сложном и малоизвестном механизме её формирования, о закулисных силах, определяющих характер и направленность курса Вашингтона на международной арене, о причинах его зигзагов. Дается глубокий анализ внешнеполитической деятельности четырех последних администраций Соединенных Штатов Америки.5

Киселев В.И. исследует роль и значение палестинской проблемы в международных отношениях на Ближнем и Среднем Востоке, исторические корни палестинской проблемы, превращение Палестинского движения сопротивления в самостоятельный фактор международных отношений на Ближнем Востоке, размежевание политических сил в арабском мире в вопросе путей и методов решения палестинской проблемы и арабо-израильского конфликта в период после подписания сепаратных кэмп-дэвидских соглашений.1

В работах Коршунова Е. А., Алестина Ф., Иванова Ю., Савцова В. Я., Ляхова Е. Г., Агарышева А. даются сведения о действиях спецслужб Израиля.

Такие газеты и журналы как "Новое время", "Нева", "История", "Международная жизнь", "Наш современник", "Московские новости", "Независимая газета" – дают достоверную информацию и помогают в деталях восстановить складывающуюся ситуацию.

§I Сионизм: сущность и формы


1.1. Всемирная сионистская организация

Культ насилия… Как глубоко въелся он в политику Тель-Авива, порожденный самой доктриной сионизма. "Земля без людей", - гласит один из ее постулатов, - должна принадлежать "людям без земли" – евреям.

Что может быть абсурдней этих рассуждений? Они подвергнуты критике даже некоторыми сионистскими лидерами, такими, например, как бывший президент Всемирной сионистской организации Наум Гольдман. "Ничего в этой формуле, - писал он, - конечно, не было правильного: большинство евреев во всем мире не люди без земли, а верные граждане своих стран".

И Палестина, хотя и не столь плотно населенная, конечно, не была "землей без людей". Но под сионистским флагом продолжаются агрессивные действия, звучат угрозы, вынашиваются новые захватнические планы. И, кажется, нет конца затянувшейся конфликтной ситуации на Ближнем Востоке.

Непосредственной жертвой политики сионистских лидеров стал сам израильский народ. Угар милитаризма, дух насилия не мог не отравить израильское общество. О его пороках, о росте преступности, коррупции, стяжательстве, расистских настроениях с тревогой пишет даже сама израильская печать.1

Сионизм – вид националистической идеологии, связанной с идеей переселения "всех евреев" на земли их отдалённых предков – к горе Сион, ныне – в государство Израиль, будто бы являющееся "землей обетованной" для всех евреев; как и всякий национализм, сионизм ограничено включает презрение и ненависть к иным народам, к расово неполноценным чужеплеменным "гоям".

Вырастая из националистического чувства отчужденности евреев и из мифа об "избранности евреев", сионизм, как особое идейное и организационное течение, возник только на грани ХIХ и ХХ веков; он отнюдь не "голос крови" или "естественное право", а исторически преходящая форма национализма и расизма.

С начала XX века в сионизме произошли определенные модификации: он "территоризировался" на будто бы "пустых", а на самом деле ранее заселенных вытесняемыми арабами землях Израиля; создал фактически многонациональное сообщество, где евреи-израильтяне – полноправные граждане, а около миллиона израильских граждан-арабов и десятки тысяч новых русских граждан этой страны неполноправны; организовал воспринявшую его идеологию государственную структуру, постоянно ведущую агрессивные войны, оккупирующую сопредельные провинции всех соседних государств, а арабский народ Палестины вообще лишающую права на самоопределение; в поисках модных попечителей сменил кайзера и царя на тогдашних британских хозяев Ближнего Востока, а после второй мировой войны – на богатого американского спонсора, который через неформальные сионистские организации и прямо от лица конгресса ежегодно субсидирует Израиль, с которым он находится в "особых отношениях", многомиллиардными долларовыми дотациями – как непотопляемый бастион своей политики на Ближнем Востоке.1

Ещё большая гибкость свойственна сионизму как идеологической концепции. Националистическая, по сути, идеология сионизма всегда включает в себя традиционно-шовинистические и мессианско-избраннические позиции восходящие к некоторым догматам иудаизма. В зависимости от обстоятельств сионизм поощряет обращение к военной силе для подавления "интифады" ("войны камней") на оккупированных землях Палестины. Сионизм скрывает противоречия между обещанной его доктриной и реальной практикой сионизма в Израиле.2

Сионизм появился в конце прошлого века, когда в 1897 году была создана Всемирная сионистская организация (ВСО). Первым президентом и главным теоретиком ВСО был венский журналист Теодор Герцль. Он сыграл немаловажную роль в разработке программы буржуазно-националистического решения так называемого еврейского вопроса. Дело в том, что еврейская буржуазия искала новые более эффективные средства восстановления своего контроля над еврейскими массами и укрепления своих экономических и политических позиций в мире капитала.

В этот момент Герцль и предложил в брошюре "Государство евреев", до сих пор почитаемое как "библия сионизма", программу территориально политического решения еврейского вопроса. Герцль не возражал против Палестины, но был готов рассмотреть возможности в Аргентине, Уганде, и других районах мира. Сионисты выдвинули лозунг: "Землю без народа – народу без земли!".1

В марте 1897 года евреям "всего мира" было предложено прислать делегатов на Сионистский конгресс в августе того же года в Мюнхене. Западноевропейские евреи были решительно против этой затеи. Протесты посылались сначала со стороны раввинов германии, а затем и от мюнхенских евреев, так что пришлось перенести конгресс в швейцарский город Базель. Реформированное еврейство Америки еще за два года до конгресса объявило, что оно "не ожидает ни возвращения в Палестину…ни восстановления каких-либо законов, касающихся еврейского государства". Когда раввин Стефан Уайз (в будущем один из влиятельнейших "советников" президента Франклина Рузвельта) хотел в 1899 году опубликовать труд о сионизме, то Еврейское издательство Америки ответило ему через своего секретаря, что оно не может взять на себя риск издания такой книги.2

На конгресс Герцля прибыло 197 делегатов, в большинстве своем из Восточной Европы. Эта группа лиц объявила о создании Всемирной сионистской организации, которая провозгласила евреев отдельной нацией, поставив перед собой целью добиться для нее "общественно признанного и юридически гарантированного дома", а Герцль заявил, что "еврейское государство уже существует". То, что произошло в действительности, было собранием в Базеле небольшой группы евреев, претендовавшей на представительство своего еврейства, но категорически отвергнутой многочисленными организациями западных евреев.1

Тем не менее, их предложения, как бы они не выглядели в то время, были поставлены на повестку дня международной политики. Фактически Базельский конгресс был новым Синедрионом, созванным для отмены обязательств, принятых наполеоновским правительством за 90 лет до этого. Первый Синедрион отверг признание евреев отдельной нацией и все поползновения создать еврейское государство. Новый Синедрион объявил евреев самостоятельной нацией с требованием собственной государственности.

Так Герцль неожиданно оказался лицом к лицу со своими хозяевами и с теми заговорами, которые с его помощью должны были распространиться на весь Запад. Вскоре он остался один, будучи только застрельщиком, сделавшим свое дело, после чего на сцену вышли настоящие хозяева. Он выковал для них оружие, которое они применили для наступления на Европу. Сменившему его настоящему вождю, Хайму Вейцману, это было вполне ясно: "Заслуга Герцля заключалась в том, что он создал центральную парламентскую власть сионизма… Впервые за всю историю еврейства в рассеянии правительство великой державы официально вело переговоры с выборными представителями еврейского народа. Этим было восстановлено юридическое лицо еврейского народа и признано его существование как такового".2

Покойный профессор Соломон Шехтер еще в 1914 году сказал на встрече сионистов в городе Цинцинате (США): "Мы нуждаемся в сионизме, если мы хотим, чтобы еврейство, ортодоксальное или реформистское, продолжало существовать".1

Чтобы поддержать утверждение о существовании "всемирной еврейской нации", сионистские пропагандисты, которые не могут показать этого каким-то общим определением, вынуждены избирать путь создания тенденциозного определения, не соответствующего действительному положению еврейских общин, но дающего возможность включить евреев "во всемирную еврейскую нацию". С такой тенденциозной игры начал Теодор Герцль. В своей речи "Еврейство" (7 февраля 1896 года) он сказал: "Яне требую от нации общего языка или ярко выраженных расовых признаков. Этакого скромного и простого определения достаточно для нации. Мы историческая общность людей, принадлежащих друг к другу ясно выраженной связью, и наша сплоченность сохраняется в силу существования общего врага".

Еще раз Герцль привел определение нации на первом сионистском конгрессе в октябре 1897 года. "Я убежден, - сказал он, – что нация – это группа людей общего исторического прошлого, сплоченная наличием общего врага".2

Слабость этого определения не случайна. Герцль не мог найти научного определения, которое дало бы ему возможность назвать все еврейские общины мира "нацией", поскольку в действительности таковой нет…

В современных сионистских взглядах мы находим отражение подхода Герцля к определению еврейской нации. В 1964 году доктор Наум Гольдман, в то время президент Всемирной сионистской организации (ВСО), писал: "Еврейский народ – это историческая сущность, единственная в своем роде… Его характеризуют три фактора: то, что он народ всемирный; то, что он связан с Израилем; то, что с общеисторической точки зрения он является одной из наименее идентичных в мировой истории групп".3

На протяжении многих сотен лет евреи, составлявшие незначительное меньшинство населения Палестины, тем не менее, пользовались равными правами с основным арабским населением. Очень многое объединяло их: сотрудничество в экономической и культурной сфере, общее семитское происхождение, долгие годы чужеземного угнетения в Палестине, одинаково ненавистного арабам и евреям. Нельзя считать, что у евреев были какие-либо специфические, особые права на проживание на территории Пластины. Не заботясь о соблюдении норм элементарной общечеловеческой морали, "отец сионизма" Теодор Герцль без зазрения совести указывал своим еврейским соплеменникам путь к созданию чисто еврейского государства на территории Палестины: "Предположим, например, что нам необходимо очистить страну от диких зверей; мы не будем метать стрелы и копья и просто преследовать медведей; мы организуем широкую и энергичную охоту, мы вместе выгоним зверей и сбросим на них мелинитовые бомбы". В этих словах человеконенавистническая программа сионистских колонизаторов…1

Основатель так называемого ревизионистского сионизма В. Жаботинский, которого сторонники правонационалистического блока "Ликуд" и его ядра – партии "Херут" считают своим духовным вождем и главным идеологом, писал еще задолго до создания Израиля: "Все здравомыслящие люди, не считая слепорожденных, поняли давно, что достичь согласия палестинских арабов по их доброй воле на превращение Палестины из арабской страны в страну с еврейским большинством является вещью совершенно невозможной".2

На начальном этапе сионистской деятельности в Палестине, то есть с момента создания (1897год) Всемирной сионистской организации (ВСО) до окончания первой мировой войны происходил процесс сращивания интересов международного сионизма и британского империализма. Внимание этих двух партнеров было сфокусировано на Палестине, за утверждение в военном отношении в Восточном Средиземноморье и обеспечении защиты Суэцкого канала – важнейшей артерии, связывающей метрополию с Индией.1

На II сионистском конгрессе в 1898 году Теодор Герцль говорил откровенно: "Англия первой в современном в современном мире поняла необходимость колониальной экспансии.… И поэтому я считаю, что идеи сионизма, являющиеся идеями колониализма, должны встретить быстрое и легкое понимание в Англии".

В этот момент цели и предложения сионистов полностью соответствовали имперским стратегическим интересам правящих кругов Англии. В меморандуме британского генерального штаба от 9 декабря 1918 года подчеркивалось: "Создание буферного еврейского государства в Палестине, хотя само по себе это государство будет слабым, желательно для Великобритании со стратегической точки зрения…". После принятия английским кабинетом так называемой декларации Бальфура (2 ноября 1917 года) и представления Великобритании Лигой Нации мандата на управление Палестиной (24 июля 1922 года), сионистская колонизация этой страны вступила в новый этап.2

В этом широкоизвестном документе, который арабские авторы справедливо считают краеугольным камнем всей антиарабской империалистической политики в ХХ веке, говорилось: "Правительство его величества относится благожелательно к учреждению в Палестине национального очага для еврейского народа и приложит все свои старания для облегчения завершения этой цели, причем ясно понимается, что ничего не должно быть сделано, что могло бы нанести ущерб гражданским или религиозным нравам еврейских общин в Палестине…"3

Однако Англия с момента провозглашения декларации Бальфура сознательно лицемерила, заявляя о своём стремлении не допустить ущерба правам нееврейских общин. В Палестине. В действительности наблюдалось поразительное совпадение послевоенных целей британского империализма и сионистского движения, объясняемое во многом умелым "подстраиванием" сионистов к английским имперским интересам в регионе. От этого совпадения целей было недалеко до возникновения той "питательной среды", где проросли зловещие семена вражды.1

Сионизм не имеет ничего общего с национально-освободительным движение еще и потому, что самого "всемирного еврейства" вообще не существует.

К тому же, первоначальные теоретики сионизма еще не усматривали в Палестине "землю библейских предков", и речь шла не об "освобождении" территории, а о её приобретении.2

1.2. Сионизм и религия.

На первый взгляд кажется, что религия клерикализм не относятся к основам сионизма, и это, казалось бы, подтверждают два обстоятельства. Во-первых, сионизм сформировался в период, когда уменьшилось влияние религии на еврейские народные массы. Он был создан для того, чтобы сохранить привязанность народных масс к еврейским капиталистам, когда религиозная связь была уже недостаточно сильна. В начале своего пути сионизм развивался как светская организация, как бы заменяющая религию. Во-вторых, когда к сионизму присоединились религиозные деятели и организации, они составили его "отдельное" направление.1

Однако более пристальное изучение вопроса показывает, что отношения между религией и сионизмом не такое уж простое. До создания государства Израиль сионистские нерелигиозные лидеры могли сохранять свою власть во Всемирной сионистской организации и в деле еврейского заселения Палестины посредством сотрудничества с религиозным течением, не нуждаясь в существенных уступках религии. В Палестине того времени британский колониальный режим узаконил религиозное судопроизводство (в соответствии с наличием в стране разных религий) во всем, что касается личного статуса, включая браки и разводы.

После образования государства руководители социал-демократических партий начали сотрудничать в рамках коалиции с клерикальными партиями и параллельно – все чаще видели в религии опору сионизма. В результате коалиционных соглашений все больше и больше расширялись полномочия раввина в судопроизводстве, а религиозных партий – в области просвещения и внутренних дел. Министерство внутренних дел, являющееся традиционным оплотом Национальной религиозной партии, было инициатором реакционного законодательства по вопросу, "кто является евреем".

Коалиционное большинство в кнессете утвердило многие законы, дающие правительственному аппарату право ограничить личную свободу в свете религиозных указаний (как, например, по вопросу о работе общественного транспорта в субботу или о выращивании свиней и продаже свинины). В Израиле существует, таким образом, жесткое религиозное притеснение, тяжело задевающее демократические свободы, провозглашенные теперь уже в большинстве капиталистических стран. Вместе с тем не следует видеть в религиозном притеснении главной реакционной сущности израильского режима.1

Сионистские руководители нуждаются не только в опоре на религиозные партии, но и во все большей степени в идейной опоре на религию. Лица, ответственные за сионистскую пропаганду, убеждаются в том, что их позиции и сила влияния постепенно ослабевают. им не удается устоять в борьбе за идейное влияние на массы, особенно среди молодежи, как в Израиле, так и других капиталистических странах.2

"Современная политика Израиля уничтожила или, по меньшей мере, затемнила духовное значение Израиля…недопустимо для кого бы то ни было претендовать, будто современное укрепление государства Израиль – это исполнение библейских пророчеств и. следовательно, любые действия израильтян, направленные на создание и сохранение их государства, заранее одобрены богом.3

Сионистская теория в своём религиозном одеянии, приводя мистические разъяснения, вовсе не наталкивается на трудности. Сионистско-религиозные идеологии исходят из предпосылки, что бог объявил евреев своим избранным народом и передал этому народу страну Израиля. а доказательство данной предпосылки, по их мнению, весьма простое: так написано в библии, а библия приводит слова бога. таким образом, мистика единства "бог – народ - страна" предоставила возможность доказать без особых противоречий. что евреи должны сконцентрироваться в стране Израиля, то есть в стране евреев.1

В развернувшейся сегодня борьбе за Иерусалим история используется в качестве политического оружия. Отсутствие достоверной даты основания города активно эксплуатируется.2

В целях утверждения своей исторической версии израильское правительство в 1995-1996 годах затратило немало усилий и средств для осуществления программы торжественных мероприятий, которые проводились под лозунгом трехтысячеления Иерусалиму.

Палестинцы восприняли этот праздник как еще один шаг к закреплению израильского суверенитета над городом. Со своей стороны они утверждают, что возраст Иерусалима насчитывает пять тысяч лет, и, что город просуществовал две тысячи лет до захвата его царем Давидом. Многие политологи и историки, в том числе и израильские, высказали мнение об абсурдности подобных празднеств, особенно в условиях, когда израильско-палестинские переговоры продвигаются с большим трудом.

Иерусалим действительно занимает центральное место в национальном сознании как евреев, так и палестинцев. В иудаизме он является воплощением еврейской духовности, символом национального спасения. Идея возвращения в Иерусалим на протяжении веков способствовала выживанию и сплочению еврейского народа в рассеянии. Светский сионизм, основываясь на исторически укоренившейся среди евреев приверженности Иерусалиму, сделал этот город символом в борьбе за создание еврейского национального государства.3

Для палестинцев Аль-Кудс (арабское название Иерусалима) является третьей святыней ислама после Мекки и Медины. По преданию, храм Купол Скалы хранит отпечаток ноги пророка Мухаммеда, а мечеть Аль - Акса напоминает о его чудесном ночном путешествии, описанном в Коране. Формирование палестинского народа как национальной общности тесно связано с Иерусалимом. Реализацию идей собственной государственности палестинцы всегда напрямую увязывали с признанием их национального суверенитета над Иерусалимом.1

Любые попытки включить статус Иерусалима в круг вопросов ближневосточного урегулирования, как это было во время кэмп-дэвидских переговоров между Египтом и Израилем в 1978 году, и во время последовавших за ними переговоров о так называемой палестинской автономии, неизменно вызывали категорические возражения израильской стороны. Принятый Кнессетом в июле 1980 года "основной закон" о Иерусалиме, закреплявший аннексию Восточного Иерусалима и объявивший весь город "единой неделимой столицей государства Израиль", является демонстративным шагом, призванным внушить международному сообществу, что вопрос о статусе Иерусалима решен окончательно и бесповоротно.2

Сионистско-религиозные идеологи еще в ХХ веке выдвинули тезис, что сионизм без религии – это искусственное дело, лишенное корней в жизни. Так один из основателей религиозного сионизма Бхиль Михль Пинес писал в своей работе "Поправки в религии": "Если каждый народ обладает национальной независимостью, не имеющей ничего общего с религией, то нам, сынам Израиля, подобный национализм представляется мерзостью. Кроме того, в нем нет самого существенного – естественной основы, ибо, что такое национализм Израиля без Библии и религии?!"

Этот тезис основательно подкрепил раввин Авраам и. Кук (1865-1935), писавший: "Было бы фатальной ошибкой отказаться от нашего преимущества – от признания тезиса "ты избрал нас", мы не только отличаемся от других народов и обособлены от них замечательной исторической жизнью, не имеющей себе равных, но и превосходим любой другой народ, мы выше его… Настоящая святость еврейства обнаружится лишь по возвращении нации в свою страну…".3

В противоположность религиозным сионистам светские сионисты не сумели разрешить противоречие между мистикой по вопросу "Всемирной еврейской нации" и действительностью, по проблеме иммиграции и другим вопросам.

Поэтому, когда идейный кризис сионизма обострился, сионистским идеологам не оставалось иного пути, кроме отступления в объятия религии.1

В самом Израиле потребность сионизма в религии, в религиозном культе, в религиозных традициях все более увеличивается. Программа ежедневных "радиопередач Израиля" начинается с религиозной агитации; телевизионные программы заканчиваются библейскими стихами. Специальные программы радио и телевидения, особенно в праздничные дни, посвящены распространению религиозных идей, прямо или художественными средствами, носящими религиозный характер. Религиозные программы средств массовой информации подчинены трем основным задачам: подчеркнуть заповеди религии, касающиеся якобы каждого еврея; доказать превосходство еврейской религии ("наивысший царь на всеми – Яхве"); показать связь религиозной агитации с культом милитаризма (представление божества еврейской религии как "героя войны").2

Особенно сильно используется религия в воспитании молодого поколения Израиля. В стране существует сеть государственно-религиозного просвещения сеть религиозного негосударственного просвещения. В общих школах и даже детских садах уделяется большое внимание внедрению религиозного культа (субботние свечи, праздничные молитвы, посещения синагоги) и укоренению религиозных обычаев (агитация против употребления свинины, некошерной пищи и т.п.). В дело религиозной пропаганды немалый вклад вносит программа "Еврейское сознание", включенная в программы общих школ в конце пятидесятых годов с определенной целью сближения детей с религиозной традицией. В школах должны проводиться занятия по религиозной традиции – краткие молитвы, обычаи и т.п.1

В последнее время сионизм все чаще выступает в обличье полурелигиозных движений воинственного типа, причем порой принимает очень агрессивные формы. Я имею в виду, например, движение КАХ и ряд других…2

Они все пытаются играть на иудаизме, как и те сионисты, которые только начинали пропаганду в пользу образования сионистского государства. Создатель одного из первых цирков Вариум говорил: "Можно дурачить всех некоторое время, но нельзя дурачить всех всё время".

Что касается израильтян, то, похоже, что сионистам удаётся дурачить "всех всё время". Им удалось, начиная с 1948 года, скрывать истинное лицо сионизма, его агрессивность, его манипулирования религиозностью части населения, его стремление эксплуатировать палестинский арабский народ. Используется же буквально всё: и тенденциозная подача информации, и передёргивание фактов – все ради того, чтобы и дальше дурачить массы. Так пытались замаскировать, прикрыть ширмой. одеть в пристойные покровы свои деяния люди, которые не имеют никакого права называть себя верующими евреями, ибо религия, на мой взгляд, - это соблюдение высоких моральных требований. Я уже говорил, да и писал в книге "Флаг Израиля – не мой", что всегда четко отличал евреев и израильский народ от сионистов, которые никогда не останавливаются перед созданием фальшивых иллюзий, игрой на эмоциях и чувствах людей ради достижения своих целей.3

Парадокс сионизма заключается в том, что, несмотря на глубокие религиозные истоки, он был в значительной мере движением людей, равнодушных к религии, а то и враждебно относившихся к ней. Сионисты и сейчас бросают своим религиозным оппонентам такое обвинение: в то время как мы боролись, вы пассивно ожидали Мессию; в то время как мы работали и сражались, вы только молились. Действительно, сионизм представлялся многим верующим евреям дерзостью и даже кощунством: ведь сионисты, по их мнению, хотели решить религиозный вопрос чисто политическими средствами, они намеревались действовать не вместе с Богом, а вместо Бога. Собирание евреев в Стране Израиля – дело Мессии, поворотный пункт не только в истории народа, но и в истории всего человечества – становилось делом политиков.

В религиозной еврейской среде до сих пор по-разному относятся и к Израилю, и к сионизму (ведь Израиль – это сионистское государство). Крайние точки зрения ( между которыми, как между полюсами располагаются все прочие мнения) – это позиции Наторей Карта и религиозного сионизма.1

Вот тут-то и начинается резкое отличие Израиля от других демократических стран, так как эти партии в основном религиозного толка. Заискивание перед ними в стремлении обеспечить большинство в кнессете приводит к необходимости выполнять их постоянно растущие требования. Они все более и более начинают влиять на самые разнообразные стороны жизни, и практически получается, что в демократической стране Израиль религия не отделена от государства. Наиболее упертых религиозных ортодоксов, которых в народе называют "нейсатыми", - десять, от силы пятнадцать процентов от всего населения. однако именно они во многом определяют порядки в стране и громогласно заявляют, что именно благодаря тому, что они на протяжении тысячелетий свято соблюдают традиции, еврейский народ сохранился до нынешних дней. Это, по крайней мере, странно слышать от религиозных людей. Кому, как не им хорошо известно, что всё в руках божьих, но не это главное. Они ведь не просто соблюдают традиции, но требуют от всего остального народа неукоснительно делать то же самое. От народа, который не то что бы уже совсем безбожник, в душе каждого, вероятно, есть свой бог, но давно отошел от средневековья религиозных догм.1

Эта тенденция может укрепиться, если религиозные партии, почувствовав свою силу, - а у них вместе никогда не было столь много мест в парламенте, аж 23! – перейдут в наступление по интересующим их вопросам и попытаются установить религиозный диктат в обществе. Признаки такого агрессивного поведения уже есть: 27 июля в Иерусалиме прошла стотысячная демонстрация, организованная ортодоксами, с требованием закрыть движение транспорта в городе в субботу на некоторых главных улицах. Многие израильтяне с опасением ожидают расширенного вторжения религиозных кругов в политику.2

Позиция же религиозных сионистов такова. Мессия не придет к людям, которые ожидают его, сложа руки. Приблизить его приход должны выполнение заповедей и многообразная деятельность в мире, подготавливающая появление Мессии. Создание государства Израиль трактуется религиозными сионистами как чудо, как исполнение древних пророчеств. И данному суждению нисколько не мешает тот факт, что в создании государства участвовали в основном люди 3

1.3. Цели и задачи сионизма.

Цели сионизма – цели реакционные, империалистические, контрреволюционные. Они далеко не ограничиваются рамками Ближнего Востока и захватническими войнами против арабских стран и народов. Как один из ударных отрядов империалистической реакции, сионизм стремится развернуть свою антипрогрессивную деятельность во всех странах мира, во всех его уголках. Деятельность и явную и подпольную. В зависимости от условий.1

Согласно закону Талмуда, разрушение – не самоцель, а лишь средство к достижению поставленной им цели. Исчезновение национальных государств должно стать необходимой прелюдией к установлению победоносной империи "избранного народа" в земле обетованной. Для этой конечной цели в середине прошлого века в тех же областях восточной Европы, где правил Талмуд и где мировая революция получила своё оформление в первый толчок, была мобилизована вторая армия – армия сионизма.

Сионизму была поставлена задача добиться "возвращения" евреев в Палестину и заложить там основы мировой еврейской империи. Идея господства над другими народами шла на протяжении последних ста лет в ногу с идеей революции, и успехи одной не могли быть достигнуты без помощи другой. Их успехи налицо: "возвращение" стало совершившимся фактом, как и национальное государство избранного племени; одновременно национальные государства других народов, этих низменных пород вне еврейского Закона, либо совершенно уничтожены, либо ослаблены и обессилены: европейских великих держав прошлого и начала нашего века больше нет. Силы еврейского государства действовали сверху, развращая правительства этих стран, силы революции подрывали снизу основы их существования.2

Империализм – классовый враг. Теперь, после понесенных им тяжелых поражений и относительного ослабления, вызванного усилением влияния революционных антиимпериалистических сил и укреплением их единства, империализм стал еще более хитер, чем прежде. Он не брезгует никакими средствами. Научно-технический прогресс предоставил в его распоряжение очень сильные средства не только для истребления народов и уничтожения материальных ценностей, но и для затушевывания фактов и одурманивания умов.

В Израиле классовый враг использует опасное оружие – сионистскую идеологию, которую ему удалось внедрить в сознание значительной части еврейских масс и превратить в господствующую идеологию. Сионистская идеология оправдывает деятельность сионизма внутри страны и вне её.1

Сионистская идеология охватывает следующие вопросы: существует ли еврейская мировая нация, существует ли мировое национально-освободительное движения евреев, может ли территориальная концентрация евреев решить еврейский вопрос, вечен ли антисемитизм, идентичны ли понятия "еврей – Израиль – сионизм", является ли то, что они используют эти понятия как средство для убеждения народных масс, находят своё отражение в торжественных речах и статьях; многие сионисты относятся к ним вполне серьёзно.

Вместе с этим такие вопросы могут не возникать в повседневной и даже "теоретической" пропаганде.

Вследствие различных перемен в действительности или в общественном мнении, сионистская пропаганда готова скрыть то или иное положение, заменить его другим положением, противоположным или непохожим, на срок длительный или короткий, и даже отрицать эти положения, не усматривая в этом ничего существенного.

Важно знать, что любая попытка прямо сразить сионизм в области провозглашенной им идеологии, равносильна старанию удержать угря в руке – он всегда выскользнет. Вместе с тем необходимо вести полемику о сионистской идеологии.1

Внешне идеология сионизма как бы сводилась к учению о создании "еврейского государства", поэтому при поверхностном знакомстве сионистская система взглядов могла показаться и трогательно беспомощной и церковно-наивной, и эмоционально ранящей своими полупоэтическими сентенциями: "Если существует библейский народ, должна существовать и библейская страна…". Колониально – территориальные притязания, проповедь классового мира среди евреев и объединение их по расовому признаку в отдельных странах и в международном масштабе. противопоставление народов земного шара как антисемитов евреям, морализирование по поводу расовой чистоты и исключительности "богом избранной нации", отрицание интернационализма и "теоретическое" обоснование необходимости раскола рабочего движения. откровенный антикоммунизм – все это немедленно обнаруживается. как только со дна книгохранилищ поднимают труды. составляющие идейное наследие сионистских классиков".2

Сионизм возник как один из придатков империалистической идеологии. В августе 1897 года в Базеле (Швейцария) на первом международном съезде сионистов была основана Всемирная сионистская организация (В.С.О.). Несколько позднее возникло образованное ею международное сионистское акционерное общество – Еврейский колониальный трест. Свою деятельность организованный сионизм начал с подлога. Выяснилось, что его не устраивает дата собственного рождения. Сионистские и просионистские круги (для внешнего потребления) активно распространяли миф о том, что сионизм "стремящийся создать еврейское государство"; древен как мир, ибо "евреи в течение тысячелетий лелеяли мечту о возвращении в Палестину". Примечательно, что распространению этого мифа уделяется не меньшее внимание и в наши дни.3

Современный сионизм – это идеология, разветвленная система организации и политическая практика крупной еврейской буржуазии, сросшейся с монополистическими кругами США и других империалистических держав. Основным содержанием сионизма является воинствующий шовинизм и антикоммунизм.1

Составную часть реакционной идеологии сионизма составляет положение об "извечности антисемитизма", о том, что "всегда и везде евреи будут ненавидимы инородцами, иноверцами" и единственный ответ на это – "ответная ненависть".

Вопреки утверждениям сионистов, извращающих и фальсифицирующих факты, антисемитизм не является вневременной категорией. Он – не вечен, а имеет вполне конкретные временные и исторические координаты.2

Было время, когда даже сионистские идеологи не рисковали отождествлять евреев с сионистами, а антсионистов – с антисемитами. Лишенное оснований отождествление еврея с сионистом, а в настоящее время Израиля с сионизмом – это относительно новое явление. В настоящее время сионистские идеологи особенно рьяно стараются выдать любую критику политики израильского правительства за нападки на государство Израиль, любое требование ухода с захваченных территорий – за антиизраильскую позицию, любое осуждение сионистской идеологии – за антисемитский выпад.

Подобным отождествлением преследуются различные цели.

Первая цель. Сионистская пропаганда нуждается в таком отождествлении для укрепления сионистской теории. Посредством этого можно "найти" антисемитизм там, где его нет и в помине, например, в Советском Союзе.

Вторая цель. Указанное выше отождествление дает сионизму возможность уклониться от любой деловой полемики с антисионистами. Оно направлено на то, чтобы приглушить всякую критику теории и практики сионизма, ибо кто дерзнет выступить в качестве антисемита?

Третья цель. Такое отождествление препятствует повышению классового и патриотического сознания израильского народа, поскольку все те, кто выступает против сионизма, заранее объявляются предателями.

Пятая цель. Сионистская пропаганда использует такое отождествление для того, чтобы потребовать от каждого еврея, живущего в капиталистической стране, вне Израиля, придерживаться официальной политики Израиля и сионистской теории.1

Подытоживая сказанное, отметим, что сионизм не объявляет о своём банкротстве, когда тот или иной тезис его идейного арсенала расходится с действительностью. Он готов отказаться от любого тезиса, полностью или частично, на некоторое время или навсегда, ничего не говоря об этом и не проявляя беспокойства по поводу существующего противоречия между различными тезисами.2

Идеология сионизма находит своё выражение в его практике. Сионизм – идеология не только реакционная, но и особо опасная в своей практической деятельности.

Деятельность сионизма составляет неотъемлемую часть глобальной трагедии империализма. Это не значит, что у сионистских лидеров, у крупных еврейских капиталистов в Израиле и других капиталистических странах нет своих интересов. Эти классовые интересы лежат в основе планов и деятельности сионистских руководителей. Но, в конце концов, все их действия подчинены стратегии мирового империализма, а их специфические планы могут быть осуществлены только в рамках этой общей империалистической стратегии, как её составная часть…3

Ведущую, руководящую роль в сионизме играют крупные еврейские капиталисты США, Израиля, ЮАР, других капиталистических стран. Они вносят львиную долю средств в различные сионистские фонды, щедро субсидируют военные авантюры Тель-Авива, антикоммунистические компании сионистской пропаганды. Стало уже традицией, что богатейшие еврейские семейства берут в свои руки бразды правления крупнейшими сионистскими организациями, в первую очередь теми из них, которые располагают огромными суммами денег и играют решающую роль в выработке политической стратегии международного сионизма.1

Наиболее мощная и многочисленная группировка сосредоточена в Соединённых Штатах. По данным американского буржуазного историка Г. Сакара, капиталисты еврейского происхождения составляют 20 процентов всех миллионеров США. Они контролируют примерно треть инвестиционно-банковского дела, играют значительную роль в легкой промышленности, торговле и сфере услуг, в "индустрии развлечений" и средствах массовой информации.2 Указывая на большое значение для Израиля внешней финансовой помощи, лидеры международного сионизма призывали еврейские общины западных стран приложить еще большие усилия в поддержку израильского экспансионистского внешнеполитического курса. "Мы хотим, - заявил, например, бывший председатель Еврейского агентства А. Пинкус, - чтобы "еврейский народ" полностью отождествлял себя с трудной борьбой, которую вели мы (израильтяне – В.К.). Это отождествление предполагает не только финансовую поддержку, оно означает абсолютную готовность выполнить любое требование Израиля, активную защиту его политики, создание дружественно по отношению к ему атмосферы. Оно означает борьбу за политические интересы Израиля, даже если такая борьба противоречит интересам той страны, где живут евреи".3

Наряду с компанией по сбору средств среди еврейских общин в странах Запада для финансирования агрессивного курса Израиля, международные сионистские центры через сеть своих организаций и лоббистские "группы давления" вели активную обработку политических деятелей западных стран с тем, чтобы добиться от них поддержки позиции Израиля в ближневосточном конфликте. Например, в США представители сионистского лобби не раз призывали американскую администрацию принять решительные меры по оказанию помощи Израилю, связывая это с тем, что "моральное руководство и влияние США поставлены на карту". Ещё во время обсуждения в конгрессе США вопроса о поставках американского оружия, включая танки и самолёты, проходившего вскоре после начала первой арабо-израильской войны, конфликта 1948-1949 годов, сионистские лоббисты добивались от американских законодателей одобрения закона о снятии эмбарго на поставки американского оружия для Хаганы действующими в США частными еврейскими фирмами. При этом откровенно заявляли, что "евреи" (т. е. палестинские сионисты. – В. К.) получают оружие всеми правдами и неправдами.1

По словам председателя одной из крупнейших сионистских организаций Америки Хадасса Гальперин, "весь мир несет ответственность за снабжение евреев (т. е. сионистских организаций Палестины. – В. К.) оружием и боеприпасами". В своём заявлении, сделанном вскоре после начала палестинской войны 1948 года, она заявила, что её организация дала указание 900 своим отделениям в США увеличить за последующие 12 месяцев "добровольные" финансовые обязательства (взносы) на 50 %, чтобы защитить молодую еврейскую демократию". Деятельность сионистского "лобби" и международных сионистских центров приносили ощутимые результаты. Как признавал в последствии Бен Гурион, в США "менее чем за миллион долларов" Израиль "приобрёл оборудование для военных предприятий, стоящее десятки миллионов, и всё оно в целости и сохранности было доставлено в Палестину: пользуясь постоянной поддержкой международного сионизма и западных держав Израиль даже во время арабо-израильской войны 1948-1949 годов открыто игнорировал многочисленные резолюции ООН и Совета Безопасности о перемирии с арабскими странами, используя их для перегруппировки сил и нанесения новых ударов по соседним арабским странам. Бен-Гурион, в часности, не скрывал, что многие победы израильских вооружённых сил явились результатом той подготовительной работы, которую израильтяне активно вели во время перемирий.1

Однако усилия мирового сообщества, направленные на выполнение этих решений ООН по проблемам Палестины, всякий раз наталкивались на противодействие Израиля и Соединённых Штатов. Правительство Израиля категорически отвергало всякую идею возвращения палестинских изгнанников в пределы Палестины, на каких бы то ни было условиях. Эта жесткая позиция Израиля, поддерживавшаяся Соединёнными штатами и их западными союзниками, явилась одним из основных препятствий на пути справедливого урегулирования проблемы Палестины, в том числе и проблемы палестинских беженцев.2

Таким образом, с самого начала арабо-израильского конфликта, арабским странам противостояли, по существу, не один "маленький, но храбрый Израиль, как его изображали многие западные средства массовой информации, а объединённая коалиция наиболее реакционных и агрессивных сил международного империализма и сионизма во главе с Соединёнными Штатами…3 Руководящие центры сионизма, как правило, размещаются в тех капиталистических странах, которые на данный момент занимают наиболее сильные позиции в "свободном" мире. В межвоенный период штаб-квартира сионистского движения находилась в Англии.4

После второй мировой войны центры сионистской активности переместились в Соединённые Штаты Америки, которые к тому времени стали бесспорным гегемоном в капиталистическом мире. Сложившуюся к настоящему времени расстановку сил в руководящих сферах сионизма можно охарактеризовать как двоевластие американской и израильской групп. Последняя захватила ключевые посты и ныне преобладает в руководстве ВСО. В то же время ведущую роль во Всемирном еврейском конгрессе и Еврейском агентстве (в 1971году последнее отделилось от ВСО) играют представители США.

В борьбе за лидерство каждая из конкурирующих сторон использует имеющиеся у неё "козыри": американский сионизм – экономическую и политическую мощь буржуазии еврейского происхождения, огромные финансовые средства, собираемые в еврейской общине США, влиятельное сионистское лобби; израильский – находящуюся в его распоряжении государственную базу, военно-стратегический союз с Вашингтоном, исключительно важную роль Израиля в защите неоколониальных интересов американского империализма на Ближнем Востоке. Особый элемент организационной структуры сионизма представляют его лоббистские группы, активно действующие в целом ряде империалистических государств. Наиболее влиятельная из них находится в США. Здесь сионистское лобби включает Конференцию президентов крупнейших американских еврейских организаций, Комитет по американо-израильским общественным отношениям и целый ряд других еврейских националистических организаций.1

Влияние сионистского лобби США объясняется его способностью приводить в действие мощные рычаги экономического и политического нажима.2

В момент создания государства Израиль власть в нем захватили сионистские круги, установившие политический режим, основанный не претворении в жизнь сионистских теоретических концепций. Сионистская идеология стала господствующей идеологией в Израиле, и сионистские догмы легли в основу израильского законодательства. Надежды мировой прогрессивной общественности на развитие Израиля по пути прогресса и демократии не оправдались, правящая сионистская верхушка этого государства превратила Израиль в очаг расизма и агрессии на Ближнем Востоке, возвела террор в степень государственной политики.3

Сионистско-израильский гегемонизм, прежде всего, проявляется в стремлении к установлению идейно-политического и организационного контроля и руководства над еврейскими общинами различных стран мира, к фактическому обособлению евреев и их противопоставлению неевреям. Лидеры международного сионизма добиваются укрепления экономических и политических монополистической буржуазии еврейского происхождения в странах капитализма, прежде всего в США, используя данный фактор в интересах Израиля. Если среди еврейского населения различных стран мира сионизм стремится утвердить и закрепить, углубить и расширить своё руководство, прежде всего путём привития либо навязывания возможно большему числу евреев сионистской (или же просионистской) идеологии, то на региональном уровне во главу угла сионистско-израильского гегемонизма поставлены экономические и политические цели.1

В районе ближнего востока сионисты уже в течение многих десятилетий всеми силами стремятся к навязыванию своей гегемонии, своей особой роли в решении религиозных проблем. С образованием в 1948 году государства Израиль эти устремления сионистских гегемонистов получили новое развитие, стала настойчиво проявляться тенденция к расширению сферы их деятельности на Средний Восток и ряд других регионов.

Для проведения своей гегемонистской политики во всех направлениях и аспектах сионистские лидеры самым активным образом используют разветвлённую сеть международных сионистских организаций, объединяемых "Всемирной сионистской организацией – Еврейским агенством для Израиля" (ВСО и ЕА) и "Всемирным еврейским конгрессом" (ВЕК). Идеологической основой сионистско-израильского гегемонизма служат догмы сионизма: о существовании экстерриториальной "особой", "всемирной еврейской нации" ("мирового народа"), об "избранности" (или "богоизбранности") еврейства, его мессианизме, особом историческом предназначении евреев ("закваска человечества", "светоч среди наций"), об "извечности антисемитизма".1

Рассматривая сионизм как одно из основных орудий осуществления гегемонистских целей, в том числе в районе Ближнего Востока, правящие круги США оказывали сионистским лидерам, и особенно активно оказывают сегодня, значительную поддержку.2 Сионизм и как идеология, и как политика, глубоко враждебен арабскому миру. Он является врагом не только арабского народа Палестины, но и всех арабских народов и стран. На антисионистских позициях твёрдо стоят прогрессивные, демократические последовательно патриотические силы арабского мира. Их разделяют и так называемые "умеренные" круги, склонные в той или иной степени к сотрудничеству с империализмом, неоколониализмом. Иными словами, Арабский Восток в целом категорически отвергает сионизм и поползновения Израиля на роль некой ведущей силы в регионе.3

Милитаризм пронизывает все сферы современного израильского государства и общества. Французский журнал отмечал, что в Израиле "влияние армии является решающим, как в жизни отдельного человека, так и в национальной экономике".4

Для реализации своих долговременных стратегических планов израильские правители и лидеры международного сионизма с самого начала взяли курс на превращение Израиля в "гарнизонное государство", на милитаризацию свей государственной и общественно политической жизни страны. По мысли сионистско-израильских гегемонистов, чтобы стать со временем своего рода "ближневосточным Манчестером", Израиль должен в течение длительного периода быть "Пруссией Ближнего Востока" или же выступать в этих двух ипостасях одновременно.

Опираясь на США и других империалистических держав и в фактическом союзе с арабской реакцией Израиль стремится к реализации следующих идей:

  • освоение, а затем и аннексия оккупированных территорий;

  • ликвидация прогрессивных режимов в арабских странах;

  • борьба с антиимпериалистическим и антисионистским национально-освободительным движением арабских народов;

  • подрыв арабо-советской дружбы и сотрудничества, как мощных факторов упрочения независимости и суверенитета арабских стран…

  • насаждение "мира" по американо-израильскому образцу, заключая частичные сепаратные соглашения-сделки, направленные против законных прав арабских народов, и в первую очередь арабского народа Палестины;

  • противодействие сближению стран Европы с арабскими государствами; подрыв афро-арабской солидарности;

  • осуществление регионального гегемонизма в экономической области.1

Ближневосточный конфликт – это борьба национально-освободительного движения арабских народов против заговора империалистических держав, стремящихся во что бы то ни стало подчинить Ближний Восток своему диктату – политическому, экономическому, военному, конфликт, в котором ударной силой империализма выступает сионистское государство Израиль.2

Шовинистическая сионистская идеология и политика агрессии и территориальных захватов в отношении соседних арабских государств стали главными особенностями израильского политического режима. Это обстоятельство определяет направление внутренней и внешней политики страны и все лавные события её новейшей истории. Палестина, которая до первой мировой войны входила в состав Османской империи, уже во второй половине XIX века стала объектом острого соперничества империалистических государств. В своем стремлении утвердиться в этой части Арабского Востока колониальные державы использовали возникшую в 90-х годах XIX века еврейскую буржуазно-националистическую сионистскую организацию, развернувшую пропаганду за переселение евреев из различных стран в Палестину.1

Современный сионизм – это реакционная шовинистическая идеология и империалистическая политика, выражающие интересы правящих кругов Израиля и крупной буржуазии еврейского происхождения сросшиеся с монополистическими кругами Запада, и прежде всего, США. Классовой сущностью сионизма является его антинародная направленность, откровенная враждебность демократии и социальному прогрессу, идеям интернациональной солидарности трудящихся. История сионизма наглядно свидетельствует о том, что он постоянно использовался правящей верхушкой империалистических государств для осуществления их захватнических планов на Ближнем Востоке, в других регионах мира.2

Попыткам отождествлять сионизм с национально-освободительным движением дан принципиальный и аргументированный отпор со стороны Коммунистической партии Израиля. Рассматривая этот вопрос, Коммунистическая партия Израиля совершенно справедливо подчеркнула, что подобным камнем национально-освободительного движения служит его отношение к империализму, к антиимпериалистической борьбе. В то же время программа и практика сионизма основаны на сотрудничестве с империализмом. Коммунистическая партия Израиля указала на основные факторы этого сотрудничества:

  • в странах капитала сионистское движение поддерживает крупную буржуазию против революционного, коммунистического, рабочего движения, проповедует отрыв еврейский трудящихся от своих братьев по классу, от борьбы за изменение строя, за социализм;

  • на Ближнем Востоке сионизм со времени турецкой, а потом и английской власти и до наших дней является верным союзником различных империалистических держав в их борьбе против национально освободительного движения арабских народов, что противоречит национальным интересам народа Израиля;

  • в Израиле сионизм выступает против интересов трудящихся, за разделение еврейских и арабских рабочих, сеет между ними недоверие, насаждает шовинизм и национальное высокомерие. Сионизм выступает против национального Освобождения народа Израиля от уз иностранного капитала, от подчинения империализму и проводит политику территориальной экспансии с помощью империализма;

  • сионизм служит одним из орудий империализма в его борьбе против СССР, мировой социалистической системы с целью подорвать в них социалистический строй изнутри;

  • в Азии, Африке и Латинской Америке сионизм содействует неоколониалистической деятельности Соединенных Штатов Америки, Западной Германии, Англии и других империалистических стран.

Помимо того, в историческом плане, по мере укрепления позиций сионизма в Палестине все более воинствующим становился его антагонизм по отношению к национально-освободительным движениям во всем мире, в том числе в Африке, так как их успехи служили политическим катализатором борьбы палестинских арабов за свои национальные права и в значительной мере изменяли соотношения сил на Ближнем Востоке.1

Сионизм не имеет ничего общего с национально-освободительным движением ещё и потому, что самого "всемирного еврейства" вообще не существует.

К тому же первоначальные теоретики сионизма ещё не усматривали в Палестине "землю библейских предков", и речь шла не об "освобождении" территории, а о её приобретении.1

С момента своего образования Израиль стремился к контакту со своими арабскими соседями, которые отказали ему в праве на существование. Соглашение в Кемп-Девиде в 1978 года, мирный договор с Египтом в 1979 года, конференция по Ближнему Востоку 1991 года и израильско-палестинское соглашение 1993 года представляют собой важные вехи на пути к мирному решению арабо-израильского конфликта. Прогресс в ходе начавшихся в Мадриде прямых двухсторонних переговоров между Израилем и Арабскими странами вселяет надежду на то, что мирная перспектива превращается в реальность. Израильское стремление к миру уходит корнями в историю Еврейского народа, от библейских пророках до отцов современного сионизма и от переселенческого движения до сегодняшних граждан Израиля, мир был неотъемлемой частью еврейского национального самосознания.

"Шалом" (мир) – это слово приветствия в Израиле. Мир – это цель к которой стремится Израиль. С наступлением мира, огромные ресурсы, затрачиваемые на войну, смогут быть направлены на развитие экономики региона; социальной инфраструктуры в образовании, науке, здравоохранении и других областях; современные проекты с участием Израиля и его арабских соседей, которые страдают от продолжительной вражды.2

Попытки диалога с арабским миром предпринимались ещё на заре сионистского движения, которое задалось целью возродить еврейский национальный очаг. Контакты 1918 – 1919 годов между Хаимом Вейцманом (который тридцать лет спустя стал первым израильским президентом) и видным лидером арабского мира эмиром Фейсалом вселяли надежду, что национальные притязания евреев могут быть удовлетворены в духе сотрудничества1

§II Влияние идеологии сионизма на внешнюю политику государства Израиль.

2.1 Образование государства Израиль и основные этапы его развития

"Мы протягиваем руку мира и предлагаем добрососедские отношения всем соседским государствам и их народам и призываем их к сотрудничеству с еврейским народом, обретшим независимость в своей стране. Государство Израиль готово внести свою лепту в общее дело развития всего Ближнего Востока". Израиль начал свое существование с этих слов призыва к миру, прозвучавших в Декларации о независимости Государства Израиль, обнародованной 14 мая 1948 года.1

Государство Израиль расположено на юго-восточном побережье Средиземного моря. Оно было образовано 14 мая 1948 года в соответствии с решение Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 года об отмене английского мандата на Палестину и создании на её территории двух независимых государств – еврейского и арабского.2

Образование на территории Палестины государства Израиль внесло совершенно новый элемент во всю политическую обстановку в международные отношения на Ближнем Востоке, что было связано главным образом с особенностями создания израильского государства и его положением среди других ближневосточных стран.

Во-первых, израильское государство появилось на политической карте Ближнего Востока не в связи с процессом деколонизации и антиколониальной революции, как это имело место в случае с большинством арабских стран, а в результате сионистской колонизации Палестины при поддержке Англии, Соединенных Штатов Америки и других западных держав путём вытеснения коренного населения – палестинских арабов. Оно возникло как колониально-поселенческое государственное образование, почти всё население которого к моменту провозглашения независимости состояло из евреев-переселенцев, иммигрировавших в Палестину преимущественно из стран Европы и Америки и совершенно чуждых по своей социокультуре местному арабскому населению.

Во-вторых, социально-экономическая, социально–политическая структура ишува возникла, в отличие от арабского общества в Палестине и соседних странах, не на базе докапиталистической экономики, а была "трансплантирована" еврейскими переселенцами из развитых капиталистических стран Европы на местную почву. Экономика еврейского ишува развивалась в органической связи с западноевропейским, а затем американским капитализмом при постоянной и всё возрастающей финансовой помощи еврейской и нееврейской монополистической буржуазии стран Запада.1

В результате к моменту появления Израиля как государственного образования еврейского ишува в Палестине возникла своеобразная экономическая модель развитого капиталистического общества "западного образца", по уровню социально-экономического развития значительно превосходившего соседние страны и экономически абсолютно изолированного от них.

В-третьих, Израиль, в соответствии с "Декларацией независимости Израиля", был провозглашён не только еврейским, но и сионистским государством, то есть государством евреев всего мира.

Сионистская концепция "возвращения избранного народа" на "землю обетованную" предполагало непрерывную иммиграцию, которая одновременно исключала возможность возвращения в родные места палестинских арабов, изгнанных оттуда сионистами.

Эти особенности Израиля в сочетании с идейно-политической концепцией сионизма, положены в основу всей политической структуры и государственной власти в израильском обществе, с самого начала существования Израиля наметили основное направление его развития и место в международных отношениях на Ближнем и Среднем Востоке.1

Одним из факторов, оказывающих чрезвычайно большое воздействие на политическую ситуацию в зоне Персидского залива, является арабо-израильский конфликт в целом и неурегулированность палестинской проблемы в особенности.

С учётом географического местоположения бассейна Персидского залива, данный фактор для него можно отнести к разряду внешних. Государство, расположенное в этом регионе, - Саудовская Аравия, Кувейт, Вахрейн, Катар, Аман, Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ), Ирак и Иран не являются прямыми участниками арабо-израильской конфронтации и в отличие от Египта, Иордании, Сирии и Ливана не граничат непосредственно с Израилем.

Но арабо-израильский конфликт вышел далеко за рамки "обычной" конфронтации непосредственно участвующих в нём противоборствующих сторон, и его негативное воздействие распространяется и на прилегающие к зоне конфликта районы, в первую очередь на бассейн Персидского залива.2

Практически ни одно государство этого региона не может сохранять внутреннюю стабильность в условиях осложнения конфликта и продолжения агрессивной политики Израиля. Свидетельство этому – бомбардировка иранского атомного реактора, проведённая ВВС Израиля, неоднократные нарушения Тель-Авивом воздушного пространства Саудовской Аравии и его угрозы в адрес государств Персидского залива.

Взаимосвязь между арабо-израильским конфликтом и положением в данном районе состоит и в том, что нефть и финансовое могущество расположенных здесь государств теоретически рассматриваются как политическое оружие, которое может быть пущено в ход при обострении конфликта.

Важной причиной, определяющей отношение всех стран залива, как и других государств с мусульманским населением, к этому конфликту, служит глубокое недовольство оккупацией Израилем Восточного Иерусалима, где находится одна из главных святынь мусульманского мира – мечеть Аль-Акса.

Все эти обстоятельства наряду со значительным палестинским присутствием в регионе создают комплекс военно-политических и морально-психологических факторов, определяющих воздействие ближневосточного (арабо-израильского) конфликта на зону Персидского залива.1

Таким образом, вполне понятны мотивы, побудившие правителей Залива уделять столь много внимания проблеме урегулирования арабо-израильского конфликта и решению палестинской проблемы.

Как известно, в начале арабо-израильского конфликта в 1948 году возникла одна из сложнейших и острейших проблем Ближнего Востока – палестинская.2

Израиль не прекращал попыток встретиться с арабами за столом переговоров. В 1947 году ООН приняло резолюцию №181 о разделе Палестины. Еврейское население приняло план ООН, однако арабы его отвергли. С провозглашением государства Израиль в мае 1948 года регулярные армии пяти арабских стран, к которым присоединилось арабское население Палестины, и военные подразделения Саудовской Аравии, вторглись в Израиль. После пятнадцати месяцев боёв на острове Родосе было подписано соглашение о прекращении огня (1949), которое подписали четыре из пяти воевавших арабских стран: Египет, Ливан, Иордания и Сирия (Ирак отказался). Соглашение предусматривало продолжение мирных переговоров с целью подписания мирного договора, однако переговоры в Лазание (1949) – были сорваны.

Израиль не оставлял попытки придти к мирному соглашению с арабами, продолжать организовывать тайные встречи с королём Трансиордании Абдаллой. Эти встречи могли привести к мирному договору между двумя странами, но все усилия были сведены на нет из-за давления со стороны других арабских стран. В последующие годы непринятия факта арабами самого существования еврейского государства нашло свое отражение в терроризме, экономическом бойкоте, враждебной дипломатической деятельности. В ходе борьбы против этих актов Израиль не прекращал попыток найти путь к сотрудничеству с арабскими странами.1

В октябре 1956 года акции диверсионных отрядов, проникавших в Израиль из Египта, блокада Суэцкого канала и Тиранского пролива привели к началу Синайской кампании. За восемь дней до военных действий израильская армия заняла сектор Газы и весь Синайский полуостров. Израильские войска были выведены с Синая после того, как Египет согласился с требованием свободы судоходства в Тиранском проливе и Эйлатском заливе, такие размещения сил ООН на израильско-египетской границе.

Однако, в последние годы, террористические действия, огонь снайперов и пограничные инциденты на иорданской и сирийской границах держали израильские вооружённые силы в постоянном напряжении и боевой готовности.2

Весной 1967 года над Израилем вновь возникла угроза уничтожения. Египтяне перебросили крупные военные силы в Синай, выдворили оттуда подразделения ООН, возобновили блокаду Тиранского пролива и заключили военный пакт с Сирией и Иорданией. Арабские лидеры открыто заявляли, что из цель – уничтожение Израиля, и концентрировали свои армии на границах Израиля. Последовавшая за тем шестидневная война завершилась установлением израильского контроля на Синае, западном берегу Иордана (Иудея и Самария), в секторе Газы и на плато Голан. Тем не менее, Израиль продолжал призывать арабские страны к началу переговоров. Принятие резолюции Совета Безопасности №242, и назначение Гуинара Ярринна чрезвычайным посланником генерального секретаря ООН в конце 1967 года вселило новые надежды на возможность мирных переговоров. Эти надежды израильтян рухнули с началом военных инцидентов в зоне Суэцкого канала, которые переросли в войну на истощение, начатую Египтом.1

Американская мирная инициатива государственного секретаря Соединенных Штатов Америки Уильяма Роджерса, прекращение огня, достигнутая в августе 1970 года и возобновление переговоров при посредничестве Гуинара Ярринна фактически были сведены на нет, советской военной и политической поддержкой арабских стран и усилением палестинского террора (1970 – 1975), направленного против израильтян и евреев во всём мире.2

В Судный день, в октябре 1973 года Египет и Сирия предприняли массированное наступление на Израиль одновременно на двух фронтах. После трёх недель ожесточённых боёв Израиль отразил арабское нападение, пересёк Суэцкий канал на египетском фронте и продвинулся в глубь Сирии, остановившись в тридцати двух километрах от Дамаска. В результате "челночной" дипломатии госсекретаря Соединенных Штатов Америки Генри Киссинджера было достигнуто соглашение о прекращении огня (ноябрь 1973 года), которое подписали представители египетского и израильского командования на сто первом километре шоссе Каир – Суэц. В декабре 1973 года на основании резолюции Совета Безопасности (Генеральной Ассамблее) ООН №338, Соединенные Штаты Америки и СССР созвали мирную конференцию под эгидой ООН в Женеве, в которой приняли участие Египет, Иордания и Израиль. После торжественного открытия, конференция практически прервала свою работу, однако формально не была распущена.3

Год спустя в результате усилий госсекретаря Соединенных Штатов Америки было достигнуто соглашение о размежевании сил между Египтом и Израилем на юге (январь 1974 года) и между Сирией и Израилем на севере (май 1974 года); и, наконец, в 1975 году был подписан промежуточный договор между Египтом и Израилем.1

20 июня 1977 года только что избранный на пост премьер-министра Менахем Бегин представляя кнессету своё правительство, заявил: "Я призываю короля Хуссейна, президента Садата и президента Асада встретиться со мной…, - чтобы обсудить возможность установления истинного мира между их странами и Израилем. Много, слишком много крови было пролито в нашем районе: еврейской и арабской. Давайте положим конец кровопролитию и сядем за стол переговоров со всей искренностью… ".

Этот призыв был услышан президентом Египта Анваром Садатом. В ноябре 1977 года, он прибыл в Иерусалим, встретился с израильским лидером и выступил с речью в кнессете. Этот решительный шаг положил начало переговоров между Египтом и Израилем.2

Именно Египет положил в 1978 году (в Соединенных Штатах Америки в Кэмп-Дэвиде) начало мирному процессу в арабо-израильском конфликте. Были намечены основные контуры Израильско-Палестинского урегулирования, ибо Египтяне не могли рассматривать мирный договор с Израилем в отрыве от контекста общей ситуации.3

В Израиле великолепно понимали, что визит Садата в Иерусалим – это лишь хорошо разработанный вашингтонскими режиссёрами спектакль. На том уровне, который позволил Израилю извлечь как можно больше пропагандистской выгоды из поездки Садата.4

4 февраля 1978 года Садат отправился ч визитом в Соединенные Штаты Америки. Перед этим он должен был посетить Марокко, а на обратном пути Англию, ФРГ, Румынию, Францию, Италию и Ватикан. К этому времени стало ясно, что прямые переговоры с Израилем ни к чему не приведут. Израильские руководители затягивали время, чтобы углубить раскол между Египтом и другими арабскими государствами. Они заявили, что не откажутся от политики создания новых поселений на Западном берегу реки Иордан, в секторе Газа, на Синае и Голландских высотах, и будут продолжать поддерживать существующие израильские поселения.

Садат считал, что выход из создавшегося положения возможен только с помощью Соединенных Штатов Америки. И Вашингтон оценил готовность египетского президента стать соучастником американо-израильского сговора на Ближнем Востоке, а также выполнять жандармские функции в Африке.

В сентябре 1978 года в обстановке полной секретности начались кэмп-дэвидские переговоры, на которых было разработано два документа: "Рамки для мирных переговоров по Ближнему Востоку, согласованные в Кэмп-Дэвиде" и "Рамки для заключения мирного договора между Египтом и Израилем".

Египетская и американская печать изображала эти документы как "решающий шаг" на пути установления всеобщего и справедливого мира на Ближнем Востоке, шаг, который ведет к "освобождению" арабских земель и дает возможность палестинскому народу осуществления своих законных прав. Однако анализ этих документов, а также последовавшие за их принятием события показали неоправданность таких надежд.1

Международные гарантии, которые должны были обеспечить надежность ближневосточного урегулирования, подменяются в кэмп-дэвидских соглашениях односторонними обязательствами, данными Соединенными Штатами Америки Египту и Израилю, и направленными против интересов других арабских государств. Тем самым, в этих документах зафиксирован фактический отказ подписавших их государств от выполнения ряда положений, содержавшихся в резолюциях Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН.

Официальная египетская пропаганда делала упор в оценке кэмп-дэвидских соглашений на то, будто после отвода израильских войск к историческим египетским границам на Синае Египет осуществи свой полный суверенитет над всей территорией страны. На самом же деле эти соглашения предусматривают осуществление гарантий безопасности Израилю за счёт открытого ущемления Египетского суверенитета. Египетская сторона, кстати, прекрасно понимала это. В египетском проекте соглашений предусматривалось создание безоружных зон и зон с ограниченным вооружением, а так же размещение войск ООН и станций раннего предупреждения по обе стороны границы. Планировалась и обязательность определения Израилем и Египтом типа допущенного вооружения, присоединения двух стран к договору о нераспространении ядерного оружия.

Однако египетская делегация не смогла отстоять эти условия на переговорах.

Всё это означало, что Израиль закреплял своё военное превосходство над Египтом. К тому же он так и не согласился на подписание договора о не распространении ядерного оружия.1

26 марта 1979 года на зелёной лужайке Белого дома египетский президент А. Садат и израильский премьер-министр М. Бегин подписали так называемый "мирный договор", в основу которого легли кэмп-дэвидские соглашения. Египет устанавливал с Израилем в полном объёме дипломатические, экономические и другие отношения. В обмен на это Тель-Авив обязался к концу апреля 1982 года полностью вывести свои войска с Синайского полуострова. Об освобождении принадлежащих Сирии Голландских высот, палестинских земель – сектора Газа, Западного берега реки Иордан, восточной части Иерусалима – речи не шло.

За бортом египетско-израильской сделки остались палестинцы, народ, ставший изгнанником по вине израильских агрессоров. Их законный представитель – Организация освобождения Палестины – просто игнорировала этот факт. Максимум, что предлагали кэмп-дэвидские соглашения палестинскому народу, - "автономию" в рамках Израиля. Это значит, что кардинальные проблемы ближневосточного конфликта остались неурегулированными.

Таково вкратце содержание драмы, хэппи энд – счастливый конец которого столь упорно разыгрывали на подмостках Кэмп-Дэвида. Зловещая сделка с Израилем преподносилась как триумф. Но фальшивые звуки победных труб не могли обмануть. "Президент Садат дал бесплатно Израилю то, чего он не мог добиться за все свои войны против арабов, то, что даже не снилось израильским генералам, - писали сирийская газета "Аль-Баас", - 30 лет они мечтали о таком моменте, когда арабские руководители предстанут перед ними коленопреклонёнными и готовыми к капитуляции.1

Заключение мирного договора с Иорданией стало самым впечатляющим, позитивным и вселяющим оптимизм политическим событием этого процесса после Кэмп-Дэвида.2

В мае 1989 года была продолжена мирная инициатива Кэмп-Дэвидского соглашения, включившая четыре пункта: свободные демократические выборы в Иудее, Самарии и Секторе Гады; прямые мирные переговоры между Израилем и арабскими странами; международные усилия, направленные на решение проблемы арабских беженце; укрепление связей с Египтом.

30 декабря открылась Мадридская конференция, которая установила две самостоятельные, но параллельно действующие арабо-израильские комиссии по переговорам. Двусторонние переговоры в соответствии с Мадридскими основными принципами, двусторонние переговоры будут проводиться с четырьмя арабскими партиями, которые пойдут по двум направления: с арабскими странами и палестинцами-террористами. Цель переговоров Израили с Сирией, Ливаном и Иорданией – достижение мирных договоров. Многосторонние переговоры одновременно с двусторонними будут проходить по вопросам ближневосточного региона. В рамках этих переговоров создано пять рабочих комиссий, призванных заниматься проблемами окружающей среды, контролем за вооружение. Проблемой беженцев, вопросами экономического развития.3

Обеим сторонам пришлось преодолеть сильное сопротивление внутренней оппозиции своему новому курсу. В сентябре 1993 года было заключено первое соглашение между израильтянами и палестинцами в Осло. Оно предусматривало создание палестинской автономии в Иерихоне и секторе Газа, создание палестинской администрации и полиции, сформированных на базе ООП.1

Процесс мирного урегулирования на Ближнем Востоке держался на электоральной привлекательности Ицхака Рабина, олицетворявшего собой такие понятия, как "безопасность", "мир", "честь" в той же степени, как на авторитете Ясира Арафата в палестинском лагере, или на власти короля Хусейна в Иордании. После убийства Рабина проблема лидерства в Иерусалиме встала особенно остро…

Ещё десять лет назад доктор Генри Киссинджер, с которым Рабин лично советовался вплоть до последнего времени, сказал: "В Израиле нет внешней политики, есть только внутренняя". Любое решение Переса по поводу процесс мирного урегулирования будет зависеть и в свою очередь окажет ли влияние на внутреннюю политику Израиля. И предстоящие в будущем году выборы могут либо подстегнуть, либо затормозить мирный процесс". Перес намерен продолжить выполнение условий договора "Осло –2" с Арафатом: в намеченные сроки вывести израильские войска из городов Восточного сектора и передать все полномочия гражданского управления палестинским властям во всех 400 деревнях. Он считает. Что выборы в Совет палестинской автономии должны состояться в намеченные сроки 20 января. В последний день перед Рамаданом.

Перес за необходимое возобновление переговоров с Асадом. Он самый опытный и дальновидный политик в Израиле, считает, что на всенародном референдуме сможет набрать большинство голосов за передачу Сирии Голландских высот. Если переговоры с Сирией в ближайшие месяцы не сдвинутся с мёртвой точки, Перес, вероятно, обратится ко второму варианту: попытается провести в жизнь идею треугольника. Израиль – Иордания – Палестина, по принципу создания "Бенилюкс". Нужно решить проблемы о статусе Иерусалима, беглецах, и об установлении окончательных границ, чтобы некоторые части этого города оказались под тройным управлением. На остальных завоёванных территориях будет создано автономное палестинское государство… В конечном итоге, успех Переса зависит от того, удастся ли ему внушить израильской общественности, что он в состоянии стать надежным и верным лидером.1

На процессе в Тель-Авиве двадцатилетний студент-юрист Игал Амир был признан виновным в убийстве бывшего премьер-министра Израиля Рабина и нанесении тяжёлых ранений его охраннику Рабину. По совокупности совершенных преступлений Амир был приговорен к пожизненному заключению в тюрьму и еще к шести годам тюрьмы дополнительно. Убийца утверждал, что пролил кровь политика, с полным на то, как представляется, правом именуемого истинным миротворцем, - чтобы уберечь Израиль от новых кровопролитий.2

Согласно опубликованному на другой день после окончания процесса против Игала Амира заключению так называемой "комиссии Шамгара", террористический акт против бывшего премьер-министра увенчался успехом не только из-за единственной ошибки в израильской системе обеспечения безопасности высших государственных деятелей, но и связан с самой её структурой. Персональная ответственность возложена на бывшего руководителя внутриизраильской спецслужбы Шабак – Карим Гиллона, в начале нынешнего года после двух просьб об отставке, отвергнутых нынешним премьером Шимоном Пересом, наконец-то освобожденного от исполнения своих обязанностей.

Шефом Шабака вместо Карим Гиллона стал адмирал Ами Аялон, и таким образом, спецслужба впервые получила руководителя, происходившего не из её собственных рядов. Практически одновременно с этим на пост главы службы внешней разведки Израиля "Моссад" был также назначен "варяг" – недавно вышедший в отставку генерал Дэмми Ятом. Обе спецслужбы подчинены непосредственно премьеру, а не парламенту. Кстати, Шимон Перес потребовал от новых назначенцев не только создания новых структур, но и изменения стиля работы спецслужб.1

Еще недавно казалось, что ближневосточный мирный процесс необратим. Были заключены мирные договоры с палестинцами и иорданцами. Вырисовывались контуры соглашения с Сирией. Даже убийство Рабина не ослабило, а, напротив, позиции сторонников мирного процесса – правящей коалиции во главе с Шимоном Пересом. Опросы показывали его подавляющее преимущество перед лидером оппозиции Беньямином Нетаньяху. Однако серия террористических акров, организованных экстремистами и "Хамаса" в Израиле , и активизация боевиков "Хезболла" на юге Ливана резко поменяли настроения в обществе, заставив избирателей усомниться в возможности обретения безопасности в обмен на территориальные уступки арабам. Согласно последним опросам, рейтинги Переса и Нетаньяху практически сравнялись.2

За два месяца до первого тура выборов в израильский парламент (кнессет) в стране разгорелась упорная борьба за то, кто поведет еврейское государство в ХХI век. Похоже, что генералы (Эхуд Барак, Аялон, Липкин-Шахак, Ицхак Мордехай) всерьез решили бросить вызов нынешнему премьеру Беньямину Нетаньяху.

Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Армия в Израиле, где служат – и это считается почетом – все, включая девушек, всегда пользовалась любовью и уважением общества. В стране практически нет старых военных, даже генералы уходят в отставку к 50 годам. И "юные пенсионеры", полные жизненных сил, разумеется, не желают сидеть на пенсионном довольствии. Они рвутся в политику. За полувековую историю страны 10 из 15 бывших начальников генштаба занимали высокие должности в израильском правительстве.

И, как правило, бывшие вояки становились отменными миротворцами. Генерал резерва Кахалани говорит: "Армия делает вас умеренным. Пройдя такую школу, вы просто не можете быть экстремистом. Потому что вы воевали и знаете, какова цена жизни".

Инициаторами мира с Египтом являлись генералы, герои Шестидневной войны 1967 года, Моше Даян и Эзер Вейцман. Руку Ясеру Арафату пожимал генерал Ицхак Рабин.

Сегодня власть в стране, вполне возможно, опять возьмут военачальники, "юные пенсионеры", сменив в премьерском кресле правящего три года Беньямина Нетаньяху, который между тем вовсе не намерен сдавать свои полномочия "медным каскам".1

"Юные пенсионеры" рвутся в бой. На этот раз их поле сражений – собственная страна. А вместо оружия – избирательные технологии.

2.2. Израильские государственные организации, осуществляющие террористические акции.

Специфика и уровень развития современной цивилизации характеризуется существованием острых глобальных проблем, затрагивающих судьбы не только отдельных людей, социальных групп, наций, классов, регионов и континентов, но и всего человечества в целом.

Общий фон современного периода развития мировой цивилизации отягощен наличием еще одной острой проблемы, несущей в себе все ингредиенты и критерии опасности глобального значения проблемы терроризма.1

"Мы вступаем в уникальную эпоху терроризма, - писал Йозеф Александер, - который может превратить все современное общество в его потенциальную жертву".2

Само слово террор, как известно, в переводе с латинского языка означает "страх", "ужас". Поэтому любой акт насилия, убийства, захвата в заложники и т. п. может относиться к категории террористического акта лишь постольку, поскольку этот акт преследует цель кого-то устранить, запугать, повергнуть в ужас. В данном случае понятие "террор" и "терроризм" являются вполне идентичными по своему смысловому значению понятие однопорядковые.

Однако, применительно к субъекту, совершающему террористический акт, и объекту "его адресата", такого рода идентификация понятий террор и терроризм нивелирует специфику конкретной политической ситуации, в которой террористический акт или совокупность террористических акций, совершаются.

Исходя из этого, нам представляется более правомерным и логичным понятие террор относить к политическим силам, находящимся во власти, опирающимся на властные структуры и репрессивный аппарат подавления, армию, контрразведку, различные спецслужбы и прочее, то есть которые объективно являются более сильной стороной в конфликте и противоборстве; понятие же терроризм относится к оппозиционным силам, выступающим против "истеблишмента" и объективно являющимся стороной более слабой".1

К сказанному можно было бы добавить, что террор в нашем понимании осуществляется открыто и легально, тогда как терроризм реализуется, как правило, конспиративно и нелегально. 2

Следует признать, что государства, международные организации и международное сообщество в целом немногого достигли в борьбе с терроризмом. Причин этому существует множество.3

Закономерна разнохарактерность в борьбе с международно направленным терроризмом. Соединенные Штаты Америки и некоторые другие страны ,например, Израиль, главное внимание уделяют борьбе с терроризмом, поощряемым государством. Вместе с тем они поддерживали, а в некоторых случаях организовывали и поощряли, акты международного терроризма, направленные против их потенциального противника – восточноевропейских стран.4

Хорошо известно, что в Соединенных Штатах Америки и в других капиталистических странах правящие круги активно использовали в своей деятельности специальные службы, занимающиеся шпионажем и терроризмом. Однако роль, которую играют спецслужбы в политике сионистской верхушки Израиля, достигла беспрецедентных масштабов. Органы разведки возникли еще до образования государства Израиль, когда шпионажем в пользу империалистических государств занимались различные органы ВСО.5

В Тель-Авиве любят повторять: Израиль "вынужден" вести постоянную борьбу за выживание с арабскими странами, которые, дескать, не желают признать его право на существование. Поэтому для него безопасность – превыше всего, даже мира. Правительство, уверяют израильские политики, не может позволить себе "жертвовать безопасностью во имя мира". "В основу нашего мышления мы обязаны положить заботу о безопасности, а заботу о мире отодвинуть на второй план", утверждает И. Рабин. "Сам по себе мир, - заявляет он, не принесет никакой безопасности… нам следует помнить: хочешь мира – готовься к войне".1

Шпионско-диверсионные службы сионистов всегда выступают против Палестинского Сопротивления как единое целое. Военная разведка "Аман" собирает информацию, которая позволяет израильским вооруженным силам наносить удары по базам Сопротивления. Тайная полиция Шин бет" шпионит против его политической деятельности в массах на оккупированных территориях. "Моссад" со своей стороны осуществляет террористические акты против членов палестинского руководства, палестинской интеллигенции и сторонников палестинского дела из других национальностей.

"Моссад" сформировала несколько вспомогательных организаций, которые осуществляю террористические акты по приказу сионистского руководства, но позволяют ему отрицать свою ответственность за них. Вспомогательная организация – "Божий гнев", которая получает приказы прямо от руководства "Моссад".2

"Моссад" (полное название "Моссад аллия бет", что в переводе с иврита означает "Бюро второй эмиграции"). Возник, как считает газета "Вашингтон пост", после появления Израиля на политической карте мира, то есть после 1948 года. Однако, по другим данным эта же организация была создана в тридцатые годы (она называлась "Ренгут"), и ставила себе задачу налаживание нелегальной переброски в Палестину евреев-иммигрантов. При этом она не только обеспечивала подпольные сионистские организации оружием, но и проводила "специальные операции" против противников сионизма. Штаб-квартира "Моссада" находилась в Женеве, потом в Стамбуле. Но даже если принять версию "Вашингтон пост", "Моссад" как оружие сионизма, появилась не на пустом месте. Эта организация, подчинявшаяся руководителям "Хаганы", установила связи с разведслужбами гитлеровцев. Сионистский агент Фейхель Полкес поставлял гестаповцам ценную информацию; он же один из руководителей "Моссада".1

"Моссад" является часть альянса шпионских служб империалистических государств, которым руководит ЦРУ.

В альянс этот входят сотрудничающие с сионистами британская Интеллидженс сервис, западногерманская БНД, секретные полиции ЮАР, Марокко, Турции и других стран.

Израильская разведка имеет соглашение об обмене информацией с ЦРУ Соединенных Штатов Америки и разведками других государств – членов НАТО. Существуют также двусторонние соглашения о сотрудничестве против Палестинского Сопротивления. В соответствие с ними Израиль регулярно получает информацию с американских спутников и самолетов АВАКС относительно позиций палестинских и ливанских войск, предпринимаемых ими маневров, вооружения, расположения танков, ракет и т.п.

Сионисты хвастают, что шпионаж имеет глубокие корни в истории иудеев. В числе подтверждающих это примеров приводят историю блудницы Раввы, укрывавшей шпионов, которых подослал в Иерихон библейский Иисус Навин, преемник пророка Моисея. Этот пример приводится сионистами в пропагандистских целях для обоснования их притязаний на Палестину. Практически сионистская деятельность в области шпионажа началась вскоре после организационного оформления сионизма в 1897 году на Всемирном конгрессе в Базеле. Партия Поалей Цион (Работники Сиона) стала шпионить за противниками сионистов в Европе. В 1903 году в Гомеле была создана первая сионистская военизированная организация. Ее официальной цель провозгласили защиту евреев от преследований со стороны царского режима. Однако, основатель сионизма Теодор Герцль рассматривал всякого рода гонения как положительный фактор, побуждающий евреев к иммиграции в Палестину.

После того, как примерно 40 тысяч евреев выехали туда из России в1904-1905 году, стало ясно, что организация в Гомеле готовит людей для Палестины. В 1907 году они создали на ее территории конспиративную военную организацию под название "Бар Гиора". Она вела шпионаж и обучала сионистов-боевиков. В Северной Галилее они основали свой первый кибуц (военизированное поселение).

В 1909 году "Бар Гиору" ее реорганизовали и переименовали в "Гашомер" (стражник), которая действовала белее открыто, стремясь получить поддержку проживающих в Палестине евреев. Одним из лидеров "Гашомера" был Ицхак Бен Цви, ставший впоследствии президентом сионистского государства. Организацию активно поддерживал Бен Гурион, первый премьер-министр Израиля.1

Когда началась первая мировая война, сионисты стали вести двурушническую политику и устанавливать связи с обеими сторонами, участвовавшими в конфликте. Бен Цви и Бен Гурион вошли в контакт с турецкими войсками и предложили включить "Гашомер" в состав оттоманских вооруженных сил в качестве милиции. Турки отвергли это предложение. Когда стало ясно, что Турция проигрывает войну, сионисты сделали аналогичное предложение странам Антанты. В 1914 году они создали шпионскую сеть, работавшую на Антанту вплоть до 1917 года. ЕЕ руководитель Арон Аронзон втерся к туркам в доверие и снабжал британскую амию важными сведениями о дислокации и приготовлениях оттоманских вооруженных сил, пока турки не арестовали одного из членов шпионской группы, который выдал остальных. Часть их была арестована, часть разбежалась. После этого власти Турции стали с подозрением относиться ко всей деятельности сионистов, в том числе "Гашомера". Они выслали из Палестины его вдохновителей Бен Цви и Бен Гуриона.

С окончанием первой мировой войны и установлением Британского контроля над Палестиной положение сионистов здесь переменилось: их официально признала правящая колониальная власть. В 1920 году они легально открыли Еврейское агенство для управления сионистской колонизации. Агенство имело специальную секретную секцию, в задачу которой входило создание шпионских сетей в Соединенных Штатах Америки, арабских и европейских странах.

Этой секцией, называвшейся – политическое бюро, руководил английский еврей из Британской военной разведки полковник Фред Киш, который был в то же время членом Палестинского исполнительного комитета Всемирной сионистской организации. Благодаря своей работе в английской разведке это человек обеспечивал сионистов секретнейшей информацией, которой располагали британские власти в Палестине.

В часности, политическое бюро получило от Киша и выгодно использовало подготовленный штаб-квартирой британской полиции в Иерусалиме совершенно секретный черный список имен палестинских лидеров, подлежащих аресту в "критической ситуации".1

В 1920 году "Гашомер" расформировали и учредили новую аналогичную организацию, "Хагана" под началом крайне правого лидера Владимира Жаботинского. Он пренебрегал конспирацией и 4 апреля 1920 года был арестован "за участие в беспорядках". Через несколько месяцев "Хагана" перешла под управление Гистадрута (сионистский профсоюз), ее командиром назначили Элиаху Голомба. Но практически верховным начальником "Хаганы" стал генеральный секретарь Гистадрута и председатель исполнительного комитета Еврейского агенства Бен Гурион. В это время ряд сторонников Жаботинского вышли их "Хаганы" и, объединившись с отказавшимися присоединиться к ней бывшими членами "Гашомера", сформировали другую военную организацию "Град Хаавода", существовавшую до 1926 года.

Сионистам удалось поставить под контроль большинство работников британской администрации в Палестине. Английский верховный комиссар сионист сэр Герберт Самюэль расставил сионистов на все ключевые посты, в том числе на должности генерального прокурора, директоров таможни и департамента иммиграции. Они помогали людям "Хаганы" провозить оружие, террористов, безнаказанно совершать акты саботажа и террора.

Деятельность "Хаганы" включала в себя шпионаж, подготовку террористов, проведение операций по саботажу, тайный вывоз и ввоз людей, контрабанду и производство оружия, боеприпасов. Первая оружейная фабрика "Хаганы" была открыта в подземном туннеле поселения Кфар Гилеади. Следующая в Тель-Авиве. На них изготовляли гранаты, стрелковое оружие. После палестинского восстания 1929 года сионисты решили расширить и усилить "Хагану". Ее перевели под контроль Еврейского агенства. С 1931 по 1937 год число членов организации возросло до 21 тысячи боевиков, вооруженных винтовками, пистолетами, пулеметами.1

"Хагана" получила в 30-е годы поддержку со стороны английской колониальной администрации, вербовавшей среди ее членов личный состав для "специальных ночных отрядов"; использовавшихся в борьбе ас арабскими повстанцами. При помощи англичан была создана ударная сила "Хаганы" – подразделение штурмовых отрядов "Пальмах", на которых возлагались более ответственные операции. "Хагана" широко поставляла своих рекрутов для английской разведки. Кстати, выполняя именно разведывательное задание для англичан в Сирии, будущий кумир израильских милитаристов Моше Даян, в то время молодой офицер "Хаганы", лишился глаза.2

По предложению Даяна из членов "Пальмаха" в составе английской армии был создан специальный батальон, включавший светловолосых и голубоглазых евреев, чисто говоривших по-немецки. Фактически это подразделение ни разу не принимало участие в боях с фашистами. Оно стало основой широкой шпионской сети, созданной сионистами в Европе после второй мировой войны.1

Одновременно со шпионажем секретная сионистская служба занималась осуществлением актов террора и саботажа. В 1927 году "Хагана" создала в Палестине специальную группу убийц под названием "Квутцат Хамеркац" для террора против местного населения. Патриотов убивали из засад, подкладывали мины на дорогах, взрывали дома.

Когда в Палестине разразилось народное восстание против злодейств сионистских банд и английских колонизаторов, "Хагана" усилили свою террористическую активность. В ноябре 1936 года были сформированы мобильные отряды, названные "Ханодедет" (летучие колонны). Все они только формально подчинялись британской администрации, на самом же деле ими руководила "Хагана". В 1939 году шестьдесят два отряда "Ханодедет" действовали в структуре полицейских сил, нелегально осуществляя террористические акции. В числе их руководителей был Моше Даян, ставший впоследствии министром обороны Израиля. Число сионистской полиции достигло пяти тысяч человек, а число резервистов – пятнадцати тысяч.2

В апреле 1933 года из "Хаганы" выделилась еще одна банда в 300 человек, которой руководил некий Абрам Теоми. Она объявила себя новой террористической организацией "Иргун цвай леуми". К 1936 году число членов "Иргун цвай леуми" достигло двух тысяч, эта организация начала контрабандны ввоз и производство оружия на месте. В 1937 году "Иргун" развязала разнузданный террор против палестинских арабов.3

В первых числах сентября английские мандатные власти арестовали руководящую верхушку "Иргун", в том числе Давида Рациля и Абрама Штерна. Здесь следует упомянуть, что Штерн был представителем Жаботинского, который заключил с польским правительством соглашение о поставках оружия. Штерн выступал за открытый союз с нацистской Германией против Великобритании во всех областях, включая военную.

В июне 1940 года англичане выпустили арестованных на свободу, но это не изменило намерений Штерна. В сентябре 1940 года Штерн организовал собственную террористическую банду – "настоящий Иргун", известную как "Банда Штерна". В 1941-1942 годах банда Штерна свирепствовала в Палестине, совершая убийства и грабежи. Она убивала не только арабов, но и евреев, которые осуждали ее профашистскую позицию. В феврале 1942 года Штерн устроил засаду, чтобы убить двух английских офицеров полиции Мортона и Уилкина. Операция, однако, потерпела неудачу, сам Штерн был убит. Было арестовано 20 членов его банды. Однако, сторонникам Штерна удалось отомстить: 1 ноября 1943 года они организовали побег из тюрьмы в Лабруне, и создали новую банду "Лехи" под руководством трех бывших помощников Штерна. 29 сентября 1944 года "Лехи" все-таки убили Уилкина. Сделал это некий Исаак Ицронски. Ицронски обычно одевался в одежду раввина, его называли "раввин Ицхак Шамир". Позднее Шамир стал министром иностранных дел Израиля. "Лехи" специализировались на политических убийствах и ограблениях банков. Его люди убили государственного министра Великобритании лорда Мойна, посредника ООН графа Вернадотта…1

Став в 1948 году во главе государственной машинв Израиля, сионистская верхушка сохранила такие специфические методы своей деятельности, как шпионаж и террор, сделав их методами государственной политики. В этом сказались опыт и традиции, накопленные сионистскими организациями чуть ли не со времени своего возникновения. В наши дни по-прежнему весьма трудно провести четкую границу между деятельностью сионистских организаций и израильскими разведывательными органами.

Сегодняшний Израиль обладает разветвленным разведывательным аппаратом. В его состав входят пять основных подразделений:

  1. Служба разведки и исследований "Моссад", агенты которой действуют в основном за пределами территории Израиля;

  2. Военная разведывательная служба "Модиин", действующая главным образом против соседних арабских стран;

  3. Израильская служба внутренней безопасности "Шин Бет", в функции которой входит контрразведка;

  4. Отдел исследований и политического планирования министерства иностранных дел, связанный с "Модиином" и "Моссадом";

  5. Бюро расследований министерства полиции, которое тесно сотрудничает с "Шин Бет".1

В секретном докладе ЦРУ говорилось: "Израильская разведывательная служба широко использует различные еврейские общины и организации за рубежом для вербовки и получения общей информации. Агрессивная идеологическая природа сионизма, который подчеркивает, что все евреи принадлежат Израилю, должны вернуться в Израиль, имеет свои слабые места, поскольку среди евреев по всему миру существует2 значительная оппозиция сионизму. Зная об этом факте, представители израильской разведки обычно действуют в еврейских общинах тайно, получив инструкции выполнять свою миссию тактично, чтобы не ставить Израиль в неудобное положение".

После создания израильского государства одним их главных объектов израильской разведки стали арабские страны. Израильская агентура тщательно готовилась к развертыванию шпионажа и терроризма против арабских государств, прежде всего Египта.

Дневники бывшего премьер-министра Моше Шарета свидетельствуют, что уже в 50-е годы сионистская верхушка стремилась предать своему террору международные масштабы.3

Агенты "Моссад" прямо причастны к целой серии террористических актов, совершенных в Италии. Вскоре израильская разведка осуществила три политических убийства, жертвами которых стали ливийский дипломат, египетский и ливанский журналисты. Все они были известны тем, что пытались установить связи с Ватиканом, чтобы привлечь внимание католической церкви к жертвам израильской агрессии на Ближнем Востоке.1

Как свидетельствуют дневники Моше Шарета, ливанская трагедия готовилась сионистами давно. Еще в феврале 1954 года Бен Гурион назвал Ливан "слабейшим звеном в арабской цепи" и предложил создать там маронитское государство.2

Вот уже неделю, как израильская армия ведет широкомасштабные действия против Ливана. Израиль утверждает, что эти действия направлены на подавление баз "террористических организаций". Израильская авиация наносит удары по городам: Бейрут, Сайда, Тир, Набатия. А тяжелая артиллерия обстреливает деревни Южного Ливана.

В свою очередь отряды "Хезболлах" обстреливают "катюшами" северные районы Израиля. Следует напомнить, что уже в течение двух десятилетий Ливан является объектом израильской агрессии, хотя он принимал участие лишь в одной из четырех арабо-израильских войн. В оправдание своей оккупации Израильской части Ливанской территории, Тель-Авив ссылается на присутствие в Ливане тридцати пятитысячного контингента сирийских войск. Последние события на Ближнем Востоке еще раз наглядно показали, что реалистичное и прочное урегулирование между Ливаном и Израилем возможно лишь на базе полного вывода израильских войск из Ливана и других оккупированных территорий. И признания Израилем права палестинского народа на самоопределение. Только так можно разорвать этот заколдованный круг, а не государственным террором, практикуемым в Израиле.3

В Израиле убеждены, что Россия, обладающая традиционно хорошими отношениями с арабскими государствами, способна внести существенный вклад в движение мирного процесса.

Состоявшееся в конце прошлого года подписание протокола между израильским и палестинским руководством, о передислокации подразделений израильской армии в Хевроне, стало очевидным свидетельством приверженности Израиля взятым на себя обязательствам. Потокол, напомним, был подписан в рамках промежуточного израильско-палестинского соглашения от сентября 1995 года, которое определило сферы и объем полномочий палестинской администрации. В настоящее время, когда все заинтересованные стороны заявляют о необходимости продвигать вперед политический процесс, принимаются усилия, направленные на возобновление политических контактов с Сирией, - акты насилия на юге Ливана становятся фактором нестабильности, препятствующим созданию атмосферы взаимного доверия между сторонами. Израиль не может отрицать факт, что большинство боеприпасов и вооружений, которыми располагают экстремисты "Хезболлах", - доставляются через Сирию. В то время известно, что "Хезболлах" является инструментом в руках террактского режима. Что касается решения вопроса о поселениях на оккупированных палестинских землях, то идеи палестинской стороны на этот счет были изложены итальянцами, участвовавшими в переговорах. Однако, израильское правительство пытается обострить и осложнить эту проблему еврейских поселений, чтобы замедлить ее решение. Эти незаконно созданные поселения являются нарушением всех международных законов, запрещающих оккупацию земель силой и через изменение ее статуса.

Сейчас наиболее опасным является план строительства поселений в Джабаль Абу Таним, ибо он может взорвать весь мирный процесс.1

Заключение.

Ближневосточный конфликт – это борьба национально-освободительного движения арабских народов против тех стран, которые стремятся подчинить Ближний Восток, как в политическом, экономическом, так и в военном плане, а основной силой выступает сионистское государство Израиль, опирающееся на всестороннюю поддержку Соединенных штатов Америки.

В зависимости от обстоятельств сионизм поощряет обращение к военной силе на оккупированных землях Палестины. Также можно найти противоречия между его доктриной и реальными действиями.

Основные этапы ближневосточного конфликта можно отнести к началу нескольких больших войн:

  1. арабо-израильская война 1948-1949 годов,

  2. агрессия Израиля против Египта в 1956году, предпринятая им в союзе с Англией и Францией,

  3. "шестидневная" агрессия Израиля против Египта, Сирии и Иордании,

  4. октябрьская война между Египтом и Сирией, с одной стороны, и Израилем – с другой в 1973 году,

  5. широкомасштабные военные операции Израиля в Ливане в марте 1978 года и июне-августе 1982 года.

Помимо этого произошло бесчисленное количество других вооруженных столкновений. Фактически между арабскими государствами и Израилем не прекращается состояние войны. Заключаемые после каждого нового вооруженного столкновения соглашения о прекращении огня и перемирии лишь фиксировали окончание очередной опасной вспышки в продолжающейся конфронтации.

Что касается арабо-израильской войны 1948-1949 гг., то 15 мая 1948 года, когда войска арабских государств вступили на территорию Палестины, чисто формально началом войны можно считать эту дату. Ведь задолго до этого сионистские террористические банды начали вести военные действия против арабского народа Палестины. Не была для Израиля неожиданностью и война 1973 года между Египтом и Сирией, с одной стороны, и Израилем с другой.

Выдвигались различные мирные предложения, но все их отвергало правительство Израиля, так как они не хотели возвращать оккупированные арабские территории. Израиль вел войну за сохранение своего господства над египетским Синайским полуостровом и сирийскими Голландскими высотами.

В марте 1979 года М. Бегин утверждал: "Мы никогда не уйдем с Голландских высот. Нельзя жертвовать безопасностью во имя мира. Нет мира без безопасности. Без Голландских высот нет безопасности. Сохраним мир, лишь оставаясь дальше на Голландских высотах".

К месту сказать, у возглавляемого тогда Бегином кабинета не надолго хватило разыгрывать роль "хранителя мира" в регионе. 6 июня 1982 года по его приказу сионистская военщина вторглась на территорию Ливана, вдребезги разбив и без того хрупкое здание мира на Ближнем Востоке.1

Затягивая решение проблемы ближневосточного урегулирование на общей основе, Израиль преследует определенные цели. Главная цель политики, проводимой государством, это окончательное закрепление на оккупированном Западном берегу реки Иордан, в секторе Газа, а также уже официально аннексированных Голландских высотах. Именно для этого на конфискованных землях арабов создаются новые израильские военные поселения. Финансируют и поддерживают эту деятельность Соединенные штаты Америки. Как скоро удастся разорвать замкнутый круг этого затянувшегося ближневосточного конфликта? Что нужно предпринять сторонам для разрешения всех спорных вопросов? Именно руководству, заинтересованному в решении этой проблемы под силу встать на честный путь переговоров.

Список используемой литературы.

  1. Аверьянов Ю.И. Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993.

  2. Агарышев А. Ближний Восток: терроризм и его покровители. М., 1986.

  3. Алестин Ф. Палестина в петле сионизма. М., 1988.

  4. Гегемонизм: с эпохой в конфликте. М., 1982.

  5. Глухов Ю. Выстрелы на параде. М., 1983.

  6. Государство Израиль в 80-е годы. М., 1992.

  7. Дмитриев Е. Палестинская трагедия. М., 1986.

  8. Евсеев Е. Сионизм: идеология и политика. М., 1971.

  9. Замкова В., Ильчиков М. Терроризм – глобальная проблема современности. М., 1996.

  10. Иванов Ю. Осторожно сионизм. М., 1970.

  11. Израиль в поисках мира. Иерусалим. 1994.

  12. Карасова Т. А., Ленский В.В. Израиль: некоторые аспекты внутренней и внешней политики. М., 1988.

  13. Киселёв В. И. Палестинская проблема в международных отношениях. М., 1988.

  14. Когда исчезают миражи? Сионизм: практика тёмных дел. М., 1987.

  15. Коршунов Е. Репортаж из взорванного "рая". М., 1982.

  16. Коршунов Е. А. Шпионы, террористы, диверсанты. М., 1988.

  17. Ляхов Е. Г. Терроризм и межгосударственные отношения. М., 1991.

  18. Маркарян Р. В. Зона Персидского залива. М., 1986.

  19. Медведко Л. Этот ближний бурлящий Восток. М., 1985.

  20. Овчинников Р. С. Зигзаги внешней политики США. М., 1986.

  21. Остроущенко С. В. Как обитают на "земле" обетованной. Одесса, 1985.

  22. Рабинович В. И. Реакционная сущность сионизма. М., 1985.

  23. Рид Д. Спор о Сионе. М., 1993.

  24. Романенко А. З. О классовой сущности сионизма. М., 1986.

  25. Савцов В. Я. Преступлением и обманом. Киев, 1989.

  26. Седов С. Сионизм: ставка на террор. М., 1984.

  27. Семенюк В. А. Современный сионизм. Минск, 1986.

  28. Сионизм в системе империализма. М., 1988.

  29. Сионизм: правда и вымыслы. М., 1978.

  30. Сионистские сеятели лжи. Кишинёв, 1986.

  31. Сионизм: слова и дела. М., 1987.

  32. Солодарь Ц. Тёмная завеса. М., 1987.

  33. Страны и народы. Общий обзор юго-западная Азия. М., 1979.

  34. Широков А. И. Социально-политическая доктрина сионизма. Киев, 1988.

  35. За рубежом. Трещина в еврейской общине. №15. 1994.

  36. История. Иудаизм и история Еврейского народа. №37 октябрь, 1996.

  37. Международная жизнь. Израиль. Что за горизонтом? №8. 1996.

  38. Наш современник. Основополагающие мифы Израильской политики. №2. 1997.

  39. Нева. Шалом, Израиль! СПб. №12. 1998.

  40. Новое время. Биби и генералы. №10. 14 марта 1999.

  41. Новое время. Внутренние "болячки" внешней политики. №48. 1995.

  42. Новое время. Не рухнул бы храм. №23. 1999.

  43. Новое время. Новый мир в Иудее и Самарии. №40. 1995.

  44. Новое время. Убийство Рабина. №52. 1995.

  45. Международная жизнь. Разделенный город Иерусалим. №5. 1999.

  46. Московские новости. Выборы на фоне взрывов. №12. 24-31 марта 1996.

  47. Независимая газета. Весенние надежды Израиля и Палестины. 11 марта 1997.

  48. Независимая газета. Государство Израиль и государство Палестина. 3 апреля 1996.

  49. Независимая газета. Свет и тени земли обетованной. 19 февраля 1993.

  50. Советская Россия. Гостеррор по имени "Гроздья гнева". 18 апреля 1996.

1 Глухов Ю. Выстрелы на параде. М., 1983. с. 2.

2 Маркарян Р.В. Зона Персидского Залива. М., 1986. с. 2.

3 Коршунов Е. Репортаж из взорванного "рая". М., 1982. с. 2.

4 Медведко Л. Этот ближний бурлящий Восток. М., 1985. с. 2.

5 Овчинников Р.С. Зигзаги внешней политики США. М., 1986. с. 2.

1 Киселев В.И. Палестинская проблема в международных отношения: региональный аспект. М., 1988. с. 2.

1 Глухов Ю. Выстрелы на параде. М., 1983. с. 88.

1 Аверьянов Ю.И. Политология энциклопедический словарь. М., 1993. с. 353

2 Рабинович В. И. Реакционная сущность сионизма. М., 1985. с. 27

1 Седов С. Сионизм: ставка на террор. М., 1984. с. 21.

2 Рид Д. Спор о сионизме. М., 1993. с.51

1 Когда исчезают миражи: Сионизм: практика темных дел.. М., 1987. с. 42.

2 Рид Д. Спор о сионизме. М., 1993. с. 52.

1 Независимая газета. Свет и тени земли обетованной. 19 февраля 1993.

2 Сионизм: правда и вымыслы. М., 1978. с. 21

3 Сионизм: правда и вымыслы. М., 1986. с. 22

1 Романенко А. З. О классовой сущности сионизма. М., 1985. с.72

2 История. Иудаизм и история Еврейского народа.№ 36. 1996. с. 8.

1 Дмитриев Е. Палестинская трагедия. М. 1986. с. 8

2 Гегемонизм: с эпохой в конфликте. М.,1982. с. 226

3 Дмитриев Е. Палестинская трагедия. М., 1986. с. 9.

1 Наш современник. Основополагающие мифы Израильской политики. №2. 1997. с. 133

2 Савцов В. Я. Преступлением и обманом. Киев, 1989. с. 54.

1 Сионизм в системе империализма. М. 1988 г. с. 22.

1 Сионизм: правда и вымыслы. М., 1978. с. 39.

2 Сионизм: правда и вымыслы. М., 1978. с. 40

3 Наш современник. М., 1997. №1. с. 174.

1 Международная жизнь. № 5. М., 1999. с. 74.

2 Государство Израиль в 80- е годы. М., 1992. с. 74.

3 Остроущенко С. В. Как обитают на "земле" обетованной. Одесса.1985. с.103.

1 Международная жизнь. Разделенный город Иерусалим. 1999. № 5. с. 32.

2 Международная жизнь. Разделенный город Иерусалим. 1999 № 5. с. 33.

3 Сионизм: правда и вымыслы. М. 1978. с.40.

1 Сионизм: правда и вымыслы. М. 1978. с 41.

2 За рубежом. Трещина в еврейской общине. № 15. 1994.

1 Сионизм: правда и вымыслы. М. 1978. с. 41.

2 Сионизм: слова и дела. М. 1987. с. 25.

3 Сионизм: слова и дела. М. 1987. с. 26.

1 Новое время. Не рухнул бы храм. № 23. 1999.

1 Нева. Шалом, Израиль! С-Пб. № 12. 1998.

2 Международная жизнь. Разделенный город Иерусалим. № 5. 1999. с. 11

3 История. Иудаизм и история Еврейского народа. № 37. октябрь. 1996. с. 11

1 Солодарь Ц. Темная завеса. М., 1987. с. 350.

2 Рид Д. Спор о сионизме. М., 1993. с. 50

1 Сионизм: правда и вымыслы. М., 1978. с. 18.

1 Сионизм: правда и вымыслы. М.. 1978. с. 20

2 Иванов Ю. Осторожно сионизм. М., 1970. с. 9.

3 Иванов Ю. Осторожно сионизм. М., 1970. с. 10.

1 Иванов Ю. Осторожно сионизм. М., 1970. с. 4.

2 Евсеев Е. Сионизм: идеология и политика. М., 1971. с. 20.

1 Сионизм: правда и вымыслы. М., 1978. с. 31.

2 Сионизм: правда и вымыслы. М., 1978. с.32.

3 Сионизм: правда и вымыслы. М., 1978. с.51.

1 Медведко Л. Этот Ближний бурлящий Восток. М., 1985. с. 4.

2 Семенюк В. А. Современный сионизм. Минск. 1986. с.4

3 Когда исчезают миражи? Сионизм: практика темных дел. М., 1987. с.91.

1 Киселев В. И. Палестинская проблема в международных отношениях. М., 1988. с. 69.

1 Киселев В. И. Палестинская проблема в международных отношениях. М., 1988. с. 70.

2 Киселев В. И. Палестинская проблема в международных отношениях. М., 1988. с. 77.

3 Киселев В. И. Палестинская проблема в международных отношениях. М., 1988. с. 70.

4 Семенюк В. А. Современный сионизм. Минск. 1986. с. 5.

1 Овчинников С. С. Зигзаги внешней политики США. М., 1986. с. 159.

2 Семенюк В. А. Современный сионизм. Минск. 1986. с. 7.

3 Седов С. Сионизм: ставка на террор. М., 1984. с. 26.

1 Гегемонизм: с эпохой в конфликте. М. 1982. с. 222.

1 Гегемонизм: с эпохой в конфликте. М. 1982. с. 223.

2 Гегемонизм: с эпохой в конфликте. М. 1982. с. 227.

3 Гегемонизм: с эпохой в конфликте. М. 1982. с. 229.

4 Международная жизнь. Израиль. Что за горизонтом?. № 8. 1996.

1 гегемонизм: с эпохой в конфликте. М. 1982 год. с. 236.

2 Коршунов Е. Репортаж из ворованного "рая". М., 1982 год. с. 3.

1 Страны и народы. Зарубежная Азия. Общий обзор. Юго-Западная Азия. М., 1979 год. с. 354.

2 Савцов В.Я. Преступлением и обманом. Киев. 1989 год. с. 4.

1 Савцов В.Я. Преступлением и обманом. Киев, 1989 год. с. 53.

1 Савцов В.Я. Преступлением и обманом. Киев, 1989 год. с. 54.

2 Израиль в поисках мира. Иерусалим, 1994 год. с. 3.

1 Израиль в поисках мира. Иерусалим, 1994 год. с. 4.

1 Израиль в поисках мира. Иерусалим, 1994 год. с. 2.

2 Израиль в поисках мира. Иерусалим, 1994 год. с. 4.

1 Киселёв В.И. Палестинская проблема в международных отношениях. М., 1988 год., с. 60.

1 Киселёв В.И. Палестинская проблема в международных отношениях. М., 1988 год., с. 61.

2 Маркарян Р.В. Зона Персидского залива. М., 1986 год. с. 39.

1 Маркарян Р.В. Зона Персидского залива. М., 1986 год. с. 40.

2 Маркарян Р.В. Зона Персидского залива. М., 1986 год. с. 41.

1 Израиль в поисках мира. Иерусалим, 1994 год. с. 5.

2 Израиль в поисках мира. Иерусалим, 1994 год. с. 6.

1 Израиль в поисках мира. Иерусалим, 1994 год. с. 7.

2 Израиль в поисках мира. Иерусалим, 1994 год. с. 8.

3 Израиль в поисках мира. Иерусалим, 1994. с. 9.

1 Израиль в поисках мира. Иерусалим, 1994. с. 10.

2 Израиль в поисках мира. Иерусалим, 1994. с. 11.

3 Горелик М. Новый мир в Иудее и Самарии.// Новое время.. №40. с. 24.

4 Агарышев А. Ближний Восток: терроризм и его покровители. М., 1986. с. 67.

1 Агарышев А. Ближний Восток: терроризм и его покровители. М., 1986. с. 68.

1 Агарышев А. Ближний Восток: терроризм и его покровители. М., 1986. с. 69.

1 Глухов Ю. Выстрелы на параде. М., 1983. с. 44

2 Боровой Я. Биби и генералы (в борьбе за власть в Израиле). //Новое время. 1999. № 10. с.22

3 Израиль в поисках мира. Иерусалим, 1994. с. 12.

1 Горелик М. Новый мир в Иудее и Самарии. //Новое время. 1995. №40. с. 24.

1 Тартаковский М. Внутренние "болячки" внешней политики. //Новое время.1995. № 48. с.30.

2 Боровой Я. Убийство Рабина.//Новое время.1995. № 52. с.18.

1 Карпов М. Государство Израиль и Государство Палестина. //Независимая газета. 1996. вып.: Заир. с. 4.

2 Поляков В. Выборы на фоне взрывов //Московские новости. 1996. №12. с. 13.

1 Боровой Я. Биби и генералы (в борьбе за власть в Израиле). //Новое время. 1999. № 10. с.20.


1 Замкова В., Ильчиков Ш. Терроризм – глобальная проблема современности. М., 1996. с. 3.

2 Замкова В., Ильчиков Ш. Терроризм – глобальная проблема современности. М., 1996. с. 4.

1 Замкова В., Ильчиков Ш. Терроризм – глобальная проблема современности. М., 1996. с. 8.

2 Замкова В., Ильчиков Ш. Терроризм – глобальная проблема современности. М., 1996. с. 9.

3 Лихов Е. Г. Терроризм и международные отношения. М., 1991. с. 5

4 Лихов Е. Г. Терроризм и международные отношения. М., 1991. с. 6.

5 Седов С. Сионизм: ставка на террор. М., 1984. с. 55.

1 Семенюк В. А. Современный сионизм. Минск. 1986. с. 136.

2 Алестин Ф. Палестина в петле сионизма. М., 1988. с. 242.

1 Коршунов Е. А. Шпионы, террористы, диверсанты. М.,1988. с. 15.

1 Алестин Ф. Палестина в петле сионизма. М., 1988. с. 243.

1 Алестин Ф. Палестина в петле сионизма. М., 1988. с. 244.

1 Алестин Ф. Палестина в петле сионизма. М., 1988. с. 245.

2 Седов С. Сионизм: ставка на террор. М., 1984. с. 56.

1 Седов С. Сионизм: ставка на террор. М., 1984. с. 56.

2 Алестин Ф. Палестина в петле сионизма. М., 1988. с. 247.

3 Алестин Ф. Палестина в петле сионизма. М., 1988. с. 248.

1 Алестин Ф. Палестина в петле сионизма. М., 1988. с. 249.

1 Седов С. Сионизм: ставка на террор. М., 1984. с. 57.

2 Седов С. Сионизм: ставка на террор. М., 1984. с. 58.

3 Седов С. Сионизм: ставка на террор. М., 1984. с. 64.

1 Седов С. Сионизм: ставка на террор. М., 1984. с. 71.

2Седов С. Сионизм: ставка на террор. М., 1984. с. 70.

3 Куликов В. Гостеррор по имени "Гроздья гнева". //Советская Россия. 1996. 18 апреля. с.7.

1 Шаранский Н. Весенние надежды Израиля и Палестины. //Независимая газета. 1997. 11 марта. с. 4.

1 Семенюк В. А. Современный сионизм. Минск. 1986. с.135.

68




Случайные файлы

Файл
176793.rtf
NoLauFiz.doc
80836.rtf
102812.rtf
10513.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.