Политическая социализация (116960)

Посмотреть архив целиком

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение.

Сущность.

Политическая социализация в России.

Современное представление политической социализации.

Заключение.

Литература.

Введение

Термин «социализация» (от латинского socialis - обще­ственный) многозначен, и его интерпретация многими авто­рами не совпадает. История данного термина в разных ис­точниках предстает в разных вариациях. Так Антюхова Е.Ю. предполагает, что термин «социализация» вошел в англоязычную научную литературу в результате перевода на английский язык немецкого Vergellschaftung, обозна­чавшего одно из центральных понятий в работах Г.Зиммеля. Был перевод адекватным или нет - не столь важно, по­скольку впоследствии термин стал частью классического социологического дискурса благодаря его использова­нию в учебнике по социологии Сазерленда и Вудворда, опубликованном в 1937 году. Другие источники устанавливают еще более ранние даты вхождения термина в обиход. По мнению Е.Б.Шестопал, понятие «социализация» было впервые введено в научный оборот американским со­циологом Ф.Гиддингсом и французскими социопсихологами в конце прошлого века. Позже этот термин эпизодически использовался обществоведами, но только к середине XX в. он получил официальный статус теоретического по­нятия и был внесен в реестр Американской социологи­ческой ассоциации.

Но учитывая, что идеи социализации пронизывают труды 3.Фрейда, Дж.Мида, Ж.Пиаже, К.Юнга, Ч.Кули и других исследователей, родившихся во второй половине XIX века, а также то, что этим термином пользовался Маркс, - скорее всего датой вхождения понятия «социализация» в научный оборот следует считать середину XIX века.

В отечественной философской и социально-психологической литературе термин «социализация» впер­вые начал употребляться в 60-х годах.

Столь же противоречивы и мнения исследователей относительно введения в научный оборот понятия «политическая социализация». Так А.И.Щербинин считает, что это сделали в конце 50-х годов Д.Истон и Г.Г.Хайман. Авторы словаря-справочника по политологии видят истоки теории политической социализации в учениях Г.Тарда и Т.Парсонса, а особое внимание ей стало уделяться с 50-х годов XXв.

По свидетельству Е.Б.Шестопал, первая работа, прямо посвященная данной теме, вышла в США в 1959 г. Это была книга Г.Хаймана «Политическая социализация». В последующем интерес к закономерностям вовлечения человека в политику возрастал, вовлекая в орбиту иссле­дований все новых специалистов в области политологии, философии, социологии, психологии.


Сущность

Политическая социализации является одной из сторон общей социализации личности.

Понять сам процесс социализации можно при условии анализа целостной природы человека. В конце XX в. мы имеем огромный задел многообразных данных о человеке, накопленных такими науками, как история, физика, химия, биология, генетика, археология, психология, физиология, социология, политология, этнография, антропология и др. Эти данные не только обогатили наше представление о человеке, но и явились своего рода «лекарством» от умо­зрительного подхода к человеку, от метафизики, схоласти­ки, догматизма, в трактовке его сущности, природы, эволю­ции и т.п.

По крайней мере, никто не может поколебать двух очевидных положений, о которых Э.Фромм писал: «По сути все человеческие существа тождественны. Мы все - часть Одного: мы все суть Одно». И далее: «Мы все Одно, и тем не менее каждый из нас - неповторимая, уникальная сущ­ность. Это противоречие повторяется в наших взаимоотно­шениях с другими людьми».

То и другое находит свое выражение в целостности личности, в наличии и конкретно-историческом взаимо­действии в ней социального, физиологического и психогенного компонентов. «Социальная доктрина сегодня конкретно сосредоточивается на человеке, - пишет Иоанн Павел II, -поскольку он вовлечен в сложную сеть отношений совре­менного общества. Гуманитарные науки... помогают рас­крыть центральное положение человека внутри общества, а также помогают ему лучше понять самого себя как «общественное существо».

Исходя из такого понимания человека, мы рассматри­ваем социализацию как динамичный процесс, в содержании которого можно выделить следующие аспекты:

1. Наличие глубоких биологических предпосылок, со­стоящих в том, что процессу вхождения человека в соци­альную среду предшествовало биологическое самоопреде­ление человека, явившееся результатом его длительной биологической эволюции.

2. Социализация человека социального обусловлена тем, что: во-первых, он изначально как носитель социаль­ного (в силу принадлежности к человеческому роду) яв­ляется продуктом специфически человеческих форм дея­тельности; во-вторых, уровень, характер, степень присвое­ния социального определяются достижениями челове­чества и особенностями развития, функционирования кон­кретно-исторического общества; в-третьих, конкретно-историческое общество всегда активно по отношению к социализанту.

3. Социализация немыслима без активного участия самого человека в освоении социального опыта в качестве субъекта общественных отношений. Это двухсторонний процесс, включающий в себя, с одной стороны, передачу индивиду социальной информации, знаний, его приобще­ния к существующим ценностям и ориентирам, усвоение им социального опыта, норм и ролей, навыков и умений по­средством вхождения в систему сформированных обще­ственных отношений, с другой стороны, процесс не просто воспроизводства, но и дальнейшего развития индивидом существующей системы общественных отношений за счет его активной деятельности а процессе включения в соци­альную среду. Если человек будет только присваивать и одновременно не реализовывать это в себе и для других за пределами приспособления, повторения, наступит конец развития человеческого общества. То есть в понимании социализации важно закладывать преобразовательно-действенное начало.


Политическая социализация в России

В СССР категория «политическая социализация» стала применяться одновременно с институционализацией поли­тологии и развитием политической социологии (с 1989 г.) В 70-80-е годы исследователи использовали понятия «коммунистическое воспитание», «политическая культура», «политическое формирование личности», «классовое воспи­тание», в рамках которых разрабатывались как микро-, так и макроусловия процесса социализации молодежи в полити­ке.

Социализация же других социально-демографических категорий населения рассматривалась фрагментарно.

Говоря об исследованиях политической социализации молодежи в 70-80-х гг. в СССР, нельзя, разумеется, недо­оценивать издержки сугубо апологетической трактовки про­блемы. В исследованиях гипертрофировалась обществен­ная функция многих идеологических догм и псевдотеорий, в том числе схоластические характеристики и пропагандист­ские эталоны советской молодежи, ее идеалов и жизненных целей, надуманные критерии ее воспитания.

В 90-е годы уже постсоветской России термин «политическая социализация» вошел прежде всего в учеб­ники и учебные пособия по политологии.

Процесс политической социализации молодежи, правда, фрагментарно, в общем контексте социализации стал предметом рассмотрения в ряде философских, поли­тологических и педагогических работ.

Некоторые аспекты вхождения молодежи в мир поли­тики обсуждались на международных научно-практических конференциях.

Анализ имеющейся литературы показывает, что, во-первых, проблема политической социализации молодежи в изменяющейся России не разработана ни теоретически, ни в смысле практических рекомендаций. Фундаментальные работы в этом направлении пока отсутствуют.

Во-вторых, все работы в теоретическом аспекте пред­ставляют собой интерпретацию западной политической социологии, что приводит к расхождению во мнениях отно­сительно сущности процесса политической социализа­ции, факторов, оказывающих на него определяющее воз­действие.

В-третьих, отсутствие общепризнанных методологи­ческих подходов к исследованию процесса вхождения мо­лодежи в политику на данном этапе развития российского общества приводит к разнобою в методиках конкретных социологических исследований и к трудностям в сравнении результатов. Тем более что ученым приходится довольст­воваться, как правило, данными региональных и местных исследований.

Таким образом, в теоретическом осмыслении процес­са политической социализации мы находимся в начале пу­ти, равно как и в становлении новой российской полити­ческой системы.

Чтобы сократить путь, не грех, конечно, воспользо­ваться опытом зарубежной науки, критически соотнося его со спецификой российской действительности.


Современное представление политической социализации

На современные представления о политической со­циализации сильное влияние оказали идеи мыслителей Нового времени. В целом эти идеи «врастания» человека в политические отношения общества можно свести к двум моделям.

Первая модель - «подчинения» - получила первона­чальное развитие в концепции Т.Гоббса. Гоббс утверждал, что отдельный человек неразумен, эгоистичен и не спосо­бен совладать со своими страстями, поэтому его подчине­ние монополисту власти является единственной альтерна­тивой анархии, «войне всех против всех». Сознание боль­шинства людей представляет собой «....чистую бумагу, спо­собную воспринимать все, что государственная власть за­печатлеет на ней».

Вторая модель «интересов» уходит корнями в тради­цию, связанную с именами А.Смита, Г.Спенсера, У.Годвина. Она предполагает более опосредованные отношения между человеком и властью с более сложной структурой человеческой личности. Суть модели в следующем: инте­рес является тем психологическим механизмом, который приводит в движение политику. При этом человек делает только то, в чем видит свой интерес. Естественным резуль­татом сочетания личных интересов является возникновение социального и политического порядка. Развитие общества видится не в силе подавления, а в рациональном осозна­нии индивидами своих выгод от общих усилий.

В настоящее время идея подчинения фактически не подвергалась кардинальной модификации, изменилась лишь ее мотивировка. Так, у Д.Белла, У.Мура, С.Липсета - она выводится из потребности управления; необходимости достижения большего равенства - у Дж.Роулса, Г.Генса, К.Джекинса; обеспечения устойчивости демократии - у Р.Даля, У.Корнхеузера. Общим для всех является стиль «административного мышления», выражающегося в системе представлений о политическом регулировании как подчи­нении отдельного человека государству, организации или элите, ограничивающим участие индивидов в решении об­щих вопросов.

Современные последователи второй модели исходят из того, что интересы двигают вперед политический про­цесс, делая человека активным субъектом политики. При этом чрезмерное развитие властных структур, различных форм коллективности политической деятельности и цент­рализация государственной власти расцениваются как угроза свободе личности. Такая модель «интереса» объеди­няет либералов, леворадикалов, неоконсерваторов - всех, кто сквозь призму индивидуализма анализирует развитие политических отношений.

Однако с помощью только моделей «подчинения» и «интереса» трудно объединить сложный процесс полити­ческой социализации, где за абстрактными схемами выпа­дает конкретное знание о включении человека в политику.

Рядом исследователей предложена «теория ролей». Она представляет политический процесс как игру «серьезных людей», в которой участники подчиняются определенным правилам. Это создает основу для согласо­ванной и стабильной организации жизни, но если участники плохо освоили свои роли, то происходят сбои в системе. Процесс политической социализации здесь рассматривает­ся как тренировка в исполнении политических ролей.

Широкое распространение за рубежом получили трак­товки политической социализации с точки зрения бихевио­ризма (наука о поведении). Различают три основных разно­видности политического бихевиоризма: радикальный, клас­сический и социальный.

Радикальный трактует социализацию как аналог био­логической адаптации организма к среде. Так, один из его представителей - Б.Скиннер - считает, что человек меха­нически реагирует на политические стимулы среды и про­блема состоит в том, чтобы улучшить контроль за ними.

Классический, или конвенциональный и социальный дают более глубокий анализ поведения, в том числе: революционных выступле­ний, формирования установок избирателей в ходе выборов, агрессивного поведения экстремистов и т.д.

Эти исследователи собрали много ценного эмпириче­ского материала; их методы исследования общественного мнения позволяют давать прогнозы политического поведе­ния с большой степенью точности.

Слабой стороной этих теорий является механистиче­ский подход к личности - она рассматривается только как объект политического воздействия, что не позволяет в пол­ной мере объяснить развитие личностных качеств в про­цессе жизнедеятельности и феноменальности политическо­го лидерства.

Ряд исследователей рассматривают политическую социализацию как «политическую поддержку», формирова­ние положительных установок, добровольное принятие гражданами политических целей и ценностей своей поли­тической системы, решений, принимаемых властями, по мере гражданского созревания. Так, Д.Истон и Дж.Деннис считают, политическая социализация - это «процесс развития», в ко­тором личность приобретает политические ориентации».

Недостатком этого подхода является анализ только психологических аспектов политической социализации.

В противовес теориям политического бихевиоризма в конце 50-х - начале 60-х гг. получили распространение идеи когнитивизма, рассматривающие политическую социализа­цию личности, исходя из первичности внутриличностных структур и процессов личностного познания. Важным достижением пред­ставителей этой школы является выделение возрастных особенностей каждого из этапов становления политическо­го сознания и вытекающий из этого вывод о неравномерно­сти его развития. В ходе становления личности происходит изменение характера мышления от конкретного эгоцентри­ческого и персонализированного к абстрактному, обобщен­ному и формальнологическому постижению политических отношений. По мере созревания интеллекта растет критич­ность и независимость политических взглядов.

Современные исследования когнитивистов показы­вают, что становление политического сознания может быть ускорено или замедленно.

В отличие от когнитивистов, которые изучают пре­имущественно познавательные структуры политического сознания, представители концепции «гуманистической пси­хологии» сосредотачиваются на его мотивационных структурах: политических потребностях, ценностях, чувствах.

Наиболее важными выводами представителей этой теории являются:

1. Исследование опыта политической социализации послевоенных поколений западноевропейцев выявило раз­личие мотивационной структуры у различных возрастных групп. Молодежь Европы, составляющая 1/3 ее населения, уже сейчас не разделяет ценностей потребительства, нако­пительства, варварского отношения к природе и другим людям. Ее называют поколением «постматериалисти­ческого образца». Именно эта молодежь является базой альтернативных движений.

Исходя из этого высказывается предположение, что дальнейшее развитие соответствующих социальных процессов приведет к ненужности революци­онного переустройства западного общества.

2. Постановка и разработка проблемы формирования «демократической личности» (П.Снидерман, А.Никельс, X.Маклосски и др.). Ими предложена теоретическая мо­дель личности, которая в ходе политической социализации оснащается такими качествами, как терпимость, способ­ность к компромиссам, свобода от тревожности и бессозна­тельной враждебности. В своей совокупности они позволя­ют личности вписаться в демократическую политику.

Разработкой проблем политической социализации за­нимаются также представители теорий психоанализа. Они ставят задачу исследования бессознательных пластов пси­хики. Развивая идеи Фрейда о трансформации индивиду­альных мотивов в процессе социализации, делают вывод об истинных причинах политического поведения - бессозна­тельных, которые камуфлируются с помощью обществен­ного интереса.

С точки зрения психоанализа, основа личности закла­дывается до 3-летнего возраста, затем только высвечи­вается под воздействием обстоятельств. С этих позиций политическую социализацию можно редуцировать к нескольким первичным детским моделям, складывающимся под влиянием семейной социализации.

Представители психоанализа исследуют фигуру ли­дера, рядовых участников политического процесса, механизм подавления личности силами государственной машины и т.д. Ими сделан вывод о двух типах личности: авторитарной и конформистской.

Авторитарная личность - результат жесткой дисци­плины и подчинения ребенка главе семьи и низкого уровня образования.

Конформистская личность - личность марионетки по­литически социализированная по законам такой власти, которая подавляет человека.

Психоанализ ищет такие формы политического пове­дения, которые смогли бы вернуть личность к самой себе, снять политическое отчуждение. Например, возврат к ирра­циональным формам бытия («сексуальная революция» у В.Райха, партизанская война в «третьем мире» и студенческий бунт в разных странах Запада у Маркузе, Дебре, наркотические опыты индивидуального освобождения у Лириа).

Исследуя этноцентризм, шовинизм и национализм, представители левого психоанализа сделали очень важный вывод, что любая отрицательная установка, основанная на неприятии той или иной нации, разрушительна для самой личности и приводит к трагическим последствиям в политике.

Положительно оценивается поиск психоанализом альтернативных механизмов политической социализации, которые позволяли бы формировать в личности самостоя­тельность мышления, демократические ценности, освобо­ждали бы от авторитарного наследия.

Политический психоанализ является одним из немно­гих современных западных теоретических направлений, который ставит вопрос о целостном изучении человека, включая рациональные, бессознательные и эмоциональные компоненты политического сознания и поведения личности.

Несколько особняком стоит школа западногерманских исследователей, для которых магистральным направлени­ем, интегрировавшим изучение политической социализа­ции, является политическая дидактика. Через политическое образование ученые пытаются выработать основания для гармоничного вхождения молодого гражданина в реальный мир, используя максимум возможностей, которые дают школьная система, а также конфессии, партии, фонды, СМИ. Политическая дидактика под влиянием изменений в обществе и конкуренцией внутри дисциплины прошла несколько этапов, связанных со сменой политико-ди­дактических парадигм: партнерства, конфликта, цели, педа­гогики ценностей. Как справедливо отмечает А.И.Щерби­нин, «в историческом опыте развития политической дидак­тики на Западе есть немало интересного и поучительного для нас, поскольку проблема политического образования для России остается открытой, давая основания для неве­селого сравнения нашего общества с веймаровской «демократией без демократов».

Советские исследователи работали в рамках марк­систской парадигмы социализации. По К. Марксу «социа­лизация не есть механическое наложение на индивида го­товой социальной формы. Индивид, выступающий как «объект» социализации, является в то же время субъектом общественной активности, творцом общественных форм». При этом, как подчеркивает К. Маркс, «изменяются не толь­ко объективные условия... изменяются и сами производи­тели, вырабатывая новые качества, развивая и преобразо­вывая самих себя благодаря производству, создавая новые силы и новые представления, новые способы общения, но­вые потребности и новый язык».

По-другому говоря, не только общество «творит» себе подобное политическое существо, но и человек «творит са­мого себя, окружающих, общество».

Однако в условиях политического и идеологического диктата советские исследователи не могли в полной мере реализовать потенциал этой концепции. Дело свелось к управляемому процессу коммунистического воспитания личности.

Комплексный подход к изучению политической социа­лизации характерен в целом для современных российских ученых, хотя в работах превалирует влияние западных кон­цепций.


Заключение

Подводя итоги рассмотрения основных концепций по­литической социализации, можно сделать следующие выводы:

Интерес исследователей к политической социали­зации не ослабевает, идет накопление и углубление знаний об этом общественноведческом феномене.

В целом разные точки зрения можно свести к трем моделям: «присвоение социального», «индивидуализации», то есть социального созревания, «политической дидактики».

В зависимости от конкретной исторической ситуа­ции в обществе исследователи акцентируют внимание на отдельных моделях, или их модификациях.

Литература:

  1. Введение в политологию. Под ред. М.Х. Фарукшин. – М., 1992.

  2. М.И. Шилобод. Политика и право. – М., 1995.

  3. Дегтярев А.А. Основы политической теории. – М., 1998.

  4. Политология. Под ред. М.Н. Марченко. – М., 1997.

  5. Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. – М., 1995.


14




Случайные файлы

Файл
38657.rtf
32520.rtf
116609.rtf
165213.doc
140886.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.