Семейное воспитание (111935)

Посмотреть архив целиком

Ставропольский Государственный Университет





КУРСОВАЯ РАБОТА

по теме:

СЕМЕЙНОЕ ВОСПИТАНИЕ




работу выполнил:

студент Ставропольского

Государственного Университета

V курса, Физ-Мат Факультета,

отделения МИИТ, гр. ”Б”

Неботов Виталий Дмитриевич



Научный руководитель:

старший преподаватель

кафедры соц. работы

Поликарпова А. И.



Дата защиты:__________________________


Оценка:_______________________________




Ставрополь 1997 г.







СОДЕРЖАНИЕ :





Стр.


1. Предисловие..................................................................................................3

2. Общие условия семейного воспитания........................................................3

3. Умственное развитие ребенка......................................................................7

4. Нравственное развитие ребенка.................................................................11

5. Всестороннее воспитание ребенка.............................................................16

6. О родительском авторитете........................................................................20

7. Игра..............................................................................................................27

8. Воспитание в труде.....................................................................................36

9. Заключение..................................................................................................38

10. Список использованной литературы........................................................39




















ПРЕДИСЛОВИЕ


«Дети живые цветы земли» так поэтично выразил глубокую мысль А. М. Горький. А выращивают эти цветы прежде всего в семье: родители самой природой предна­значены и обществом уполномочены быть первыми вос­питателями своих детей. Именно они вместе со школой помогают детям набраться сил и ума, освоить основы че­ловеческой культуры, подготовиться к самостоятельной жизни и труду. В семье закладывается фундамент лич­ности растущего человека, и в ней же происходит его развитие и становление как гражданина.

Воспитание детей самая важная область нашей жизни. Наши дети это будущие граждане нашей страны и граждане мира. Они будут творить историю. Наши де­ти это будущие отцы и матери, они тоже будут воспи­тателями своих детей. Наши дети должны вырасти прек­расными гражданами, хорошими отцами и матерями. Но и это не все: наши дети это наша старость. Пра­вильное воспитание это наша счастливая старость, плохое воспитание это наше будущее горе, это наши слезы, это наша вина перед другими людьми, перед обществом.


ОБЩИЕ УСЛОВИЯ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ


...Обыкновенно все замечаемые у ребенка неблагоприятные явления приписывают самому ребенку, говорят даже иногда о врожденной его злостности, не думая и не подозревая, что качества ребенка являются отражением качеств окружающих его лиц. Врожденными у ребенка можно считать только явления, связанные с его темпераментом, т. е. только степень силы и быстроты его размышлений и действий. Затем он переживает имитационный период, во время которого у него складываются его речь, все главные его привычки и обычаи, вообще все типичные его явления. На самом деле ребенок должен являться серьезной причиной совершенствования представителей семьи, в особенности относительно их правдивости, искренности и прямоты: если любящая мать озабочена развитием своего ребенка и из наблюдения знает, как качества последнего слагаются из действий и рассуждений окружающих его лиц, то она несомненно станет зорко следить за всяким своим действием и словом, избегать всякого произвола и всегда щадить личность своего ребенка; этим она несомненно будет содействовать собственному своему совершенствованию, а полным соответствием между своим словом и делом непременно приучит и ребенка к правдивости, непосредственности и искренности и этим положит верное основание для развития нравственного характера человека. При изучении человека и условий его образования всего глубже складывается убеждение, насколько сильно влияют не слова, а действия близких лиц на развивающегося ребенка, и насколько любовь к труду, работа и правдивость воспитателя содействуют нравственному развитию ребенка...

Вследствие недостатка внимания, а главное вследствие незнания обыкновенно спешат допустить существование врожденных дурных наклонностей, красноречиво толкуют о «неисправимо испорченных» детях, точно эта испорченность явилась сама по себе и за нее ответствен сам ребенок! Влияние руководства взрослых как-то всегда остается в тени; и верить не хотят, что «испорченность» ребенка школьного или дошкольного возраста есть результат системы воспитания, за которую расплачивается все-таки один воспитанник. В громадном большинстве случаев не прирожденная тупость (нравственная или умственная) ребенка, а педагогические ошибки подготовляют ребенку горькую будущность, оставляя на его личных проявлениях и привычках неизгладимые следы нравственной порчи: умственного бессилия.

Кому не известно, что все дело воспитания (и в семье, и в школе) зачастую сводится к тому, что ребенка нужно «учить», причем под словом «учить» нередко подразумевают: «взыскать», «наказать», «пригрозить» и т.д. Да иначе и быть не может, пока будут поступать совершенно слепо, по рутине, не отдавая себе отчета в каждом шаге; если не «познать себя», не приучиться связывать причину со следствием, то рутинные педагогические приемы принудительного характера по-прежнему будут царить в стенах школы, как и в семейном быту...

Обыкновенно предполагают, что ребенка можно и обмануть: ведь он глуп, не разберет; а между тем различие правды и неправды у него слагается именно таким образом, что он приучается проверять слышанное им видимым и осязаемым. Если ему говорят, что «мамы нет дома», а он случайно увидит ее, то он при первом удобном случае, если ему что не понравится, заявит, что его самого нет дома. Чем чаще его обманывают и чем более он встречает в семье несоответствие слова с делом, тем менее выясняются для него признаки правды и тем легче он начинает говорить только то, что ему выгоднее. Необходимо твердо помнить, что ребенок первоначально только и знает впечатления, получаемые органами его чувств, он только им и повинуется и действует исключительно на основании этих чисто реальных впечатлений; он непременно делает только то, что ему приятно, и избегает всего, что ему в каком-либо отношении неприятно. От ребенка имеют обыкновение все скрывать, но, если он видит, что окружающие пользуются чем-нибудь, а ему не дают, то и он при первом, же удобном случае непременно присвоит интересную для него вещь, раз она плохо лежит, и затем во всяком подобном случае не преминет повторить то же самое. Будучи пойман в своих проступках и за это наказан, он, опять же на опыте, видит, что необходимо быть осторожнее и что выгоднее пользоваться всяким случаем так, чтобы этого не видели и не знали; он старается быть умником и пользуется удобными случаями уже осторожнее, более скрытно. Наказание не может выяснить ему объективных признаков правды, оно только покажет ему, что не попадаться добро, а попадаться зло и, имея возможность сделать кому-нибудь зло, он именно так и поступит, как с ним поступали при наказании.

...Кроме простого, всегда искреннего и правдивого слова, не могут быть допущены ни в семье, ни в школе никакие поощрения, никакие наказания. Обыкновенно приучают ребенка к искусственному прибавочному раздражению с самого появления его на свет и этим содействуют понижению его впечатлительности и препятствуют нормальному ходу его развития. Младенца носят на руках, его качают, усыпляют различными однообразными напевами, его целуют, подделываются под произносимые им звуки, все это оказывается искусственными раздражителями. Когда после всего этого начинается ученье, ребенок оказывается вялым, апатичным, ленивым; на него жалуются за безучастность его к занятиям, между тем как все сделано, чтобы именно понизить его жизнедеятельность, чтобы сделать его апатичным и вялым. Чтобы возбудить его к учению, опять прибегают к искусственным возбудителям в виде похвалы, отметок, подарков и наград. Развившаяся при таких условиях апатия вызывает у молодого человека погоню за переменой впечатлений; кондитерская оказывается преддверием к винному погребку и кутежам точно так же, как отметки и поощрения развивают стремление к различным спортам, карточной игре и т.п. Человека заедает нестерпимая скука, он готов насладиться всякой травлей и грубым чувственным развлечением, чтобы только заглушить угнетающее его чувствование. У него нет внутренней жизни, он не возбуждается мыслью и не занят умственным своим совершенствованием. Молодого человека укоряют за его грубый и развращенный нрав, совершенно упуская из виду причины, содействовавшие его развитию, забывают, что только условия его семейной и школьной жизни могли способствовать развитию тех типичных явлений, которые у него наблюдаются, что ими убита идейная жизнь и развиты одни животные проявления...

Значение привычек, приобретенных в раннем возрасте, громадно, отделаться от них впоследствии очень трудно, а иногда и не под силу взрослому. При нормальных условиях развития ребенка, когда его не ограничивают постоянными регламентациями, он всегда отличается наблюдательностью, причем сейчас же повторяет подмеченное им действие и затем уже рассуждает над ним. Это самый выгодный способ развития ребенка, который необходимо поддерживать; при этом ребенок более всего останавливается над теми явлениями, которые ему доступны. Он сам их подмечает, они ему не навязаны, соответствуют его силам и способностям, и поэтому он легче их усваивает. В ребенке нельзя искусственно развить наблюдательность, можно только устранить всякие сильные влияния, которые могли бы понизить его впечатлительность; кроме того, можно еще содействовать постепенному видоизменению материала, необходимого для его образования. При всяком искусственном способе, применяемом для возбуждения наблюдательности ребенка, недостает первого момента, и именно: он не сам наталкивается на новые явления, а его внимание останавливают на тех явлениях, с которыми хотят его познакомить. В таком случае легко впасть в ошибку при оценке сил ребенка и его подготовки, между тем как всякое такое несоответствие приводит к тому, что ребенок недостаточно усваивает воспринимаемое... Вслед за наблюдением ребенок повторяет то, что произвело на него более сильное впечатление; этим повторением он приучается к различным приемам, употребляемым в обыденной жизни. При искусственном же приучивании к таким приемам и действиям ребенок не сам выбирает производимое им действие, а имитирует требуемое от него: понятно, что и здесь такие требования могут не соответствовать степени физического развития ребенка и уменью его производить такие действия...

После наблюдения и повторения наблюдаемого ребенок обыкновенно охотно рассуждает над значением воспринятого и повторенного им; это драгоценное качество главным образом и содействует его образованию, а также ограничению произвола его действий и выяснению личных качеств человека. Обыкновенно находят, что ребенок должен только исполнять обращенные к нему требования, что он должен набирать материал и знания для будущей своей деятельности. С этим никак нельзя согласиться на основании следующего психологического положения: смотря по тому, каким образом человек относится к каким-либо явлениям при первой встрече с ними, соответственно этому скорее всего он будет к ним относиться и впоследствии. Если он в раннем возрасте не приучился рассуждать над своими впечатлениями и действиями, то он впоследствии очень трудно к этому привыкает. Набором знаний он развивает свою память, которую до того изощряет упражнением, что ему легче всего все воспринимать этой умственной способностью; он не привык и не умеет рассуждать, у него знания остаются сырым материалом, который не переварен рассуждением. Без анализа и рассуждения, без проверки своими действиями ребенок лично не знакомится с качествами воспринимаемого, он поэтому сам не в состоянии выводить общих положений, не в состоянии составить общего образа; у него нет общих понятий, он знает, но не понимает. Поэтому самостоятельно видоизменить свои действия он не в состоянии и только повторяет то, что знает, что слышал, что вычитал из книги; у него нет личного характера, а для развития нравственного характера нет условий.

...Человек, которому постоянно все приготовляют и предупреждают все его требования и желания, мало-помалу до такой степени отвыкает следить за собой и за своими потребностями, что не заметит, что части его туалета в невозможном беспорядке, волосы не чесаны, не в меру им съедено и т. д. Бдительность окружающих несколько ослабла, и он делается поразительным неря­хой. Разница только в том, что у взрослого все это может ограничиваться только внешними проявлениями, а у ребенка неряшливость и беззаботность выразятся во всех его действиях и проявлениях.

...Часто полагают, что ребенок не понимает значения личных отношений, что у него нет еще понятия о лице и личной его неприкосновенности. Родители обык­новенно думают, что их дети составляют их собственность, что они должны быть безличны и находиться в полной зависимости от их требований и действий. С такими гру­быми воззрениями, понятно, никак нельзя согласиться, потому что, чем раньше у ребенка пробуждается понятие о своей личной неприкосновенности и о своих человече­ских правах, тем более он приучается дорожить ими и ценить эти права у других; но такие понятия могут у него сложиться не из слов, а исключительно из действий и обра­щения с ним, они слагаются не по слову, а только по делу. Любовь, основанная на идее правды, возвышает чело­века и заставляет уважать его, без чего немыслимо развитие истинных человеческих качеств и достоинств; поэтому-то самый главный и существенный агент при воспитании это искренняя, неподдельная и глубокая любовь...

Внешние ласки и нежности приводят к ложным и ли­цемерным отношениям к матери и вообще к людям, меж­ду тем как отсутствие их и правдивое, внимательное и теплое отношение, а главное, преимущество, даваемое на деле интересам любимого лица перед своими, всегда сильнее все­го сближают и связывают людей между собой...


УМСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА


...По-видимому, все дети по своей сильной впечатлитель­ности и наблюдательности не оставляют без внимания ни одного из окружающих их явлений; необходимо только, чтобы их стремление не встречало препятствия со стороны окружающих, а, напротив, поддерживалось ими. Обыкновенно же это бывает не так: взрослые либо жела­ют вести ребенка на помочах, причем все ему скажут, все объяснят и все покажут, либо не позволяют ему вовсе рассуждать и постоянно твердят только о послушании, или же они без толку восхищаются сомнительными про­явлениями его самодеятельности и стараются отличиями и поощрениями возбудить его к продолжению. Если ребенку постоянно навязывать мнения и суждения, то этим устраняется всякое возбуждение к его собственной деятельности, между тем как самостоятельным наблюде­нием над явлениями он приучался бы к восприятию всех отдельных моментов, из которых они состоят, и со­ставлял бы себе ясное представление о получаемых впе­чатлениях, приучался бы разъединять, по возможности, получаемое впечатление по времени; он усваивал бы себе все акты в той последовательности, которая необходима для выяснения значения данного явления, т.о. он привы­кал бы логически мыслить. Развитие ребенка и состоит главным образом в уменье сосредоточивать внимание над получаемым впечатлением и умственным трудом преодо­левать препятствия к пониманию его. В том же случае, когда суждение дается уже готовым и сообщаются глав­ным образом одни выводы, последние будут усваиваться только памятью, вместо того чтобы подготовлять и разви­вать у ребенка точно такую же умственную работу, с по­мощью которой добыты переданные ему выводы и заклю­чения.

То же самое относится и к играм и физическим заня­тиям детей: они охотно сами строят и еще охотнее разру­шают, чтобы понять, как построена попавшая им в руки вещь. Обыкновенно им дают уже готовые замысловатые игрушки, снабженные механизмом, и произ­водящие различные движения, звуки и т.п., или дают приспособленные части и требуют, чтобы они составили из них определенные фигуры или постройки. Дети, понят­но, сейчас же разрушают данные им вещи и стремятся отыскать причины замечаемых ими движений или звуков, а постройку или фигуру сделают только тогда, когда они уже подготовлены к этому на более простых формах, иначе требование окажется невыполнимым, оно только утомит их, и они затем всяким способом будут уклоняться от таких занятий. Вообще ребенку доставляет большое удовольствие, если он сам заметил и выяснил себе какое-либо явление и если его рассуждение оказывается дейст­вительно верным; точно так же доставляет ему наиболь­шее удовольствие то, что он сам сделал и чего достиг без указания других. Все это совершенно понятно: он разрешил то, что мог, или сделал то, что отвечало его силам, следовательно, трата, связанная с этой работой, соответствует накопившемуся материалу, работа поэтому должна доставить ему удовольствие. Требования же взро­слых, напротив того, могут часто превышать уровень его уменья и подготовки и вызывать трату, не соответствую­щую накопленному материалу; ясно, что для ребенка это будет сопровождаться страданием, отталкивающим его от такой работы. Достигнутый результат уже сам по себе возбуждает ребенка к продолжению работы и к отыскиванию новой, более сложной, и нет никакой нужды еще усиливать эти естественные стимулы похвалою, отличием или какою-либо наградой, это может только по­вредить ребенку...

Чем мягче и осторожнее обращаются с ребенком, чем большею разумною добротою и любовью он окружен, тем более мягким и любящим человеком он является, тем с большею впечатлительностью он относится ко все­му окружающему и тем более он приучается руководст­воваться правдою во всех своих помышлениях и дейст­виях. Нравственные качества ребенка составляют дейст­вительное наследие среды, в которой он провел первые годы своей жизни; это наследие окружающих привива­ется по мере развития сознания ребенка, как и его речь, способ выражения, привычки, обычаи и т.д.

Злым ребенок будет только тогда, когда его раздра­жают и оскорбляют несправедливостью, произволом и не­правдою. Лень у него является, когда его насильственно заставляют производить непосильную, не соответствую­щую его знаниям и подготовке, следовательно, логически непоследовательную работу или работу, сильно угнетаю­щую его однообразными, утомительными действиями. Следовательно, лень явится, когда насильственно требуемая работа сопровождается тратой вещества, не со­ответствующей предшествовавшему накоплению, и ког­да избыток траты сравнительно с накоплением приведет к страданию, к истощению и даже к изнурению. Опять же, следовательно, не врожденное предрасположение вы­зывает это явление, а неприятное, гнетущее чувство, вызванное требованиями, не соответствующими силам и способностям ребенка, следовательно, несправедливыми, произвольными...

Насколько ребенок должен свободно расти без всяких препятствий, налагаемых на него с момента рождения на свет, засыпать и спать без всякого прибавочного раздражения и постоянной соски во рту, настолько же он должен быть всегда занят, когда бодрствует, и ему должно быть предоставлено самому отыскивать себе занятия и рассуждать как над своим делом, так и над всеми встречающимися ему явлениями. Необходимо, конечно, чтобы вокруг себя он видел разумно-деятельную жизнь. Единственными моментами, возбуждающими его к дея­тельности, должны быть удовольствие, ощущаемое им при занятиях, интерес к делу и стремление усвоить себе знание и понимание наблюдаемых им явлений.

Всякая работа, соответствующая силам и пониманию, или степени развития ребенка, непременно доставит ему удовольствие, которое еще увеличивается, если он начинает работу по собственному побуждению и достига­ет желанного результата. Удовольствие, испытываемое им при этом, так велико, что оно побуждает его к дальней­шей деятельности и является нормальным моментом воз­буждения, к которому не следует поэтому прибавлять ни­каких новых раздражителей в виде похвалы, отличия или награждения. Известно, что ребенок при ознакомлении с окружающим его миром и при отыскании себе занятий постоянно повторяет или имитирует взрослых, и чем больше он привязан к последним, и чем лучше они к нему относятся, тем более он следует их обычаям, привычкам и деятельности. При этом из подражания ребенок легко может взяться за непосильное дело, которое непременно должно неблагоприятно отозваться на его здоровье и причинить ему страдание. Наблюдения, однако же, пока­зывают, что, чем больше ребенок привык останавливать­ся и рассуждать над встречающимися явлениями, тем менее он имитирует, и наоборот. Следовательно, привыч­ка рассуждать является опять же лучшим уравнителем его деятельности и вернее всего содействует появлению самостоятельности в его действиях. Обсуждение как ак­тивная умственная деятельность способствует, кроме то­го, более гармоническому развитию ребенка, так как ум­ственная деятельность всегда будет вызывать проверку обсуждаемого и находиться в связи с физической его деятельностью. Кроме того, ребенок, привыкший рассуждать над своими действиями и очень чутко относящийся ко всякому получаемому им впечатлению, всегда примет во внимание всякое обращенное к нему слово и объяснение, так что взрослому стоит только выяснить ему несоответствие между его силами и предпринимаемой им работою, и он изменит свое намерение и выберет себе более подходящее своим силам занятие. Необходимо только не ограничивать­ся запрещением, а объяснять все, требуемое от ребенка...

Все нужное для ребенка, что может быть исполнено им самим и исполнение чего соответствует его уменью, должно быть предоставлено его самодеятельности; такая мелкая работа, по возможности точно исполненная, доставляет обыкновенно ему удовольствие, всего лучше подготовляет к более сложной деятельности и придает ему известную уверенность в своих силах. Чем более он делает себе сам все необходимое, чем раньше являются у него известные обязательства, даже ответственность в действиях, тем внимательнее он будет относиться к своим занятиям и тем точнее он будет их исполнять. При всем этом он должен действовать, по возможности, не по частным указаниям для каждого отдельного случая, но непременно по собственной инициативе или только по кратко и просто выясненным ему общим положениям. Никогда и ни в каком случае не следует ребенку показы­вать приемы какой-либо работы, все он должен делать по слову и выяснению. В последнем случае необходимо толь­ко начинать свои выяснения с приема, ему уже известно­го, и затем с последним логически связать неизвестное. Показанный прием перенимается ребенком и может быть повторен им совершенно механически; он мало сосредо­точивает на нем внимание и поэтому недостаточно созна­тельно его воспринимает. Между тем как, прислушиваясь к выяснению этого приема, он должен представить себе сначала все по полученным звуковым впечатлениям, а за­тем уже действовать соответственно этому сознательному умственному акту, видоизменяя при этом знакомый ему прием, смотря по полученным им новым представлениям. При этом деятельность его гораздо более разъединяется по времени; на ней сосредоточивается большое внима­ние, и происходит более сознательное направление его действий. Все это будут самые главные условия для того, чтобы лучше управлять своими ощущениями и чувствами и чтобы приучиться к волевым проявлениям.

Обыкновенно слишком опасаются всяких препятствий, которые ребенок может встретить при своей деятельно­сти, и поэтому стараются устранить их и облегчить ему работу. Этим, напротив, совершенно уничтожают то, чего желали достигнуть данной работой, а именно: уменье преодолевать препятствия...

При первоначальном воспитании всего нагляднее мож­но видеть все значение высоко образованной матери. В самом деле, что может быть выше и ценнее умной мате­ри; можно сказать, что уровень развития общества находится всегда в прямой связи и прямой пропорциональ­ности с уровнем развития женщины. Чем выше образова­ние женщины, тем серьезнее может быть направлено се­мейное воспитание ребенка, имеющее, без сомнения, самое серьезное значение для всей жизни человека. Естествен­ною руководительницей ребенка является прежде всего мать. Разумность и высокое образование женщины всего сильнее будет влиять на развитие и образование нравст­венного характера ребенка. Только такая женщина, никогда не допуская произвола, лжи или оскорбления ребенка, будет в состоянии содействовать умственному его развитию и установлению его нравственного характе­ра. Она не будет ограничиваться внешностью, а вовремя сказанным словом и разъяснением сумеет поддержать активную деятельность ребенка, а также будет содейство­вать усвоению им понятия о правде. Она не будет поддер­живать его чувственных проявлений, а будет непременно содействовать развитию сознательной его деятельности...


НРАВСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА


...Главные условия, необходимые для нормального разви­тия ребенка со стороны матери, чистота, сдержанность, деятельная жизнь как в умственном, так и в физическом отношении...

Цель воспитания содействовать развитию человека, отличающегося своей мудростью, самостоятельностью, художественной производительностью и любовью. Необ­ходимо помнить, что нельзя ребенка сделать человеком, а можно только этому содействовать и не мешать, чтобы он сам в себе выработал человека. Необходимо, чтобы он выработал идейного человека и стремился бы в жизни руководствоваться этим идеалом.

Главные основания, которых необходимо держаться при воспитании ребенка во время семейной его жизни: 1) чистота, 2) последовательность в отношении слова и дела при обращении с ребенком, 3) отсутствие произво­ла в действиях воспитателя или обусловленность этих действий и 4) признание личности ребенка постоянным обращением с ним как с человеком и полным признанием за ним права личной неприкосновенности. Цель всякого воспитания – содействовать развитию разумного человека, который был бы в состоянии соеди­нять опыт прошедшей жизни с настоящей и быть в состо­янии предвидеть последствия своих действий и отношений к другому лицу, выяснять себе причинную связь наблю­даемых им явлений и творчески предсказывать и прояв­ляться, в чем именно и выражается человеческая муд­рость. Понятно, что такие проявления могут быть только в том случае, когда человек в состоянии сам выработать свою мысль и сам ее применять. Необходимо также, чтобы эти проявления, как и вообще все действия челове­ка, были настолько целесообразны и быстры, а вместе с этим просты и точны, что давали бы возможность увели­чивать производительность лица и доводить ее до худо­жественного изящества. Мудрость человека должна показать ему узость личной жизни и указать на значение общественного проявления, чтобы подсказать ему его долг содействовать совершенствованию общества, в кото­ром он находится; точно так же его идейность должна содействовать возможности идеализировать общество, ближнего и даже дело, которым человек занят, и этим проявлять свою любовь, так как истинная любовь требу­ет непременно идеализации того, к чему она относится...

Отсутствие произвола в действиях воспитателя или обусловленность его действий является существенным требованием при воспитании человека. Во время семей­ной жизни ребенок повторением действий окружающих слагает свои привычки и обычаи. То, чему ребенок сам подвергается в это время, непременно отразится впослед­ствии в его действиях по отношению к другим. Всякое произвольное действие имеет характер случайности и производится под влиянием чувства и поэтому обыкно­венно резко и даже грубо. Чтобы действовать с большим сознанием, необходимо обсуждать и выяснять подмечае­мое, приводя, по возможности, в причинную связь пос­тавленное требование и то, что его вызвало.

Обыкновенно говорят, что ребенок должен слушаться и исполнять, рассуждать он будет после. Здесь, однако же, имеет значение такое психологическое положение: смотря по тому, как мы приучаемся действовать впервые. так будем действовать и впоследствии. Как все изучаемое усваивается только упражнением, так и умение рассуж­дать усваивается также только постепенно. Без рассуж­дения невозможно отвлеченное мышление, а без отвле­ченного мышления невозможны волевые отправления че­ловека. Поэтому необходимо приучить ребенка рассуждать в семейный период его жизни. ...Необходимо при­учить ребенка к тому, чтобы он отдавал себе отчет в сво­их действиях, чтобы постоянно задумывался над тем, что делает, и чтобы постоянно следил и выяснял себе основа­ние своих действий; только в таком случае он в состоянии развить в себе человека. Для этого необходимы соот­ветственные же действия со стороны окружающих.

Необходимо отличать желание ребенка выяснить воп­рос, который у него появился, от простой болтливости и постоянных его вопросов, которые он сам в состоянии уже разрешить; такая болтливость ребенка очень не вы­годна, это не будет рассуждение над явлениями, подмечаемыми самим ребенком, а только случайное произно­шение слов и мало сознательное и даже поверхностное отношение к делу. Такой болтливости никогда не следует поддерживать у ребенка. Причина такого явления обык­новенно пустая болтовня взрослых и неумение обращать­ся и говорить с ребенком. В деятельной и рабочей среде, где постоянно все заняты и ребенок занят, нет времени для пустой болтовни. Только когда ближайший ребенку человек освобождается от работы, он обращается к нему для выяснения своих сомнений и получает краткий и простой ответ. Соответственно с этим и ребенок ставит свои вопросы, о которых первоначально сам подумает и потом уже обращается для проверки или для выяснения их к окружающим. Не следует только отталкивать ре­бенка, зря гонять и относиться случайно, под влиянием минуты, то очень ласково, то сурово, совершенно произ­вольно, как придется, никогда не выясняя основания сво­их действий. В последнем случае, понятно, и ребенок также повторит воспринятое им и никогда не приучится рассуждать над тем, что делает и чем занимается.

...Последовательность в отношении слова к делу при обращении с ребенком составляет очень существенное тре­бование при семейном его воспитании. Необходимо пом­нить, что ребенок является на свет только с известной степенью энергии организма. Органы его активной дея­тельности только намечены и далеко еще не развиты, они должны постепенно развиваться по мере их приспособления к работе. Проявления ребенка первоначально исклю­чительно имитационные; вместе с этим он при посредстве своих вопросов узнает условное значение произносимых им звуков, а также условность тех ощущений, которые у него являются и при посредстве которых он приучается отличать влияние на него внешнего мира и то, что происходит в его собственном организме. Из них у ребенка сла­гаются представления, разъединением и сравнением ко­торых он уже вырабатывает себе критерий для своих дей­ствий. Если ребенок подмечает, что никакой последова­тельности у взрослых нет, то он не в состоянии усвоить себе этого критерия, его действия будут случайны, шатки, никаким серьезным основанием не будут руководимы и направляемы. Если ребенку говорят о чем-либо как об уже исполненном, а он на деле видит, что это не так, что это не исполнено, то он предполагает, что можно сказать одно, а сделать другое, не соответствующее слову...

Правдивость не дана человеку готовой, она должна быть приобретена и усваивается первоначально только наблюдением над жизнью окружающих, так же как и речь ребенка. Можно говорить с ребенком, приспособляясь и повторяя те неправильные и мало артикулированные звуки, которые он произносит, тогда он долго не научится говорить правильно, и даже некоторая неправильность в произношении может у него остаться на всю жизнь. Все это заставляет взрослого быть очень последователь­ным во всех своих действиях, за которыми ребенок посто­янно следит, усваивает и соответственно этому действует. Правдивость ребенка складывается только из правдиво­сти среды, его окружающей, или, по крайней мере, того человека, к которому ребенок всего более привязан и ко­торый к нему проще всего относится. Стоит только от­талкивать ребенка, если он высказывает подмеченные им явления, и не обращать его внимания на последователь­ность в действиях, которые у него замечаются, чтобы он стал говорить неправду, что легко войдет у него в при­вычку, от которой потом он не скоро отделается. Необходимо твердо помнить, что на ребенка главным образом влияет дело, а не слово; он настолько реален, что все у него слагается под влиянием поступков, которые видит. Повторяя то, что на деле он кругом себя замечает, он из этого вырабатывает свои привычки и обычаи; под влиянием этого слагается его тип. Все это указывает на то, насколько существенна для ребенка последовательность и правдивость взрослых, в среде которых он живет во время семейного периода своей жизни.

...Признание личности ребенка с самого начала его сознательной жизни тоже очень существенно, а на это обращают обыкновенно слишком мало внимания при воспитании. Обыкновенно родители полагают, что ребе­нок их достояние, их собственность, с которой они могут поступать совершенно безотчетно, как с вещью. Только в том случае они склоняются признать за моло­дым человеком его личную неприкосновенность, когда он в состоянии жить своим трудом. Но такое отношение к ребенку совершенно неправильно, и ничего подобного до­пустить нельзя, раз только родители обязаны содейство­вать развитию человека. Обязанность эта истекает из их прошедшего, они в свое время пользовались тем же, поэтому отдают только свой нравственный долг своему по­томству. Чем более человек образован, чем более владеет собой, тем с большей любовью он будет относиться к ре­бенку, идеализируя в нем человека. С образом человека непременно связано признание его личности и его непри­косновенности, но к этому человек приучается опять же только в молодости; как к нему относились и какое от­ношение он видел к другим, так и он будет относиться к окружающим. С образованием отношение к людям ста­новится, несомненно, более внимательным, но наиболь­ший след оставляет все же то, что усвоено во время семейного периода развития ребенка. Нужно видеть ребенка, которого никогда никто не оскорблял и не касал­ся его личности, чтобы убедиться в том, насколько он чутко относится к людям и как близко он принимает всякое наносимое оскорбление. Такой ребенок всегда очень впечатлителен и более способен к образованию. Это совершенно понятно: к нему всегда относились с полным вниманием, он не знал никаких оскорблений и связанного с ними угнетения, он сохранил такую энер­гию, при которой должен быть очень впечатлительным ко всему, что на него влияет или возбуждает, он, следо­вательно, очень наблюдателен, а при такой наблю­дательности он легко набирает жизненный опыт...

Вся тайна семейного воспитания в том и состоит, чтобы дать ребенку возможность самому развертываться, делать все самому; взрослые не должны забегать и ни­чего не делать для своего личного удобства и удоволь­ствия, а всегда относиться к ребенку, с первого дня по­явления его на свет, как к человеку, с полным призна­нием его личности и неприкосновенности этой личности.

...Если ребенок во время семейной жизни приучился сам наблюдать все окружающее его и повторять то, что соответствует его силам и уменью, привык сам рассуждать над тем материалом, который набрал своим наблю­дением, и этим развил свою способность мыслить, если никто не сбивал его в усвоении критерия правды, – только тогда при наступлении периода возмужалости он яв­ляется более подготовленным, так что в состоянии спра­виться с тем новым возбудителем, который у него явля­ется. Он сам отыскивает себе какое-либо любимое дело и отдается ему всей своей молодой и живой душой. В этом периоде не следует сурово относиться к молодому чело­веку и подвергать его насильственным действиям и отнимать у него то, что ему лично в это время почему-либо особенно дорого. Будет ли он зачитываться книгами, не отнимать у него эти книги, будет ли он увлекаться тем или другим искусством, техническими работами, не пре­пятствовать ему заниматься этим делом и дать ему воз­можность развернуть свои силы соответственно его спо­собностям. Точно так же не следует мешать его попыткам писать, заниматься литературным трудом, поэтическими произведениями, не отнимать у него такие произведения и не преследовать его за это, точно так же не восхищать­ся его произведениями и не придавать им несоответствен­ного значения. Если же он заинтересуется каким-либо от­делом естественных наук и если его занятия не состоят только в бесцельном убивании животных или бессмысленном собирании коллекций наравне с собиранием ста­рых марок, то необходимо не только не препятствовать этому, но, напротив, поддержать его в этом по силе возможности...


ВСЕСТОРОННЕЕ ВОСПИТАНИЕ РЕБЕНКА


...Воспитать ребенка правильно и нормально гораздо легче, чем перевоспитать. Правильное воспитание с само­го раннего детства это вовсе не такое трудное дело, как многим кажется. По своей трудности это дело по силам каждому человеку, каждому отцу и каждой мате­ри. Хорошо воспитать своего ребенка легко может каж­дый человек, если только он этого действительно захо­чет, а кроме того, это дело приятное, радостное, счаст­ливое. Совсем другое перевоспитание. Если ваш ребе­нок воспитывался неправильно, если вы что-то прозева­ли, мало о нем думали, а то, бывает, и поленились, запу­стили ребенка тогда уже нужно многое переделывать, поправлять. И вот эта работа поправки, работа перевоспитания уже не такое легкое дело. Перевоспитание требует и больше сил и больше знаний, больше терпе­ния, а не у каждого родителя все это найдется. Возь­мем даже такой случай, когда переделка помогла, вышел человек в жизнь и работает. Все смотрят на него, и все довольны, и родители в том числе. Но того никто не хо­чет подсчитать, сколько все-таки потеряли. Если бы этого человека с самого начала правильно воспитывали, он больше взял бы от жизни, он вышел бы в жизнь еще бо­лее сильным, более подготовленным, а значит, и более счастливым. А кроме того, работа перевоспитания, пере­делки это работа не только более трудная, но н горест­ная. Такая работа, даже при полном успехе, причиняет родителям постоянные огорчения, изнашивает нервы, ча­сто портит родительский характер.

Родители всегда должны помнить об этом, всегда стараться воспитывать так, чтобы ничего потом не приш­лось переделывать, чтобы с самого начала все было сде­лано правильно.

Семья перестала быть отцовской семьей. Уже давно жен­щина пользуется такими же правами, как и мужчины, наша мать имеет права, равные правам отца. Наша семья подчиняется не отцовскому единовластию, а представля­ет собой коллектив. В этом коллективе родители обладают известными правами.

Обо всем этом каждый родитель должен иметь совер­шенно ясное представление. Каждый должен понимать, что в семье он – не полный, бесконтрольный хозяин, а только старший ответственный член коллектива. Если эта мысль хорошо будет понята, то правильно пойдет н вся воспитательная работа.

Известно, что эта работа не у всех одинаково успеш­но протекает. Это зависит от многих причин н прежде всего зависит от применения правильных методов воспи­тания. Но очень важной причиной является и самое уст­ройство семьи, ее структура. В известной мере эта струк­тура находится в нашей власти. Можно, например, реши­тельно утверждать, что воспитание единственного сына или единственной дочери гораздо более трудное дело, чем воспитание нескольких детей. Даже в том случае, если семья испытывает некоторые материальные затруднения, нельзя ограничиваться одним ребенком. Единственный ребенок очень скоро становится центром семьи. Заботы отца и матери, сосредоточенные на этом ребенке, обыкно­венно превышают полезную норму. Любовь родитель­ская в таком случае отличается известной нервозностью. Болезнь этого ребенка или его смерть переносится такой семьей очень тяжело, и страх такого несчастья всегда стоит перед родителями и лишает их необходимого спокойствия. Очень часто единственный ребенок привыкает к своему исключительному положению и становится на­стоящим деспотом в семье. Для родителей очень трудно бывает затормозить свою любовь к нему и свои заботы, и волей-неволей они воспитывают эгоиста.

Только в семье, где есть несколько детей, родитель­ская забота может иметь нормальный характер. Она рав­номерно распределяется между всеми. В большой семье ребенок привыкает с самых малых лет к коллективу, при­обретает опыт взаимной связи. Если в семье есть стар­шие и младшие дети, между ними устанавливается опыт любви и дружбы в самых разнообразных формах. Жизнь такой семьи предоставляет ребенку возможность упраж­няться в различных видах человеческих отношений. Перед ними проходят такие жизненные задачи, которые единственному ребенку недоступны: любовь к старшему брату и любовь к младшему брату это совершенно раз­личные чувства, умение поделиться с братом или сестрой, привычка посочувствовать им. Мы уже не говорим, что в большой семье на каждом шагу, даже в игре, ребенок привыкает быть в коллективе.

Вопрос о структуре семьи вопрос очень важный, и к нему нужно относиться вполне сознательно.

Если родители по-настоящему любят своих детей и хотят их воспитать как можно лучше, они будут старать­ся и свои взаимные несогласия не доводить до разрыва и тем не ставить детей в самое трудное положение.

Следующий вопрос, на который можно обратить са­мое серьезное внимание, это вопрос о цели воспитания. В некоторых семьях можно наблюдать полное бездумье в этом вопросе: просто живут рядом родители и дети, и родители надеются на то, что все само собой получится. У родителей нет ни ясной цели, ни определенной про­граммы. Конечно, в таком случае и результаты будут всегда случайны, и часто такие родители потом удивля­ются, почему это у них выросли плохие дети. Никакое дело нельзя хорошо сделать, если неизвестно, чего хотят достигнуть.

Каждый отец и каждая мать должны хорошо знать что они хотят воспитать в своем ребенке. Надо отдавать себе ясный отчет относительно своих собственных роди­тельских желаний. Хотите ли вы воспитать настоящего гражданина, человека знающего, энер­гичного, честного, преданного своей стране, трудолюбивого, бодрого и вежливого? Или вы хо­тите, чтобы из вашего ребенка вышел мещанин, жад­ный, трусливый, какой-нибудь хитренький и мелкий де­лец? Дайте себе труд, подумайте хорошо над этим воп­росом, подумайте хотя бы втайне, и вы сразу увидите и много сделанных вами ошибок и много правильных пу­тей впереди.

И при этом всегда вы должны помнить: вы родили и воспитываете сына или дочь не только для вашей роди­тельской радости. В вашей семье и под вашим руковод­ством растет будущий гражданин, будущий деятель и бу­дущий борец. Если вы напутаете, воспитаете плохого че­ловека, горе от этого будет не только вам, но и многим людям и всей стране. Не отмахивайтесь от этого вопроса, не считайте его надоедливым резонерством. Ведь на ва­шем заводе, в вашем учреждении вы стыдитесь выпу­скать брак вместо хорошей продукции. Еще более стыд­но должно быть для вас давать обществу плохих или вредных людей.

Этот вопрос имеет очень важное значение. Стоит только вам серьезно над ним задуматься, и вы сами увидите, что вам нужно делать. А как раз многие роди­тели не думают над таким вопросом. Они любят своих детей, они наслаждаются их обществом, они даже хва­стаются ими, наряжают их и совершенно забывают о том, что на их моральной ответственности лежит рост буду­щего гражданина.

Ваше собственное поведение самая решающая вещь. Не думайте, что вы воспитываете ребенка только тогда, когда с ним разговариваете, или поучаете его, или приказываете ему. Вы воспитываете его в каждый момент вашей жизни, даже тогда, когда вас нет дома. Как вы одеваетесь, как вы разговариваете с другими людьми и о других людях, как вы радуетесь или печалитесь, как вы обращаетесь с друзьями и с врагами, как вы смеетесь, читаете газету, все это имеет для ребенка большое зна­чение. Малейшие изменения в тоне ребенок видит или чувствует, все повороты вашей мысли доходят до него невидимыми путями, вы их не замечаете. А если дома вы грубы, или хвастливы, или пьянствуете, а еще хуже, если вы оскорбляете мать, вам уже не нужно думать о вос­питании: вы уже воспитываете ваших детей и воспиты­ваете плохо, и никакие самые лучшие методы вам не помогут.

Родительское требование к себе, родительское уваже­ние к своей семье, родительский контроль над каждым своим шагом вот первый и самый главный метод вос­питания!

А между тем приходится иногда встречать таких ро­дителей, которые считают, что нужно найти какой-то хитрейший рецепт воспитания детей, и дело будет сде­лано. По их мнению, если этот рецепт дать в руки само­му заядлому лежебоке, он при помощи рецепта воспита­ет трудолюбивого человека; если его дать мошеннику, ре­цепт поможет воспитать честного гражданина, в руках враля он тоже сделает чудо, и ребенок вырастет прав­дивым.

Таких чудес не бывает. Никакие рецепты не помогут, если в самой личности воспитателя есть большие недо­статки.

На эти недостатки и нужно обратить первое внима­ние. А что касается фокусов, то нужно раз навсегда по­мнить, что педагогических фокусов просто не существует. К сожалению, иногда можно видеть таких люден, веря­щих в фокусы. Тот придумает особое наказание, другой вводит какие-нибудь премии, третий всеми силами ста­рается паясничать дома и развлекать детей, четвертый подкупает обещаниями.

Воспитание детей требует самого серьезного тона, са­мого простого и искреннего. В этих трех качествах долж­на заключаться предельная правда вашей жизни. Самое незначительное прибавление лживости, искусственности, зубоскальства, легкомыслия делает воспитательную работу обреченной на неудачу. Это вовсе не значит, что вы должны быть всегда надуты, напыщенны, будьте про­сто искренни, пусть ваше настроение соответствует мо­менту и сущности происходящего в вашей семье.

Фокусы мешают людям видеть настоящие задачи, стоящие перед ними, фокусы в первую очередь забав­ляют самих родителей, фокусы отнимают время. А многие родители так любят жаловаться на недо­статок времени!

Конечно, лучше, если родители чаще бывают с деть­ми, очень нехорошо, если родители никогда их не видят. Необходимо сказать, что правильное воспита­ние вовсе не требует, чтобы родители не спускали с детей глаз. Такое воспитание может принести только вред. Оно развивает пассивность характера, такие дети слишком привыкают к обществу взрослых, и духовный рост их идет слишком быстро. Родители любят этим похвастать­ся, но потом убеждаются, что допустили ошибку.

Вы должны хорошо знать, что делает, где находится, кем окружен ваш ребенок, но вы должны предоставить ему необходимую свободу, чтобы он находился не только под вашим личным влиянием, а под многими разнообраз­ными влияниями жизни. Не думайте при этом, что вы должны трусливо отгораживать его от влияний отрицательных или даже враждебных. Ведь в жизни все равно ему придется столкнуться с различными соблазнами, с чуждыми и вредными людьми и обстоятельствами. Вы должны выработать у него умение разбираться в них, бороться с ними, узнавать их своевременно. В парни­ковом воспитании, в изолированном высиживании нель­зя этого выработать. Поэтому, совершенно естественно, вы должны допустить самое разнообразное окружение ваших детей, но никогда не теряйте их из виду.

Детям необходимо вовремя помочь, вовремя остано­вить их, направить. Таким образом, от вас требуется только корректировка жизни ребенка, но вовсе не то, что называется вождением за руку... Для воспитания нужно не большое время, а разумное использование малого времени. И еще раз повторяем: воспитание про­исходит всегда, даже тогда, когда вас нет дома.

Истинная сущность воспитательной работы, вероят­но, вы и сами уже догадались об этом, заключается во­все не в ваших разговорах с ребенком, не в прямом воз­действии на ребенка, а в организации вашей семьи, ва­шей личной и общественной жизни и в организации жиз­ни ребенка. Воспитательная работа есть прежде всего работа организатора. В этом деле нет мелочей. Вы не имеете права ничего назвать мелочью и забыть о ней. Страшной ошибкой будет думать, что в вашей жизни или в жизни вашего ребенка вы что-нибудь вы­делите крупное и уделите этому крупному все ваше вни­мание, а все остальное отбросите в сторону. В воспи­тательной работе нет пустяков. Какой-нибудь бант, ко­торый вы завязываете в волосах девочки, та или иная шапочка, какая-нибудь игрушка все это такие вещи, которые могут иметь в жизни ребенка самое большое значение. Хорошая организация в том и заключается, что она не выпускает из виду мельчайших подробностей и случаев. Мелочи действуют регулярно, ежедневно, еже­часно, из них и складывается жизнь. Руководить этой жизнью, организовать ее и будет самой ответственной вашей задачей.


О РОДИТЕЛЬСКОМ АВТОРИТЕТЕ


Наверное, будет просто неудобно в самой семье перед детьми доказывать родительскую власть постоянной ссыл­кой на общественное полномочие, требующее правильного воспитания ребенка. Воспитание детей начинается с того возраста, когда никакие логические доказательства и предъявление общественных прав вооб­ще невозможны, а между тем без авторитета невозможен воспитатель.

Наконец, сам смысл авторитета в том и заключается, что он не требует никаких доказательств, что он прини­мается как несомненное достоинство старшего, как его сила и ценность, видимая, так сказать, простым детским глазом.

Отец и мать в глазах ребёнка должны иметь этот авторитет. Часто приходится слышать вопрос: что делать с ребёнком, если он не слушается? Вот это самое «не слу­шается» и есть признак того, что родители в его глазах не имеют авторитета.

Откуда берётся родительский авторитет, как он орга­низуется ?

Те родители, у которых дети «не слушаются», склон­ны иногда думать, что авторитет даётся от природы, что это особый талант. Если таланта нет, то и поделать ни­чего нельзя, остаётся только позавидовать тому, у кого такой талант есть. Эти родители ошибаются. Авторитет может быть организован в каждой семье, и это даже не очень трудное дело.

К сожалению, встречаются родители, которые органи­зуют такой авторитет на ложных основаниях. Они стре­мятся к тому, чтобы дети их слушались, это составляет их цель. А на самом деле это ошибка. Авторитет и послу­шание не могут быть целью. Цель может быть только одна: правильное воспитание. Только к этой одной цели нужно стремиться. Детское послушание может быть только одним из путей к этой цели. Как раз те родители, которые о настоящих целях воспитания не думают, добиваются послушания для самого послушания. Если дети послушны, родителям живётся спокойнее. Вот это самое спокойствие и является их настоящей целью. На поверку всегда выходит, что ни спокойствие, ни послушание не сохраняются долго. Авторитет, построенный на ложных основаниях, только на очень короткое время помогает, скоро все разрушается, не остаётся ни авторитета, ни по­слушания. Бывает и так, что родители добиваются по­слушания, но зато все остальные цели воспитания в заго­не: вырастают, правда, послушные, но слабые люди.

Есть много сортов такого ложного авторитета. Мы рассмотрим здесь более или менее подробно десяток этих сортов. Надеемся, что после такого рассмотрения легче будет выяснить, каким должен быть авторитет настоящий.

Авторитет подавления. Это самый страшный сорт авторитета хотя и не самый вредный. Больше всего таким авторитетом страдают отцы. Если отец дома всегда рычит, всегда сердит, за каждый пустяк разра­жается громом, при всяком удобном и неудобном случае хватается за палку или за ремень, на каждый вопрос от­вечает грубостью, каждую вину ребёнка отмечает наказа­нием, то это и есть авторитет подавления. Такой отцовский террор держит в страхе всю семью, не только детей, но и мать. Он приносит вред не только потому, что запугивает детей, но и потому, что делает мать нулевым существом ,которое способно быть только прислугой. Не нужно доказывать, как вреден такой авторитет. Он ничего не воспитывает, он только приучает детей подальше держаться от страшного папаши, он вызывает детскую ложь и человеческую трусость, и в то же время он воспитывает в ребенке жестокость. Из забитых и безвольных детей выходят потом либо слякотные, никчёмные люди, либо самодуры, в течение всей своей жизни мстящие за подавленное детство. Этот самый дикий сорт авторитета бывает только у очень некультурных родителей и в по­следнее время, к счастью, вымирает.

Авторитет расстояния. Есть такие отцы, да и матери, которые серьёзно убеждены: чтобы дети слушались, нужно поменьше с ними разговаривать, подальше держаться, изредка только выступать в виде начальства. Особенно любили этот вид в некоторых старых интеллигентских семьях. Здесь сплошь и рядом у отца какой-ни­будь отдельный кабинет, из которого он показывается из­редка, как первосвященник. Обедает он отдельно, развле­кается отдельно, даже свои распоряжения по вверенной ему семье он передаёт через мать. Бывают и такие матери: у них своя жизнь, свои интересы, свои мысли. Дети находятся в ведении бабушки или даже домработницы. Нечего и говорить, что такой авторитет не приносит никакой пользы, и такая семья не может быть названа разумно организованной семьей.

Авторитет чванства. Это особый вид авто­ритета расстояния, но пожалуй, более вредный. У каждого человека есть свои заслуги. Но некоторые люди считают, что они самые заслуженные, самые важные деятели, и показывают эту важность на каждом шагу, показывают и своим детям. Дома они даже больше пыжатся и надуваются, чем на работе, они только и делают, что толкуют о своих достоин­ствах, они высокомерно относятся к остальным людям. Бывает очень часто, что, пораженные таким видом отца, начинают чваниться и дети. Перед товарищами они тоже выступают не иначе, как с хвастливым словом, на каждом шагу повторяя: мой папа начальник, мой папа -– писа­тель, мой папа командир, мой папа знаменитость. В этой атмосфере высокомерия важный папа уже не мо­жет разобрать, куда идут его дети и кого он воспитывает. Встречаются такой авторитет и у матерей: какое-нибудь особенное платье, важное знакомство, поездка на ку­рорт всё это даёт им основание для чванства, для отде­ления от остальных людей и от своих собственных детей.

Авторитет педантизма. В этом случае родители больше обращают внимания на детей, больше работаю но работают, как бюрократы. Они уверены в том что дети должны каждое родительское слово выслушивать с трепетом, что слово их это святыня. Свои распоряже­ния они отдают холодным тоном, и раз оно отдано, то немедленно становится законом. Такие родители больше всего боятся, как бы дети не подумали, что папа ошибся что папа человек не твёрдый. Если такой папа сказал: «Завтра будет дождь, гулять нельзя», то хотя бы завтра была и хорошая погода, всё же считается, что гулять нельзя. Папе не понравилась какая-нибудь кинокартина, он вообще запретил детям ходить в кино, в том числе и на хорошие картины. Папа наказал ребёнка, потом обна­ружилось, что ребёнок не так виноват, как казалось сна­чала, папа ни за что не отменит своего наказания: раз я сказал, так и должно быть. На каждый день хватает для такого папы дела, в каждом движении ребёнка он видит нарушение порядка и законности и пристаёт к нему с но­выми законами и распоряжениями. Жизнь ребёнка, его интересы, его рост проходят мимо такого папы незаметно; он ничего не видит, кроме своего бюрократического на­чальствования в семье.

Авторитет резонерства. В этом случае родители буквально заедают детскую жизнь бесконечными поучениями и назидательными разговорами. Вместо того чтобы сказать ребёнку несколько слов, может быть, даже в шутливом тоне, родитель усаживает его против себя и начинает скучную и надоедливую речь. Такие родители уверены, что в поучениях заключается главная педагоги­ческая мудрость. В такой семье всегда мало радости и улыбки. Родители изо всех сил стараются быть доброде­тельными, они хотят в глазах детей быть непогрешимыми. Но они забывают, что дети это не взрослые, что у детей своя жизнь и что нужно эту жизнь уважать. Ребёнок жи­вёт более эмоционально, более страстно, чем взрослый, он меньше всего умеет заниматься рассуждениями. Привычка мыслить приходит к нему постепенно и довольно мед­ленно, а постоянные разглагольствования родителей, по­стоянное их зуденье и болтливость проходят почти бес­следно в их сознании. В резонерстве родителей дети не могут увидеть никакого авторитета.

Авторитет любви. Это у нас самый распространённый вид ложного авторитета. Многие родители убеждены: чтобы дети слушались, нужно, чтобы они любили, родителей, а чтобы заслужить эту любовь, необхо­димо на каждом шагу показывать детям свою родитель­скую любовь. Нежные слова, бесконечные лобзания, ласки, признания сыплются на детей в совершенно избыточном количестве. Если ребёнок не слушается, у него немедленно спрашивают: «Значит, ты папу не любишь?» Родители ревниво следят за выражением детских глаз и требуют нежности и любви. Часто мать при детях рассказывает знакомым: «Он страшно любит папу и страшно любит меня, он такой нежный ребёнок...»

Такая семья настолько погружается в море сентимен­тальности и нежных чувств, что уже ничего другого не замечает. Мимо внимания родителей проходят многие важные мелочи семейного воспитания. Ребёнок всё дол­жен делать из любви к родителям.

В этой линии много опасных мест. Здесь вырастает семейный эгоизм. У детей, конечно, не хватает сил на такую любовь. Очень скоро они замечают, что папу и маму мож­но как угодно обмануть, только нужно это делать с неж­ным выражением. Папу и маму можно даже запугать, стоит только надуться и показать, что любовь начинает проходить. С малых лет ребёнок начинает понимать, что к людям можно подыгрываться. А так как он не может любить так же сильно и других людей, то подыгрывается к ним уже без всякой любви, с холодным и циническим расчётом. Иногда бывает, что любовь к родителям сохра­няется надолго, но все остальные люди рассматриваются как посторонние и чуждые, к ним нет симпатии, нет чув­ства товарищества.

Это очень опасный вид авторитета. Он выращивает неискренних и лживых эгоистов. И очень часто первыми жертвами такого эгоизма становятся сами родители.

Авторитет доброты. Это самый неумный вид авторитета. В этом случае детское послушание также ор­ганизуется через детскую любовь, но она вызывается не поцелуями и излияниями, а уступчивостью, мягкостью, добротой родителей. Папа или мама выступают перед ре­бёнком в образе доброго ангела. Они всё разрешают, им ничего не жаль, они не скупые, они замечательные роди­тели. Они боятся всяких конфликтов, они предпочитают семейный мир, они готовы чем угодно пожертвовать, толь­ко бы всё было благополучно. Очень скоро в такой семье дети начинают просто командовать родителями, родительское непротивление открывает самый широкий простор для детских желаний, капризов, требований. Иногда родители позволяют себе небольшое сопротивление, но уже поздно, в семье уже образовался вредный опыт.

Авторитет дружбы. Довольно часто ещё и дети не родились, а между родителями есть уже договор: наши дети будут нашими друзьями. В общем это, конечно, хорошо. Отец и сын, мать и дочь могут быть друзьями и должны быть друзьями, но всё же родители остаются старшими членами семейного коллектива, и дети всё же остаются воспитанниками. Если дружба достигнет крайних пределов, воспитание прекращается, или начинается противоположный процесс: дети начинают воспитывать роди­телей. Такие семьи приходится иногда наблюдать среди интеллигенции. В этих семьях дети называют родителей Петькой или Маруськой, потешаются над ними, грубо обрывают, поучают на каждом шагу, ни о каком послушании не может быть и речи. Но здесь нет и дружбы, так как никакая дружба невозможна без взаимного уважения.

Авторитет подкупа самый безнравственный вид авторитета, когда послушание просто покупается по­дарками и обещаниями. Родители, не стесняясь, так и говорят: будешь слушаться, – куплю тебе лошадку; будешь слушаться, – пойдём в цирк.

Разумеется, в семье тоже возможно некоторое поощ­рение, нечто похожее на премирование; но ни в каком слу­чае нельзя детей премировать за послушание, за хорошее отношение к родителям. Можно премировать за хорошую учёбу, за выполнение действительно какой-нибудь труд­ной работы. Но и в этом случае никогда нельзя заранее объявлять ставку и подстёгивать детей в их школьной или иной работе соблазнительными обещаниями.

Мы рассмотрели несколько видов ложного авторитета. Кроме них, есть ещё много сортов. Есть авторитет весё­лости, авторитет учёности, авторитет «рубахи-парня», ав­торитет красоты. Но бывает часто и так, что родители во­обще не думают ни о каком авторитете, живут как-нибудь, как попало и как-нибудь тянут волынку воспитания детей. Сегодня родитель нагремел и за пустяк наказал мальчика, завтра он признаётся ему в любви, послезавтра что-нибудь ему обещает в порядке подкупа, а на следующий день снова наказал, да ещё и упрекнул за все свои добрые дела. Такие родители всегда мечутся, как угорелые кошки, в полном бессилии, в полном непонимании того, что они делают. Бывает и так, что отец придерживается одного вида авторитета, а мать другого. Детям в таком случае приходится быть прежде всего дипломатами и научиться лавировать между папой и мамой. Наконец, бывает и так, что родители просто не обращают внимания на детей и думают только о своём спокойствии.

В чём же должен состоять настоящий родительский ав­торитет в семье?

Главным основанием родительского авторитета только и может быть жизнь и работа родителей, их гражданское лицо, их поведение. Семья есть большое и ответственное дело, родители руководят этим делом и отвечают за него перед обществом, перед своим счастьем и перед жизнью детей. Если родители это дело делают честно, разумно, если перед ними поставлены значительные и прекрасные цели, если они сами всегда дают себе полный отчёт в своих действиях и поступках, это значит, что у них есть и роди­тельский авторитет и не нужно искать никаких иных оснований и тем более не нужно придумывать ничего искусственного.

Как только дети начинают подрастать, они всегда интересуются, где работает отец или мать, каково их об­щественное положение. Как можно раньше они должны узнать, чем живут, чем интересуются, с кем рядом стоят их родители. Дело отца или матери должно выступать пе­ред ребёнком как серьёзное, заслуживающее уважения дело. Заслуги родителей в глазах детей должны быть прежде всего заслугами перед обществом, действительной ценностью, а не только внешностью.

При этом нужно всегда помнить, что в каждой челове­ческой деятельности есть свои напряжения и своё достоин­ство. Ни в коем случае родители не должны представ­ляться детям как рекордсмены в своей области, как ни с чем не сравнимые гении. Дети должны видеть и заслуги других людей, и обязательно заслуги ближайших товарищей отца и матери. Гражданский авторитет родителей только тогда станет на настоящую высоту, если это не авторитет выскочки или хвастуна, а авторитет члена кол­лектива. Если вам удастся воспитать своего сына так, что он будет гордиться целым заводом, на котором отец работает, если его будут радовать успехи этого завода,значит, вы воспитали его правильно.

Но вы – не только гражданин. Вы – еще и отец. И родительское ваше дело вы должны выполнять как можно лучше, и в этом заключаются корни вашего авторитета. И прежде всего вы должны знать, чем живёт, интересует­ся, что любит, чего не любит, чего хочет и чего не хочет ваш ребёнок. Вы должны знать, с кем он дружит, с кем играми во что играет, что читает, как воспринимает про­читанное. Когда он учится в школе, вам должно быть из­вестно, как он относится к школе и к учителям, какие у него затруднения, как он ведёт себя в классе. Это всё вы должны знать всегда, с самых малых лет вашего ребёнка. Вы не должны неожиданно узнавать о разных неприят­ностях и конфликтах, вы должны их предугадывать и предупреждать.

Всё это нужно знать, но это вовсе не значит, что вы можете преследовать вашего сына постоянными и надоед­ливыми расспросами, дешёвым и назойливым шпионством. С самого начала вы должны так поставить дело, чтобы дети сами вам рассказывали о своих делах, чтобы им хо­телось вам рассказать, чтобы они были заинтересованы в вашем знании. Иногда вы должны пригласить к себе товарищей сына, даже угостить их чем-нибудь, иногда вы сами должны побывать в той семье, где есть эти това­рищи, вы должны при первой возможности познакомиться с этой семьей.

Для всего этого не требуется много времени, для этого нужно только внимание к детям и к их жизни.

И если у вас будет такое знание и такое внимание, это не пройдёт незамеченным для ваших детей. Дети любят такое знание и уважают родителей за это.

Авторитет знания необходимо приведёт и к авторитету помощи. В жизни каждого ребёнка бывает много случаев, когда он не знает, как нужно поступить, когда он нуж­дается в совете и в помощи. Может быть, он не попросит вас о помощи, потому что не умеет этого сделать, вы сами должны прийти с помощью.

Часто эта помощь может быть оказана в прямом со­вете, иногда в шутке, иногда в распоряжении, иногда даже в приказе. Если вы знаете жизнь вашего ребёнка, вы сами увидите, как поступить наилучшим образом. Часто бы­вает, что эту помощь нужно оказать особым способом. Нужно бывает либо принять участие в детской игре, либо познакомиться с товарищами детей, либо побывать в шко­ле и поговорить с учителем. Если в вашей семье несколь­ко детей, а это – самый счастливый случай, к делу такой помощи могут быть привлечены старшие братья и сестры.

Родительская помощь не должна быть навязчива, на­доедлива, утомительна. В некоторых случаях совершенно необходимо предоставить ребёнку самому выбраться из затруднения, нужно, чтобы он привыкал преодолевать препятствия и разрешать более сложные вопросы. Но нужно всегда видеть, как ребёнок совершает эту опера­цию, нельзя допускать, чтобы он запутался и пришел в от­чаяние. Иногда даже нужно, чтобы ребёнок видел вашу насторожённость, внимание и доверие к его силам.

Авторитет помощи, осторожного и внимательного ру­ководства счастливо дополнится авторитетом знания. Ре­бёнок будет чувствовать ваше присутствие рядом с ним, вашу разумную заботу о нём, вашу страховку, но в то же время он будет знать, что вы от него кое-что требуете, что вы и не собираетесь всё делать за него, снять с него ответственность.

Именно линия ответственности является следую­щей важной линией родительского авторитета. Ни в каком случае ребенок не должен думать, что ваше руководство семьей и им самим есть ваше удовольствие или развлече­ние. Он должен знать, что вы отвечаете не только за себя, но и за него перед обществом. Не нужно бояться открыто и твёрдо сказать сыну или дочери, что они воспитываются, что им нужно ещё многому учиться, что они должны вырасти хорошими гражданами и хорошими людьми, что родители отвечают за достижение этой цели, что они не боятся этой ответственности. В этой линии от­ветственности лежат начала не только помощи, но и тре­бования. В некоторых случаях это требование должно быть выражено в самой суровой форме, не допускающей возражений. Между прочим, нужно сказать, что такое требование только и может быть сделано с пользой, если авторитет ответственности уже создан в представлении ре­бёнка. Даже в самом малом возрасте он должен чувствовать, что его родители не живут вместе с ним на необи­таемом острове.

Авторитет необходим в семье. Надо отличать настоящий авторитет от авторитета лож­ного, основанного на искусственных принципах и стремя­щегося создать послушание любыми средствами.

Действительный авторитет основывается на вашей гражданской деятельности, на вашем гражданском чувстве а вашем знании жизни ребёнка, на вашей помощи ему и на вашей ответственности за его воспитание.


ИГРА


Игра имеет важное значение в жизни ребёнка, имеет то же значение, какое у взрослого имеет деятельность, работа, служба. Каков ребёнок в игре, таков во многом он будет в работе, когда вырастет. Поэтому воспитание бу­дущего деятеля происходит прежде всего в игре. И вся история отдельного человека как деятеля и работника может быть представлена в развитии игры и в постепенном переходе её в работу. Этот переход совершается очень медленно. В самом младшем возрасте ребёнок преимуще­ственно играет, его рабочие функции очень незначительны и не выходят за пределы самого простого самообслуживания: он начинает самостоятельно есть, укрываться одея­лом, надевать штанишки. Но даже и в эту работу он ещё вносит много игры. В хорошо организованной семье эти рабочие функции постепенно усложняются, ребёнку по­ручаются всё более сложные работы, сначала исключительно в целях самообслуживания, потом и такие работы, которые имеют значение для всей семьи. Но игра в это время составляет главное занятие ребёнка, наиболее его увлекает, интересует. В школьном возрасте работа уже за­нимает очень важное место, она связана с более серьёзной ответственностью, она связана и с более определёнными, и ясными представлениями о будущей жизни ребёнка, это уже работа такого сорта, которая близко стоит к об­щественной деятельности. Но и в это время ребёнок ещё очень много играет, любит игру, ему даже приходится переживать довольно сложные коллизии, когда игра ка­жется настолько симпатичнее работы, что хочется отло­жить работу и поиграть. Если такие коллизии происходят, это значит, что воспитание ребёнка в игре и в рабочих функциях происходило неправильно, что родители допустили какие-то перегибы. Отсюда уже видно, какое важное значение имеет руководство игрой ребёнка. В жиз­ни мы встречаем много взрослых людей, давно окончив­ших школу, у которых любовь к игре преобладает над любовью к работе. Сюда нужно отнести всех людей, кото­рые слишком активно гоняются за удовольствиями, кото­рые забывают о работе ради хорошей, весёлой компании. К этому сорту людей нужно отнести и тех, которые пози­руют, важничают, фиглярничают, лгут без всякой цели. Они принесли из детства в серьёзную жизнь игровые установки, у них эти установки не были правильно пре­образованы в рабочие установки, – это значит, что они плохо воспитаны и это плохое воспитание явилось в из­вестной степени результатом неправильно организованной игры.

Всё сказанное вовсе не означает, что нужно как можно раньше отвлекать ребёнка от игры и переводить на рабочее усилие и на рабочую заботу. Такой перевод не принесёт пользы, он явится насилием над ребёнком, он вызовет у него отвращение к работе и усилит стремление к игре. Воспитание будущего деятеля должно заключаться не в устранении игры, а в такой организации её, когда игра остаётся игрой, но в игре воспитываются качества буду­щего работника и гражданина.

Для того чтобы руководить игрой ребёнка и воспиты­вать его в игре, родители должны хорошо подумать над вопросом о том, что такое игра и чем она отличается от работы. Если родители не подумают над этим вопросом, не разберутся в нём как следует, они не смогут руководить ребёнком и будут теряться в каждом отдельном случае, будут скорее портить ребёнка, чем воспитывать.

Нужно прежде всего сказать, что между игрой и ра­ботой нет такой большой разницы, как многие думают. Хорошая игра похожа на хорошую работу, плохая игра похожа на плохую работу. Это сходство очень велико, можно прямо сказать: плохая работа больше похожа на плохую игру, чем на хорошую работу.

В каждой хорошей игре есть прежде всего рабочее усилие и усилие мысли. Если вы купите ребёнку заводную мышку, целый день будете заводить её и пускать, а ребенок будет целый день смотреть на эту мышку и радо­ваться, в этой игре не будет ничего хорошего. Ребёнок в этой игре остаётся пассивным, всё его участие заключается в том, что он глазеет. Если ваш ребёнок будет заниматься только такими играми, из него и вырастет пас­сивный человек, привыкший глазеть на чужую работу, лишённый почина и не привыкший творить в работе новое, не привыкший преодолевать трудности. Игра без усилия, игра без активной деятельности всегда плохая игра. Как видите, в этом пункте игра очень похожа на работу.

Игра доставляет ребёнку радость. Это будет или радость творчества, или радость победы, или радость эсте­тическая радость качества. Такую же радость приносит и хорошая работа. И здесь полное сходство.

Некоторые думают, что работа отличается от игры тем, что в работе есть ответственность, а в игре ее нет. Это неправильно: в игре есть такая же большая ответственность, как в работе, конечно, в игре хорошей, правиль­ной, об этом ниже будет сказано подробнее.

Чем же всё-таки отличается игра от работы ? Это отли­чие лежит только в одном: работа есть участие человека в общественном производстве, в создании материальных, культурных, иначе говоря, социальных ценностей. Игра не преследует таких целей, к общественным целям она не имеет прямого отношения, но имеет к ним отношение косвенное: она приучает человека к тем физическим и психи­ческим усилиям, которые необходимы для работы.

Теперь уже ясно, что мы должны потребовать от ро­дителей в деле руководства детской игрой. Первое, это следить, чтобы игра не делалась единственным стремлением ребёнка. Чтобы не отвлекала его целиком от обще­ственных целей. Второе чтобы в игре воспитывались те психические и физические навыки, которые необходимы для работы.

Первая цель достигается, как уже было сказано, по­степенным отвлечением ребёнка в область труда, который медленно, но неуклонно приходит на смену игре. Вторая цель достигается правильным руководством самой игрой, выбором игры, помощью ребёнку в игре.

Приходится очень часто наблюдать неправильные дей­ствия родителей в деле руководства игрой. Эта непра­вильность бывает трёх видов. Некоторые родители просто не интересуются игрой своих детей и думают, что дети и сами знают, как лучше играть. У таких родителей дети играют, как хотят и когда хотят, сами выбирают себе игрушки и сами организуют игру. Другие родители много внимания уделяют игре, даже слишком много, всё время вмешиваются в игру детей, показывают, рассказывают, дают игровые задачи, часто решают их раньше, чем решит ребёнок, и радуются. У таких родителей ребёнку ничего не остаётся, как слушаться родителей и подражать им; здесь, в сущности, играют больше родители, чем ребёнок. Если у таких родителей ребёнок что-нибудь строит и за­трудняется в постройке, отец или мать присаживается ря­дом с ним и говорит:

Ты не так делаешь, смотри, как надо делать. Если ребёнок вырезывает что-нибудь из бумаги, отец или мать некоторое время смотрит на его усилия, а потом отбирает у него ножницы и говорит: Давай, я тебе вырежу. Видишь, как хорошо вышло? Ребёнок смотрит и видит, что у отца вышло действи­тельно лучше. Он протягивает отцу второй листок бумаги и просит ещё что-нибудь вырезать, и отец охотно это де­лает, довольный своими успехами. У таких родителей дети повторяют только то, что делают родители, они не привы­кают преодолевать затруднения, самостоятельно доби­ваться повышения качества и очень рано привыкают к мысли, что только взрослые всё умеют делать хорошо. У таких детей развивается неуверенность в своих силах, страх перед неудачей.

Третьи родители считают, что самое главное заклю­чается в количестве игрушек. Они расходуют большие деньги на игрушки, забрасывают детей самыми разнооб­разными игрушками и гордятся этим. Детский уголок у таких родителей похож на игрушечный магазин. Такие ро­дители как раз очень любят механические хитрые игрушки и заполняют ими жизнь своего ребёнка. Дети у таких родителей в лучшем случае становятся коллекционерами игрушек, а в худшем случае наиболее частом - без всякого интереса переходят от игрушки к игрушке, играют без увлечения, портят и ломают игрушку и требуют новых.

Правильное руководство игрой требует от родителей более вдумчивого и более осторожного отношения к игре детей.

Детская игра проходит несколько стадий развития и в каждой стадии требуется особый метод руководства.

Первая стадия это время комнатной игры, время игрушки. Она начинает переходить во вторую стадию в возрасте пяти-шести лет. Первая стадия характеризуется тем, что ребёнок предпочитает играть один, редко допу­скает участие одного, двух товарищей. В эти годы ребенок любит играть своими игрушками и неохотно играет игруш­ками чужими. В этой стадии как раз развиваются личные способности ребёнка. Не нужно бояться, что, играя один, ребёнок вырастет эгоистом, нужно предоставить ему воз­можность играть в одиночестве, но нужно следить, чтобы эта первая стадия не затянулась, чтобы она вовремя пере­шла во вторую стадию.

У некоторых детей раньше, у других позже это пред­почтение одинокой игры начинает перерастать в интерес к товарищам, к групповой игре. Надо помочь ребёнку с наибольшей выгодой совершить этот довольно трудный переход. Нужно, чтобы расширение круга товарищей происходило в обстановке наиболее благоприятной. Обык­новенно этот переход происходит в виде повышения инте­реса ребёнка к подвижным играм на свежем воздухе, к играм во дворе. Мы считаем наиболее выгодным такое положение, когда в группе детей во дворе есть один более старший, который пользуется общим авторитетом и выступает как организатор более молодых.

Вторая стадия детской игры труднее для руководства, так как в этой стадии дети уже не играют на глазах у родителей, а выходят на более широкую общественную арену. Вторая стадия продолжается до 11–12 лет, захва­тывая часть школьного времени.

Школа приносит более широкую компанию товарищей, более широкий круг интересов и более трудную арену, в частности для игровой деятельности, но зато она при­носит и готовую, более чёткую организацию, определен­ный и более точный режим и, самое главное, помощь квалифицированных педагогов. Во второй стадии ребенок выступает уже как член общества, но общества еще дет­ского, не обладающего ни строгой дисциплиной, ни обще­ственным контролем. Школа приносит и то и другое, школа и является формой перехода к третьей стадии игры.

На этой третьей стадии ребёнок уже выступает как член коллектива, при этом коллектива не только игрового, но и делового, учебного. Поэтому и игра в этом возрасте принимает более строгие коллективные формы и постепенно становится игрой спортивной, т.е. связанной с опре­делёнными физкультурными целями, правилами, а самое главное с понятиями коллективного интереса и коллек­тивной дисциплины.

На всех трёх стадиях развития игры влияние родите­лей имеет огромное значение. Конечно, на первом месте по значению этого влияния нужно поставить первую стадию, когда ребёнок не состоит ещё членом другого коллектива кроме семейного, когда, кроме родителей, часто и нет дру­гих руководителей. Но и на других стадиях влияние роди­телей может быть очень велико и полезно.

В первой стадии материальным центром игры является игрушка. Игрушки бывают следующих типов:

игрушка готовая, механическая или простая. Эторазные автомобили, пароходы, лошадки, куклы, мышки и пр.

игрушка полуготовая, требующая от ребёнка некото­рой доделки: разные картинки с вопросами, картинки раз­резные, кубики, ящики-конструкторы, разборные модели.

игрушка-материал: глина, песок, куски картона, слюды, дерева, бумаги, растения, проволока, гвозди.

У каждого из этих типов есть свои достоинства и недо­статки. Готовая игрушка хороша тем, что она знакомит ребенка со сложными идеями и вещами, она подводит ребёнка к вопросам техники и сложного человеческого хозяйства. Поэтому такая игрушка вызывает более широкую деятель­ность воображения. Паровоз в руках мальчика настраи­вает его воображение на определённый транспортный лад, лошадь вызывает представление о жизни животного, забо­ту о кормлении и использовать. Родители должны сле­дить, чтобы эти хорошие стороны такой игрушки действи­тельно были заметны для ребёнка, чтобы он не увлекался только одной стороной игрушки, её механичностью и лег­костью для игры. И в особенности важно добиваться, чтобы ребёнок не гордился тем, что вот папа или мама купили для него такую хитрую игрушку, да ещё не одну, а много, а у других детей нет таких хороших игрушек. Вооб­ще эти механические игрушки полезны только тогда, когда ребёнок действительно с ними играет, а не только бережет для того, чтобы похвастаться перед соседями, и играет при этом, не просто наблюдая движение игрушки, а организуя это движение в каком-нибудь сложном предприятии. Автомобили должны что-нибудь перевозить, ванька-встанька должен куда-нибудь переезжать или что-нибудь делать, куклы должны и спать, и бодрствовать, одеваться и раз­деваться, ходить в гости и совершать какую-нибудь по­лезную работу в игрушечном царстве. Для детской фан­тазии в этих игрушках заключается большой простор, и чем шире и серьёзнее развёртывается эта фантазия с такими игрушками, тем лучше. Если мишка просто пе­ребрасывается с места на место, если его только тормо­шат и потрошат, это очень плохо. Но если мишка живёт в определённом месте, специально для его жизни обору­дованном, если он кого-то пугает или с кем-то дружит, это уже хорошо.

Второй тип игрушки хорош тем, что здесь ставится пе­ред ребёнком какая-нибудь задача обыкновенно такая, которую нужно решить с известным напряжением, кото­рую сам ребёнок никогда бы поставить не мог. В разре­шении этих задач уже требуется заметная дисциплина мышления, требуется логика, понятие о законном отно­шении частей, а не простая вольная фантазия. А недоста­ток этих игрушек в том, что задачи эти всегда одни и те же, однообразны и надоедают своими повторениями.

Игрушки третьего сорта – различные материалы представляют самый дешёвый и самый благодарный игро­вой элемент. Эти игрушки ближе всего стоят к нормаль­ной человеческой деятельности: из материалов человек создаёт ценности и культуру. Если ребёнок умеет играть с такими игрушками, это значит, что у него уже есть вы­сокая культура игры и зарождается высокая культура деятельности. В игрушке-материале есть много хорошего реализма, но в то же время есть простор и для фантазии, не простого воображения, а большой творческой рабочей фантазии. Если есть кусочки стекла или слюды, из них можно сделать окна, а для этого нужно придумать рамы, следовательно, возбуждается вопрос о постройке дома. Если есть глина и стебли растений, возникает вопрос о саде.

Какой тип игрушек самый лучший? Мы считаем, что наилучший способ комбинировать все три типа, по ни в коем случае не в избыточном количестве. Если у маль­чика или девочки есть одна - две механические игрушки, не нужно покупать больше. Прибавьте к этому какую-нибудь разборную игрушку и побольше прибавьте вся­ких материалов, и вот уже игрушечное царство организовано. Не нужно, чтобы в нём было всё, чтобы у ребёнка разбегались глаза, чтобы он терялся в обилии игрушек. Дайте ему немного, но постарайтесь, чтобы из этого не многого он организовал игру. А потом наблюдайте за ним, прислушивайтесь незаметно к его игре, постарайтесь чтобы он самостоятельно почувствовал какой-либо определенный недостаток и захотел его пополнить. Если вы купили ребёнку маленькую лошадку и он увлекся задачей перевозки, естественно, что у него будет ощущаться не­достаток в подводе или экипаже. Не спешите покупать ему эту подводу. Постарайтесь, чтобы он сам её сделал из каких-нибудь коробок, катушек или картона. Если он такую подводу сделает, прекрасно цель достигнута. Но если ему требуется много подвод и самодельных уже по­хватает, не нужно, чтобы он обязательно сделал и вторую подводу, вторую можно и купить. Самое главное в этой детской игре добиться сле­дующего :

1. Чтобы ребёнок действительно играл, сочинял, строил, комбинировал.

2. Чтобы не бросался от одной задачи к другой, не окончив первой, чтобы доводил свою деятельность до конца.

3. Чтобы в каждой игрушке видел определённую, нужную для будущего ценность, хранил её, берёг. В игру­шечном царстве всегда должен быть полный порядок, должна производиться уборка. Игрушки не должны ло­маться, а в случае поломок должен производиться ремонт; если он труден, то с помощью родителей.

Особенное внимание должны обратить родители на от­ношение ребёнка к игрушке. Ребёнок не должен ломать игрушку, должен любить её, но не должен и бесконечно страдать, если она испортилась или поломалась. Эта цель будет достигнута, если ребёнок действительно привык считать себя хорошим хозяином, если он не боится отдель­ных ущербов и чувствует себя в силах поправить беду. Задачей отца и матери является всегда прийти па помощь ребёнку в подобных случаях, поддержать его в отчаянии, доказать ему, что человеческая находчивость и труд всегда могут поправить положение. Исходя из этого, мы рекомендуем родителям всегда принимать меры к починке поломанной игрушки, никогда не выбрасывать её раньше времени. В процессе самой игры родители должны по возмож­ности предоставить ребёнку полную свободу действий, но только до той минуты, пока игра идёт правильно. Если ребёнок затруднился в каком-либо положении, если игра пошла слишком просто, неинтересно, нужно помочь ре­бёнку: подсказать, поставить какой-либо интересный до­прос, добавить какой-либо новый, интересный материал, иногда даже и поиграть с ним.

Таковы общие формы метода на первой стадии игры. На второй стадии от родителей требуется прежде всего внимание. Ваш ребёнок вышел во двор, попал в группу мальчиков. Вы должны внимательно изучить, что это за мальчики. Ваша девочка тянется к подругам во дворе, вы должны хорошо знать этих девочек. Вы должны знать, чем увлекаются дети, окружающие вашего ребёнка, чего у них не хватает, что плохо в их играх. Бывает очень часто, что внимание и инициатива одного отца или одной матери помогают изменить к лучшему жизнь целой группы детей в том или другом месте. Вы заметили, что дети зимой спу­скаются, как с горки, с обледеневшей мусорной кучи. Сго­воритесь с другими родителями, а если не сговоритесь, то и одни помогите ребятам насыпать горку. Сделайте сво­ему мальчику простые деревянные санки, и вы увидите, и у других ребят появится что-либо подобное. В этой ста­дии игры чрезвычайно важным и полезным будет общение родителей между собой, к сожалению, очень незначитель­ное среди родителей. Бывает, что некоторые родители недовольны жизнью детей во дворе, но нс поговорят с дру­гими родителями, не придумают они вместе что-нибудь для улучшения этой жизни, а между тем это совсем не такое трудное дело, и каждому оно по силам. На этой стадии дети уже организуются в некоторое подобие коллектива; будет очень полезно, если и их родители так же органи­зованно будут руководить ими.

Очень часто бывает на этой стадии, что дети ссорятся, дерутся, жалуются друг на друга. Родители поступают ошибочно, если немедленно принимают сторону своего сына или дочери и сами ввязываются в ссору с отцом или матерью обидчика. Если ваш ребёнок пришёл в слезах, если он обижен, если он страдает и уже озлоблен, не спе­шите раздражаться и бросаться в атаку на обидчика и на его родителей. Прежде всего расспросите спокойно вашего сына или вашу девочку, постарайтесь представить себе точную картину события. Редко бывает, что виновата какая-нибудь одна сторона. Наверное и ваш ребёнок в чём-либо погорячился; растолкуйте ему, что в игре не всегда нужно быть неуступчивым, что нужно по возможности искать мирные выходы из конфликтов. Постарайтесь во что бы то ни стало помирить вашего ребёнка с противником, пригласите этого противника в гости, и с ним тоже поговорите, познакомьтесь с его отцом, выясните положение до конца. В этом деле самое главное заключается в том, что вы не должны уже видеть перед собой только вашего ребёнка, но должны видеть перед собой всю группу детей и воспитывать её вместе с другими родителями. Только в таком случае вы принесёте наибольшую пользу и вашему ребёнку. Он заметит, что вы не увлекаетесь семейным патрио­тизмом, что вы совершаете общественную работу, и будет видеть в этом пример для своего поведения. Нет ничего вреднее горячей агрессивности отца или матери по отноше­нию к семье соседей; такая агрессивность как раз и воспи­тывает злобность характера у ребёнка, подозрительность, дикий и слепой семейный эгоизм.

На третьей стадии руководство игрой уже не нахо­дится в руках родителей, оно передано школьной или спортивной организации, но у родителей остаются боль­шие возможности для правильного влияния на характер ребёнка. Во-первых, нужно внимательно следить, чтобы увлечение спортом не принимало характера всепоглощаю­щей страсти, нужно указывать ребёнку и на другие стороны деятельности. Во-вторых, нужно вызывать у мальчика или девочки гордость не только своим личным успехом, главным же образом, гордость успехом команды или организации. Нужно также умерять всякую хвастливость, вос­питывать уважение к силе противника, обращать внимание на организованность, тренировку, дисциплину в команде. Нужно, наконец, добиваться спокойного отношения к уда­чам и неудачам. И на этой стадии будет очень хорошо, если родители ближе познакомятся с товарищами по команде сына или дочери.

И на всех трёх стадиях родители должны зорко на­блюдать, чтобы игра не поглощала всю духовную жизнь ребёнка, чтобы параллельно развивались и трудовые навыки. В игре на всех трёх стадиях вы должны воспитывать стремление к более полному удовлетворению, чем простое глазение, простое удовольствие, воспитывать мужествен­ное преодоление трудностей, воспитывать воображение и размах мысли. А на второй и третьей стадиях вы должны всегда иметь в виду, что здесь уже ваш ребёнок вступил в общество, что от него уже требуется не только умение играть, но и умение правильно относиться к людям.

Игра имеет важное значение в жизни человека, она является подготовкой к труду и должна постепенно заме­няться трудом. Многие родители не обращают достаточного внимания на дело руководства игрой и либо предоставляют ребенка самому себе, либо окружают его игру излишней заботой и излишними игрушками. Родители должны применять различные методы на раз­ных стадиях игры, но всегда должны предоставить ре­бёнку возможность самодеятельности и правильного раз­вития его способностей, не отказывая в то же время в помощи ему в трудных случаях.

На второй и третьей стадиях нужно уже руководить не столько игрой, сколько отношением ребёнка к другим людям и к своему коллективу.


ВОСПИТАНИЕ В ТРУДЕ


Правильное воспитание невозможно себе пред­ставить как воспитание нетрудовое. Труд всегда был осно­ванием для человеческой жизни, для создания благополу­чия человеческой жизни и культуры.

Поэтому и в воспитательной работе труд должен быть одним из самых основных элементов. Попробуем подробнее проанализировать смысл и зна­чение трудового воспитания в семье.

Первое, о чем в особенности должны помнить роди­тели, это следующее. Ваш ребенок будет членом трудового общества, следовательно, его значение в этом обще­стве, ценность его как гражданина будут зависеть исклю­чительно от того, насколько он в состоянии будет прини­мать участие в общественном труде, насколько он к этому труду будет подготовлен. Но от этого будет зависеть и его благосостояние, материальный уровень его жизни. Мы хорошо знаем, что от природы все люди обладают приблизительно одинаковы­ми трудовыми данными, но в жизни одни люди умеют ра­ботать лучше, другие хуже, одни способны только к само­му простому труду, другие – к труду более сложному и, следовательно, более ценному. Эти различные трудовые качества не даются человеку от природы, они воспитыва­ются в нем в течение его жизни и, в особенности, в моло­дости.

Следовательно, трудовая подготовка, воспитание тру­дового качества человека – это подготовка и воспитание не только будущего хорошего или плохого гражданина, но и воспитание его будущего жизненного уровня, его благосостояния...

...В трудовом усилии воспитывается не только рабочая подготовка человека, но и подготовка товарища, т.е. воспитывается правильное отношение к другим людям, – это уже будет нравственная подготовка...

Трудовое участие детей в жизни семьи должно на­чинаться очень рано. Начинаться оно должно в игре ребенку должно быть указано, что он отвечает за це­лость игрушек, за чистоту и порядок в том месте, где стоят игрушки и где он играет. И эту работу нужно поста­вить перед ним в самых общих чертах: должно быть чисто, не должно быть набросано, налито, на игрушках не должно быть пыли. Конечно, некоторые приемы уборки можно ему и показать, но вообще хорошо, если он сам догадается, что для вытирания пыли нужно иметь чистую тряпку, если эту тряпку он сам выпросит у мате­ри, если он к этой тряпке предъявит определенные санитарные требования, если он потребует лучшую тряп­ку и т. д. Точно так же и починка изломанных игрушек должна быть предоставлена ему самому в той мере, в ка­кой это ему по силам, разумеется с предоставлением в его распоряжение определенных материалов.

С возрастом трудовые поручения должны быть услож­нены и отделены от игры...

Спрашивается, какими мерами можно и должно вызы­вать у ребенка то или другое трудовое усилие. Меры эти могут быть самые разнообразные. В раннем детстве, ко­нечно, многое ребенку нужно и подсказать и показать, но вообще необходимо считать идеальной формой, когда ре­бенок сам замечает необходимость той или другой работы, видит, что матери или отцу некогда ее сделать, когда он по собственной инициативе приходит на помощь своему семейному коллективу. Воспитать такую готов­ность к труду, такую внимательность к нуждам своего коллектива – значит воспитать настоящего гражданина.

Очень часто бывает, что ребенок по своей неопыт­ности по слабости ориентировки не может самостоятель­но заметить потребности в той или другой работе. Ро­дители должны в таких случаях осторожно подсказать, помочь ребенку выяснить свое отношение к этой задаче и принять участие в ее разрешении. Это часто лучше его делать, вызывая простой технический интересу ра­боте но и злоупотреблять этим способом нельзя. Ребе­нок должен уметь выполнять и такие работы, которые не вызывают у него особого интереса, которые кажутся в первый момент работами скучными. Вообще он должен воспитываться так, чтобы решающим моментом в тру­довом усилии была не его занимательность, а его поль­за, его необходимость. Родители должны воспитывать у ребенка способность терпеливо и без хныканья выпол­нять работы неприятные. Потом, по мере развития ребен­ка, даже самая неприятная работа будет приносить ему радость, если общественная ценность работы будет для него очевидна.

В том случае, если необходимость или интерес недо­статочны, чтобы вызвать у ребенка желание потрудиться, можно применить способ просьбы. Просьба тем отлича­ется от других видов обращения, что она предоставляет ребенку полную свободу выбора. Просьба и должна быть такова. Ее так нужно произнести, чтобы ребенку каза­лось, что он исполняет просьбу по собственному добро­му желанию, не побуждаемый к этому никакими принуждениями. Нужно говорить:

У меня к тебе просьба. Хоть это и трудно, и у тебя всякие другие дела...

Просьба – самый лучший и мягкий способ обраще­ния, но и злоупотреблять просьбой не следует. Форму просьбы лучше всего употреблять в тех случаях, когда вы хорошо знаете, что ребенок с удовольствием просьбу вашу выполнит.

Если же у вас есть какое-нибудь сомнение в этом, при­меняйте форму обыкновенного поручения, спокойного, уверенного, делового. Если с самого малого возраста вашего ребенка вы будете правильно чередовать просьбу и поручение и, в особенности, если вы будете возбуж­дать личную инициативу ребенка, будете учить его ви­деть необходимость работы самому и по собственному почину выполнять ее, в вашем поручении не будет уже ни­каких прорывов. Только если вы запустили дело воспита­ния, вам придется иногда прибегнуть к принуждению.

Принуждение может быть различное от простого повторения поручения до повторения резкого и требова­тельного. Во всяком случае никогда не нужно прибе­гать к физическому принуждению, так как оно меньше всего приносит пользы и вызывает у ребенка отвращение к трудовой задаче.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Мы рассмотрели сейчас основные положения в семейном воспитании. Следования этим положениям в известной мере позволит вам воспитать ребенка всесторонне и правильно. Было бы ошибкой считать данные рекомендации какими-то откровениями, незыблемыми в веках и гарантирующими воспитание прекрасных детей. Данные установки не являются застывшими догмами, они изменяются и уточняются с учетом современных концепций и взглядов на воспитание детей. Незыблемым остается сам принцип воспитания: только гармонично развитый человек может соответственно воспитать своих детей, только искренний, душевный подход к воспитанию детей может дать требуемый результат...

















Список использованной литературы:



1. Л. Ф. Каптерев, Основные начала семейного обучения,

С-Петербург, 1898 г.

2. Умом и сердцем: мысли о воспитании, Москва, ПолитИздат,1982 г.

  1. Е. Н. Водовозова, Умственное и нравственное воспитание, С-Петербург,

1913 г.

4. Аллан Фромм, Азбука для родителей, Ленинград, Лениздат, 1991 г.

  1. О. Н. Урбанская, Работа с родителями младших школьников, Москва,

Просвещение, 1989 г.

  1. А. С. Макаренко, Лекции о воспитании детей, Москва, Просвещение,

1967 г.

  1. А. С. Гордин, Наказание и поощрение в воспитании детей, Москва,

Просвещение, 1989 г.

  1. Е. Ф. Шершенева, Нравственное воспитание маленьких детей в семье,

Москва, Просвещение, 1989 г.

9. Т. В. Валикова, Учитель и семья, Москва, Просвещение, 1980 г.







Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.