Внешняя политика СССР в конце 30-х, начале 40-х годов (CBRR5023)

Посмотреть архив целиком

30



Содержание:

  1. Введение……………………………………………………….…2

  2. Советский Союз в условиях роста военной опасности……..4

  3. Мюнхенское соглашение и позиция СССР……………………6

  4. Международные отношения СССР с Англией, США и Францией…………………………………………….…………..8

  5. Внешнеполитическое положение СССР на востоке……….13

а) Бои у реки Халхин-Гол……………………………...….…………..13

б)Советско-японский пакт о нейтралитете……………...………...14

  1. Советско-германские отношения…………….………………15

а)Советско-германский пакт о ненападении и секретный протокол…………………………………………………………….………..16

б)Угроза войны перед Советским Союзом…………..……………….18

  1. Заключение……………………………………….……………..20

  2. Документы……………………………………………………..22

  3. Список литературы……………………………………….….22

Введение

Размышляя о самой кровопролитной в истории человечества войне, мы невольно возвращаемся к предвоенному времени, вошедшему в историю как предвоенный политический кризис, с тем чтобы понять ту международную обстановку в которой война готовилась и была развязана. В результате подготовки и частичного осуществления Германией агрессивных планов по завоеванию мирового господства при попустительстве со стороны Англии и Франции, продемонстрированном в Мюнхине.

Я решила выбрать данную тему для моего реферата, так как мне было интересно узнать правду о Советской внешней политике, кем и чем она определялась, как влияла на положение Советского Союза и международную ситуацию. В наши дни можно по-новому взглянуть на разные стороны внешней политики СССР, ее связь с внутренней политикой, дать на основе исследования ранее закрытых документов оценки и выводы, позволяющие восстановить реальную картину происходившего.

В первые годы так называемого мирного существования СССР боролся за установление более или менее приемлемых дипломатических отношений с капиталистическими странами. На протяжении 20-ых и 30-ых годов внешней торговле придавалось не только экономическое, но и политическое значение.

В 30-ых годах советское правительство активно развивало отношения с фашистской Германией, которые переросли в активную деятельность по организации коллективного отпора агрессивным фашистским государствам. Идея создания системы коллективной безопасности и практическая работа советской дипломатии получили высокую оценку и признание прогрессивной мировой общественности. Вступление в Лигу Наций в 1934 г., заключение союзных договоров с Францией и Чехословакией в 1935г., призывы и конкретные акции в поддержку одной из подвергнушевшихся агресси держав – Эфиопии, дипломатическая и иная помощь законному республиканскому правительству Испании в период итало-германской интервенции, готовность оказать военную помощь по договору Чехословакии против фашистской Германии в 1938г., наконец, искреннее стремление выработать совместные меры опоры агрессии накануне второй мировой войны – такова краткая летопись последовательной борьбы Советского Союза за мир и безопасность.

Ни один народ, даже немецкий, не испытывал ничего похожего на то воодушевление, которое в 1941 г. охватило все народы Европы. Всего лишь двадцать лет прошло со времени первой катастрофы в Европе, и еще никто не забывал перенесенных страданий и жертв. Все приняли войну как удар судьбы. Даже объявление войны западными державами не смогло поколебать в немецком народе веру в Гитлера: он был слишком сильно одурманен лживой пропагандой, чтобы быть в состоянии трезво оценить происходящее.Гитлер хотел войны, и это является документально подтвержденным фактом. Но он не добился бы так легко этой цели, если бы не нашел необходимых союзников и противников в лице Советского Союза, Польши и Англии. Решающее значение имела позиция СССР.

В данной работе я попытаюсь осветить основные аспекты отношений СССР с крупными мировыми державами и факторы, влияющие на эту политику, внутреннее положение СССР, определяющее взаимоотношение с другими странами перед вступлением нашей страны во вторую мировую войну.

Советский союз в условиях роста военной опасности

В середине 30-х годов Советское государство демонстрировало свое миролюбие и заинтересованность в мирном сосуществовании с капиталистическими странами. Однако набиравшие силу в эти годы террористические методы руководства во внутриполитической жизни Советского Союза находили отражение и в его международной политике. Особый «сталинский» почерк все более проявлялся во внешнеполитических шагах советского правительства. В принципиальном плане это выражалось, прежде всего, в том, что советское руководство давало одностороннюю оценку расстановки и соотношения политических сил в мире.

На международное положение страны продолжала оказывать катастрофическое воздействие лавина массовых репрессий, обрушенных сталинским руководством на партийные и военные кадры, дипломатов, на деятелей науки и искусства. В кризисные для европейской политики дни сталинская машина террора продолжала функционировать в СССР.

Аналитический аппарат дипломатических, военных и разведывательных служб всех стран пристально следило за беспрецедентными событиями в СССР и прикидывал потенциал и прочность страны. Практически все наблюдатели приходили к выводу о глубоком внутриполитическом кризисе советского режима (независимо от его причин), о неспособности Советского Союза к крупномасштабным внешнеполитическим мероприятиям.

Серьезными недостатками страдала политико-воспитательная работа в армии. Во всей пропаганде, ведшейся в стране, преобладал упрощенный тезис о могуществе нашей страны, ее способности противостоять любой агрессии и о том, что в случае нападения все боевые действия будут вестись только на территории противника. Не было трезвой оценки сил Красной Армии.

В предвоенные годы в общественно-политической и духовной жизни страны утвердилось полное господство идеологической и политико-воспитательной деятельности партии. Установился идеологический диктант, основывающийся все более и более на личных взглядах Сталина.

Мюнхенское соглашение и позиция СССР


Советский Союз был преисполнен решимости внести существенный вклад в дело предотвращения германской агрессии против Чехословакии. Но британское и французское правительства оказывали давление на Чехословакию, чтобы заставить ее капитулировать перед Германией.

Сначала сентября в Лондоне и Париже стал рассматриваться вопрос о том, как оформить передачу Германии Судетской области.

22 сентября Чемберлен прибыл в Бад-Годесберг для новой встречи с Гитлером. Британский премьер сообщил нацистскому фюреру, что ему удалось добиться согласия на передачу Германии Судетской области не только от собственного, но также от французского и чехословатского правительства.

Видя готовность Англии и Франции идти на уступки, Гитлер ужесточил свой требования, с тем, чтобы сделать еще один шаг вперед в деле ликвидации чехословатского государства. Он в ультимативной форме потребовал, чтобы передача Германии Судетской области была начата немедленно, а именно 26 сентября. Вместе с тем теперь он решительно настаивал и на передаче Польше и Венгрии некоторых районов Чехословакии, где большинство населения составляли поляки и венгры. Наконец, он заявил, что больше нет условий для существования чехословацкого государства. В случае отклонения его требований Гитлер угрожал войной. Чемберлен, по его словам, оказался от этих новых требований в состоянии шока. Но он все же заверил фашистского канцлера, что сделает все возможное для обеспечения их выполнения.

29-30 сентября в Мюнхене состоялась конференция Великобритании, Франции, Германии и Италии, завершившаяся сделкой четырех держав об отторжении от Чехословакии и присоединения к рейху широкой полосы территории вдоль всей германо-чехословацкой границы.

Чехословацкому правительству результаты мюнхенского договора четырех стран были переданы как приговор, не подлежащий обжалованию.

В результате мюнхенской сделки Чехословакия потеряла значительную часть своей территории и населения, в том числе исключительно важные в экономическом отношении районы.

При заключении мюнхенского соглашения правящие круги Великобритании и Франции придавали особое значение его антисоветской заостренности. Об этом свидетельствуют многие ставшие с тех пор достоянием гласности секретные дипломатические документы. 4 октября 1938 г. французский посол в Москве Р.Кулондр заметил, что мюнхенское соглашение «особенно сильно угрожает Советскому Союзу». Лорд Лотиан, назначенный вскоре британским послом в США, отмечал, что после Мюнхена политические круги Лондона, как и других европейских столиц, «полагали, что после захвата Чехословакии Гитлер … двинется на Украину».

Мюнхенское соглашение, продиктованное Чехословакии под угрозой применения силы и с помощью самого грубого давления, представляло собой проявление неприкрытого произвола. Поэтому оно было незаконным и Советское правительство никогда не признавало его. Оно также коренным образом меняло все положение в Центральной Европе. Захватив Австрию, а затем часть Чехословакии, Германия серьезно укрепила свои позиции.

Отношения СССР с Англией, США и Францией


В конце 30-х годов Англия и ее союзники занимали по отношению к СССР открыто враждебную позицию.

Несмотря на провал мюнхенского соглашения и вынужденное вступление в войну с Германией, политика англо-французского блока и поддерживавших его соединенных штатов Америки носила резко антисоветский характер.

Это проявилось и во время польских событий в сентябре 1939 г., и в различных происках на Балканах, Ближнем и Дальнем Востоке, в активной помощи реакционным правительством Финляндии и прибалтийских стран, в исключении СССР из Лиги наций за финскую войну и во многих других антисоветских действиях.

1 сентября 1939 г. Германия приступила к войне против Польши, которая и дала начало Второй мировой войне. В международных отношениях образовался сложный узел противоречий: страны демократии (Англия, Франция, США) – СССР – страны фашистскогго блока(Германия, Италия, Япония).

Немалая доля ответственности предвоенного политического кризиса ложится на правящие круги Англии и Франции. Та осторожность, а то и просто недоверие к внешнеполитическому курсу СССР, которые демонстрировали правительства Великобритании, Франции, США и других стран, вызывались многими причинами. Но одна из них, несомненно, была вызванна внутреполитическим положением СССР. В правящих кругах запада чувствовался страх перед непредсказуемыми решениями советского руководства во внешней политике и перед террористическим режимом, установленным Сталиным внутри страны. Трудно уйти от вывода, что именно в этот сложный момент советских руководителей покинуло также чувство реализма и выдержки. Видимо, к данной позиции Сталина и его окружения вполне применимы слова А.Н.Яковлева: «Оправдывать собственные падения грехами других – путем не к честному самопознанию и обновлению, а к историческому беспамятству». (2)

Советское руководство не могло не знать, что мюнхенский договор – не последний внешнеполитический шаг западных держав. Оно было осведомлено о глобальных планах Гитлера. Поэтому наряду с политикой Англии и Франции сталинизм стал одной из основных причин, по которой Советский Союз не был готов к соглашению с этими странами о совместных действиях против фашизма.

Делая в реализации своих агрессивных замыслов основную ставку на военную силу, Гитлер придавал большое значение и дипломатическим средствам. На внешнеполитический аппарат фашистского рейха была возложена задача предотвращения возможности объединения против германской агрессии СССР, Франции и Великобритании. Пользуясь реакционными настроениями британских правящих кругов, нацисты стремились убедить их в том, что Германия желает жить с Великобританией в мире и дружбе и думает лишь о борьбе против Советского Союза. У значительной части британских правящих кругов эти заверения нацистского руководства вызывали доверие и находили поддержку. Они были склонны рассматривать Германию как союзника. Чемберлен верил, что сможет договориться с Гитлером о разделе сфер влияния, и германская агрессия будет направлена против СССР.

Однако Германия лишь скрывала их подлинные намерения. Задачи германской дипломатии заключались в том, чтобы в глубокой тайне, но со всей возможной решительностью «сколачивать союз против Англии».

Столь же близорукой, как и британская, оказалась политика Франции.

Правительство США, шедшее на уступки внутренней реакции и старавшееся создать видимость «невмешательства» в европейские дела, фактически придерживалось политики попустительства агрессивным намерениям Германии. Правящие круги в США рассчитывали на то, что США лишь выиграют от столкновения других стран, а агрессивный курс Германии и ее союзников поможет сдерживанию коммунизма в Европе и Азии.

В условиях возрастающей военной угрозы Советский Союз 17 апреля 1939г. предложил Англии и Франции начать переговоры о взаимных обязательствах оказывать друг другу необходимую помощь, в том числе и военную, в случае агрессии в Европе против любого из договаривающихся государств. Под давлением общественного мнения Англия и Франция вынуждены были пойти на переговоры. Однако переговоры зашли в тупик.

Летом 1939 г. СССР предложил Англии и Франции военную конвенцию, предусматривающую совместные действия вооруженных сил трех государств в случае агрессии. Правящие круги Англии и Франции не откликнулись на это предложение. Над СССР нависла угроза внешнеполитической изоляции.

С приходом к власти в Англии кабинета Черчеля и особенно после разгрома Франции Германией положение стало мало-помалу улучшаться. Постепенно укрепилось убеждение, что антисоветский курс равносилен расколу потенциальных антигитлеровских сил и лишь помогает Гитлеру изолировать своих противников друг от друга. Уже в мае 1940 г. английское правительство решило послать в Москву своего специального и чрезвычайного уполномоченного Стаффорда Клиппса для переговоров о торговле, которые правительство Чемберлена завело в тупик.

Несколько изменился и характер американо-советских отношений. Правительство США шло на это медленно и непоследовательно. Тем не менее отношения между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки постепенно улучшались. В январе 1941 г. государственный департамент США уведомил советского посла в Вашингтоне, что «политика, изложенная в заявлении, переданном президентом представителям печати 2 декабря 1939 г., которую обычно называют моральным эмбарго, больше не будет применяться к Советскому Союзу». Тем самым правительство Рузвельта отказалось от антисоветского мероприятия, введенного во время советско-финляндского конфликта.

В марте 1941 г. американское правительство и в апреле английское сообщили советскому правительству, что Германия готовится напасть на СССР. Сталин не посчитался с этими предупреждениями, расценив их как провокацию, имеющею целью вызвать советско-германскую войну.


Внешнеполитическое положение СССР на Востоке

Бои у реки Халхин-Гол

На Дальнем Востоке все более агрессивной становилась политика Японии. Хотя угроза надвигающейся войны для СССР исходила с запада, боевые действия кануна новой мировой войны впервые развернулись на его восточных границах.

Еще в июле 1938 г. Япония попыталась захватить ряд важных стратегических пунктов СССР на Дальнем Востоке. Советские Войска в начале августа 1938 г. разгромили вторгшиеся японские части и выбросили их с советской территории, и 11 августа 1938 г. Япония была вынуждена заключить соглашение с Советским Союзом о ликвидации конфликта. Однако Япония на этом не успокоилась. Она решила нанести удар против Монгольской Народной Республики, с которой Советский Союз имел соглашение о взаимопомощи.

Весной 1939 г. Япония начала военные действия в районе реки Халхин-Гол. Из советских и монгольских войск, сосредоточенных у Халхин-Гола, была создана первая армейская группа под командованием Г. К. Жукова. Советские и монгольские войска 20 августа 1939 г. перешли в наступление и через три дня окружили основные силы японской армии. Ожесточенные бои продолжались 129 дней. 16 сентября по просьбе Японии боевые действия были прекращены.

События у реки Халхин-Гол имели важное военно-политическое значение. Они предотвратили попытки создания очага войны на дальневосточных границах СССР. Однако опасность войны в этом районе сохранялась.

Советско-японский пакт о нейтралитете

Милитаристская Япония издавна имела в отношении СССР самые широкие захватческие замыслы. Но и к началу второй мировой войны, когда Япония потерпела жестокое поражение на реке Халхин-Гол японская военщина была вынуждена отложить до будущих времен агрессивные действия против СССР и приступила с лета 1940 г. к захватам в южных морях и Юго-Восточной Азии, что требовало от нее меньших усилий, особенно после того, как война в Европе привела две западные державы – Францию и Голландию – к разгрому, а третью из них – Англию – к резкому ослаблению. Одновременно в июне 1940 г. японское правительство предложило Советскому правительству заключить пакт о нейтралитете. В действительности это было со стороны Японии лишь маневром. Ведя переговоры о советско-японском пакте и намеренно затягивая их, Япония сговаривалась с Германией и Италией о направленном фактически против Советского Союза Тройственном пакте, который и был подписан в сентябре 1940 г.. В апреле 1940 г. в Москву прибыл министр иностранных дел Японии Мацуока. Он заявил, что его правительство готово подписать с СССР пакт о нейтралитете, и предложил сделать это немедленно. 13 апреля пакт был подписан.

Японо-советский пакт о нейтралитете соответствовал общей линии внешней политики Советского правительства, имевшей целью обеспечить безопасность СССР и восприпятствовать расширению зоны войны. Положительное значение пакта для Советского Союза также заключалось в том, что он обнаружил новые разногласия внутри фашистского блока: гитлеровская Германия хотела, чтобы Япония как можно скорее начала военные действия на Дальнем Востоке как против Англии и Соединенных Штатов Америки, так и против СССР, а японское правительство предпочитало действовать самостоятельно в определении объектов и сроков нападени

Совектско-германские отошения


Советское правительство делало летом 1939 г. все возможное, чтобы договориться с Англией и Францией в целях предотвращения германской агрессии, сохранения мира. К сожалению, эти усилия не увенчались успехом.

Советско-германский пакт о ненападении и секретный протокол

В августе 1939 года Германия завершила подготовку к войне в Европе. Не желая воевать на два фронта, Гитлер предложил подписать советско-германский договор о ненападении. Договор обещал Советскому Союзу не только мир, но и расширение западных границ.

СССР фактически продолжа оставаться в положении международной изоляции, в котором он оказался в результате мюнхенского договора. В этой обстановке Сталин и Молотов приняли решение согласиться с предложением Германии о заключении договора о взаимном ненападении.

Советско-германские переговоры начались 15 августа 1939 г. в Москве встречей с Молотовым посла Шуленбурга. Первым итогом их явилось подписание торгового соглашения между Германией и СССР.

Гитлер, который торопился разрешить конфликт с Польшей военным путем и не мог уже отказаться от подготовленного на нее нападения, 20 августа 1939 г., направил Сталину телеграмму, в которой настаивал на скорейшем подписании договора о ненападении.

Обсудив с Молотовым полученное послание и выслушав сообщение Ворошилова о ходе переговоров с англичанами и французами, Сталин в своем ответе Гитлеру дал согласие на приезд в Москву Риббентропа и подписание соглашения о ненападении.

23 августа Иоахим Риббентроп и Вячеслав Молотов подписали Договор о ненападении. Вместе с договором был подписан и секретный дополнительный протокол. Он не обсуждался ни в Политбюро, ни в Верховном Совете СССР, ни в правительстве. В строго секретном дополнительном протоколе говорилось о разграничении «сфер интересов» в Восточной Европе. В советскую «сферу интересов» отходили Эстония, Латвия, Правобережная Польша и Молдавия (позднее к этому списку добавилась и Литва). Важнейшее значение в этом проекте имел постскриптум, в котором говорилось следующее: «Настоящий пакт действителен лишь при одновременном подписании особого протокола по пунктам заинтересованности Договаривающихся сторон в области внешней политики. Протокол составляет органическую часть пакта».(3)

Сразу же, после того как договор был подписан, прекратилась антифашистская кампания в советской печати. Зато Англию и Францию теперь называли «поджигателями войны».

Проводя политику нейтралитета, Советский Союз точно выполнял заключенные им с Германией соглашения. Советское правительство всемерно старалось избегать трений с Германией и тщательно следило за тем, чтобы не дать ей какого-либо повода к нарушению советско-германских соглашений. Такими принципами руководствовались не только дипломатические, военные, хозяйственные и другие советские ведомства, отвечавшие за состояние отношений с Германией, но также печать и радио.

Угроза войны перед Советским Союзом

Германское правительство вело себя по отношению к СССР нелояльно. Начав с лета 1940 г. тайную подготовку антисоветской войны, оно стало все чаще нарушать советско-германские соглашения, а после заключения в сентябре 1940 г. германо-итало-японского Тройственного пакта перешло к открытому нарушению существенных внешнеполитических интересов Советского Союза. Наибольшую опасность представляли дипломатические и военные мероприятия гитлеровской Германии в расположенных поблизости от советских границ малых странах.

Советское правительство много раз пыталось склонить Германию к прекращению недружелюбных действий по отношению к СССР и предотвратить расширение зоны войны. Оно старалось также путем непосредственного контакта с германским руководством выяснить их действительные намерения. Еще в ноябре 1940 г. Молотов ездил для этого в Берлин. Но его переговоры с Гитлером не привели к смягчению напряженности.

Игнорируя миролюбивые шаги Советского Союза, Германия весной и в начале лета 1941 г. стала совершать враждебные действия уже непосредственно против СССР. Самолеты германской военной авиации вторгались в воздушное пространство СССР; постепенно эти нарушения из единичных перешли в систематические. Через советскую границу перебрасывалась вражеская агентура с разведывательными и диверсионными целями. Советская разведка задолго до предупреждений, полученных от Соединенных Штатов и Англии, информировала свое руководство о готовящемся нападении на СССР. В дипломатических кругах усиленно циркулировали слухи о предстоящей германо-советской войне и даже называли точные даты. Вся мировая печать была полна сообщений о концентрации германских войск вблизи советских границ. Однако Сталин сбрасывал со счетов все факты и все предупреждения, ибо они не укладывались в созданную им схему, согласно которой правительства Англии и США для того и посылают предупреждения, чтобы спровоцировать германо-советскую войну. Сталин отклонил все предложения командующих приграничными округами о приведении в боевую готовность войск этих округов. Советским войскам было запрещено заблаговременно занять предусмотренные планом прикрытия оборонительные рубежи, чтобы не дать Германии повода обвинить СССР в подготовке к нападению на нее.

21 июня советское правительство обратило внимание германского посла на серьезность сложившейся обстановки и предложило ему уведомить германское правительство о желании Советского Союза обсудить состояние германо-советских отношений. Ответа не последовало, а на рассвете следующ

его дня, в один из самых длинных дней в году, фашистская Германия вероломно напала на СССР.

***

«Не было в истории 20 столетия обстановки более сложной, запутанно, более отягощенной многочисленными страхами, предчувствиями надвигающейся драмы, чем та, которая сложилась между осенью 1938 и концом лета 1939. Не делалось еще за столь короткий срок столько рискованных шагов в политике, столько ошибок, столько неверных прогнозов и вместе с тем не было сказано столько многочисленных слов»,(4) - так оценил обстановку того времени известный историк профессор Д.М. Проэктор.

Решающее значение в возникновении именно такой ситуации в международных отношениях, несомненно, имел Мюнхен.

Что касается внешней политики Советского Союза, то его руководство во главе со Сталиным на протяжении почти двух десятилетий исходило из тезиса о наличии угрозы со стороны капиталистического окружения. Хотя если иметь в виду наших непосредственных соседей, то никто из них в конце 30-х годов не был готов и не имел намерения воевать против Советского Союза.















Документы:

(2). Правда. 1989, 24 декабря

(3). ADAP. Serie D. Band VII. S. 125,131

(4). Проэктор Д.М. Фашизм: путь агрессии и гибели. М., 1989. С.179


Список литературы:

  1. Севостьянов Г.Н. (ред.) Новая и Новейшая история. – М.: Наука, 1990

  2. Семиряга М.И. Тайны сталинской дипломатии. – М.: Высш. шк., 1992и

  3. Сиполс В.Я. Внешняя политика Советского Союза 1936-1939гг. – М.: Наука, 1987

  4. Кирилин И.А. История международных отношений и внешней политики СССР. - М.: Междунар. отношения, 1986

  5. Нежинский Л.Н. (ред.) Советская внешняя политика 1917-1945гг. – М.: Междунар. отношения, 1992

  6. Ржешевский О.А. (ред.) 1939 год: Уроки истории – М.: Ин-т всеобщей истории, 1990

  7. Типпельскирх К. История второй мировой войны Т.1 – Полигон, 1994

  8. Энциклопедия для детей Т.5 История России XX век – М.: «Аванта+», 1995

  9. Данилов А.А., Косулина Л.Г. История России XX век – М.: Просвещение, 1995

  10. История отечества XX век – М.: Дрофа, 1995

  11. Трухановский В.Г. (ред.) История международных отношений и внешней политики СССР – М.: Междунар. отношения, 1967

  12. Кишенкова О.В., Королькова Е.С. Экзаменационные билеты по истории для школьников и абитуриентов – М.:Дрофа, 1996



















































































































































































































Случайные файлы

Файл
130100.rtf
FinKurs.doc
rabota.doc
60435.rtf
4526-1.rtf