Общественно-политическая жизнь советской страны в середине 60-х - середине 80-х годов (diplom)

Посмотреть архив целиком

35



Министерство общего и профессионального образования Российской Федерации


Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого


Кафедра истории и археологии России








Дипломная работа по истории России





Тема:

Общественно-политическая жизнь советской страны в середине 60-х - середине 80-х годов”













Дипломант:

студент 5-го курса исторического факультета Вилькоцкий В.Б.


Научный руководитель:

кандидат исторических наук Арутюнян А. М.











Содержание:


  1. Введение

  2. Глава 1 - Октябрьский (1964 год) Пленум ЦК КПСС. Отстранение от власти Хрущева.

  3. Глава 2 - Курс на свертывание демократических преобразований, Л. И. Брежнев. Начало хозяйственного кризиса

  4. Глава 3 - Концепция развития современного социалистического общества

  5. Глава 4 - Конституция 1977 года

  6. Глава 5 - Расхождение теории и практики. Нарастание социальной апатии

  7. Заключение

  8. Приложение (сноски)

  9. Литература



































Введение


Время, в которое руководство Советского Союза возглавлял Л.И. Брежнев, называют “периодом застоя”. Восемнадцать лет Генеральный секретарь Коммунистической партии, сменивший Н.С. Хрущева, вносил в сознание советского народа свое понимание социализма, личную систему морально-нравственных ценностей и идеологию, далеко несоответствующую завещаниям В.И. Ленина.

Неоправданно определять “застоем” все 18 лет “брежневщины”. Были в СССР в этот период и успехи и взлеты. Вздыбленная на реформы Н.С. Хрущевым страна продолжала по инерции проявлять локальную активность еще с добрый десяток лет. Только к середине 70-х годов созидательная энергия общества окончательно перешла в пассивность и равнодушие.

Скорее этот отрезок времени (с 1975 по 1982 год) и является показательным для характеристики застоя.

Десять лет понадобились брежневской номенклатуре на внедрение в системе управления страной командно-административной практики и для смены морально-нравственных ценностей на территории огромной страны.

С какой гордостью Л.И. Брежнев говорил о том, что СССР достиг наконец-то военно-стратегического равновесия с США. Но о том, какой ценой это было достигнуто, говорить тогда никто не решался. Сегодня мы знаем, что это вызвало замедление темпов социально-экономического развития, отставание в науке и технике, провал реформ, укрепление позиций бюрократии, интервенцию в Чехословакию, войну в Афганистане и многое другое.

С позиций сегодняшнего дня “брежневский период” воспринимается, как золотое время, когда жизнь была спокойной, размеренной, понятной и материально обеспеченной. Мало кто желает сегодня и желал тогда из представителей среднего слоя советских граждан замечать многие негативные факторы того времени. Привыкли, приспособились - вроде так и надо. В это время в стране и обществе происходили процессы, поставившие через несколько лет точку на существовании СССР, заложившие крах будущей России.

Вот что пишет о сегодняшней России Александр Солженицын: “Страна живет своей пригнетенной жизнью (семья, питание, огород), никак не соприкасаясь с жизнью развязных верхов. У людей полная обезнадеженность во всяких выборах, что могут они принести какое-то добро. Полное равнодушие к государственным делам. Реальных прав маленького человека никто не защищает и не защитит.

Во множестве городов - удушающая безработица. Ветераны войны, пенсионеры, бывшие жертвы сталинского Гулага - волокут жалкое существование и щурятся, как недавние сопляки раскатывают в иностранных автомобилях и швыряют деньги в кутежах.

Никогда с 20-х годов не было такой крушительной смены психологии, мироощущения, духовных ценностей.

В атмосфере всеобщего разобщения, где нет дела друг до друга, каждому оставлена своя боль и беда, в атмосфере безнадежности, безразличия, ничего не нужности, психологической усталости - нисходит к каждому ощущение своей ни к чему не приложимости, душевная опустошенность, что потерян контроль над собственной жизнью”. 1)

Страшная картина видится великому писателю. Где уж там решать о будущем - выжить бы сейчас!

По данным специалистов в России за годы реформ (1986-1994 годы) прирост смертности гражданского населения превысил уровень смертности в период первой и второй мировых войн Германии и остальных стран Европы в несколько раз.

По прогнозам ученых к 2060 году население России может уменьшится, если не изменится ситуация, в 2 раза. Доля пенсионеров возрастет до 50%. 2)

К сожалению трагизм положения в России не осознается в полной мере ни населением, ни учеными, ни политиками, которые подобную ситуацию преподносят населению, как закономерный переходный этап реформирования. Хотя реформировать, по большому счету, уже нечего. Выжить бы!

Пришло в тупик, что некуда ступить”. 3)

Действительно, процессы, происходящие в России в ходе так называемых реформ, куда глубже и негативнее, чем их представляет власть и некоторые ученые. Трудно поверить и в то, что сегодняшние руководители страны, как малые дети, не ведают, что творят и не понимают происходящего. А если это так, то напрашивается вывод об искусственной ситуации в России и вопрос - зачем это делается? Ответив на него, мы узнаем - и кто это делает. История никогда не развивается случайно. В глубине невидимых для многих процессов всегда лежат причинно-следственные связи. Поэтому события и сегодняшних дней начались не сегодня. Мы все участники и свидетели сценария, уходящего своими истоками далеко в прошлое.

Нам же нужно не найти причину болезни и излечить ее - это дело специалистов, а понять, что происходит в современной России, напоминающей собой сегодня тонущий “Титаник”. И никто в это ситуации не может сказать, сколько месяцев, дней, часов осталось до полного затопления корабля, когда он ринется в пучину бездны, унося с собой многочисленные жертвы.

Понять происходящее нам поможет возвращение к “брежневскому периоду”. Именно в тот период нашей истории скрытые негативные процессы, формировавшиеся в глубине общества много лет, вырвались наружу и расцвели буйным цветом самых негативных явлений в Советском Союзе, стремительно сделавших мощную державу сырьевым придатком мирового капитализма. Кто больше этому способствовал - капиталисты, ненавидящие СССР, или все же мы сами, своими равнодушием, апатией, безвольностью. И на этот вопрос нужен ответ.

Эпоху Брежнева определяют, как время двойных стандартов, двойной морали (приписок, лжи и лицемерия). И началась она с обычного человеческого подленького предательства, которое увидела вся страна - Брежнев нанес коварный удар в спину Хрущеву, человеку, которому последующий Генеральный секретарь был обязан очень многим. Это предательство и стало потом определяющим фактором во всей жизни страны и народа. Лицемерие Генерального секретаря, его подлость, низменность и серость скоро стали общенациональными чертами характера всего населения СССР. Многие и сегодня видят в Л.И. Брежневе “милого парня”, называют его время нахождения у власти “золотым веком”, не понимая трагичности ситуации того времени и разрушительной скрытой силы в самом Л.И. Брежневе. “Мягко стелет, да жестко спать” - эта народная мудрость точно отразила суть брежневщины. Он мягко стелил, но нам всем сегодня очень жестко спать на этой постели, в любой момент способной провалиться в пропасть вместе с нами.

Почему так произошло, мы и попытаемся, насколько это возможно, рассмотреть в этом дипломе.





































Глава 1


Октябрьский (1964 год) Пленум ЦК КПСС. Отстранение от власти Хрущева Н.С.


14 октября 1964 года Пленум ЦК КПСС освободил Н.С. Хрущева от партийных и государственных должностей “по состоянию здоровья”.

Первый секретарь ЦК КПСС обвинялся в нарушении коллегиальности, коллективности руководства, нежелание считаться с мнением товарищей, в возрождении “культовой” атмосферы, дестабилизации общей обстановки в стране из-за непродуманных реформ и частой смены кадров.

Пленум ЦК КПСС удовлетворил просьбу товарища Хрущева Н.С. об освобождении его от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС, члена Президиума ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья.

Пленум ЦК КПСС избрал Первым секретарем ЦК КПСС товарища Л.И. Брежнева.

Сегодня многие историки расценивают смещение С.И. Хрущева как “дворцовый переворот”.

На состоявшемся накануне Пленума президиуме ЦК Н.С. Хрущева заставили подать в отставку. Состоявшийся Пленум ЦК КПСС в октябре 1964 года лишь придал видимость законности действия некоторых лиц и окружения Н.С. Хрущева.

Почти повсеместно решение Пленума об отставке Первого секретаря ЦК КПСС было встречено с одобрением, а то и радостью. По свидетельству современников отстранение Хрущева от власти было встречено спокойно. Переворот был хорошо подкреплен и материально. В Москве и других крупных городах заметно расширился ассортимент, исчезли очереди в магазинах.

Примерно через 10 дней Председатель КГБ СССР Семичастный докладывал на заседании Президиума ЦК КПСС о спокойной реакции на снятие Хрущева в обществе.

Вот что вспоминает профессор медицины А. Белкин в своей книге “Почему мы такие?”, изданной в Москве в 1993 году: “Если бы не поразительное равнодушие, с каким мы встретили известие о падение Хрущева, первая реакция на нового лидера должна бы быть отрицательной или очень настороженной. Такое лицемерие, такое грандиозное предательство. Только что праздновался хрущевский юбилей. В ту пору мы уже жили с телевизорами. Все видели, как проходили пышные юбилейные торжества. И все запомнили, что самым любящим, самым преданным из окружения Хрущева был Л.И. Брежнев. Он весь сиял, он душил именинника в объятиях, осыпал его поцелуями. И не прошло и года, как этот человек принимает активное участие в смещении Хрущева и занимает его место.”

Согласно данным Председателя КГБ по всей огромной территории Советского союза не произошло ни одного собрания, не было принято не одной резолюции в защиту Хрущева. Вначале Брежнев даже не поверил Семичастному. Но предательство на высшем уровне народ воспринял как должное. Такие настроения во многом облегчили смену лидера огромной державы.

Отставка Н.С. Хрущева завершила двухлетний период, в течении которого его авторитет и проводимая им политика вовсе большей степени оказывались под вопросом. Престиж Хрущева заметно пошатнулся уже после кубинского кризиса, когда его коллеги стал критиковать его действия.

В июне 1963 года Н.С. Хрущеву пришлось согласиться на создание комиссии по реорганизации промышленности. В июле 1964 года Л.И. Брежнев уступил место Председателя Верховного Совета Микояну, чтобы полностью сосредоточиться на работе в Секретариате.. Необходимо отметить, что смещенный от власти Хрущев еще долго внушал Брежневу бессознательный страх, или это была совесть.

Советская либеральная интеллигенция тоже не скрывала своего пренебрежительного отношения к “неотесанному украинскому мужику”, каким в ее глазах был Н.С. Хрущев. Она приветствовала разоблачение Сталина на XX и XXII съездах КПСС, новые изменения в культуре, но после начавшихся весной 1963 года “заморозков” в сфере культуры уже не обольщалась его действиями. Верующие опасались новых антирелигиозных кампаний, национальная элита - последствий заявлений Хрущева “о растущем стремлении нерусских народов к овладению русским языком, который стал вторым родным языком для народов СССР”. А большинство населения видело, что условия жизни с начала 60-х годов стали заметно ухудшаться: снизились темпы жилищного строительства, повысились цены на продукты питания, росли налоги, ограничивались размеры приусадебных участков (у крестьян), вызывал тревогу проект по введению рабочих паспортов (для рабочих), посягающий на свободу передвижения рабочей силы в промышленности. Эти и другие меры вступали в противоречие с обещаниями “радужного коммунистического будущего” и призывали “догнать и перегнать Америку”.

И все же решающей причиной отставки Н.С. Хрущева стала оппозиция части партийно-хозяйственных кадров, обеспокоенных его бесконечными реформами, которые постоянно угрожали их карьере, стабильному положению и привилегиям. Лишь в первые годы нахождения у власти Н.С. Хрущева аппарат поддерживал его деятельность по проведению реформ и десталинизации, положившей конец периодическим чисткам, установившую более или менее стабильную систему, достаточно открытую для возможного восхождения по ступеням карьеры без страха за свою жизнь. Однако проводимые Н.С. Хрущевым реформы разрушили эту идеальную схему. Реформа совнархозов в 1957 году, например, отправила тысячи столичных служащих в провинцию. Реформы 1961 и 1962 годов усилили недовольство партийной номенклатуры, в том числе и ближайших его соратников по партии. Под угрозой потерять свои посты оказались члены ЦК КПСС, руководитель республиканских и областных комитетов партии. Безоглядные начинания Н.С. Хрущева восстановили против него и экономистов-реформаторов, и многочисленные местные кадры. В том числе хозяйственных руководителей.

Опала Н.С. Хрущевым маршала Жукова в 1957 году резко охладила отношения Первого секретаря ЦК КПСС с армией. Окончательно отношения с военными расстроила хрущевская идея о “всеядерном” будущем, которая предусматривала резкое сокращение вооруженных сил. Это общее недовольство сыграло для Н.С. Хрущева в 1964 году роковую роль.

Не столько заговор против Первого секретаря ЦК КПСС узкого круга лиц, сколько провалы в политике, бунт аппарата на фоне равнодушия общества и интеллектуальной элиты привели его к поражению.

Отставка Н.С. Хрущева означала отказ и от энергичного проведения реформ. Это была победа консервативных сил. Или как когда-то говорили: “победа физиков над лириками”.

Это была одновременно и первая победа партийно-хозяйственной номенклатуры над руководителем страны. В сталинские времена подобные действия обошлись бы партийным и хозяйственным чиновникам слишком дорого даже в случае победы. Поэтому на “вождя народов” у чиновничества посягать желания не было. Да и возможности консолидироваться для подобных действий мешала постоянная чистка аппарата и репрессии, что порождало разрозненность системы номенклатуры.

Партийно-хозяйственный аппарат стремился к стабильности и к возможности наслаждаться благами полученной власти. Для этого чиновникам нужен был руководитель страны, полностью отражающий их психологию и защищающий, прежде всего, их интересы. Н.С. Хрущев рассматривался, как досадная помеха на пути к желанной цели. Никто лучше членов партийно-хозяйственной номенклатуры не понимал всю глупость идею быстрого построения коммунизма в отдельно взятой стране и рекордно короткие (по историческим меркам) сроки. А вот создать систему, способную обеспечить прекрасные условия жизни для небольшой руководящей части общества, было возможно уже и в шестидесятых годах двадцатого столетия. Правящая элита устала от сталинщины и хрущевских реформ. Ей была нужна стабильность и возможность совершенствования.

На Л.И. Брежнева власть свалилась, как подарок судьбы. Сталину, чтобы стать “хозяином” страны, пришлось уничтожить почти всех членов ленинского Политбюро и огромную часть партийного актива. Хрущев Н.С. выдержал борьбу против могучих и влиятельных соперников, в том числе таких, как Молотов.

Ничего подобного не произошло с Брежневым. Шапка Мономаха легла на его голову, словно заранее была сшита именно на него. Носил он ее 18 лет без всяких страхов, катаклизмов и конфликтов. И окружающие люди жаждали только одного: чтобы жил этот человек вечно - так хорошо им всем было около него. Только в одном отношении приход Брежнева к руководству страной напоминал сталинскую и хрущевскую модель. Никто не принимал его всерьез как претендента на роль лидера, да и сам Брежнев подчеркивал полное отсутствие подобных амбиций.

Следующий 1965 год в жизни народов СССР был знаменателен рядом выдающихся событий. Основное у них - успешное в целом завершение выполнения семилетнего плана (1959-1965 гг.). В августе 1965 года завершили выполнение семилетнего плана жители Москвы и Ленинграда. Новые открытия и достижения в науке, технике позволили ускорить развитие народного хозяйства, сделали советский союз еще более могущественной державой в экономическом, политическом и военном отношении. Продолжался и углублялся процесс расширения социалистической демократии в различных сферах общественной жизни.

Обо всем этом сообщали средства массовой информации тех лет, в том числе и “ежегодник БСЭ”.

Сейчас трудно сказать, понимал ли кто тогда последствия произошедших событий. Номенклатура жила в предвкушении предстоящей райской жизни, а народ ждал перемен к лучшему для себя. Еще сильны были воспоминания о войне, голоде и нищете. Хотелось стабильности, материального благополучия и уверенности в спокойном будущем.

Интересы властных структур и народа на данном этапе совпали.

Наверное никто тогда не мог предположить, что такие общие интересы к стабильности и материальному благополучию приведут от "хрущевской оттепели” к “брежневскому застою”.

Мог ли и сам Л.И. Брежнев предположить, став талантливым исполнителем желаний большинства, что он своими действиями поставит могущественную державу на грань катастрофы.

Что он думал, когда игнорируя уроки истории, стал формировать в окружении раболепие, равнодушие к интересам страны и народа, эгоизм, карьеризм и другие, разрушающие человека, пороки души? Почти сразу после октябрьского Пленума ЦК КПСС был запущен механизм славословия и создания культа личности нового Генерального секретаря.

Возможно, как и всякая слабая личность, Брежнев обладал инстинктом власти. Этого достаточно, чтобы понять, что быть сильным можно только при слабом окружении. А как сделать соратников по руководству страной слабыми и этим укрепить свою власть? С древних времен известен только один очень эффективный метод. Он отражен в восточной мудрости: “Если ты против своего врага использовал все виды борьбы и ничто тебе не помогло, тогда дай врагу все, что он желает, и начни его восхвалять. Скоро он сам себя погубит”.

Не случайно на ключевые посты партийно-государственной власти Брежнев назначал близких друзей, товарищей по институту, по работе в Днепропетровске, в Молдавии, даже своих родственников и родственников своей жены. Он знал их желания и слабости, а они - его.







Глава 2


Курс на свертывание демократических преобразований,

Л.И. Брежнев.

Начало хозяйственного кризиса.


Приход Л.И. Брежнева к руководству партией и страной не давал ему сразу той реальной единоличной власти, которую он приобрел позже.

В этот период Генеральный секретарь ЦК КПСС вынужден был быть поборником принципов коллективности партийного руководства страной. Фамилия Брежнев в документах тех дней появлялась редко. Это импонировало широким массам в партии и в стране.

Отставка Н.С. Хрущева означала отказ от энергичного проведения реформ. Отстранившая Хрущева группировка хотела сохранить коллективную власть и контроль высших партийных органов за всеми сторонами жизни общества, положить конец реформаторству Хрущева, который ввел и ротацию партийных кадров.

В то же время руководство СССР, сменившее Хрущева, не собиралось отказываться от некоторых перемен в стране, проведенных в середине 50-х годов. Это касалось линии на повышение уровня жизни и поддержания высоких темпов развития промышленности, науки и других направлений. Подобные задачи не могли быть выполнены без устранения нестабильности. Нужно было проводить политику, утверждающую стабильность (в том числе и в эшелонах власти), дающую партийным кадрам уверенность в своей значимости, в своем благополучном будущем при выполнении определенных требований.

Так как пост Генерального секретаря может получить только один человек, то верхушка номенклатуры старается при каждой смене Генерального секретаря создать наиболее выгодные исходные позиции для очередного тура борьбы за власть в целом.

Поэтому верхушка номенклатуры не стремится выбрать в Генеральные секретари самого сильного и смелого. Ее больше устраивает самый недалекий и безобидный из членов Политбюро. Таким казался своим соратникам по руководству страной И.В. Сталин в 20-х годах, член Ленинского политбюро. Таким считался Н.С. Хрущев в окружении И.В. Сталина. Таким виделся Л.И. Брежнев после смещения Н.С. Хрущева, когда сильным был Шелепин.

Сталин казался окружению ограниченным и бескрылым техническим работником, скромным человеком. Хрущев - Иванушкой -дурачком, которого он любил из себя разыгрывать. Брежнев - послушным исполнительным юнцом, готовым слушаться старших.

Брежнев умело сделал вывод из уроков истории. Он быстро понял, что, начиная со времен Сталина, решающим средством для упрочения власти было установление господствующего положения в Политбюро, Секретариате ЦК и в центральном аппарате.

Отставка Н.С. Хрущева почти не вызывала кадровых перемещений.

Ядро новой правящей верхушки составили: Л. Брежнев - Первый секретарь ЦК КПСС, А. Косыгин - Председатель Совета Министров и М. Суслов - член Президиума, ответственный за идеологическую сферу.

В ноябре 1964 года Пленум ЦК КПСС принял решение о восстановлении единой партийной организации на всех уровнях, а также о единстве советских, профсоюзных и комсомольских структур. С декабря 1964 года были восстановлены региональные, областные и районные комитеты. Эти первые шаги нового руководства позволили получить правящей верхушке поддержку партийных, советских, профсоюзных и комсомольских органов на местах.

Затем правящая партийная группа искусно маневрировала, проводя замену местных кадров, пришедших к руководству в хрущевский период. Решение этой задачи растянулось на несколько лет.

Анализ перемен в составе секретарского корпуса на местах в 1965-1980 годах указывает на серьезные изменения, произошедшие в период с 1965 по 1970 годы, и на явную стабилизацию кадров после XXIV съезда КПСС (1971 год), которая привела к старению местных кадров (средний возраст достиг в 1980 году 59 лет, по сравнению с 49 годами в 1971 году).7)

Объявленная кампания по обновлению кадров происходила в большей степени за счет расширения Центрального комитета - с 300 человек в 1966 году до 420 человек в 1976 году. 8)

Каждому члену номенклатуры была обеспечена возможность планировать развитие своей карьеры. Центральные власти следили за набором кадров на местах.

Эти и другие процессы благоприятствовали укоренению принципа личной преданности в отношениях руководителя и подчиненного. Благополучие и удачное будущее которого полностью зависели от его начальника.

Верность непосредственному руководителю стала важнее профессиональной компетентности и идеологической выдержанности. 70-е годы стали, благодаря развитию этого принципа, апогеем “семейственности” для всей руководящей структуры. Образцом для подобных действий служил Генеральный секретарь ЦК КПСС, окруживший себя друзьями и родственниками.

Принцип личной преданности, как главное средство стабильности, был не совместим с совершенствованием системы по управлению страной. Подобный подход отвергал возможность отсеивания некомпетентных и морально разложившихся кадров. Последующий ход событий показал, что номенклатурные кадры не только не отсеивались в процессе жизнедеятельности, но и продвигались в верхние эшелоны власти, не смотря на их крайне низкий профессиональный уровень и деградацию морально-нравственной сферы личности. Известна масса примеров, когда развалившиеся предприятия и совершившие преступления руководители успешно поднимались вверх по служебной лестнице, вопреки мнению народа и здравой логике. И в то же время семейственность номенклатуры позволила быстро избавляться от талантливых, но честных и принципиальных руководителей.

Трудно подсчитать экономический ущерб от применения принципа личной преданности в системе руководства, но то, что он оказал огромное разлагающее влияние на сознание масс, на их морально-нравственную сферу, сомнений нет.

Выигравшая страшную войну страна, восстановивший послевоенную разруху и двигающий стремительно вперед реформы народ нуждался не в стабильности партийных и хозяйственных кадров любой ценой, а в упорядочении движения вперед, к могуществу страны и общему материальному благополучию.

Сильный духовный потенциал народа, созданный великой победой, нуждался в великих делах. Н.С. Хрущев, видимо, чувствовал это, но не смог направить эту силу в нужном направлении. Сумятицей его действий и воспользовалось консервативное крыло партии, которому были чужды интересы народ и страны. В итоге стремительный бег преобразований в стране после снятия Н.С. Хрущева стал резко тормозиться. Сперва скрыто, тихо, а потом и открыто.

То, что происходило с сознанием народа, его духом (морально-нравственной сферой), никого в руководстве не интересовало. Иначе бы партийные лидеры тех лет обратили внимание на статистику. Или отнеслись к ней серьезно, если она им была известна.

Первое, на что нужно было обратить внимание, это на возросшую смертность населения без видимых внешних причин. Вроде жить становилось “легче” и “лучше”, а смертность с 1964 года стала резко возрастать среди советского народа. Вот какие данные дает профессор Российской медицинской академии И.А. Гундаров в своей научной работе “Духовное неблагополучие, как причина демографической катастрофы”.9)

За время брежневского периода правления в Советском союзе смертность возросла с 7 человек на 1000 граждан до 12 человек на 1000 граждан. Стала возрастать детская смертность, смертность взрослых от инсульта и болезней сердца. Резко возрастающая продолжительность жизни у мужчин с 1938 года после 1964 года стала стремительно сокращаться. В 1964 году она составляла в среднем 68 лет, а уже в 1978 году продолжительность жизни мужчин составила в среднем 62 года. И это при “спокойной, стабильной и улучшающейся жизни народа”.

Если смотреть на график динамики смертности в социалистических странах 1946 года по 1985 год, то мы видим, что с 1946 по 1965 год смертность населения везде резко снижалась. Это в разрушенных войной странах, в напряженном труде по восстановлению городов, заводов и фабрик. С 1965 года смертность во всех странах социалистического лагеря начинает возрастать. В Советском Союзе она поднимается на самый высокий уровень по сравнению с Венгрией, Польшей, Болгарией, Чехословакией и Румынией. Не следствие ли это проводимой Москвой политики на сворачивание реформ и переход к “стабилизации” общества., а точнее к духовной деградации народа с последующим его вымиранием. Данные исследования И.А. Гундарова подтверждают этот вывод.

Чтобы укрепить напрашивающийся вывод, обратимся к морально-нравственным ценностям хрущевского и брежневского периодов.

Как утверждает И.А. Гундаров в ходе своих исследований, в 1965 году в Советском Союзе в сознании граждан великой державы преобладали такие черты характера, как энтузиазм, оптимизм, вера в идеалы добра и справедливости, гордость за страну, надежда на хорошее будущее для себя, своих детей и государства. К 1982 году за счет “стабилизации” ситуации в советской державе морально-нравственные ценности у населения изменились на диаметрально противоположные. В народе стали преобладать пассивность, пессимизм, безверие, уныние, зависть к Западу. Не эти ли “новые” массовые черты характера у населения страны Советов и вызвали резкий рост смертности и заболеваемости, в то время, когда расходы на медицину превысили все допустимые пределы? Как видно из анализа “брежневского периода”, затраты огромных сумм на поддержание здоровья нации не помогли. Смертность и болезни продолжали преследовать советский народ. Особенно это касалось мужчин. Атмосфера “брежневского застоя” действовала на сильную половину населения не только развращающе, но и крайне губительно. Это выразилось косвенно в снижении производительности труда, дисциплины на производстве, разводах и так далее. Прямое выражение внутреннего протеста у мужчин против развращающей душу политики номенклатуры стало проявляться в пьянстве, социальной пассивности и преступности.

Нарастанию негативных явлений психогенного характера в массах способствовало не только сворачивание хрущевских реформ, но и расцвет административно-командных методов руководства.

Усиливающийся одновременно культ личности Л.И. Брежнева еще больше усугублял ситуацию с морально-нравственной ориентацией советского народа. Волны мещанской психологии, эгоизма, равнодушия, воровства (или незаконное присвоение материальных ценностей государства) захлестнули советское общество. Если номенклатурные работники присваивали себе государственные богатства незаконно машинами и вагонами, используя власть, то простые работники выносили с заводов, фабрик и учреждений государственные ценности сумками. “Несунство”, как массовое явление, охватило всю страну. Многочисленные попытки бороться с “несунами” заканчивались неудачей. Именно тогда родилась народная мудрость: “Бери с работы каждый гвоздь - ведь ты хозяин, а не гость”. Как мы знаем, настоящий хозяин из дома ничего не носит на сторону.

Можно не сомневаться, что подобное поведение широких масс было вызвано вседозволенностью и безнаказанностью номенклатуры, которая, разлагаясь сама, толкала к деградации и советский народ.

Прикрытием для такого массового растаскивания национальных богатств служила идея повышения материального благосостояния народа.

По мере проведения мероприятий по реабилитации сталинизма и возрастанию культа личности Л.И. Брежнева система морально-нравственных ценностей, присущая Генеральному секретарю и его окружению все интенсивнее насаждалась в народных массах.

Официально пропагандировалась одна идеология поведения, а неофициально насаждалась другая. Политика двойного стандарта (лицемерия) захлестнула не только идеологию и экономику (массовые приписки), но и усиленно внедрялась во все сферы жизни советского народа (супружеские измены, воспитание детей и другое).

Процессы упадка нашли поистине символическое отражение в личной участи руководителя Советского Союза. В декабре 1974 года Л.И. Брежнев заболел, и с тех пор в течении восьми лет Советский союз жил в ненормальных условиях - с угасающим на глазах всего мира главой державы, уже не способным выполнить элементарные функции руководителя. И это в условиях, когда во всех своих основных чертах сохранилась структура власти, унаследованная от сталинских времен, по которой принятие решения по всем важным вопросам исходило от Брежнева.

Возвращению сталинизма в общество способствовало и то обстоятельство, что у рычагов власти оставалось множество людей, придерживавшихся старых сталинских воззрений, которым было трудно найти себе место в любой иной политической и социальной структуре.

К этому добавлялась неготовность значительной части общества к переменам. Множество людей были запрограммированы духом сталинизма на определенное поведение и реакции, либо боялись проявлять инициативу, самостоятельно думать и действовать.

Эти и другие причины стали благодатной почвой для возрождения в стране принципов сталинизма. Процесс ресталинизации все больше принимал ползучие формы, обволакивая общественную жизнь.

14 февраля 1966 года видные деятели культуры и науки Ромм, Сахаров, Чуйков, Ефремов, Плисецкая, Попов и другие направили Л.И. Брежневу открытое письмо.

В нем отмечалась обеспокоенность усилением тенденций, направленных на частичную или косвенную реабилитацию сталинизма. Авторы письма обращали внимание Брежнева на то, что попытки обелить Сталина таят в себе опасность серьезных расхождений внутри общества. Но их мнение не было учтено. Сталинские методы руководства и принципы жизни продолжали наступать. С теми, кто стоял на антисталинских позициях, расправлялись пока административными методами. Их увольняли с работы, накладывали партийные взыскания, исключали из партии. Сталинизм наступал в литературе, в искусстве, в науке и других областях жизни.

24 сентября 1967 года в ЦК КПСС направляют обеспокоенное письмо дети репрессированных коммунистов. Они в очередной раз предупреждали об опасности возрождения сталинизма в стране.

Но руководство страны продолжало разворачивать курс политики назад.

К этому времени меры воздействия к антисталинистам ужесточились: их публично компрометировали, прятали в психушки, сажали в тюрьму, высылали за рубеж и лишали советского гражданства.

Под идеей защиты социализма власть все явственнее проявляла интересы по укреплению своих позиций и увеличению привилегий для номенклатуры.

Глава 3


Концепция развития социалистического общества


Брежневская реформа началась в 1965 году с проведения административной централизации, упразднения совнархозов и восстановления центральных промышленных министерств, ликвидированных Н.С. Хрущевым. Были созданы также крупные государственные комитеты (Госкомцен, Госснаб и Госкомитет по науке и технике). Предприятия получили некоторую автономию.

Документы по реформе хозяйственной деятельности предприятий были обнародованы 4 октября 1965 года. Это был ряд постановлений об улучшении планирования и стимулирования производственной экономики и о государственном производственном предприятии при социализме.

Реформу готовила группа специалистов под руководством Либермана.

Документы свидетельствовали о желании расширить самостоятельность предприятий. Число обязательных плановых показателей было сведено до минимума. Для стимулирования деятельности часть доходов оставалась в распоряжении предприятий. Решено было увеличить объем премии в случае запланированного перевыполнения планов, а также проведены другие изменения, стимулирующие труд работников во всех сферах промышленности.

Уже с первых шагов проведения реформы стало ясно, что она представляет собой набор разрозненных и противоречивых мер. Трудно было сочетать, например, расширение самостоятельности предприятий и усиление административных и экономических полномочий министерств. Госснаб тоже встал непреодолимым препятствием на пути самостоятельности предприятий.

Противоречия реформы отражали глубокое расхождение между возглавляемыми Брежневым сторонниками ограниченной децентрализации при сохранении роли политико-административной системы в функционировании экономики и сторонниками Косыгина, приверженцами частичных рыночных реформ.

Старые администраторы, сторонники командного метода управления экономикой, еще в 1965 году заметили определенные расхождения между Л.И. Брежневым и А.Н. Косыгиным в понимании перемен, наступивших после 1964 года. Если Брежнев требовал укрепления централизованной системы в руководстве, то Косыгин концентрировал внимание на принципах хозрасчета, хозяйственной самостоятельности предприятий. По мере упрочения позиций Брежнева положение Косыгина усложнялось, его слово теряло значимость. Это немедленно отражалось в поступках министерств и ведомств.

Необходимо отдать должное по ряду важных показателей второй половины шестидесятых годов. Это красноярская ГЭС, освоение нефтяных богатств Тюмени, появление автомобиля “Жигули” и так далее.

Но вот авторы статьи “Лукавая цифра” В. Селюнина и Г. Ханина, опубликованной в 1987 году, утверждают, что в 1966-1970 годах не было ни ускорения темпов, ни повышения эффективности труда.1) Национальный доход увеличился на 22 процента против 24 процентов в предреформенной пятилетке. Производительность труда на 17 процентов против 19 процентов в 1961-1965 годах. Хуже стали использоваться основные производственные фонды.2) По мнению названных авторов, скрытый рост оптовых цен достиг в машиностроении 33 процентов, что вдвое больше , чем в 1961-1965 годах.

По данным Госкомстата в 1965-1970 годах был снижен удельный вес по развитию ряда отраслей основных промышленно-производственных фондов. Так топливная промышленность перешла с показателя 13,9 в 1965 году до 13,1 в 1970 году, лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность с 5,6 в 1965 году до 5,1 в 1970 году и так далее. Наибольшее снижение произошло в пищевой промышленности с 8,2 в 1965 году до 7,5 в 1970 году; в 1970 году этот показатель упал до 7,0.3) Не здесь ли заложен будущий дефицит продуктов питания?

Посмотрим, что происходило во второй половине 60-х годов с вводом в действие производственных мощностей за счет расширения и реконструкции действующих в строительстве новых предприятий. Возросло применение турбин с 2702 в 1961-1965 годах до 4257 в 1966-1970 годах, но резко снизилось применение силовых трансформаторов с 56,1 в 1961-1965 годах до 28,2 в 1966-1970 годах, металлорежущих станков с 35,0 в 1961-1965 годах до 21,5 в 1966-1970 годах и так далее.4) Подобных примеров неблагополучия в экономике сразу после прихода к власти консервативных сил во главе с Л.И. Брежневым можно привести много.

Победные рапорты съездов партии и прессы далеко не отражали действительное положение дел в экономике.

Очень хорошо показывает интенсивность развития экономики такой показатель, как создание и внедрение новой техники. Понятно, что невозможно развивать экономику без развития промышленности, а ее - без новой техники. В 1966-1907 годах было создано 21,3 тысяч штук новых типов машин, в 1971-1975 годах этот показатель снизился до 20,0 тысяч штук, в 1976-1979 годах - до 14,9 тысяч штук. Модернизировано производственного оборудования на промышленных предприятиях в 1966-1970 годах 675 тысяч штук, в 1976-1979 годах - 646 тысяч штук. Снято с производства устаревших машин в 1966-1970 годах 2,3 тысячи штук, в 1976-1979 годах - 7,3 тысячи штук.5) Причем последний показатель не говорит об интенсивной замене старого оборудования на новое. Это подтверждает первый показатель, говорящий о том, что новых машин и станков явно не хватало. Видимо оборудование предприятий уже настолько устарело, что от него просто предпочитают избавляться. Я сам в это время работал на производстве и наблюдал эти процессы наглядно.

Слишком медленно снижалась материалоемкость продукции. Слабо росла производительность труда. Динамика эффективности общественного производства изменялась следующим образом: в 1964-1970 годах повышение на 14 процентов, в 1971-1974 годах показатель остался тот же, а в 1975 году он уже снизился и затем не поднимался.6)

Вывод о том, что по мере усиления административно-командной системы экономика работала все хуже, напрашивается сам собой. Но не все так просто. Экономику делают миллионы тружеников. Это их трудом и умом создается экономическая мощь державы. О том, что происходило в сознании народа в этот период, мы разберемся в главе 5.

Пассивность же партийных и других общественных органов нарастала по мере упрочения административно-командной системы.

Невиданную власть приобрели министерства и ведомства., секретари обкомов, райкомов и горкомов. Многие руководители, будучи членами ЦК КПСС, депутатами Верховного Совета СССР, больше напоминали удельных князей. Все полезные начинания находились в бесконечных согласованиях. Хозяйственная реформа 1965 года оказалась нежизненной.

Картина получалась парадоксальная. Предприятия и отрасли рапортовали об успешном выполнении спущенных сверху задач, а показатели промышленности СССР расходились с плановыми. И это неудивительно, если вспомнить о таком широкомасштабном явлении в брежневское время, как приписки. О них знали все. За них ругали, но не наказывали, все знали, что это подло и преступно, но все к реальным цифрам добавляли ложные. И это оправдывалось выполнением требования сверху о хороших показателях и солидными премиальными.

Замкнутый круг для многих руководителей был неразрываем: не будешь приписывать - снимут с должности, припишешь - получишь премии и награды. Риск сесть в тюрьму за приписки минимальный - о них знают все, их требуют сверху, а значит - прикроют.

Процесс замедления социально-экономического развития общества в эти годы характеризуется следующими данными: национальный доход в 1966-1970 годах составил в СССР 7,8 процента, к 1976-1980 году он упал до 4,3 процента, в 1985 году составил 3,6 процента.

Реальные доходы на душу населения: в 1966-1970 годах составили 5,9 процента; к 1966-1970 году - 3,4 ; в 1985 году - 2,1.

Розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли: в 1966-1970 годах - 8,2 процента; в 1976-1980 годах - 4,4 процента; в 1985 году - 3,1.

Объем реализации бытовых услуг населению: в 1966-1970 годах - 16,3 процента; в 1976-1980 годах - 7,4 процента; в 1985 году - 5,8.7)

Как видно, миф о прекрасной жизни при социализме несостоятелен. Нужно отметить хорошую социальную защищенность советских граждан. Но без хорошей экономики (без реальных денег) и она ничего не стоит.

Это подтвердила кризисная ситуация, сложившаяся на рубеже 80-х годов в социальной сфере.

В конце 70-х - начале 80-х годов возрос общий дефицит предметов потребления, обострилась проблема обеспечения спроса на мясные, молочные и другие продукты, хлопчатобумажные ткани и обширный ряд других товаров массового спроса.

Социальная направленность советской экономики на рубеже 80-х годов тоже оказалась серьезно ослабленной, появилась ярко выраженная глухота номенклатуры к социальным нуждам советских людей.

В стране продолжалась и набирала силу рапортомания.

Перелом в экономике к худшему поддается точной датировке. По мнению специалистов это 1972 год.

Подобная ситуация не была неожиданностью ни для специалистов, ни для руководства страной. 1965 год стал еще одной отправной точкой из представленных для страны возможностей по проведению реформ. О них объявили, но, как всегда в нашей стране, прекратили на полдороге.

В 70-х годах посты многих руководителей страны стали пожизненными, а номенклатурные бюрократы - несменяемыми. Изобреталась изощренная техника увода самых бездарных, безнадежных, полностью провалившихся работников от ответственности.

Из министерства в министерство перебрасывали несостоявшегося министра или под него создавали новое министерство. Совсем провалившимся создавали синекуру, часто отправляли послом в какую-нибудь страну. Номенклатура в брежневский период выделилась в обществе в особую касту, напоминающую дворянство, которая была неподсудна любым существовавшим законам. Это была каста, уже отделившаяся от общества и живущая по своим особым законам и правилам. Это была настоящая каста неприкасаемых, свободных от совести, чести, долга перед народом и ответственностью перед законом. Ей некогда было думать о будущем руководимого ими государства и народа. Беспредельная власть и безответственность обострили до предела в каждом из них самые худшие человеческие качества: эгоизм, бессовестность, равнодушие к чужим бедам, цинизм, наглость и другие.

Неслучайно самой расхожей мудростью в 70-х годах было выражение: “Наглость- второе счастье”. Она точно отображала всю сущность психологии номенклатуры.

Подобное положение дел не могло не породить еще более негативные процессы. И они не заставили себя долго ждать.

Когда через всю страну гонят пустые эшелоны Рашидова с надписью “Хлопок” в Иваново, где за хорошую взятку фиксируют их прибытие, то...? Часть взятки перепадает директору комбината. Это Рашидов нагоняет показатели по сдаче хлопка, чтобы получить вторую Звезду Героя. На третьей Звезде Героя он погорел. О том, что вагоны ходили пустые, знали многие в руководстве страны.8)

Сочинское дело, в ходе расследования которого у многих “пострадавших” были изъяты огромные богатства, нажитые нечестным путем - взятки. И многие другие случаи подобного порядка, название для которых - коррупция.

По данным из статьи кандидата технических наук А.П. Рещикова “Вперед к социализму” к началу перестройки в СССР было более пятидесяти тысяч миллионеров, зарегистрированных по официальным вкладам.9) Сколько было неофициальных - трудно сказать, но ясно, что намного больше. Если учесть, что доллар тогда равнялся почти рублю, то миллионеры получались на уровне западных. Не стоит уточнять, что подобные суммы денег не могли быть накоплены их владельцами только за счет заработной платы и других честных доходов. Это позволила сделать только широкомасштабная коррупция в стране. Если дочка Л.И. Брежнева занималась незаконной торговлей валютой и драгоценными камнями, то что говорить о приближенных к генеральному секретарю и о других членах номенклатуры, не обремененных чаще всего понятиями: честь, совесть, долг.

О гигантских масштабах коррупции, о ее глубоких корнях, идущих на самый верх руководства СССР, лучше всего говорит так называемое “Дело Гдляна”.

С его историей хорошо знакома вся страна.

Более подробно с наиболее известными делами о коррупции знакомит книга Федора Раззакова “Бандиты времен социализма”, издательство ЭКСМО, 1996 год.

Необходимо, ради справедливости, отметить одну существенную особенность в этой теме. Номенклатура творила беспредел, но она старалась это делать непублично. И положенный кусок пирога каждому члену номенклатуры определялся его рангом. Больше вышестоящего начальника кусок пирога нижестоящему иметь было нельзя. Это в какой-то мере сдерживало тот окончательный беспредел, захлестнувший СССР чуть позже.

Все рассмотренные выше проблемы экономики Советского Союза брежневского периода все же не дают оснований делать вывод о наличии в СССР 70-80-х годов экономического кризиса.

Что такое экономический кризис, мы теперь знаем хорошо по 90-м годам истории России.

Обращаясь к периоду застоя можно скорее говорить о кризисе хозяйственной системы, порожденной командно-административными методами управления экономикой.

В частности за 30 лет после окончания второй мировой войны советская экономика смогла решить четыре задачи: восстановить и утроить потенциал производства, создать гигантскую военную мощь, не уступающую американской, осуществить урбанистическую революцию и значительно поднять уровень потребления всего населения.

Такие результаты были бы недостижимыми для экономики, находящейся в состоянии кризиса.

Среди авторитетных западных советологов господствует мнение, что в послевоенный период до конца 60-х - начала 70-х годов в экономике СССР, несмотря на огромные масштабы расточительства всех видов ресурсов, в целом преобладала тенденция к повышению общей эффективности хозяйства.

Характер развития экономики Запада в 60 - 70-х годах качественно изменился. Она вошла в новый этап НТР и резко усложнилась. Это оказалось не по плечу командно-административной системе для заимствования опыта с Запада. Тогда и начались замедление темпов и постепенный качественный упадок экономики СССР, хотя ее количественный рост продолжался. Если бы руководство страны во главе с Л.И. Брежневым вовремя отказалось от сталинской системы управления, то ситуация могла развиваться по-другому. Но номенклатуре было важнее сохранить себя с привилегиями, чем заботиться о будущем страны и народа.

Признаком экономического кризиса является общее сокращение производства , как в современной России, но оно не наблюдалось в СССР, по мнению советологов Запада, до 1989 года. Падали только темпы прироста производства, но не общий его объем. Можно утверждать, что в СССР до 1990 года не было экономического кризиса. Экономический рост продолжался, но невысокими темпами, до “края пропасти” было еще далеко.

По официальным данным среднегодовой прирост произведенного национального дохода в СССР составил в 1976-1980 годах - 4,3 процента, в 18-981-1985 годах - 3,2 процента, в 1986-1990 годах - 1,3 процента. Можно предположить, что при сохранении старой системы хозяйствования темп роста продолжал бы снижаться примерно на 1 процент в пятилетие. Приостановка роста произошла бы только около 2000 года, а не как нас убеждали в этом факте в 1985 году. Тогда прирост еще имел “хороший” показатель для советской экономики - 3,2 процента.

Западные экономисты утверждают, что у советской хозяйственной системы были значительные резервы и в 1991 году, но она их не использовала. На вопрос “почему” мы найдем ответ ниже.

За счет централизованного изменения структуры капиталовложений, совершенствования организации производства, снижения потерь и других методов кризис можно было отсрочить еще на 5-10 лет. Это получается 2005-2010 годы. Вот когда в СССР должен был разразиться реальный экономический кризис при сохранении старой хозяйственной системы и принятии ряда мер для улучшения ее деятельности.

Вот что пишет о советской экономике старший экономист ЦРУ США Дж. Норен: “Помимо уже известных причин спада в экономике необходимо отметить особенно распространившийся в народе пессимизм, упадок стимулов к высокопроизводительному труду и рост нарушений трудовой и технологической дисциплины, что стало последствием лихорадочных зигзагов в политике, негативных последствий проводимых реформ в экономике.

Деградация морали явилась дополнительным важным фактором падения производства”.10)

Американский экономист М. Эллеман уверенно заявляет, что развал советской экономики не связан ни с какими внешними причинами. Развал хозяйственной системы был вызван самим руководством страны Советов, их системой принятия решений, монументальной некомпетентностью и ошибочной верой в безграничную реформируемость традиционной системы”.

Экономический кризис” в Советском Союзе появился не вопреки усилиям правительства, а благодаря их действиям.

Об этом выводе говорят многие западные экономисты и советологи, в один голос утверждая, что советская хозяйственная система могла еще работать при тех же номенклатурных методах руководства после 1985 года еще 15-20 лет.

Кому понадобилось ускорить переход к рыночным отношениям в Советском Союзе и кто поспешил “в корыстных” интересах, используя обычный хозяйственный кризис, выдать его за экономический крах еще недавно второй в мире по мощи державы, догадаться будет нетрудно всем, кто задумается о прошлом с позиции здравой логики.

Ясно одно - реальное падение производства началось в бывшем СССР в 1990 году, и то после жестких экспериментов над экономикой, а не в 1985 году, как нас убеждало руководство СССР во главе с М.С. Горбачевым. Кто же и кого обманул?







































Глава 4


Конституция 1977 года.


Еще на XXII съезде партии Н.С. Хрущев заявил о необходимости подготовить новую конституцию, отражающую переход СССР к коммунизму и создание в СССР “общенародного государства”. В 1962 году была создана Конституционная комиссия. Но только через 15 лет появился готовый текст новой Конституции. Ее основное содержание взяли из Конституции 1936 года. К этому времени советские руководители успели отказаться от мифа о скором переходе к коммунизму и отмирании государства, введя понятие “развитого социализма”.

Наверное и сегодня никто не может понять, что это такое. Социализм или есть, или его нет. Невозможно определить западный строй как “развитый капитализм”. Это касается и брежневской догмы: “Экономика должна быть экономной”. Разве по своей здравой сути экономика может быть неэкономной?

Понятие развитого социализма позволяло уменьшить трудно скрываемый разрыв между теорией и жизнью, и объясняло необходимость проведения реформ в экономике.

Много внимания в новом документе было уделено восстановлению строгих норм законности, повышению сплоченности граждан, призываемых “активно включиться” в управление общественными делами “общенародного государства”, а также возрастанию роли “общественных организаций”. При этом определение “социалистический” всегда стояло рядом с “законностью” и “демократией”, недвусмысленно указывая, что речь не идет о приоритете прав личности.

Конституция 1977 года (брежневская) более решительно утверждала ведущую роль коммунистической партии. Она и узаконила формально КПСС как руководящую и направляющую силу советского общества, ядро его политической системы, государственных и общественных организаций.

Подчеркивая важность участия общества в управлении страной и утверждая принцип коммунистического самоуправления посредством развития подлинной демократии (участие трудовых коллективов в обсуждении и решении государственных и общественных дел), Конституция признавала возрастание роли общественных организаций.

Проект конституции дважды обсуждался на Пленуме ЦК партии (майском 1977 года и октябрьском 1977 года) и 7 октября 1977 года был утвержден внеочередной сессией Верховного Совета СССР.

Исходные позиции новой Конституции в самом начале не учитывали в полной мере реальности общественного развития и не соответствовали им.

В Конституции 1977 года было записано, что “все партийные организации действуют в рамках конституции СССР”. Это ставило партию в юридическом плане в положение подзаконной общественно-политической организации. На практике, как мы знаем, законы, в том числе и новая Конституция, для руководителей партии не существовали и нарушались довольно часто.

Это еще больше способствовало распространению в обществе командно-приказных методов партийного руководства, деятельностью Советов, органов государственного и хозяйственного управления.

В тексте Конституции СССР 1977 года, в соответствии с концепцией общенародного государства, говорилось, что “вся власть принадлежит народу”. Понятно, что на вершине беспредела номенклатуры с командно-административными методами руководства страной, это утверждение Конституции было ложью во спасение авторитета партии на международной арене. Но реальную ситуацию видели и понимали все.

Нужно отметить, что в новой Конституции проблему прав, свобод и обязанностей личности, взаимоотношений государства и личности выделили в особую главу. Это был шаг вперед на пути признания прав человека. Но эффективный механизм реализации этих прав так и не появился.

Конституция закрепляла право каждой союзной республики на выход из состава Союза, но порядок реализации права так и не был разработан. Более того, она предусматривала бюрократическую сверхцентрализацию, что существенно ущемляло интересы республик.

В области экономики и бюджета права республик были еще более ограниченны. Все доходы аккумулировались в руках союзных органов, а получить положенную республике часть было весьма трудно.

Республики еще больше стали зависеть от центра. Общесоюзные ведомства хозяйничали на их территориях, не считаясь с мнением местных правительств.

Воздействовать на “центр” через своих представителей республики не могли и в Верховном Совете, ставшем больше декоративным органом, чем системой самоуправления страной.

На протяжении 70 - 80-х годов Верховный совет СССР ежегодно принимал законы о государственном бюджете. И каждый раз в этих законах, проекты которых предлагал министр финансов, говорилось о превышении доходов над расходами. И вдруг в докладе Горбачева на XIX Всесоюзной партийной конференции страна узнала о длительном существовании дефицита государственного бюджета. Если Горбачев не обманывал участников конференции, то брежневский Верховный Совет просто игнорировали в правительстве, не считая нужным говорить ему правду.

Этот и другие подобные факты хорошо подчеркивают разрыв между Конституцией 1977 года и реальным положением дел в стране.

Если к Верховному Совету номенклатура могла себе позволить так относиться, то что мог претерпевать простой советский человек в этой беснующейся от беззакония и беспредела массе.

Сама практика формирования Советов была направлена на то, чтобы подобрать достаточно “послушный” состав депутатов, способный обеспечить “единогласие”.

И это неудивительно. В 70-е годы все реальные рычаги власти уже сосредоточились у партии.

Партия в те годы очень часто подменяла собой советские и хозяйственные органы. Партийный аппарат подмял под себя государственный и слился с ним в единую систему.

В руках партийного аппарата сосредоточилось фактическое распоряжение огромной государственной собственностью, хотя юридически она считалась общенародной. Номенклатуру партии брежневского времени можно сравнить с родственником Али-бабы из известной все сказки о сорока разбойниках, попавшим к несметным богатствам. Но он боялся разбойников, и не зря, а партийной номенклатуре страшиться было нечего. Власть на народное богатство пришла беспредельная. Бери, что хочешь - не хочу! И отвечать, в случае чего, не придется. Законы существовали не для них.

Нет нужды подчеркивать декларативность брежневской Конституции для советского общества тех лет.

Утвердив “демократические принципы управления страной, заботу о защите прав человека”, она так и осталась просто одним из серии лицемерных документов лживой власти. Реально партийный аппарат не мог допустить в стране демократических преобразований в тех условиях. Аппетит на национальное богатство уже разгорелся слишком сильно. Обидно было пользоваться бесконтрольно всем и сознавать, что это не твое кровное, что в любой момент это могут отнять или придется оставить с уходом на пенсию то, что составляло весь смысл многолетней карьеры, к чему шел всю жизнь.

Особенно мешали развороту по использованию национальных богатств в личных целях и огромных масштабах две вещи: существование социалистической системы, которая не допускала частной собственности, и старая система морально-нравственных ценностей в обществе. Как мы знаем, и первая и вторая были заложены Сталиным, при котором сажали за опоздание на работу, за украденный колосок и так далее. Невероятно, но эти порядки способствовали сохранению духа русского народа, основанного на доброте, честности и порядочности. Того духа, который помог победить в Великой отечественной войне, восстановить страну из разрухи после войны, пережить сталинизм и поднять страну в хрущевские времена до уровня супердержавы. Советская страна ни в чем не уступала западу в те годы, а по некоторым показателям шла впереди. Правда дорогой ценой, но в этом нет вины народа.

Я вспоминаю, как в 1966 году мы, два внука вместе с бабушкой, устроили пеший поход из города Бокситогорска Ленинградской области в поселок Неболчи Новгородской области. За 70 километров пути я ни в одной деревне на дверях не видел замков. Об отсутствии хозяев дома сообщала простая палочка, сунутая в планку двери. Заходи - бери. Никто, как я понял, не заходил и не брал. И хозяева не боялись воров. С сегодняшним днем не стоит сравнивать. Что или кто за короткий промежуток времени, по историческим меркам, изменил так неузнаваемо наш народ? Кому это было нужно и выгодно?

Ослабление контроля над центральной властью повлекло за собой усиление бесконтрольности и безнаказанности в регионах.

В целом нужно отметить, что конституция СССР 1977 года не изменила жизнь советского народа ни к худшему, ни к лучшему.

В это время уже вовсю властвовал партийный диктат во всех сферах жизни страны.














































Глава 5


Расхождение теории и практики.

Нарастание социальной апатии.


В предыдущих главах мы рассмотрели ход событий с политической и экономической точек зрения в брежневский период. В этой последней главе мы рассмотрим время нахождения Л.И. Брежнева у власти через духовное зеркало времени. Сегодня мы поражаемся лавине преступности в нашем обществе, пугаемся эгоизму, циничности и равнодушию подрастающего поколения, но обвиняем в этом не себя, а сложную экономическую ситуацию и власть. Но так ли все просто? Восточная мудрость гласит: “Молодость - это отражение старости”. Посмотрим в свое отражение не воспоминаниями о материальном достатке, часто полученным у большинства вопреки воплям совести, а через призму морально-нравственных ценностей. Экономику строят конкретные люди, и от их духовного потенциала зависит и состояние экономики и ее человечность.

В нашей стране идет “нормальный” переходный кризис. “Еще в 1990 году большая группа экспертов МВФ, МБРР, ОЭСР и ЕБРР, посетившая СССР, сделала удивительное открытие после ряда проверок: кризис есть, правительственная программа либерализации есть, но перехода к рынку нет. Хозяйство страны движется не к рынку, а к полному развалу.” 1) Это был явный конфуз советского руководства перед высокопоставленными западными специалистами. “Новое экономическое мышление”, основанное на догматической схоластике советских учебников и идеологизированном западном фритредерстве, завело экономическую политику в тупик, а страну - в кризис.

Мало кто сегодня возьмется утверждать, что по большому счету ситуация в России у нас другая. Прошло семь лет, а тот же экономический тупик, в еще более обостренных формах (бунт шахтеров, медиков, работников науки, шквал бытовой и мафиозной преступности, пустые бюджеты регионов и государства, и так далее) и кризис. Когда ясно, что дорога ведет в никуда, надо остановиться и подумать, а стоит ли идти дальше, не считаясь с потерями и жертвами.

Доклад западных экспертов в 1990 году содержал ультимативные требования советскому правительству от международных финансовых кругов: открыть экономические границы СССР, приватизировать собственность и сократить бюджетные расходы до уровня доходов - под угрозой полного прекращения выдачи западных кредитов. Советское руководство было вынуждено или принять выдвинутые требования, либо попытаться повернуть вспять, восстановить административный контроль над разваливающейся экономикой.”2)

Знакомый сценарий с приватизацией, пустыми бюджетами и лавиной западных кредитов с солидными процентами, которые будут отдавать наши дети, а не те, кто их сегодня получает и распределяет.

Горький смех вызывает эта история, потому “что разгром старой системы после провала августовского путча проходил под лозунгом демократии. Но весь мировой опыт показывает, что реализация рекомендаций МВФ требует весьма жесткой дисциплины: с вольницей забастовок и шумных демонстраций, местным неповиновением придется расставаться. В странах, подчинившихся требованиям МВФ, расходы бюджета действительно сокращались, но не на полицию”.3)

Сегодня можно утверждать, что неестественно высокие цены на товары, введенные в СССР в 90-х годах, понадобились для ускорения разгрома государственной промышленности и торговли, совхозного и колхозного производства, облегчения пути к частной собственности.”4)

Нужно не забывать, что в 1990 году процесс либерализации вызвал падение производства в СССР.

Вспомним, что до 1988 года экономической целью перестройки являлась некая двойственная “планово-рыночная” система, в которой рынок рассматривался как вспомогательная торгово-коммерческая пристройка к централизованному хозяйству.

Она имела систему кооперативной, но по сути была спекулятивной. Быстро разбухнув, она стала высасывать соки из закованного в кандалы директив госсектора и нанесла ему колоссальный удар, уничтожив и без того ослабленные стимулы к труду.

Это был еще один толчок к кризису и развалу производства.

Вспомним резкую “либерализацию” уголовного кодекса в те дни. Уголовные статьи, касающиеся экономических преступлений, спекуляции, воровства и других нарушений (преступлений) против интересов государства законодательно никто не отменял. Их просто запретило применять руководство Страны Советов, словно давая зеленую улицу свободному растаскиванию госсобственности самыми беззаконными, варварскими и несправедливыми способами.

Вспомним массовую амнистию 1987 года. Повод был серьезный - 70-летие Советской державы. Но почему из тюрем были выпущены самые опасные для общества люди, сидевшие по серьезным статьям, а те, кто имел легкие статьи и малые сроки (были не опасны для общества), остались в тюрьмах?

Кому нужен был преступный беспредел, запугавший и нейтрализовавший народ от большого передела собственности? Ответ дал экономист из США М. Эллман. Он убежден, “что кризисный развал экономики был вызван руководством Советского Союза.”5)

Выше отмечалось, “что к 1985 году экономического кризиса в СССР не было. Существовал кризис системы управления хозяйством, к которому привела линия на жесткое администрирование. Он мог быть исправлен без привлечения больших средств. Экономика скользила к спаду, но до “края пропасти” было еще далеко. Реальный спад производства начался только в 1990 году, после многочисленных, бездарных экспериментов над экономикой, которая могла прийти к кризису только в 2005-2010 году.” Так считают западные экономисты.

Кто же упорно толкал советскую державу к той тяжелейшей ситуации, в которой сегодня оказалась Россия?

Ответы, по мнению специалистов, следует искать на рубеже 70 - 80-х годов.

Как так получилось, что 50 - 60-е годы (хрущевская оттепель) дали импульс духовному очищению и росту советского народа, а уже о 70-х необходимо говорить, как о годах, заложивших основы деградации советского общества.

В период “оттепели” общественное сознание пережило серьезную перестройку, вызванную расшатыванием культового стереотипа массового мышления. Стереотипы разрушились, но идеалы остались. Драма состояла еще и в том, что духовная слабость народа к приходу Л.И. Брежнева к власти не переросла к духовной самостоятельности. Очищение состоялось как бы пове6рхностное, а внутреннее состояние советского народа не имело еще внутренней опоры и силы. Поэтому такой народ мог позволить делать с собой все что угодно. Дефицит духовной самостоятельности “шестидесятников” обнаружился сразу, как только “поколение романтиков” столкнулось с жестким цинизмом “новой” номенклатуры, рвущейся к власти и богатству.

Когда реальная действительность резко отошла от идеалов “шестидесятников”, то им не хватило именно духовных сил для сопротивления брежневской прагматичной и циничной догматике примитивного материализма.

Невостребованными” оказались те, кто мог составить лучшую часть духовного потенциала общества.

Это одна из главных трагедий застойного периода.

Пострадали не только те, кто принадлежал к элите носителей нравственных ценностей, но и основная масса народонаселения страны.

В первую очередь, потеря веры в идеалы, стремление к обогащению, принявшее полубезумный безудержный характер, страсть к наживе, развитие властных амбиций, наглости, равнодушия, эгоизма и других негативных характеристик личности привели к резкому снижению продолжительности жизни населения.

Если в 1964 году продолжительность жизни у мужчин равнялась 67 годам, а у женщин - 73 годам, то с приходом к власти Л.И. Брежнева и внедрении в сознание общества негативных моральных ценностей продолжительность жизни особенно резко упала у мужчин - до 63 лет. Это произошло без видимых экономических и социальных причин.

С последующим усилением бездуховности общества и нарастанием в нем “дьявольских” (по христианской оценке) принципов жизни к 1993 году продолжительность жизни мужчин упала до 57 лет, при сохранении средней продолжительности жизни женщин в 72 года.7) Можно ли сделать вывод, что смена морально-нравственных ценностей в первую очередь ударила по здоровью мужчин?

Посмотрим, что произошло с воспроизводством населения. Рождаемость в 1964 году снизилась с 16 до 13 человек на 1000 населения. Начавшийся в 1964 году спад рождаемости продолжался до 1968 года. К 1986 году рождаемость снова поднялась до верхней отметки в 17 человек на 1000 населения и в 1988 году резко пошла вниз.8)

В 1964 году началось снижение естественного прироста населения, и приблизилось оно к исходному только в 1986 году, чтобы тут же стремительно рухнуть вниз.

В советской державе всего на всего поменялся лидер партии, а такие перемены в системе нравственных ценностей и их воздействии на здоровье и благополучие нации.

Исследования в Российской Академии наук, проведенные в 1993-1995 годах, показали, что факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний и других тяжелых болезней являются те самые негативные моральные ценности, получившие распространение в брежневское время в советской стране.9) Помните: “Наглость - второе счастье”, “После меня хоть потоп”, “Будь как все”, “Я - человек маленький” и многие другие. Атмосфера лицемерия, лжи, наглости, несправедливости, блата делала свое дело не хуже войны, уничтожая своей затхлостью, как на фронте, в первую очередь мужчин, и, наверняка, лучших. Худшие оставались жить и приспосабливаться. Возможно, в этот 18-летний период наше мужское население и растеряло черты характера “сильного пола” окончательно - с ними было не выжить. Нужны были угодливые, покорные и молчаливые. Думающие только о личном благополучии. Другие мешали формированию в СССР культа личности Л.И. Брежнева и насаждению административно-командных методов руководства.

Я разговаривал с людьми, на разных этапах соприкасавшихся с Брежневым. Итоговое впечатление - поразительная серость и заурядность. Брежнев, как человек, случайно вспрыгнувший неизмеримо выше своих возможностей, стремился только к одному - удержаться на этой вершине.”10) Это мнение профессора А. Белкина.

По убеждению многих историков Л.И. Брежнев стал выразителем двойной морали, двойных стандартов.

При Сталине сегодняшний день приносился в жертву завтрашнему, при Хрущеве настрой на будущее сохранялся, принимая форму фантазий про коммунизм, при Брежневе общество стало жить сегодняшним днем, словно завтра конец света. Никто не думал о своем будущем, своих детей и своей страны. Всем было на все наплевать. Нация “романтиков” за десятилетие превратилась в нацию “молчальников”.

Энергия общества гасла стремительно, не находя применения, идеи и мечты умирали невоплощенными.

Застой активности масс медленно, но уверенно перерастал в застой в экономике и других сферах жизни страны. Равнодушие к труду и его результатам, массовое пьянство стали наиболее зримыми проявлениями деградации советского народа.

Вера во власть тихо умирала, одним причиняя душевные страдания, другим разлагая душу цинизмом.

В сознании народа, видевшего разрыв и несоответствие между делом и словом у власти, все больше формировалось равнодушие к призывом руководящих работников на ударный труд.

На смену духовным ценностям в общество пришли эгоизм, циничность, наглость, нахрапистость, лицемерие, лживость, предательство и другие негативные черты поведения, породившие полное отсутствие в массах принципов справедливости, порядочности и человечности.

Это окончательно подорвало здоровье нации, и уже никакие большие выделения средств на медицину в СССР исправить ситуацию со смертностью не могли.

При потере стимулов к жизни и шкалы общественных справедливых оценок действий и поступков человека здоровье сохранить невозможно и о долгой жизни говорить и думать трудно.

В СССР все больше процветала погоня за материальным благополучием. Народилось такое явление, как “несунство” и категория граждан - “несуны”, ставшая массовым явлением на всей территории страны.

Девиз для этого был подобран достойный: “Мы хорошо не жили, пусть наши дети поживут”.

Нарождалась сверхопека на детей, окончательно испортившая подрастающее поколение.

Двойная система отношений с детьми: призывы расти добрыми, заботливыми, честными и реальная жизнь родителей, их шитое “белыми нитками” вынужденное негативное поведение привели к окончательному вымыванию нравственности и духовности у подрастающих поколений, к искажению их системы внутренних ценностей, что породило поколения россиян с массовыми деградационными и антисоциальными чертами поведения. Вот откуда взялась сегодняшняя молодежь.

За два десятилетия система морально-нравственных ценностей сменилась на противоположную:11)


1985

1965

Пассивность

энтузиазм

Пессимизм

оптимизм

Безверие

вера в идеалы

Уныние

надежда

зависть к Западу

гордость за страну

Середина шкалы соответствует минимальному уровню смертности, который пришелся на середину 60-х годов. В конце 70-х мало кто уже из советских граждан хотел быть честным и справедливым. Это было невыгодно и опасно.

Для того, чтобы понять всю глубину трагедии советского народа, с потерей духовности и нравственных высших ценностей, возьмем американские (общечеловеческие) нравственные ценности, не менявшиеся более ста лет: трудовая активность, национальный патриотизм, терпимость и доверие к другим, прогресс и вера в будущее, вера в разум, в науку, свобода от насилия, желание прийти на помощь другому, открытость, честность и другие.12)

Распространению и внедрению именно этих морально-нравственных ценностей в сознание своих граждан Америка во многом обязана своим процветанием. Американцы любят свою страну и беспокоятся о ее будущем.

Французский врач Э. Трамбле утверждал, что ошибки, повторяемые большинством, в конечном счете имеют большее практическое значение, чем истины, известные лишь немногим.

Член-корреспондент Польской Академии наук Э. Россет с горечью замечает: “Хоть и неверные, но укоренившиеся точки зрения в массах, оказываются большей силой, чем правильные, но не прижившиеся”.

Поэтому пословица: “Сегодня носит “Адидас” - завтра Родину продаст”, бытовавшая уже в 1982 году, стала вершиной тех укоренившихся в народе “ценностей”, которые и привели Советский союз в 1991 году к развалу. Никто не пожелал защищать свою Родину, в которой, как представляется сегодня многим, хорошо жилось. К этому времени равнодушие разъело души у большинства граждан, а извращенная система морально-нравственных ценностей брежневского периода сделала их пассивными, эгоистичными и легко управляемыми.

Это и нужно было значительной части брежневской номенклатуры, мечтавшей о других вершинах и скрывавшей эти мечты до поры до времени.

Ясно было одно - задача по нейтрализации самого главного препятствия на пути к мечте была выполнена с блеском.

За короткий период (по историческим меркам) народ, сделавший революцию, выигравший гражданскую войну, победивший фашистов в Великой отечественной войне, перенесший коллективизацию, индустриализацию, послевоенные реформы, восстановивший из разрухи города, первым покоривший космос, имевший самую мощную армию сделали безвольным, покорным, легко управляемым стадом, неспособным не только отстаивать интересы страны, но и личные.

Уничтожение номенклатурой русского национального духа привело к поражениям в войнах в Афганистане и Чечне.

В случае возникновения новых конфликтов шансов на победу, без возвращения нормальных общечеловеческих морально-нравственных ценностей в общество, у России нет. Как нет шансов в решении экономических и социальных проблем. Все создает человек!

Здоровый, хорошо закаленный дух русского народа не выдержал затхлости и морального террора брежневской эпохи, подписав этим на гибель страну и будущее своих детей, так и не узнавших, что такое русский дух!

В 1964 году Л.И. Брежнев предал человека, которому был обязан присутствием на вершине власти, а затем подло так же и низменно совершил предательство против целого народа, развратив до предела его сознание и уничтожив духовность, в которой находилась жизненная сила нации.

Ибо люди будут самолюбивы, горды, надменны, злоречивы, клеветники, наглы, напыщенны, сребролюбивы, жестоки, нечестны, недружелюбны, неблагодарны, непокорны родителям. И от истины отвратят слух и обратятся ко лжи”.

С позиций современной медицины понятиям смертного греха, которые перечислены выше, соответствуют факторы риска. Наличие таких признаков увеличивает риск заболеваемости и смерти.”13) Здесь Русь, но духом русским и не пахнет!

Заключение


В пяти главах настоящего диплома рассмотрены основные периоды и причины возникновения хозяйственного кризиса в Советском Союзе и пассивности советского народа. Многие причины лежат глубже в истории СССР и России и остались в стороне от нашего внимания.

Корни духовного кризиса в Советском союзе закладывались на заре советской власти в период изгнания христианства и создания социалистической морали “нового” типа.

Сталинские репрессии вынудили народ к мобилизации духовных сил. Многие выжили в лагерях по этой причине. В те годы еще сохранялась и довольно значительная прослойка людей, несущих духовность от дореволюционной России. В период нахождения Сталина у власти у народа была вера в хорошее будущее. Ее усилили победа в Великой Отечественной войне и хрущевская оттепель. Сталинские реформы затрагивали физическую сторону населения (расстрелы, тюрьмы), а это вызывает эффект усиления духа. При Сталине видны были конкретные достижения напряженного труда - страна стремительно развивалась, двигалась вперед. В 30 - 40-е годы разложение затронуло пока только руководство страны Советов, простое население “вынуждено” было придерживаться “нравственности” в простых ее формах.: не укради, помоги ближнему и так далее (за обман, обвес, воровство и другие подобные преступления давали большие сроки). Сталин и его окружение жили по брежневским меркам довольно скромно. У “хозяина” была в народе репутация скромного человека.

Война через страдания, жертвы и победу усилила духовность народа. В общество снова в полной мере вернулись понятия честность, порядочность, определения плохой человек, хороший человек, гордость за свою страну, патриотизм и оптимизм. Хрущевская оттепель еще больше помогла усилить в обществе потенциал духовности советского народа.

Брежнев поступил более коварно, как человек, не любящий открытой борьбы. Вместо насилия, которое бы только укрепило (или все же сохранило дух советского народа) он применил метод развращения нации.

На Востоке есть мудрость: “Когда ты использовал все виды оружия и борьбы против своего противника и ничего не помогло, то начни его восхвалять и дай то, что он хочет”.

Больше всего наш народ, в своей массе, хотел хорошей материальной жизни. Тут его интересы совпали с интересами номенклатуры. О том, какими методами это будет достигнуто, далеко не все задумывались из простого народа.

Номенклатуру желание народа устраивало, как средство массового воздействия, по смене нравственных ценностей в массах, а значит, удаления грозного препятствия на пути к национальному богатству, которым всегда является крепкий духовно народ, чтящий законы.

К подобным действиям номенклатура интенсивно подошла после болезненных проявлений у Брежнева, когда он уже не мог контролировать все процессы в обществе.

Я наблюдал беспредел в горкомах и райкомах партии Ленинградской области в те годы. Видел, как в народе выбивали стремление к честности, правде, справедливости.

Отсюда падало уважение к власти и нарождались равнодушие и апатия.

Номенклатура свое дело сделала. К концу семидесятых годов многие из них владели огромными состояниями.

Но в условиях системы социализма от этих богатств толку было мало. Реально не попользуешься, по наследству не предашь. Нужен был строй с капиталистической системой ценностей. Вот тогда (в середине семидесятых, начале восьмидесятых годов) и созрела идея перехода к рынку. Для этого нужно было разрушить экономику СССР, объявить о невозможности ее реформирования и, используя деградированное (покорное, равнодушное и пассивное) состояние советского народа, провести необходимые преобразования. Но не все члены номенклатуры хотели к частной собственности в рынок, а только те , кто уже имел жирный кусок и рассчитывал сделать его жирнее в ходе преобразований.

Раздвоенность интересов номенклатуры породила в руководстве конфликт. И тогда Горбачев объявил публично о сохранении КПСС, то самая коррумпированная часть номенклатуры под лозунгами демократии и свободы (в какой раз дурачат народ) пошла в атаку на старую систему.

Сохранение КПСС, а значит и социалистической системы и ее ценностей, перекрывало им путь к желанной цели - владеть несметными богатствами СССР. Тем более, что трудный путь подготовки к этому шагу был, в основном, сделан (получена беспредельная власть с полной безответственностью перед законами, народ доведен до скотского состояния и опасного препятствия из себя не представляет), оставалось только сделать несколько шагов: провести приватизацию, ввести частную собственность, рыночные отношения, открыть границы и другое.

Первую часть плана удалось выполнить с блеском: напор и огромная масса денег, при продажности чиновников и населения, быстро сделали свое дело.

Но дальше реальность стала разворачиваться не по плану.

Номенклатура, как всегда, не додумала. Расчеты на быстрое процветание России (о чем внушалось интенсивно населению) не оправдались. Ситуация приобрела тяжелый хронический характер. Экономику России “на ура” поднять не удалось. Ситуация стала все отчетливее уходить из-под контроля номенклатуры, занимающей в России и сегодня ключевые посты в правительстве и регионах.

Очень бы хотелось ошибиться, но следующий шаг номенклатуры - полицейское государство, с жесткой централизованной системой управления и контроля. Это позволит запутать систему приватизации, не допустить до ее документов общественности и уйти от ответственности с огромными богатствами, созданными народом, тем, кто разграбил и разорил Россию.

Срок, который требуется номенклатуре, чтобы уйти от ответственности окончательно, за счет создания полицейского государства, можно определить в 10-15 лет.

Вероятнее всего именно это скоро произойдет в России.

Будет найден веский аргумент для отказа от системы выборов и демократических преобразований.

Ряд действий президента уже подтверждает эти выводы.

Не противоречит выводу, а скорее наоборот, и статья в газете “Аргументы и факты” с интервью с губернатором Новгородской области Михаилом Пруссаком.1)

Нам всем пора вспомнить, что “демократия - строй, осаждающий прыткого и подгоняющий слабого!”

Чтобы убедиться в обратном, давайте посмотрим, как живет российская номенклатура сегодня. Вот что сообщает газета “Аргументы и факты”. Министру полагается трехкомнатная квартира стоимостью в 250 тысяч долларов, государственная дача (свыше 100 м2) в престижном районе Подмосковья. Все это теперь чиновники уносят с собой даже в случае увольнения. Квартиры и дачи приватизируются по смешным ценам. За В.С. Черномырдиным сохранены все блага реально работающего премьера правительства пожизненно. Народ теперь содержит двух полноценных премьеров. Годовой баланс Управления делами Президента, занимающегося обеспечением чиновников, перевалил за 6 миллиардов новыми. Помножим число министров и других чиновников на квартиры и дачи огромной стоимости, прибавим автомобили, обслуживание, которое тоже сохраняется пожизненно, и мы увидим, что номенклатура достигла своей цели. Теперь никто из чиновников ничего не теряет из бывшего народного добра, даже вылетев из обоймы номенклатуры. Они, наконец-то, получили все в пожизненное пользование с переходом в частную собственность.

А чиновников сегодня 1110 тысяч человек, против 753 тысяч человек при Л.И. Брежневе на весь Советский Союз.2)
















Приложение

(сноски)


Введение

  1. Газета “Аргументы и факты”, №22, 1988 год, стр.3

  2. И.А. Гундаров “Почему умирают в России, как нам выжить?”, Москва, 1995, стр.3

  3. И.А. Гундаров “Почему умирают в России, как нам выжить?”, Москва, 1995, стр.3

Глава 2

  1. Н. Верт “История советского государства”, Москва, 1995, стр.433

  2. Н. Верт “История советского государства”, Москва, 1995, стр.434

Глава 3

  1. В. Журавлев “На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в партии и обществе”, Москва, 1990, стр.178

  2. Журнал “Новый мир” №2, 1987, стр.194

  3. Народное хозяйство СССР в 1979 году”, Москва, 1980, стр.54, стр.135

  4. История социалистической экономики СССР”, Москва, 1980, стр.239

  5. История социалистической экономики СССР”, Москва, 1980, стр.243

  6. В. Журавлев “На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в партии и обществе”, Москва, 1990, стр.197

  7. В. Журавлев “На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в партии и обществе”, Москва, 1990, стр.279

  8. Журнал “Советский красный крест”, №12, 1990, стр.7

  9. Газета “Дума”, №18, 1998, стр.3

  10. Noren J.H. Op. cit стр. 22-28, 31-32

  11. Журнал “Вопросы экономики”, №4-6, 1992, стр.31

Глава 5

  1. Журнал “Вопросы экономики”, №4-6, 1992, стр.32

  2. Журнал “Вопросы экономики”, №4-6, 1992, стр.35

  3. Журнал “Вопросы экономики”, №4-6, 1992, стр.35

  4. Журнал “Вопросы экономики”, №4-6, 1992, стр.37

  5. Журнал “Вопросы экономики”, №4-6, 1992, стр.30

  6. Журнал “Вопросы экономики”, №4-6, 1992, стр.28

  7. И.А. Гундаров “Почему умирают в России, как нам выжить?”, Москва, 1995, стр.6

  8. И.А. Гундаров “Почему умирают в России, как нам выжить?”, Москва, 1995, стр.4

  9. И.А. Гундаров “Почему умирают в России, как нам выжить?”, Москва, 1995, стр.41-42

  10. А. Белкин “Почему мы такие?”, Москва, 1993, стр.117

  11. И.А. Гундаров “Почему умирают в России, как нам выжить?”, Москва, 1995, стр.34

  12. Социология”, Санкт-Петербург, 1993, стр.59

  13. Социология”, Санкт-Петербург, 1993, стр.41

Заключение

  1. Аргументы и факты”, №15, 1998, стр.6

  2. Аргументы и факты”, №22, 1998, стр.6-7

Литература


  1. Н. Верт “История советского государства”, Москва, 1995

  2. Журавлев “На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в партии и обществе”, Москва, 1990

  3. В. Аксютин “Л.И. Брежнев: материалы к биографии”, Москва, 1991

  4. М. Главацкий “Россия, которую мы не знали”, Челябинск, 1995

  5. И. Бунич “Пятисотлетняя война в России”, Санкт-Петербург, 1996

  6. И.А. Гундаров “Почему умирают в России, как нам выжить?” (Духовное неблагополучие как причина демографической катастрофы), Москва, 1995

  7. Журнал “Вопросы экономики”, №4-6, 1992

  8. Социология”, Санкт-Петербург, 1993

  9. История социалистической экономики СССР”, том 7 (1960-1970гг.), Москва, 1980

  10. Промышленность СССР” (Статистический сборник), Москва, 1988

  11. В. Чунтулов “Экономическая история СССР”, Москва, 1987

  12. Б. Мочалов “Экономический потенциал развитого социализма”, Москва, 1992

  13. О преодолении культа личности и его последствий”, Постановление ЦК КПСС, Госкомиздат, 1956

  14. КПСС” (Справочник), Москва, 1982

  15. С. Плеханов “Дело Гдляна” (Анатомия политического скандала), Москва

  16. Ф. Раззаков “Бандиты времен социализма” (Хроника российской преступности), Москва, 1996

  17. Г. Арбатов “Затянувшееся выздоровление” (1953-1985гг.) (свидетельство современника), Москва, 1991

  18. В. Руднев “Обряды народные и обряды церковные”, Лениздат, 1982

  19. Н. Костомаров “Домашняя жизнь и нравы великорусского народа”, Москва, 1993

  20. Твой моральный кодекс” (Серия иллюстрированных выпусков для молодежи), Молодая гвардия, 1962

  21. Э. Лисавцев “Новые советские традиции”, Москва, 1966

  22. В. Руднев “Советские обычаи и обряды”, Лениздат, 1974

  23. В. Лободин “Здоровье и духовность”, С-Петербург, 1996

  24. Крафт-Эбинг “Учебник психиатрии”, 1897

  25. И. Сикорский “Всеобщая психология, Киев, 1912

  26. А. Белкин “Почему мы такие?”, Москва, 1993

  27. Дитрих фон Хильдебрант “Основные нравственные принципы”, Москва, 1995

  28. Дитрих фон Хильдебрант “Святость и активность”, С-Петербург, 1995

  29. А. Райковский “Логика”, С-Петербург, 1857

  30. Т. Эльзенганс “Психология и логика”, С-Петербург, 1905

  31. Правда” №32, 11 мая 1988 года “Через демократизацию - к новому облику социализма” (Встреча в ЦК КПСС)

  32. Правда” №26, 26 января 1986 года, “Заботясь о перспективе” (С Ленинградской партийной конференции)

  33. Правда” №68, 26 января 1988 года “Слово рабочей Москвы” (Встреча М.С. Горбачева с коллективом Первого Государственного подшипникового завода) и другие газеты

  34. Известия” №99, 9 апреля 1987 года, стр. 2 “Почему они молчат”

  35. Дума” №18, 1998, “Вперед к социализму”, стр.3

  36. Культура” №47, 1993, “Профилактика одичания” стр.5

  37. Аргументы и факты” №15, 1998, стр.6 “Выборы отменить, Думу распустить!”

  38. В. Зеньковский “Психология детства”, Москва, 1996

  39. А. Никольская “Возрастная и педагогическая психология дореволюционной России”, Дубна, 1995

  40. Ю. Чуфаровский “Психология в оперативно-розыскной деятельности”, Москва, 1996

  41. Криминология”, С-Петербург, 1992

  42. А. Рэнд “Концепция эгоизма”, С-Петербург, 1995

  43. Д. Авдеев “Православная психиатрия”, Минск, 1997

  44. Практическое воспитание детей” (по учению святых отцов церкви), Москва, 1997

  45. Греки против духа святого”, Москва, 1997

  46. О вере и нравственности по учению православной церкви”, Москва, 1991

  47. Плоть и дух”, Москва, 1997

  48. О девстве и браке”, Москва, 1997

  49. Нервная система, здоровье и долголетие”, Москва, 1977

  50. Л. Алексеева “История инакомыслия в СССР. Новейший период”, Вильнюс-Москва, 1992

  51. Брежнев Л.И. Материалы к биографии”, Москва, 1991

  52. А. Медведев “Личность и эпоха: политический портрет Л.И. Брежнева”, Москва, 1991

  53. От оттепели к застою”, Москва, 1990




Случайные файлы

Файл
20012.rtf
difference.doc
mine.doc
143957.rtf
86013.rtf