Политическая система Испании (116954)

Посмотреть архив целиком

12




План



Историческая справка

Франкистский режим

Становление демократии

Политическая система






























Испания заметно выделяется среди других стран Европы. Ее положение на стыке Европы и Африки, христианского мира и мира ислама, замкнутого Средиземноморья и бескрайней Атлантики оставило неизгладимый след на всем облике страны.

В древности территорию Испании населяли иберы, в 5-3 вв. до н. э. расселились кельты. К концу 3 века большая часть территории Испании была под властью Карфагена. К концу 1 века до н. э. Испания была покорена Римом. Государство вестготов (со 2-й половины 5 века н. э.) ликвидировали арабы, захватившие в 711-718 почти всю территорию Испании и создавшие ряд государств. В ходе Реконкисты (718-1492) возникли испанские королевства Арагон, Кастилия и другие. Со времени династической унии 1479 Кастилии и Арагона Испания — единое государство. В начале 16 в. сложилась испанская колониальная империя (основа — колониальные завоевания в Америке). С середины 16 века начался экономический упадок Испании. В войнах с Англией 16-17 вв. она утратила морское преобладание. В начале 18 века борьба европейских династий за испанский престол привела к войне за Испанское наследство. В 19 веке произошло 5 незавершенных революций: в 1808-14, 1820-23, 1834-43, 1854-56 и 1868-74. Результатом этих революций было достижение компромисса между консерваторами и либералами, выразившееся в утверждении конституционной монархии. В 1810-1826 добилась независимости большая часть испанских колоний в Латинской Америке. В 1890-х гг. большинство остававшихся колоний перешло к США (в результате испано-американской войны 1898) и Германии. В начале 20 века Испания участвовала в колониальном разделе Марокко. В 1923 установилась военно-монархическая диктатура (до 1930). 14 апреля 1931 была свергнута монархия, что положило начало Испанской революции 1931-39, в ходе которой в январе 1936 был создан Народный фронт [КП Испании, Испанская социалистическая рабочая партия (основана в 1879) и др.]. Гражданская война (июль 1936 — март 1939) завершилась установлением диктатуры генерала Франко. В 1947 Испания была объявлена королевством (престол оставался незанятым).

Франкистский режим утвердился в Испании в результате кровопролитной, разрушительной гражданской войны 1936-1939гг. О ее трагических последствиях для Испании убедительно говорят такие цифры: около 1 млн. человек погибло в ходе войны; не менее 500 тыс. испанцев были вынуждены покинуть родину, спасаясь от мести победителей. По подсчетам видного испанского экономиста Романа Тамамеса, в 1939-1940 гг. сельскохозяйственное производство составляло всего 21% от довоенного уровня, а промышленное – 31%. В 192 городах и населенных пунктах было разрушено до 60% всех зданий, полностью уничтожено 250 тыс. квартир и еще 250 тыс. невозможно было использовать. Страна потеряла почти половину подвижного состава железных дорог, 30% судов торгового флота, более 70% автомашин. Доходы основной массы трудящихся в конце 1939 г. упали до уровня 1900 г. Стране понадобилось более 10 лет для ликвидации только материального ущерба, нанесенного войной.

Франкисты обрушивали на своих реальных и потенциальных противников жесточайший террор. Были запрещены все поддерживающие республику политические партии, такие как Коммунистическая партия Испании (КПИ), Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП), различные республиканские партии, ведущие профсоюзные организации. Около 2 млн. испанцев прошло в первые послевоенные годы через тюрьмы и концлагеря.

Вплоть до 1973 г. Франко возглавлял все создаваемые им правительства, причем министры его кабинетов никогда не выступали от своего имени, а только как представители главы государства, определявшего линию их поведения. Даже назначение в 1969 г. чрезвычайной сессией кортесов Хуана Карлоса, внука свергнутого революцией 1931 г. короля Альфонса XIII, преемником главы государства, а в 1973 г. – адмирала Карреро Бланко премьер-министром не поколебали абсолютной власти Франко.

Растущая активность рабочего класса в борьбе с франкистским режимом оказала мощное воздействие на другие слои испанского общества. Возникший в середине 50-х годов острый конфликт властей со студенческой массой, требовавшей радикальной реформы университетского профсоюза (СЕУ), постепенно нарастая, охватили все учебные центры страны и имел большой политический резонанс как в стране, так и за ее пределами. В конце 60-х годов активным участником различных оппозиционных акций: собраний, демонстраций, «круглых столов» и пр. становится интеллигенция.

Франкизм оказался, таким образом, не в состоянии подавать постепенно нараставшую оппозицию снизу. Не сумел он сохранить и тот фундамент, на котором пытался воздвигнуть здание «великой Испании».

Экономический «бум» 60-х и первой половины 70-х годов еще более укрепил позиции «новой» буржуазии, но одновременно и усилил недовольство ее определенной части экономической политикой режима. Именно под ее давлением в конце 50-х годов режим был вынужден отказаться от политики «автаркии» и регулируемой экономики и перейди к экономической «либерализации», создавшей еще более благоприятные условия для испанского бизнеса.

В 60-х годах «Национальное движение» возникли враждующие между собой группировки. Вместе с тем ультраправые элементы фаланги неоднократно пытались возродить ее. В мае

1958 г. принципы фаланги были провозглашены основополагающими принципами государства, но вернуть себе утраченные позиции она не смогла.

К концу 60-х годов «Национальное движение, раздираемое противоречиями, зашло в тупик. Все попытки реформировать его на принципах «апертуризма», то есть создания в его рамках политических ассоциаций, которые формально должны были заложить основы политического плюрализма в случае ухода Франко со сцены, провалились. К середине 70-х годов франкизм практически полностью потерял поддержку еще одной из своих важнейших опор – католической церкви. Во время гражданской войны и в последующие годы церковь полностью разделяла идеи «крусады», благословляя режим и его политику репрессий, и всячески демонстрируя свои тесные узы с ним. Особое место церкви в системе франкистских институтов было закреплено подписанным с Ватиканом в 1953 г. конкордатом, предоставившим католической религии исключительные прерогативы и права «согласно божественному закону и священному каноническому праву».

Однако по мере нарастания оппозиционного движения начался процесс дистанцирования церкви от режима, охвативший в 60-х годах как низшее духовенство, так и высший клир и завершившийся разрывом «обновленческого» крыла церкви с франкизмом. Это крыло не только открыто выступило с критикой политики режима, превратив, по определению испанского историка Хавьера Тусселя, «проповеди Евангелия в чисто о восстановлении демократических свобод.

Новый подход оппозиции к проблемам стратегии борьбы с франкистским режимом начал вырисовываться лишь в середине 50-х годов, когда компартия призвала все группы как в лагере оппозиции, так и в стране «победителей», независимо от их политических и идеологических убеждений, «положить конец расколу, вызванному гражданской войной; покончить с раздорами и ненавистью; положить конец как духу «крестового похода», так и духу реванша…» и мирным путем, без новой гражданской войны и кровопролития покончить с диктатурой.

Эта политика, получившая название политики «национального согласия», не сразу нашла понимание и поддержку со стороны оппозиции и тем более тех групп в лагере франкизма, которые были недовольны по различным причинам существующим режимом, но не желали идти на союз с «побежденными». Однако постепенно в результате нарастания оппозиционного движения, включения в него все новых и новых групп и течений, поисков оппозицией форм сотрудничества и ее попыток выработать единую платформу борьбы с диктатурой дух «крестного похода» стал уходить в прошлое и идея «национального согласия» и мирной замены режима все шире и глубже проникала в сознание широких слоев испанского народа.

Идея ликвидации франкистского режима мирным путем на основе «национального согласия» получила столь широкую поддержку различных слоев испанского общества не только потому, что оно устало от культивируемой диктатурой взаимной ненависти между «победителями» и «побежденными», но и потому, что перспектива новой гражданской войны с ее кровавым насилием вызывала страх, не исчезавший как у демократических так и у здравомыслящей части консервативных кругов. Эти два обстоятельства в немалой степени способствовали постепенному созданию новой атмосферы в стране и краху всех попыток режима сохранить раскол испанского общества на «победителей» и «побежденных» как одну из основ своего дальнейшего существования.

Первый серьезный шаг к сближению оппозиционных сил был сделан в июне 1962 г. на совещании представителей буржуазных партий и социалистов в Мюнхене, выдвинувшем 5 условий перехода Испании от диктатуры к демократии (создание в стране демократических инструментов, обеспечение действенных гарантий прав человека, признание прав национальных групп, обеспечение профсоюзных свобод, право на оппозицию). Компартия охарактеризовала эти пункты как отвечающие «минимальным требованиям всех без исключения антифашистских сил Испании».

К началу 70-х годов возможности франкизма к маневрированию резко сократились как потому, что он зашел в тупик, лишившись поддержки и сочувствия значительной части тех сил, которые его поддерживали почти четыре десятилетия, так и потому, что оппозиция сумела преодолеть существовавшие ране внутри нее противоречия и начала выступать единым фронтом.

Попытки начавшего агонизировать режима ужесточением репрессий спасти себя от краха лишь подлили масла в огонь сопротивления. Особенно стремительно кризис режима начал нарастать с декабря 1973 г. после гибели в результате покушения премьер-министра адмирала Карреро Бланко, видевшего свою задачу в сохранении незыблемости существующих порядков. Сменивший его на это посту К. Ариас Наварро пытался стабилизировать обстановку, провозгласив курс на осуществление частичных реформ. В одном из своих выступлений он подчеркнул, что «в смысле осуществления политических изменений в стране на Франко больше рассчитывать нельзя».

Разногласия и противоречия в правящих кругах приняли в это время чрезвычайно острые формы, создав обстановку перманентного политического кризиса. Обещанные Ариасом Наварро реформы так и не были осуществлены, что еще больше обострило конфликт между «эволюционистами» и «бункером».

Положение, сложившееся в верхних эшелонах власти, усугублялось мощными выступлениями рабочего класса, студенчества, католических кругов, интеллигенции, средних слоев, требовавших подлинной, а не мнимой демократизации.

Франкизм как политическая и идеологическая система исчерпал себя. Его отвергали и господствующие классы и народные массы. Необходимость перемен понимали все, даже наиболее яростные его поклонники. В этой обстановке всеобщего брожения, нарастающих противоречий в верхах и острых социальных конфликтов 20 ноября 1975 г. умер 82-летний диктатор. Его похороны ультра отметили массовыми манифестациями в Мадриде и других городах.

22 ноября принц Хуан Карлос, ставший главой государства, был коронован королем Испании под именем Хуана Карлоса I.


Преемник Франке — король Хуан Карлос 1 — не нуждался в ломке старого аппарата власти. Речь с самого начала шла о реформе, которой сочувствовали многие деятели старого режима.

Основная опасность для процесса демократизации исходила от военных и представителей репрессивного аппарата франкизма, которые давали понять, что не признают его итогов, если у власти окажутся партии, ранее действовавшие в подполье — Испанская социали­стическая рабочая партия (ИСРП) и Коммунистическая партия Испании (КПИ). Массовый переход деяте­лей старого режима на сторону этих партий был, таким образом, исключен не только по идеологическим причинам, но и по соображениям политической целесообразности. Поэтому ведущей силой демократизации стал "центрист­ский" Союз демократического центра (СДЦ) А.Суареса (назначенного премьер-министром еще до "учре­дительных выборов") —коалиция христианских де­мократов, либералов и социал-демократов. ИСРП и КПИ поддержали процесс де­мократизации и отказались от любых действий, способных подтолкнуть во­енных к вмешательству в политику.

На "учредительных выборах" 1977 г. победил СДЦ — партия, с которой большинство испанцев связывало успех демократиза­ции. На второе место вышла сравнительно хорошо организованная и безоговороч­но поддерживавшая переход к демократии левая партия — ИСРП. При таком раскладе политических сил роль оппозиции процессу демократизации естественно отходила к партии, наиболее тесно связанной с прежним режимом, и эта партия могла быть только правой по своей идеологической ориентации.

Организация, когда-то служившая опорой франкистского режима, — Ис­панские традиционалистские фаланги хунт национал-синдикалистского со­противления — фактически прекратила свое существование еще при жизни диктатора. В момент своего создания испанская "партия-преемница", Народный альянс (НА), была не менее организационно слабой, чем СДЦ. Она представляла собой коалицию бывших фалангистов, сторонников католической организации Опус Деи и многочисленных консервативных групп, лидеры которых в 1976 — нача­ле 1977 гг. пыта­лись завоевать благосклонность короля. Лишь низкая представительность "центристского" и "левого блоков" заставила лидеров назван­ных групп, забыв об амбициях и идеологических разногласиях, объединиться между собой.

Таким образом, расклад политических сил Испании, сложившийся в 1977 г. (и подтвержденный в 1979), исходно характеризовался сравнительно низкими уровнями представительности всех "блоков", что обусловливалось как со­хранением единства правящего СДЦ, так и длительным организационным опытом левых оппозиционных партий. Можно предположить, что такой расклад мог бы сохраниться и по итогам выборов 1982 г. — но лишь при условии успеш­ной экономической политики. В действительности, цена демократи­зации и сопровождавших ее экономических реформ оказалась непомерно высокой для значительной массы испанцев. Правящий СДЦ, по­пав в "невыигрышный" сектор межпартийной конкуренции, больше не мог сохранять свое условное организационное единство. Он распался на несколько групп, и все они потер­пели поражение на выборах. Испанский "центр" сохранился в основном в виде региональных партий.

В распоряжении испанского избирателя, стремившегося "наказать" прави­тельство, были две возможности — он мог проголосовать либо за левую, либо за правую оппозицию. Результаты выборов показывают, что обе эти возмож­ности были использованы, причем наибольшего относительного успеха доби­лась "партия-преемник" — НА, в то время как абсолютными победителями стали социалисты. Подобный исход выборов можно объяснить тем, что, голо­суя против правительства, испанские избиратели не хотели выразить нега­тивное отношение к процессу демократизации как таковому. В этом контек­сте оппозиционная, но демократическая ИСРП оказывалась идеальным кандидатом.

Правые в лице НА были настроены более оппозиционно, чем социалисты, но их приверженность демократии не была столь очевидной. В то же время НА не имел существенных конкурентов в "правой" части поли­тического спектра, и его лидерам удалось постепенно преодолеть франкистский имидж. Коммунисты же оказались в крайне неблагопри­ятной ситуации: обыграть ИСРП они могли лишь за счет большей оппозици­онности по отношению к экономической политике правительства, но чем критичнее в этом плане становились отдельные фракции КПИ, тем сомни­тельнее казалась их приверженность демократии. Неспособность коммуни­стов разрешить эту дилемму обернулась расколом и электоральным крахом КПИ.

Поэтому выявляется роль таких факторов, как итоги "учредительных выборов" и характер "партии-преемницы", в становлении формата испанской партийной системы. Учредительные выборы определили общее соотношение политических сил в стране, обеспечив лидирующее положение организационно неустойчивому СДЦ и превратив сплоченную ИСРП, выступавшую основным партнером "центристов" в процессе демократизации, в главную оппозиционную партию, что предотвратило фрагментацию "правого блока" и обу­словило крах основной левой альтернативы социалистам.

Испания - последнее государство современной Европы, где фашистская диктатура существовала наиболее длительное время. Это единственная страна, в которой идеология фашизма пережила Вторую мировую войну, и в которой авторитарный режим исчез естественным путем в результате смерти Франко.
Год смерти Франко (1975) знаменует собой демократическое начало современной, просвещенной Испании. Свободно избранные правительства при Адольфо Суаресе и Фелипе Гонсалесе, а с 1996 г. при Хосе Мария Аснаре осмотрительно и целенаправленно "открывали" страну в политическом и экономическом смысле. Хотя вступление в ЕС и НАТО не обошлось без споров, сегодня это решение разделяет большинство испанцев. Имеется немало примеров, свидетельствующих о действительном переходе к демократии: референдум по поводу принятия новой конституции, гарантия прав областной автономии, введение права на развод, а также отмена смертной казни. Показательной для произошедших изменений в общественной жизни стала плюралистская структура прежде централизованного государства. В административном отношении Испания разделена на 52 провинции, объединенных в
17 автономных областей, которые в значительной степени самостоятельно решают вопросы развития. Каждая область имеет свой парламент и правительство. Члены муниципалитетов провинций избираются общинами и вместе с областными парламентами посылают своих представителей в сенат Национального Законодательного собрания в Мадриде (Кортесы; Cortes Generales}. Вторая же палата Кортесов состоит из депутатов, избираемых прямым общенародным голосованием. С 1982 по 1996 гг. правящей политической партией Испании оставалась PSOE (Partido Socialista Obrero Espanol), возглавляемая премьер-министром Фелипе Гонсалесом. После различных неприятностей, связанных с коррупцией и секретной службой, на выборах в 1996 г. впервые победила консервативная Народная партия (Partido Popular) во главе с Хосе Мария Аснаром, что явилось поворотным пунктом в испанской политике. Третьим по значимости снова стал Союз левых сил (IU Izquierda Unida).
Главой государства, представляющего собой конституционную монархию, является король Хуан Карлос I. По представлению премьер-министра он утверждает членов кабинета министров. Получив от Франко власть в наследство в абсолютистском смысле слова, представитель династии Бурбонов уже в исторической тронной речи 22 ноября 1975 г. расставил акценты совсем не так, как ожидалось. Он заявил, что хочет быть "королем всех испанцев в свободном и современном обществе". Серьезность своих намерений король подтвердил шесть лет спустя, когда смелым приказом вернул в казармы восставших военных. В отличие от других европейских монархов, не только "представительное лицо", но и влиятельный политик. По конституции он наделен большими полномочиями.

Испания – страна, которой может принадлежать большое демократическое будущее. Перед ней открыты разные возможности – она может стать и прочным фактором европейского мира, и фактором дальнейшего нагнетания напряженности; и бастионом демократических порядков на юге Европы, и очагом новой волны правой опасности. Окончательный выбор еще не сделан.


















Список литературы



  1. Большая электронная энциклопедия «Кирилла и Мефодия» 2000

  2. В.В. Загладин: «Современная Испания»

  3. Новейшая история (1939-1992)

  4. Испания - форма правления и административное устройство// www.espana.ru ., 28.10.2000






Случайные файлы

Файл
145283.rtf
62530.rtf
96085.rtf
82041.rtf
15644-1.rtf