Перестройка (PERESTR)

Посмотреть архив целиком

Введение: А виноваты ли демократы ?

Многие говорят, что в наших бедах - развале экономики, страны и многого другого виноваты демократические силы которые находясь у власти последнее время позволяют при себе все эти безобразия, но мне хотелось бы отметить что на Руси всегда воровали и разбазаривали все доступное, как то: нефть, лес, золото, художественные ценности... Начали это делать именно коммунисты. Многие говорят: что в “застое” было лучше, мол колбаса на прилавках была, а об инакомыслии в психушке, железном занавесе, торговле нефтью за зерно по демпинговым ценам, продажей ценностей из Эрмитажа никто вспомнить не хочет.

Я думаю, что изменения были необходимы, плохо ли, хорошо, но нужно было менять Систему, ее устройство и т. д.

Другой вопрос: были ли они до конца проведены и могли ли они быть произведены, в виду сложного общего положения вещей в международной политике и на “внутренних фронтах”. Мне самому было очень интересно узнать ответ на вопрос: ”А с чего все началось?” И по этом у я попытался раскрыть тему первых попыток внесения изменений в привычный ход истории:

КРАХ СОВЕТСКОЙ СИСТЕМЫ

ИСТОКИ И ПРИЧИНЫ ПЕРЕСТРОЙКИ.


К началу 80-х годов советская система хозяйствования исчерпала возможности к развитию, вышла за границы своего исторического времени. Осуществив индустриализацию и урбанизацию, командная экономика не смогла далее провести модернизацию, т. е. глубокие преобразования, охватывающие все стороны жизни общества. Прежде всего она оказалась неспособной в кардинально изменившихся условиях обеспечить должное развитие производительных сил, защитить права человека, поддерживать международный авторитет страны. СССР с его гигантскими запасами сырья, трудолюбивым и самоотверженным населением все больше отставал от Запада. Советской экономике оказались не по плечу возрастающие требования к разнообразию и качеству потребительских товаров. Промышленные предприятия, не заинтересованные в научно-техническом прогрессе, отвергали до 80% новых технических решений и изобретений. Растущая неэффективность экономики отрицательно сказывалась на обороноспособности страны. В начале 80-х годов СССР начал утрачивать конкурентоспособность в единственной отрасли, в которой он успешно соперничал с Западом, -- в сфере военных технологий.

Экономическая база страны перестала соответствовать положению великой мировой державы и нуждалась в срочном обновлении.

Одновременно громадный рост образованности и информированности народа за послевоенный период, появление поколения, не знающего голода и репрессий, сформировали более высокий уровень материапьных и духовных потребностей людей, поставили под сомнение сами принципы, положенные в основу советской тоталитарной системы. Потерпела крах сама идея плановой экономики. Все чаще государственные планы не выполнялись и непрерывно перекраивались, пропорции в отраслях народного хозяйства нарушались. Достижения в области здравоохранения, образования, культуры утрачивались.

Стихийное перерождение системы изменило весь жизненный уклад советского общества: перераспределились права руководителей и предприятий, усилилась ведомственность, социальное неравенство.

Изменился характер производственных отношений внутри предприятий, начала падать трудовая дисциплина, массовыми стали апатия и безразличие, воровство, неуважение к честному труду, зависть к тем, кто больше зарабатывает. В то же время в стране сохранялось внеэкономическое принуждение к труду. Советский человек, отчужденный от распределения произведенного продукта, превратился в исполнителя, работающего не по совести, а по принуждению. Выработанная в послереволюционные годы идейная мотивация труда слабела вместе с верой в близкое торжество коммунистических идеалов.

В начале 80-х годов все без исключения слои советского общества испытывали психологический дискомфорт. В общественном сознании зрело понимание необходимости глубоких перемен, но заинтересованность в них была различной. Числено выросшей и более информированной советской интеллигенции все труднее было мириться с подавлением свободного развития культуры, изолированностью страны от внешнего цивилизованного мира. Она остро ощущала на себе пагубность ядерной конфронтации с Западом и последствия афганской войны.

Интеллигенция хотела подлинной демократии и индивидуальной свободы.

Большинство рабочих и служащих необходимость перемен связывали с лучшей организацией и оплатой труда, более справедливым распределением общественного богатства. Часть крестьянства рассчитывала стать подлинными хозяевами своей земли и своего труда.

Однако в конечном счете совсем другие силы определили направление и характер реформирования советской системы. Их предопределили экономические интересы номенклатуры -- советского правящего класса. Его эволюция к началу 80-х годов завершается. Номенклатура тяготится коммунистическими условностями, зависимостью личного благополучия от служебного положения. Чтобы обезопасить себя, узаконить свое господство, она стремится изменить общественный строй в своих интересах. Чтобы стать независимой от власти, стать настоящим собственником, номенклатуре необходимо было уничтожить общественную социалистическую собственность и соответствующую ей государственную надстройку, которые в течение десятилетий являлись основой ее господства и благополучия. Этот шаг расколол единый правящий класс. По одну сторону “баррикад” оказались так называемые партократы, привыкшие рассматривать государственные должности всего лишь как кормушку и ни за что не отвечать. В узко-эгоистических интересах “партократы” стремились во что бы то ни стало сохранить отжившую систему. Другая, большая часть правящего класса, объективно действуя в интересах всего общества, неосознанно поддерживала радикально-оппозиционные силы, требовавшие обновления и реформ.

Таким образом, к началу 80-х годов советская тоталитарная система фактически лишается поддержки значительной части обществе.

В условиях монопольного господства в обществе одной партии -- КПСС, наличия мощного репрессивного аппарата перемены могли начаться только “сверху”. Высшие руководители страны отчетливо сознавали, что экономика нуждается в реформировании, но никто из консервативного большинства Политбюро ЦК КПСС не хотел брать на себя ответственность за осуществление этих перемен.

Своевременно не решались даже самые назревшие проблемы. Вместо принятия каких- либо мер по оздоровлению экономики в качестве панацеи предлагались все новые трудовые почины, новые формы “социалистического соревнования”. Громадные средства отвлекались на многочисленные “стройки века”, подобные Байкало-Амурской магистрали. С каждым днем становилось очевидным: для перемен необходимо обновление руководства страны.

КОНЕЦ БРЕЖНЕВСКОЙ ЭПОХИ.

Смерть в ноябре 1982 г. Л. И. Брежнева и приход к власти более здравомыслящего политика Ю. В. Андропова пробудили в обществе надежды на возможное изменение жизни к лучшему.

Ю. В. Андропов, много лет возглавлявший КГБ, яснее других видел катастрофическое состояние советской экономики, коррупцию и разложение в обществе. От многих политических деятелей своего поколения он отличался более высоким уровнем культуры, политическим реализмом. Андропов стремился видеть общество в реальной динамике со всеми его возможностями и нуждами. Новый советский руководитель поставил целью подъем страны, преодоление экономических трудностей, укрепление дисциплины на производстве, в партийном и государственном аппарате. Плохое состояние здоровья не позволило Андропову выполнить все задуманное, в том числе в области национальной политики. Но в течение тех 15 месяцев, которые он находился у власти, привычные победные реляции стали уступать место критическим оценкам состояния советского общества. Началом самокритики стал призыв к обществоведам и политикам лучше узнать советское общество, “трезво представлять, где мы находимся”. Были сделаны первые шаги к анализу противоречий в обществе, к пониманию необходимости совершенствования хозяйственного механизма. Основную ставку новое руководство сделало на не всегда законные меры по наведению порядка и дисциплины на производстве, включая “отлов” опоздавших на проходных, прогульщиков в магазинах и даже в банях.

Лозунгом дня стало наведение элементарного порядка. Были сняты с работы некоторые высокопоставленные взяточники и казнокрады, включая министра внутренних дел Щелокова и первого секретаря Краснодарского крайкома Медунова. В ряде районов страны начали работать группы следователей. Кампания против коррупции нашла широкую поддержку в народе, но была быстро свернута.

Далеко идущие последствия имела кадровая политика нового руководства. В короткое время было смещено 18 союзных министров, 37 первых секретарей обкомов. Андроповская “команда” собиралась им заново из самых разных мест: Н. И. Рыжков -- с Урала, Е. К. Лигачев -- из Сибири, В. И. Воротников -- из Воронежа, М. С. Горбачев -- из Ставрополя. Эти люди, разные по жизненному опыту, взглядам на обновление экономики, принесли с собой в Москву реальные знания местных экономических и социальных проблем. В высшем эшелоне руководства страны стало складываться новое соотношение сил, которое в конечном итоге открыло путь М. С. Горбачеву к политическому руководству страной.

Меры по укреплению дисциплины и порядка дали лишь краткосрочный результат в виде незначительного повышения производительности труда в промышленности. В целом же в народном хозяйстве мало что изменилось. Продолжалась непопулярная война в Афганистане, а с ней непомерно росли военные расходы. Все изощреннее становились методы борьбы с инакомыслием. Диссидентов незаконно помещали в психиатрические больницы, высылали за рубеж, лишали советского гражданства. По этой причине практически прекратились гражданские выступления. Открыто действовала лишь небольшая группа “За доверие между Востоком и Западом”, продолжали борьбу за выезд из СССР отказники евреи. Политические заключенные оставались в тюрьмах. Не содержала принципиально новых подходов и внешняя политика Ю. В. Андропова. Ей недоставало гибкости и рациональности. Напряженность между Востоком и Западом достигла в этот период своего апогея. К этому были причастны обе стороны. Президент США Р. Рейган, объявив о начале работ над программой Стратегической оборонной инициативы (СОИ), известной под названием “звездных войн”, втянул СССР в новый разорительный виток гонки вооружений. В свою очередь Ю. Андропов, пытаясь обновить коммунистические идеалы в стране и поднять ее авторитет на международной арене, вступил в решительную схватку с идеологическим противником. Противостояние двух блоков обострилось в связи с трагедией 1 сентября 1983 г., когда советским истребителем был сбит южнокорейский пассажирский лайнер Боинг-747, нарушивший Государственную границу СССР. США использовали этот инцидент, чтобы представить в глазах мировой общественности Советский Союз “империей зла”. После этого были прекращены все ведущиеся советско-американские переговоры о сокращении вооружений. В феврале 1984 г. Ю. В. Андропов скончался. Его попытки придать эффективность бюрократической системе без структурных изменений, усиление требовательности и контроля, борьба с отдельными пороками не вывели страну из кризисного состояния, лишь на время укрепив тоталитарную систему.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.