Воспитательно-реабилитационная работа в русской школе интернатного типа (112309)

Посмотреть архив целиком






РЕФЕРАТ


по дисциплине: Реабилитационная педагогика




по теме:

Воспитательно-реабилитационная работа в русской школе интернатного типа















Донецк 2009


Воспитательно-реабилитационная работа в русской школе интернатного типа


Дореволюционное педагогическое наследие, которое не было в полной мере осмыслено и оценено в советское время, при творческом к нему подходе может оказать неоценимую помощь современному образованию в поиске адекватных условий реабилитации детей, лишенных родителей, семьи и воспитывающихся преимущественно в учреждениях интернатного типа.

Если всмотреться в прошлое нашей педагогической истории, можно обнаружить поразительное разнообразие форм учебно-воспитательных учреждений. Некоторые из этих форм сегодня возрождаются, по поводу других идут жаркие дебаты. Ценности прошлого не переносятся механически в новые условия. Они требуют серьезного научного осмысления с учетом особенностей времени.

Школы интернатного типа в России стали появляться в 18 столетии. Первыми из них были школа математических и навигационных наук в Москве и Морская академия в Петербурге. Во второй половине 18 в. открылись кадетские корпуса, Институт для благородных девиц в Смольном, Воспитательный дом в Москве, частные дворянские пансионы и другие учреждения. Это были заведения закрытого (интернатного) типа, в которых при достаточно высоком уровне обучения акцент ставился, прежде всего, на задаче, сформулированной еще итальянскими гуманистами,- « ревностное изучение всего, что составляет целостность человеческого духа».

Педагогическое наследие К.Д. Ушинского — золотой фонд отечественной педагогики. Воспитание детей сирот было предметом его особого внимания и заботы. Его педагогическая деятельность в годы ее расцвета протекала в закрытых воспитательных учреждениях. Однако, несмотря на большое количество работ, посвященных жизни, деятельности и научно-педагогическому наследию, многие прогрессивные идеи великого русского педагога остались невостребованными. Мы имеем всего лишь несколько исследований наследия К.Д. Ушинского (В.И. Куфаев, И.И. Данюшевский) по такой насущной проблеме, как воспитание детей в воспитательных заведениях.

К.Д. Ушинский поставил перед сиротскими учреждениями своего времени высокую гуманную цель: заменить по возможности родителей детям, дать им воспитание и поставить их на такую дорогу в жизни, на которой они могли бы быть деятельными, честными и полезными членами государства, которое их воспитало. Он ратовал за то, чтобы каждое сиротское заведение подготовляло своих воспитанников к самым разнообразным назначениям в жизни сообразно их способностям и наклонностям, т. е. поступало бы так, как поступают благоразумные родители. Уклад жизни сиротского заведения должен соответствовать воспитательным целям. В связи с этим он писал: «Никакое сиротское заведение не может назначить одной какой-нибудь жизненной цели для призреваемых им сирот. Заменяя для них, родите лей, оно должно и поступать, как поступают благоразумные родители; давать каждому сироте (по возможности) образование, сообразное с его способностями, и открывать каждому из них дорогу в жизнь, которая сообразна с его способностями, наклонностями и образованием.

Всякое однообразное назначение для воспитанников сиротского заведения непременно парализует его воспитательную и образовательную деятельность».

Поэтому К.Д. Ушинский рекомендовал, чтобы сиротское заведение способнейших из своих воспитанников, показавших решительную склонность к занятиям науками, помещало «пенсионерами» в общие гимназии Министерства народного просвещения с тем, однако, чтобы сиротское заведение как опекун призреваемых им сирот продолжало следить за их учением и развитием их способностей и наклонностей или оставляло их оканчивать курс в гимназии и идти потом в университет, или помещало в какие-нибудь технические учебные заведения также «пенсионерами». В числе различных назначений, избираемых я сирот, Константин Дмитриевич считал весьма целесообразной подготовку воспитанников к педагогической деятельности и всемерно защищал идею создания педагоги ческой семинарии при сиротском заведении, которая «откроет для сирот самое лучшее и самое полезное назначение в жизни». Защищая это, Ушинский исходил из того, что хорошим педагогом легко может сделаться только тот, кто сам получил правильное педагогическое воспитание.

К.Д. Ушинский понимал воспитание как целенаправленный процесс формирования «человека в человеке». Он считал, что человек в онтогенезе развивается в процессе деятельности, основным организующим фактором которого является воспитание. В своем глав ном, но, к сожалению, незаконченном труде «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» он поставил перед собой задачу сформулировать основные законы человеческой природы и разработать психологические основы педагогики. На писанные им тома этого труда раскрыли в значительной мере душевный мир человека и показали педагогам-воспитателям те законы человеческой природы, знание которых им так необходимо в практической деятельности.

Чтобы знать «предмет воспитания», педагог дол жен стремиться узнать его «каков он есть в действительности, со всеми его слабостями и во всем его величии, со всеми его будничными, мелкими нуждами и со всеми его великими духовными требованиями». Воспитатель должен знать человека в семействе, в обществе, среди народа, среди человечества и наедине со своей совестью во всех возрастах, во всех классах, во всех положениях, в радости и горе, в величии и унижении, в избытке сил и в болезни, среди неограниченных надежд и на одре смерти, когда слово человеческого утешения уже бессильно. Оп должен знать побудительные причины самых грязных и самых высоких деяний, историю зарождения преступных и великих мыслей, историю развития всякой страсти и великого характера.


Тогда только будет он в состоянии черпать в самой природе человека средства воспитательного влияния, а средства эти громадны!»

Исходя из этого, К.Д. Ушинский намечаёт и основные пути изучения «предмета воспитания», знания души ребенка. Для этого педагогика должна иметь собственные методы исследования своего предмета, ведь познание ребенка возможно лишь в процессе его развития, в процессе его воспитания. Отсюда основ ной путь педагогического исследования — наблюдение, где «педагог должен много учиться понимать душу в ее явлениях и много думать о цели, предмете и средствах воспитательного искусства».

Он советовал разделять воспитанников сиротских заведений на маленькие кружки и устраивать внутреннюю жизнь этих кружков так, чтобы они по возможности приближали к семейной жизни. Жизнь по расписанному церемониалу, когда отношения воспитателя к детям выражаются только в ограничениях, стеснениях, запрещениях и внешней дисциплине, когда воспитанник марширует по команде всю свою детскую жизнь, великий педагог называет, а казарменной», «острожной». Такая жизнь особенно тяжела у детей - новичков, вырванных «из теплых, мягких, ничем не заменимых недр семьи». Заменяя семью, сиротское заведение должно быть, в целом, похоже на большую семью, в которой царят интимные, родственные отношения и здоровый трудовой режим. Праздная жизнь в сиротском заведении не менее губительна для детей, чем казарменный ее характер. К.Д. Ушинский резко критикует того воспитателя, который, являясь на дежурство, видит перед собой толпу детей, шумную, шаловливую, и вся его воспитательная деятельность может быть выражена одним энергическим словом: «Смирно!». Тут не может быть и речи о том влиянии, которое должен иметь взрослый, хорошо развитой и нравственный человек на дитя. От этого масса детей в наших интернатах по большей части растет сама собой. Но дети, предоставленные сами себе, развиваются весьма медленно и неправильно, подчиняются влиянию нянек, прислуги, и взаимным влиянием портят друг друга, словом, дичают, а не воспитываются.

Не отрицая значения общего распорядка в заведении, К.Д. Ушинский, однако, подчеркивает, что никакие уставы и программы, никакой искусственный организм заведения, как бы хитро ни был он придуман, не может заменить личности в деле воспитания. Влияние личности воспитателя на молодую душу составляет ту воспитательную силу, которую нельзя заменить ни учебниками, ни моральными сентенциями, ни системой наказаний и поощрений. Решающее значение имеет убежденность самого воспитателя в том, что он стремится внушить своим питомцам, так как всякая метода воспитания, как бы хороша она ни была, не перешедшая в убеждение воспитателя, останется мертвою буквою, не имеющей никакой силы в действительности. Самый бдительный контроль в этом не помогает. Воспитатель никогда не может быть слепым исполнителем инструкции; не согретая теплотою его личного убеждения, она не будет иметь никакой силы... Вот почему, говорит Кд. Ушинский, в воспитании самое важное дело — выбор воспитателя, чтобы воспитатель был человек, прежде всего, глубоко верующий и нравственный. Все педагогическое учение Кд. Ушинского согрето благородным чувством любви к человеку и уважения к личности, чувством гуманизма.

Анализируя проект преобразования Гатчинского сиротского института, Константин Дмитриевич высказывает основные требования, без выполнения которых и сегодня невозможно построить соответствующее учебно-воспитательное заведение. Вот некоторые выдержки из этого документа: «Мнение коллежского советника Ушинского о проекте преобразований, представленном из Гатчинского сиротского института:


Случайные файлы

Файл
103083.rtf
57642.rtf
105611.doc
162963.rtf
33427.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.