Половое воспитание младших школьников (ref-17284)

Посмотреть архив целиком

Московский Педагогический Государственный Университет






Курсовая работа по возрастной психологии

Половое воспитание

младших школьников
















Руководитель:

Горелова Елена Робертовна

Студентка:

II курса ФНК 205 группы

Хакимова Алина Рустамовна



Москва 2003


Содержание:


Введение…………………………………………………………………………………3

Периоды в психосексуальном развитии…………………………………………...3

Представление о поле………………………………………………………………...4

Сущность полового воспитания…………………………………………………….6

Половое воспитание, его содержание……………………………………………...8

Практическое осуществление полового воспитания…………………………...14

Половая уравновешенность…………………………………………………………18

Половой опыт…………………………………………………………………………19

Половые игры…………………………………………………………………………21

Отклонения в сексуальном развитии ребёнка…………………………………...23

Неверные установки в половом воспитании…………………………………….29

а) негативная установка…………………………………………………….29

б) аскетическая установка………………………………………………….30

в) потребительская установка……………………………………………..31

г) собственническая установка…………………………………………….32

д) паническая установка……………………………………………………32

е) безразличная установка…………………………………………………33

ж) эгоистическая установка……………………………………………….34

Младшие школьники и их половое воспитание………………………………..34

Заключение……………………………………………………………………………40

Список используемой литературы………………………………………………..40
















Введение


Половое воспитание имеет огромное значение для дальнейшего развития ребёнка. Именно от тех установок, которые родители смогут дать ему, зависит его будущее семейное положение, отношение к браку, к противоположному полу и его поведение в сексуальных отношениях. Не говоря уже о том, что сексуальное воспитание даёт возможность избежать инфекционные заболевания, передающиеся половым путём. К сожалению, не все родители и учебно-воспитательные учреждения дают полную информацию или информацию вообще по этому вопросу. Отсюда возникает недопонимание, недоверие. А ведь очень важно дать ребёнку понять различие между мальчиками и девочками, объяснить, откуда берутся дети и чем занимаются родители, если ребёнок их заметит.


Периоды в психосексуальном развитии.


Общая тенденция развития личности – постепенное усиление влияния социальных факторов. Исследуя закономерности психосоциального развития, В. В. Ковалев приходит к выводу, что закономерности замещения биологического, а, следовательно, тесно связанного с ним природно-психического качественного более высоким социально-психическим отчётливо проявляется в онтогенезе человека. Этот переход от низшего к высшему представляет основное направление в развитии психики человека.

Именно этот процесс замещения биологических изменений социальными затрудняет выделение точных периодов и узловых пунктов в психосексуальном развитии. Рассмотренные нами узловые моменты психосексуального развития человека позволяют выделить основные периоды:

  1. Пренатальный период, в котором происходит морфолого-физиологическая дифференциация пола, приобретаются элементарные реакции защиты, формируются акцепторы основных функций. Вероятно, в это время ребёнок уже получает удовольствие от сосания: развивается эмпатическая связь я матерью, вырабатываются реакции на её психическое состояние.

  2. Младенчество. Вырабатывается «базовое доверие», при эмоциональных контактах эротизм переходит в аутогетероэротизм, усиливаются основные действия орального эротизма, приобретается опыт «быть объектом» и опыт «действие с объектом», вырабатываются активный и пассивный способы получать наслаждение, формируется аффективно-когнетивная структура орального эротического поведения. Может появляться комплекс страха перед удовольствием. В этот период особенно важны эмоциональные контакты.

  3. Раннее детство. Формируется самосознание, анальный и уретральный эротизм; возникает половое сознание, идентификация с полом, устанавливаются различия по полу, первичный генитальный эротизм; возникают стыд, чувство вины, спонтанный опят мастурбации, возможно переживание оргазма.

Наиболее важное событие этого периода – формирование анально-уретрального эротизма и вытеснение его фаллической стадией. Мастурбация в этот период способствует вытеснению или изживанию анального эротизма. Фиксация на анальной фазе чревата последствиями, которые могут обнаружить себя на стадии полового созревания.

  1. Игровой период: инициатива, усвоение полоролевого поведения, половые игры, гомосексуальные привязанности друг к другу; опыт неэротической любви к другу-подруге; отдаление от матери; возможен спонтанный оргазм в играх. В этот период может войти и начальный школьный возраст; препубертатный период.

  2. Период полового созревания. Мастурбации, возможны петтинги, эротические сновидения, интерес к противоположному полу. Это период активного табуирования секса, чувства стыда и вины, застенчивость, кокетство у девочек, фантазии. Закрепляется комплекс страха перед удовольствием, способность получать половое наслаждение.

  3. Период юношеской сексуальности, петтинг, начало половой жизни, совмещение любви полового влечения, самоутверждение в половой роли. Формируется психосексуальный интерес, новые эрогенные зоны.

  4. Период становления зрелой сексуальности, вступление в брак, интерес к половому воспитанию детей, развитие родительских чувств, зрелые любовные отношения.

  5. Инволюционный период – снижение половой активности, ослабление интереса к сексуальной сфере.

Трудно установить точные возрастные границы каждого периода.

Психосексуальное развитие человека начинается с первых месяцев его жизни. В его процессе формируются половое самосознание, половая роль и психосексуальные ориентации… в процессе индивидуального развития человека можно условно отметить следующие возрастные периоды становление динамики сексуальности:

  1. Парапубертатный период (1-7 лет), в течение которого формируется половое самосознание.

  2. Препубертатный период (7-13 лет) – выбор и формирование стереотипа полоролевого поведения.

  3. Пубертатный период (12-18 лет) – половое созревание, формирование платонического, эротического и начальной фазы сексуального либидо.

  4. Переходный период становления сексуальности (16-26 лет) – начало половой жизни.

  5. Период зрелой сексуальности (26-55 лет) отличается регулярной половой жизнью с постоянным партнёром, вхождением в полосу условно-физиологического ритма половой активности.

  6. Инволюционный период (55-70 лет) – снижение половой активности и ослабление интереса к сексуальной сфере, сочетающееся с регрессом либидо.


Представление о поле


Пол – это комплекс репродуктивных, телесных, поведенческих и социальных признаков, определяющих индивида как мужчину или женщину.

Половые различия:

  1. Достоверные: мужчины более агрессивны и более успешны в математике и зрительно-пространственных операциях, а у женщин выше языковые способности.

  2. Сомнительные: различия у мальчиков и девочек в послушности и заботливости, доминантности, страхе и тревожности, общем уровне активности, соревновательности, тактильной чувствительности.

  3. Неподтверждённые: для девочек – определяющее влияние среды на их развитие оказывают внушаемость и социальность, успешность в требующих стандартного решения заданиях, меньше самоуважение и потребность в достижениях, преимущественное развитие слухового анализатора; а для мальчиков – определяющее влияние наследственности на их развитие, более высокие успехи в сложных и нестандартных заданиях, аналитический познавательный стиль, преимущественное развитие зрительного анализатора.

Половая роль – система средовых стандартов, предписания, нормативов, ожиданий, которым человек должен соответствовать, чтобы его признавали как мальчика или девочку.

Мужская роль ассоциируется с грубостью, силой, энергичностью, а женская – со слабостью, нежностью, миролюбивостью.

Половая идентичность – это субъективное переживание половой роли, а половая роль – социальное выражение половой идентичности.

Хотя совсем еще маленькие дети как будто бы и не имеют никакого понятия о поле, нам известно, что они не только обладают сексуальным опытом, но и очень скоро составляют на этот счет определенное представление. Естественно, в большинстве случаев они ошибочные. Точно так же, как приблизительны и наши понятия о чем-то, что нам совсем мало изве­стно. Поэтому, если не исправить это ошибочное представление о поле, оно рискует нарушить в буду­щем сексуальную уравновешенность детей.

То, что происходит на ранней стадии полового развития детей, ничем не отличается от того, что случается в других сферах. Здесь тоже трудно испра­вить ошибки, если они были допущены с самого начала. Поэтому нам важно знать, каковы же ошибочные представления о поле у детей, чтобы не допустить нежелательных последствий, к каким они могут привести. Очень часто представление ребенка о поле никак и ни в чем не проявляется, и тогда нас должно обеспокоить само его отсутствие. Здоровые дети в возрасте 4—6 лет обычно задают вопросы, ка­сающиеся пола, или сами комментируют какие-то понятия. Если они не делают этого, родителям нужно как бы случайно самим затронуть подобную тему, свя­зав ее, например, с рождением какого-нибудь ребенка.

Приведу некоторые из самых распространенных ошибочных представлений о поле, какие возникают у детей в первые 6 лет жизни.

  1. Девочки, как и мальчики, нередко уверены, что у женщин тоже есть половой член, а когда обна­руживают его отсутствие, задумываются, почему же он не вырос, может быть, случилось какое-нибудь несчастье. Девочек часто беспокоит открытие, когда они узнают, что устроены не так, как мальчики. Они считают, будто какая-то беда лишила их того, что есть у других. Иногда они даже видят в этом на­казание.

  2. Одно из самых частых ошибочных представле­ний возникает по поводу рождения детей. Вместо того чтобы объяснить действительно происхождение ребенка, родители говорят малышу, что детей нахо­дят в капусте, их приносит аист или покупают в магазине. Иногда, напротив, утверждают, будто де­ти появляются, если два человека любят друг друга. Помню случай с одной юной девушкой, которая аб­солютно ничего не знала о том, откуда берутся дети. У нее была половая близость с мужчиной, и возник­шую беременность она никак не связывала с этой близостью. Девушка была убеждена, что ничем не рисковала, — ведь она же не была влюблена в него)

  3. Как правило, все дети думают, будто мама но­сит ребенка в желудке, и тот выходит черва анальное отверстие. Они долго еще остаются в неведении, какие функции выполняют анальное отверстие и вла­галище.

  4. В тех редких случаях, когда дети застают ро­дителей во время половой близости, они восприни­мают происходящее как самое настоящее насилие, не как проявление любви, а как самоуправство отца над матерью.

  5. Дети, которым были преподаны слишком суро­вые уроки стыда или же им крепко досталось, когда их застали в уединении играющими со своими поло­выми органами, начинают испытывать враждеб­ность к мим, связывал с ними нечто дурное.

Нетрудно понять, какой вред принесут детям подобные ошибочные представления, если позволить им развиваться дальше. Они приведут к восприятию половой функции как чего-то непристойного, агрессивного, страшного и тревожного. Ни один ребенок нe в состоянии разобраться самостоятельно во всем этом в первые годы жизни. Напротив, вполне естественно, что у него складывается неверное представление о поле. Вот почему так важно, чтобы он ног свободно задавать возникающие у него вопросы.

И лучше всего, если именно мы поможем ему исправить ложное представление. Чем раньше мы это сделаем, тем меньше у него останется времени для здоровых размышлений и фантазирования.


Сущность полового воспитания


Половое воспитание — процесс, направленный на выработку качеств, черт, свойств, а также установок личности, определяющих полезное для общества отно­шение человека к представителям другого пола.

Сферу полового воспитания составляют не только такие специфические отношения между мужчиной и жен­щиной, как супружеские, но также и любые другие их отношения — в общественной жизни, в труде, в отдыхе, т. е. любые взаимоотношения людей разного пола. По­ловое воспитание предполагает не только нравственное поведение взрослых, но также и нравственное поведе­ние детей, которые должны быть правильно воспитаны и в половом отношении.

Цели и задачи полового воспитания полностью опре­деляются интересами общества. Неверно было бы счи­тать, что в сфере личной жизни человек находится вне общества. Ведь особенности каждого человека на инди­видуальном уровне выражают особенности того общест­ва, представителем которого он является. Поэтому тот, кто не может найти себя в общественной жизни, не может достаточно успешно утвердить себя и в семье, в так назы­ваемой личной жизни.

Ребенок развивается как личность в процессе деятель­ности; последняя представляет собой неразрывное един­ство. Однако здесь можно выделить специфические мо­менты. В плане способности преобразовывать мир (зна­ния, умения, навыки) — это обучение, в плане способ­ности к оценке общественного значения себя как дейст­вующей личности и конкретных своих действий (форми­рование нравственных понятий, определенное отноше­ние к окружающим людям, к обществу в целом и т. д.) — это воспитание.

В воспитании можно выделить такие последовательно происходящие процессы (соответственно этапы):

1) восприятие и запоминание чего-либо;

2) осознание и переживание этого, выработка положительной или отрицательной оценки;

3) возникновение чувства личной причастности к этому, его личностной значимости;

4) формирование потребности действовать в определённом соответствии с этим личностно значимым;

5) наконец, невозможность поступать иначе.

Процесс обучения может и должен иметь последова­тельный характер: сегодня учим одному, завтра — дру­гому. Таким путем можно осуществить программу обуче­ния, выработать целостную систему знаний. Воспитание тоже происходит последовательно, но значительно труд­нее организовать воспитательную деятельность так, чтобы последовательно воспитывать одно качество лич­ности за другим: здесь последовательность не всегда возможна — многое формируется одновременно, пусть и с разной эффективностью и скоростью. Если знание чаще напоминает цепь, последовательность, то личность — это, скорее, созвучие, гармония. Как раз в приложении к половому воспитанию это особенно актуально: есть определенное число людей, которые проявляют недоста­точную сознательность именно в специфических отношениях с представителями другого пола, придерживаются других убеждений, чуждых коммунистической морали, хотя, казалось, в других отношениях это вполне достойные члены общества.

Основные качества личности, которые последователь­но должны вырабатываться в процессе воспитания, мож­но отнести к двум взаимосвязанным направлениям: а) по их важности в общечеловеческом плане; б) по их значимости с точки зрения осознанной причастности ко все более широкой социальной группе — семье, коллек­тиву, обществу в целом.

В отличие от обучения, воспитание требует значитель­но больше времени. Это и понятно, так как процессы, происходящие при воспитании, более глубоки. Поэтому после какого-либо воздействия на ребенка с воспитатель­ной целью или события, имеющего воспитательное значе­ние, может пройти значительное время, пока скажутся результаты воспитания. Следовательно, непосредствен­ной обратной связи между воспитателем и воспитуемым нет, вернее, она срабатывает после довольно длительного латентного периода. Если ход процесса обучения срав­нительно легко контролировать, то в отношении воспи­тания сделать это труднее, и поэтому результаты воспи­тания нередко сказываются значительно позже, и поэ­тому порой они оказываются неожиданными для роди­телей. Кроме того, качества личности по мере развития ребенка не просто складываются (т. е. развитие личности происходит не путем простого сложения качеств), а каждое качество совершенствуется, углубляется, как бы обновляется и заново перестраивается на всё более высоком уровне, образует с другими качествами новое и более полное созвучие.

Для воспитания особенно большое значение имеет жи­вой пример, ситуации из жизни. Еще К. Д. Ушинский подчеркивал, что «в воспитании все должно основываться на личности воспитателя, потому что воспитательная си­ла изливается только из живого источника человеческой личности. Никакие уставы и программы, никакой искус­ственный организм заведения, как бы хитро он ни был придуман, не может заменить личности в деле воспита­ния». Как справедливо отмечал М. М. Рубинштейн, «рас­считывать, что знание, обращенное всецело к рассудку, определит все поведение юного человека и осилит все страсти и инстинкты, по меньшей мере, наивно. Сильным фактором здесь может оказаться только то знание, кото­рое будет поддержано всеми нерассудочными силами, чувством, средой, интересами и т. д.». О недостаточности «хрупкой системы словесных раздражителей, дающих поверхностные теоретические познания без связи с эмо­циональной природой ребенка», писал и А. Б. Залкинд. Напротив, наглядность и живой пример весьма эффек­тивны.

Родители не должны злоупотреблять словом. Если ребенку к месту и без места читают нотации, делают на­ставления, дергают по любому поводу, слово теряет вос­питательную силу. Необходимо дать ребенку возможность переработать его смысл, а это возможно, в частности, в том случае, если таковой в слове есть. Но если даже этот смысл и есть, ребенок не имеет возможности для осу­ществления всех необходимых процессов переработки этого смысла (разумеется, это процесс неосознанный, он не подвержен влиянию волевых усилий), то возникает не­восприимчивость к слову. Это может происходить потому, что подавляются процессы, которые должны осуществ­ляться в психике вслед за услышанным и понятым словом.


Половое воспитание, его содержание


Половое воспитание стало предметом исключительного внимания современных родителей, поскольку теперь уже никто не считает, что столь естественной и фундаментальной функцией, как половая, можно управлять, держа детей в темноте и неведении. Мы отлично понимаем, что страх и неосведомлённость могут привести к болезни. Вот почему важно без утайки объяснить детям, как обстоит дело в действительности. Многое уже принято для преодоления нашего невежества в половом вопросе, но и предстоит сделать тоже немало. Половая уравновешенность человека лишь отчасти зависит от того, что ему известно о сексуальных отношениях мужчины и женщины. В основе уравновешенности лежит представление о них и отношение к ним. Будет ли человек испытывать страх, страдать от комплекса вины, с неприязнью относиться к половой близости или, напротив, станет получать удовольствие от своего тела, зависит не от того, насколько он осведомлён о половой жизни, а от своего отношения к ней. Отношение это складывается не в результате какого-то курса обучения, а из тех основных принципов, которые мы поможем ребёнку освоить в ходе его развития.

При всей широте и значимости проблемы можно предположить, что любой совет окажется здесь слишком общим и неопределённым. Напротив, именно это обстоятельство и помогает определить программу полового воспитания наших детей. Сама по себе половая жизнь – не будем об этом забывать – носит очень многогранный характер. Неверно думать о ней только как о близости и видеть в ней лишь способ продолжения рода. В таком случае выпускается из виду главный аспект, и тогда можно ли считать удачным брак, в котором половая близость происходит только из желания иметь детей? Напротив, должно быть совершенно ясно, что сексуальная жизнь включает в себя всю полноту отношений между мужчиной и женщиной, а не только физиологические проявления секса. Вот почему нормальный в сексуальном отношении человек – это тот, кто получает удовольствие от половой жизни точно так же, как и от других земных радостей, кто не ходит мрачным, подавленным, заторможенным, кто понимает значение удовлетворения половой потребности, но способен и на большое чувство. Наконец, такой человек, будь то мужчина или женщина, правильно воспринимает свою сексуальную функцию в обществе, не возражает против неё и одинаково чувствует себя, хотя и по-разному, в общении и с мужчинами и с женщинами.

Малыш, живущий в благополучной, спокойной семье, незаметно сам научится нормально воспринимать, отношения полов, потому что родители подают ему добрый пример. Мальчик подражает мужественности отца, девочка – женственности матери, и делают они это без каких-либо особых наставлений. Кроме того, наблюдая в повседневной жизни своих родителей, дети учатся, как вести себя с людьми противоположного пола. Если в семье хорошая атмосфера, то у ребёнка не будет возникать тайное желание отдать предпочтение одному из родителей. А в отношениях с другими людьми он не будет нуждаться в нездоровом суррогате того, чего ему недостаёт дома.

Здоровая семейная обстановка упрочивает его нормальное представление об отношении полов го­раздо больше, нежели цикл лекций или десяток книг на эту тему.

Надо ли говорить, что мы можем дать нашему ребенку правильное представление об отношении по­лов только в том случае, если и сами не заблужда­емся на этот счет. Это значит, что половое воспитание, прежде всего, должно быть направлено на роди­телей, а уж потом на детей. От замены конкретного жизненного опыта, приобретаемого ребенком в кру­гу семьи, теоретическими рассуждениями, как пра­вило, мало толку. Знания, которые мы даем детям, отвечая на их вопросы, касающиеся отношений по­лов, имеют значение лишь в том случае, если им становится ясно, что мы не стыдимся этого разгово­ра и не лицемерим с ними. Все, что мы говорим им, разумеется, должно быть правдой, но и это не самое главное. Важнее всего, КАК мы говорим об этом с детьми и КАК на деле подтверждаем, открыто вы­сказанную нами здравую точку зрения. Такая по­следовательность может быть только у человека, ко­торый реалистически ВОСПРИНИМАЕТ все детали своей сексуальной жизни и столь же правдиво объ­ясняет их своим детям. Другими словами, если по­ловое воспитание — это, прежде всего формирование правильного отношения к вопросу, а не освоение конкретных знаний в этой области, очевидно, что родители должны уделить больше внимания именно психологическому аспекту.

Обычно — хотя возможны самые различные ва­рианты — дети начинают задавать вопросы об отно­шениях между мужчиной и женщиной примерно в возрасте от 4 до 6 лет. Не обманывайте их, отвечай­те точно, кратко и правдиво. Даже если они ничего не поймут, важно, что они увидят наше желание объяснить им то, что их интересует. Подрастая, они будут понимать все больше и больше.

Мы сможем передать детям наше отношение к вопросам пола, нашу точку зрения и необходимые сведения только в том случае, если будет здоровой и нормаль­ной эмоциональная атмосфера, в которой они рас­тут. Вряд ли они станут прислушиваться к родите­лям и подражать им, если находятся в постоянном конфликте со взрослыми. А конфликт этот — и само половое воспитание — начинается не тогда, когда ребенок задает первые вопросы, а гораздо раньше, когда он еще и говорить-то не умеет, в младенчест­ве, — именно тогда устанавливаются наши отноше­ния с ним. И нередко мы портим наши отношения, заставляя ребенка, есть насильно, допуская ошибки при пользовании туалетом, а этот момент особенно важен из-за глубокой внутренней связи между гени­талиями (половыми органами) и органами очище­ния организма. Сексуальное развитие, иными слова­ми, начинается не на пустом месте, а является со­ставной частью общего развития ребенка, и все, что мы делаем для его улучшения, будет благотворно сказываться на нем.

Цель полового воспитания – овладение представителями подрастающего поколения нравственной культурой в сфере взаимоотношений полов, воспитание у них потребности и стремления руководствоваться в этих от­ношениях нормами коммунистической морали. Это озна­чает, во-первых, понимание человеком общественного интереса, который заключен в его взаимоотношениях с другим полом; во-вторых, умение находить правильное, в духе коммунистической морали, решение конкретных нравственных проблем, возникающих в сфере этих вза­имоотношений; в-третьих, устойчивость к влиянию бур­жуазной идеологии, которая в сфере этих отношений навя­зывает подрастающему поколению сексуальную распу­щенность и потребительское отношение к другому полу, пренебрежение моральными ценностями.

Соблюдение норм коммунистической морали в сфере взаимоотношений полов способствует достижению таких важных для общества результатов, как: 1) высокий уро­вень духовного и физического здоровья граждан; 2) полноценная прочная семья, успешно осуществляющая задачи рождения нескольких детей и воспитания их достойными членами нашего общества; 3) благоприятная общественная атмосфера благодаря знанию гражданами специфических половых особенностей представителей дру­гого пола (физических, психических, эмоциональных), способности и потребности их учитывать и уважать в процессе совместной деятельности.

Таким образом, интересы любого из граждан и об­щества в целом совпадают. И половое воспитание полезно как каждому отдельному человеку, так и всем вместе. Какую же конкретную пользу оно может принести?

Рассмотрим вопрос о сохранении здоровья граждан.

Здоровье — одна из главных ценностей человека, и его сохранение — важная общественная задача. Здесь мы касаемся лишь тех моментов сохранения здоровья, которые имеют непосредственное отношение к половому воспитанию.

Прежде всего — это профилактика венерических за­болеваний. Следует подчеркнуть, что само по себе существование возбудителей сифилиса и гонореи есть пер­вое, необходимое, но еще недостаточное условие распро­странения этих заболеваний. Второе условие — без­ответственность и неразборчивость в половых отношениях. Именно здесь основной корень зла. Порождается же эта безответственность низменным характером полового влечения, когда представитель другого пола восприни­мается только как сексуальный партнер и никаких дру­гих требований к нему не предъявляется. Другие его качества не интересуют и не принимаются в расчет. От­сюда и случайный характер половых связей. Нередко попавший на лечение в вендиспансер пациент не в состоя­нии дать вразумительного ответа на вопрос: где, когда, с кем? Еще Шопенгауэр утверждал, что сама по себе поло­вая потребность, в принципе, беспредметна и может быть удовлетворена на довольно обширном числе особей дру­гого пола без особого отбора. И там, где эта половая по­требность выступает в своем обнаженном, изолированном виде, там и человек, с которым происходит половое об­щение, есть лишь особь противоположного пола, и не более. Вся история культурного развития человека есть и постепенное усложнение, и одухотворение половой жизни. Распространению же венерических заболеваний способствует регресс человеческой социальности до уров­ня «человеческой зоологии». Как убедительно писал М. М. Рубинштейн, «разврат получается там, где «разлитость» и полнота полового чувства оказываются нару­шенными, все добавочные, культурой и человечностью привнесенные стороны отпадают и обособляются и поло­вое влечение оказывается оголенным, чисто животным; происходит рецидив, впадение человечества в данном своем сочлене в первобытно животное состояние».

После того как подросток получил начальное предста­вление о половой жизни, он должен узнать и о вреде для здоровья раннего ее начала. Это знание только в том случае окажется результативным (в том числе и в плане предупреждения ранней беременности), если будет до­полнять уже выработанное ответственное отношение к собственному здоровью и здоровью других людей, стрем­ление его сохранить (Если же ему все это безразлично, тогда и знание о вреде ранней половой жизни не прине­сет ему пользы.

Правильное половое воспитание необходимо и для гармоничных супружеских отношений — важного фак­тора полноценной семьи, высокой работоспособности и активности в труде, хорошего настроения, т. е. всего того, что необходимо для высокого уровня духовного здоровья. И дело здесь не только в любви и взаимном уважении. Необходима полноценность человека и в соб­ственно супружеских отношениях. В частности, непра­вильная реакция родителей на занятия подростка ипсацией нередко приводит к половой слабости на почве бо­язни ее последствий. Привитие негативизма к мужскому полу способствует фригидности (половой холодности) женщины и т. д. Всё это неблагоприятно сказывается на семейной жизни.

У каждого ребенка должно быть заложено с детства твердое понимание значения семьи, ее ценности и необ­ходимости для человека. Он должен глубоко осознать, что хорошая семья — большая жизненная ценность. Она способствует сохранению здоровья, облегчает пере­несение различных невзгод, лишений, жизненных тягот и т. д. и способствует повышению продолжительности жизни. Следует воспитывать у ребенка убеждение в том, что семью нужно создавать вовремя. Действительно, многое можно с успехом начать в зрелом возрасте. Но почти невозможно создать полноценную семью, если не заняться этим своевременно, скажем, не позже 35 лет для мужчины. И дело здесь в том, что прожитые вне се­мьи годы, холостая жизнь неблагоприятно сказывается на характере, привычках, особенностях поведения, де­формируют психику, и именно они затрудняют дальней­шую жизнь в семейных условиях. Некоторые же счита­ют, что семью нужно заводить тогда, когда здоровье уже слабеет, когда нужен уход, рассматривая ее как какое-то попечительское учреждение, и несут в семью не силу и здоровье, а свое нездоровье, усталость и разочарование. Природа человека такова, что он испытывает объек­тивную потребность в непосредственном, тесном, повседневном общении с другими людьми. И никакие знакомства, контакты, встречи этого заменить не могут.

Необходимо, чтобы для ребёнка, подростка было естественной мыслью о том, что у него будут свои дети, чтобы, вступая в брак, люди испытывали потребность иметь определённое количество детей, сознательно строили с учётом этого свои семейные планы.

Половое воспитание следует направлять на выработку не рассудочного отношения к детям, а потребности их иметь и хорошо воспитывать, подкрепляемой убеж­дением, что все это вполне оправдывается и окупается преимуществами, которые намного превышают видимые трудности первоначального ухода и воспитания. Не зря ведь сказано: «Если в старости дом не наполняется дет­скими голосами, то он наполняется кошмарами».

Следует иметь в виду, что один ребенок в семье — это плохо не только потому, что он один и, если с ним что-то случится, его родителей ждет одинокая старость, но также и потому, что одного ребенка труднее правиль­но воспитать. Обычно такие дети хуже владеют собой в общении с окружающими, порой у них проявляется себя­любие, эгоцентризм. Многие дети и по уровню здоровья уступают сверстникам из семей с большим числом детей. Ребенку для нормального развития недостаточно семей­ного общения только со взрослыми. Не случайно неко­торые дети создают себе воображаемых братьев или сес­тер и в игре обращаются к ним.

С другой стороны, слишком большое количество детей в семье также имеет свои отрицательные стороны. Дети в таких семьях, правда, обладают необходимыми навы­ками общения, способны уважать интересы других лю­дей, т. е. имеют многие ценные качества, даваемые кол­лективным воспитанием. Однако порой в таких семьях труднее организовать развитие общего кругозора детей.

Кроме воспитания правильной репродуктивной уста­новки у детей необходимо воспитывать уважительное отношение к представителям противоположного пола.

Дети, подростки, юноши и девушки на своем уровне в соответствии со своими возрастными особенностями должны знать и уважать специфически половые особенности сверстников другого пола, расценивать эти особен­ности как вполне естественные и реальные, а также полез­ные для общества, правильно понимать сущность прин­ципа равноправия мужчин и женщин. Как справедливо подчеркивает А. Г. Хрипкова, часто, к сожалению, при­ходится слышать разглагольствования о равноправии там, где требуется обычная человеческая чуткость, по­нимание. Если в коллективе не учитываются специфи­ческие особенности его членов, трудовая обстановка всегда менее благоприятна, чаще бывают конфликты, выше текучесть кадров и т. д. Напротив, способность их учитывать и уважать — важный фактор благоприят­ной обстановки в коллективе, фактор повышения наст­роения, сплоченности коллектива. Ясно, что при этом выше и продуктивность труда.

Знание и понимание специфических половых особен­ностей представителей мужского и женского пола, прежде всего, необходимы родителям и педагогам. Непонимание природы и значения этих особенностей приводит к не­верным педагогическим решениям, что подрывает автори­тет взрослых, внушает школьникам мысль об их неспра­ведливости. Порой это приводит к углублению и закреп­лению конфликта в классном коллективе, иногда вплоть до разделения класса на группы, к обострению отноше­ний между мальчиками и девочками. Напротив, умение педагога быстро и правильно разобраться в любом таком конфликте — основа их предупреждения.

Задачами полового воспитания являются:

1) воспитание убеждения, что в сфере наиболее ин­тимных отношений с представителями другого пола че­ловек не является независимым от общества, что невоз­можно полностью разделить отношения между предста­вителями мужского и женского пола на «личные» и «об­щественные»; воспитание чувства социальной ответствен­ности человека — ребенка, подростка, юноши и девуш­ки — за каждый свой поступок;

  1. воспитание стремления иметь прочную, здоровую, дружную семью, потребность иметь несколько детей, способность сознательно относиться к их воспитанию, рас­ценивать это как свой долг перед обществом в целом, пе­ред своими родителями и перед самими детьми;

  2. воспитание чувства уважения к другим людям —не только как к людям вообще, но и как к представите­лям мужского или женского пола, способности учитывать и уважать их специфические интересы;

  3. воспитание способности и стремления оценивать свои поступки в отношении других людей не только как людей вообще, но и как представителей определенного пола, выработать понятие хорошего и плохого поступка в сфере этих отношений;

  4. воспитание ответственного отношения к своему здо­ровью и здоровью других» людей, формирование убежде­ния о вреде ранних половых связей и недопустимости безответственности и легкомыслия в сфере отношений с представителями другого пола;

  5. выработка критического отношения к пережиткам мещанской, буржуазной морали в сфере взаимоотноше­ний мужчин и женщин, неверным установкам в отноше­нии к другому полу — негативизму, потребительству, собственничеству, эгоизму и т. д.;

  6. воспитание правильного понимания взрослости — ее содержания и истинных признаков.

Дошкольникам должно быть свойственно естествен­ное доброжелательное, лишенное настороженности от­ношение к сверстникам другого пола, способность друж­но играть вместе.

Для подростков должно быть характерно понимание специфических особенностей сверстников другого пола и сознательное отношение к ним, способность учитывать и уважать эти особенности во взаимоотношениях с пред­ставителями другого пола, способность к совместной деятельности на основе взаимоотношения и взаимного дополнения.

Содержание полового воспитания определяется его целями и задачами. В соответствии с ними можно выделить определённый круг вопросов, составляющих основные аспекты полового воспитания:

вопросы, связанные с половой принадлежностью ребёнка, её значением для него лично и для общества;

вопросы семьи и отношений в семье, их значение для ребенка и его родных, а также для всего общества;

вопросы появления ребенка на свет и преемственнос­ти поколений;

вопросы собственно половой морали;

вопросы половой гигиены.

Конкретно эти вопросы могут быть следующими: что было, когда ребенка не было на свете? Как и когда познакомились отец и мать? Каковы различия между мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами, в чем смысл этих различий? Должна ли быть разница в от­ношении мальчика к мальчикам и девочкам и, соответ­ственно, девочки к девочкам и мальчикам, в чем она должна проявляться? Какие обязанности в семье должны быть у отца, матери, сына, дочери, в чем смысл этих обя­занностей? В чем преимущества семейной жизни? По­чему хорошо, когда в семье не один, а несколько детей,— чем это хорошо для родителей и для детей? И другие.


Практическое осуществление полового воспитания


Для полового воспитания важное значение имеет определённая реакция взрослых на те или иные проявления сексуального развития ребёнка, на особенности его отношения к детям другого пола. Для этого необходимо твёрдо знать, что в этих отношениях правильно, а что – отклонение от нормы. Важно, чтобы взрослые не были безразличны к этим проявлениям, знали их природу, оценивали правильно и соответствующим образом реагировали.

Важное воспитательное значение имеют также примеры нравственного отношения взрослых к представителям другого пола, основанного на уважении к человеку вообще, а также на знании и уважении специфических особенностей представителей другого пола.

Родителям не следует доводить до сведения детей свои конфликты, выяснять при них сои отношения, проявлять взаимный негативизм.

Родители должны обращать внимание ребёнка на положительное отношение детей разного пола друг к другу, на проявлении любви, внимания и заботы друг о друге взрослых мужчин и женщин, обязательно сопровождая их соответствующими комментариями. Кроме того, и сама мать может давать дочери положительный пример – уроки материнства.

Характер семейных отношений непосредственно сказывается на воспитании

Важное воспитательное значение имеет информация, которую ребенок получает от родителей,— как в ответ на его вопросы, так и по собственной их инициативе (предварительное осведомление). Сюда же относится и контроль за тем, что он читает.

Что нужно для того, чтобы полнее использовать воспитательные возможности ответов на вопросы ребенка? Во-первых, родители должны считать законным правом ребенка задавать любые вопросы, какими бы «неприлич­ными» они ни показались, и своим долгом отвечать на любой из таких вопросов. Во-вторых, им следует ценить тот факт, что ребенок с таким вопросом обращается имен­но к ним. В-третьих, необходимо использовать каждый свой ответ в интересах полового воспитания.

Вопрос ребенка может показаться «неприличным» только потому, что вы вкладываете в него свой смысл. Не ставьте ребенка на свое место, напротив, постарайтесь вспомнить себя в его возрасте: вы ведь тоже задавали по­добные вопросы, и ничего плохого в них, вероятно, не было. Чем грамотнее вы будете отвечать на вопросы, тем лучше для ребенка. Следует также иметь в виду, что дети, чаще в возрасте 4—7 лет, нередко обращаются к старшим с просьбой разъяснить смысл некоторых незнакомых им слов или словосочетаний, случайно где-то услышанных. При этом ребенка интересует, что именно обозначает дан­ное слово, о чем идет речь, а не исчерпывающее содержа­ние понятия. Обязательно постарайтесь выяснить, ка­кой «приличный» смысл мог бы быть заключен в вопросе, и ориентируйтесь при ответе именно на него.

Тот факт, что ребенок обращается с вопросом именно к вам,— доказательство его доверия, и это нужно ценить. Кроме того, если ребенок задает вам «неприличный» вопрос, значит, ничего неприличного в этом вопросе для него еще нет, иначе он постарался бы потихоньку выяс­нить это у товарищей, без всякого риска порицания с вашей стороны. Например, вопрос ребенка о его появле­нии на свет — философский вопрос. Он должен интересо­вать каждого. Трудно представить себе возможность собственного не существования — ведь для того, чтобы задавать такой вопрос, нужно и существовать, и осозна­вать факт своего существования. Это одновременно вопрос о субъективном и объективном, о независимости мира от его восприятия человеком. Родители же нередко расценивают этот вопрос как вопрос о технике деторожде­ния, как вопрос о половой жизни, т, е. приписывают ребенку интерес к тому, что волнует их самих: то ли потому, что они уже решили для себя все философские вопросы, то ли потому, что уже утратили способность такие вопросы ставить, а интересуются более прозаичес­кими и конкретными предметами. Не зря ведь Дж. Локк утверждал, что «неожиданные вопросы ребенка мо­гут научить большему, чем разговоры взрослых, которые вращаются всегда в одном и том же круге идей и подчиня­ются заимствованным взглядам и предрассудкам воспита­ния».

Какую пользу для полового воспитания можно из­влечь, отвечая на вопросы ребенка? Во-первых, вы даете ему не просто информацию, но информацию, определен­ным образом ориентированную по содержанию и оформленную эмоционально. Та же информация, но в иска­женном виде или в другом сопоставлении, с другой ее эмоциональной оценкой может быть вредной. Во-вторых, получая всегда удовлетворяющий его ответ, ребенок бу­дет постоянно обращаться с вопросами именно к вам. Благодаря этому вы всегда будете иметь возможность для воздействия на него в нужном направлении, контроли­ровать содержание и способы его информации, вносить своевременно необходимые коррективы. В-третьих, бла­годаря тому что ребенок будет встречать с вашей сторо­ны понимание и уважительное отношение к его инте­ресам, его доверие к вам будет возрастать.

Прежде чем отвечать на вопросы ребенка, выясните, о чем, собственно, идет речь. Может быть, вы неправильно поняли вопрос. Уяснив его характер, доброжелательно и заинтересованно расспросите ребенка, что он сам дума­ет по этому поводу, оцените степень его информирован­ности, источники информации, а также и степень заинте­ресованности. Это позволит правильно построить ответ. Выработайте в семье согласованную позицию всех взрос­лых как по отношению к вопросам ребенка, так и по ха­рактеру даваемых ответов.

Какими должны быть ответы? Во-первых, они должны быть по своему содержанию естественнонаучными, правдивыми, без всяких нелепых сказок про аистов. Не пы­тайтесь отрицать очевидное. Например, на вопрос, отку­да ребенок появился, или же в более общем плане — от­куда берутся дети, отвечайте, что они постепенно выра­стают у мамы в животе, и, когда вырастут достаточно большими, мама в родильном доме с помощью доктора ребенка рожает. Ведь ребенок, наблюдающий, как у его матери или знакомой тети живот постепенно увеличива­ется, а затем она уезжает в родильный дом, откуда воз­вращается уже без живота, но с ребенком, отчетливо по­нимает, что ребенок появился из живота матери. Ему часто нужно просто подтверждение взрослыми вывода, к которому он пришел самостоятельно. Если же отрицать это, он оказывается в недоумении, начинает обращаться с вопросами к другим людям, но забыть своего вопроса, ра­зумеется, не может: слишком это важно — появление на свет нового человека.

Во-вторых, объем информации и ее форма должны быть на уровне, доступном пониманию ребенка. Ведь правда — это совсем не обязательно все то, что вы сами знаете по данному вопросу. Правда для ребенка — это лишь то, что, соответствуя действительности, находится на уровне его понимания и может быть для него полезным.

В-третьих, ответ должен быть связан с возможно более общими понятиями, с акцентом на нравственную сторону, даже если вопрос и допускает какие-либо «технические» моменты.

В-четвертых, ответ должен быть интересным, чтобы ребенок с очередным вопросом обратился именно к вам, а не к посторонним людям.

В-пятых, если ребенок спросил о чем-либо действи­тельно неприличном, постарайтесь выразить полное равно­душие к содержанию вопроса, сделать вид, что это со­вершенно неинтересная тема. Тогда и у ребенка погаснет интерес к этому вопросу, ваше равнодушие передастся ему. Если же вы выразите удивление, возмущение, вы­скажете порицание, то этот вопрос заинтригует ребенка, и он продолжит расспросы на стороне. Помните: правиль­ные и доброжелательные ответы сближают, ложные — отдаляют родителей и детей.

Следует контролировать источники возможной ин­формации ребенка, в том числе и то, что он читает. Правда, по вопросам, связанным с половым воспитанием, лите­ратуры специально для детей пока нет. Поэтому нет и возможности рекомендовать что-либо для родителей, чтобы они давали читать ребенку. Если же в руки к нему попала книга, которую ему еще не следует читать, поста­райтесь и это использовать в интересах воспитания. Не стоит отнимать такую книгу, так как от этого она при­обретает лишь дополнительный интерес, но читаться уже будет тайком. Следует самому прочесть книгу и затем поговорить с ребенком о ее содержании, выясняя, что именно он там понял, чтобы внести необходимые кор­рективы.

Необходимо для полового воспитания и предваритель­ное осведомление ребенка, подростка, юноши (девушки) в вопросах рождения детей, особенностей мужского и женского пола и т. д. Однако для того, чтобы оно было эффективным и правильным, следует знать, что именно и в каком возрасте интересует мальчиков и девочек и что именно они в этом возрасте уже знают по интересующему вопросу. Ясно, что сообщаемая информация должна быть новой и к тому же интересной. В этом случае она будет убедительной и окажется полезной в плане предотвраще­ния вредных влияний со стороны. Соответствующая на­учная работа уже проводится, и в ближайшее время мы сможем дать родителям рекомендации и в этом.

Полезным в половом воспитании может быть и пе­реключение. Смысл его заключается в следующем. Если родители замечают, что подросток или юноша (девушка) проявляют слишком большой интерес к другому полу, следует специально придумать для них какое-либо инте­ресное занятие, которое бы требовало к тому же затраты энергии и сил. Однако нецелесообразно подавлять инте­рес к другому полу, препятствовать контактам. Напро­тив, нужно, чтобы этот интерес возможно теснее пере­плетался с новым увлечением, с другими занятиями. В этом случае интерес к другому полу не будет поглощать ребенка целиком, не будет самоцелью. К тому же, воз­действуя на различные связанные с ним интересы и увле­чения, можно будет найти способ воздействия и на этот интерес.

Наибольший эффект в половом воспитании может быть достигнут при объединении усилий школы, семьи и общественности. В связи с этим родителям полезно знать общие принципы организации полового воспитания в нашей стране. Это поможет им лучше определять место и роль их собственных педагогических усилий.

Первый: высокая идейная направленность полового воспитания, определяемая его необходимостью и поль­зой для общества, тесная взаимосвязь с вопросами жизни человека, семьи.

Второй: единство воспитательных действий школы, семьи, общественности в половом воспитании, учет кру­га общения ребенка, источников его информации и путей воздействия на него.

Третий: полное использование всех воспитательных возможностей, учебных предметов, внеклассной работы, их преемственность и взаимосвязь.

Четвертый: неотделимость полового воспитания от общей системы нравственного воспитания, от всей учеб­но-воспитательной работы.

Пятый: целостность и систематичность воспитатель­ных воздействий в интересах полового воспитания, их осуществление с учетом возрастных, половых, индиви­дуальных особенностей ребенка на основе доброжела­тельности, понимания, уважения и требовательности.

В интересах полового воспитания педагогам следует использовать любые возможности, любые уроки, особен­но гуманитарного профиля: литературу, историю, обще­ствоведение. Например, рассказывая о классовой приро­де общества, о борьбе трудящихся, обязательно следует подчеркнуть, что в особенно тяжелом положении на­ходились женщины, и объяснить, почему. Говоря о борь­бе трудящихся за свое освобождение, необходимо под­черкивать значение борьбы за равноправие женщин, кри­тиковать при каждом удобном случае недостатки обыден­ного сознания, неверное отношение к женщине.

В предметах биологического цикла следовало бы на­чинать изучение человека значительно раньше 8 класса, причем не с анатомо-физиологических особен­ностей, а с места человека в общей картине мира, с вы­явления специфики человека одновременно как части при­роды и особого, социального существа. Как справедливо писал В. А. Сухомлинский, «странно и непонятно, почему во время утверждения личности школа не дает человеку никаких знаний о нем, о человеке, в частности о том спе­цифическом, что возносит человека над миром живого: о человеческой психике, мышлении и сознании, об эмоци­ональной, эстетической, волевой и творческой сфере ду­ховной жизни. Тот факт, что человек, по существу, ни­чего не знает о себе, часто бывает источником большой беды, за которую обществу приходится дорого распла­чиваться... Человек становится воспитателем самого себя, и тем в большей мере, чем глубже он познает человека и человеческое».


Половая уравновешенность


Что такое здоровая «половая уравновешенность»? Что мы имеем в виду, когда говорим об уравновешенном в половом отношении взрослом человеке? Если мы не сумеем точно ответить на эти вопросы, наши по­пытки полового воспитания детей непременно по­терпят крах.

Приведу некоторые самые важные обстоятельст­ва, отличающие нормально уравновешенного в по­ловом отношении взрослого человека.

1. Нормальный человек получает удовольствие от половой близости. Это значит, что он не ис­пытывает при этом ни стыда или страха, ни отвра­щения или неприязни. Он смотрит на половую жизнь как на совершенно естественное явление, как на проявление здоровой жизнедеятельности, от которой получает удовлетворение. Хотя он отлично сознает, что общество порой ограничивает наши ес­тественные импульсы, он не переживает из-за этого: не чувствует себя виноватым, но в то же время не стремится к крайностям. Половая близость достига­ет полноты удовлетворения при оргазме. Одним сло­вом, сексуальные влечения, хотя и не доминируют в его жизни, занимают в ней важное место в ряду других желаний и потребностей.

2. Он способен сексуально выразить свою любовь. Это значит, он довольствуется не только романтиче­скими представлениями и нежными чувствами, но и использует свое тело для проявления любви. Он мо­жет получать удовольствие от половой близости и без нее, но все же испытывает больше радости, ког­да любит, дополняя свое чувство сексуальным про­явлением. Он понимает свою сексуальную функцию в жизни. Хотя в каждом мужчине имеются какие-то женские черты, а в каждой женщине — мужские, хорошо адаптированный к жизни человек отличает­ся своей ярко выраженной половой принадлеж­ностью и не изменяет ее. Он не сетует на то, что родился женщиной или мужчиной, и у него не раз­виваются пристрастия, характерные для противоположного пола.

  1. Он по-разному держится с мужчинами и женщинами. Не обращается с мужчинами как с женщинами, и наоборот. Половая адаптация, как известно, — существенная часть общей адаптации, приспособленности к условиям жизни, поэтому мы не можем рассчитывать на сексуальную уравнове­шенность, если не научимся любить своего ближнего и жить с ним в согласии.

  2. Он не нуждается в особых сведениях о биологическом устройстве половых органов, даже ес­ли нередко, особенно еще до достижения совер­шеннолетия, осведомлен в этом смысле недостаточ­но. Это значит, что теоретическое представление о половой жизни или практический опыт не столь уж и существен для нашей общей половой уравно­вешенности. Гораздо важнее другое — то, что мы представляем о ней и как относимся к этой стороне жизни. Довольно просто описать признаки нормальной половой уравновешенности, но совсем непросто оп­ределить, КАКИМИ из них обладают наши друзья. Представляете, как же трудно понять, правильно ли развивается в этом смысле наш ребенок. Если толь­ко у него не проявляются признаки половой неурав­новешенности, как, например, слишком частая мас­турбация, и нет каких-то других явных отклонений от нормы, которые помогли бы понять, каково будет впоследствии его отношение к этому вопросу.

Думается, совершенно ясно — книжки о поведе­нии птиц и пчел ничуть не помогут изменить наши взгляды на эту проблему! Единственное, что здесь может оказаться полезным, — это ясное представле­ние о нормальной половой уравновешенности. Про­анализируем внимательнее самих себя или еще луч­ше — постараемся сначала сами обрести эту уравно­вешенность, а уж потом будем надеяться, что помо­жем обрести ее и нашим детям.


Половой опыт


Сама мысль о том, что дети в каком-то смысле име­ют половой опыт, многими воспринимается как без­нравственная Всего лишь одно поколение назад лю­ди считали малышей в сексуальном смысле совер­шенно невинными созданиями. Сегодня так думают лишь очень немногие, и все же, поскольку эти не­многие существуют, вопрос подлежит обсуждению.

Прежде считалось, что сексуальность возникает в отрочестве. Сейчас, напротив, мы знаем, что по­ловой инстинкт проявляется в тот же день, когда ребенок рождается на свет. Если мы заинтересова­ны в нормальном половом развитии наших детей, нужно знать, какой у них имеется сексуальный опыт. Мы не можем себе позволить ждать их отро­чества, чтобы помочь им и руководить их порывами. Тогда будет слишком поздно. Делать это нужно уже сейчас.

Не наблюдая за половой активностью ребенка, мы не сможем помочь ему и направить в нужное русло. Нет нужды ходить за ним по пятам, чтобы узнать, что он втайне делает, как приобретает этот опыт. Он проявит свой половой инстинкт тысячами самых разных способов. И нам не надо долго при­сматриваться, чтобы заметить, нужно только уметь распознать его.

Проявления полового инстинкта характерны для всех ребят. И если вы обнаружите одно из них у ва­шего ребенка, это вовсе не значит, что его сексуаль­ность чрезмерна или превратится со временем в про­блему. Это говорит лишь о том, что ваш ребенок точно такой, как все дети.

Из чего же складывается обычный половой опыт у новорожденных и у маленьких детей?

  1. Первый и самый обычный сексуальный опыт дети приобретают, когда взрослые прикасаются к их гениталиям. Половой импульс у них еще не такой явный, чтобы была необходима стимуляция, но дети реагируют на любое прикосновение к этим органам. Нетрудно заметить эрекцию полового члена у маль­чика 6 или 7 месяцев, когда мать моет его, посыпа­ет тальком или вытирает досуха. Речь идет о чисто сексуальном -возбуждении органа, и это совершенно здоровая реакция.

  2. Дети и сами трогают свои половые органы прежде всего для того, чтобы узнать, что это такое, и очень скоро соображают, что прикосновения эти приятны. Если наши отношения с ребенком на­столько хороши, что мы можем спросить его, почему он так делает, он со всей искренностью ответит: «Потому что мне приятно». Вот почему все дети так или иначе занимаются мастурбацией, и это тоже со­вершенно нормальный половой опыт.

  3. Все дети рано или поздно проявляют опреде­ленный интерес к половым органам, обнаруживая анатомическое различие у представителей противо­положного пола. Эти различия замечаются если не дома, то в школе, на спортплощадке или в гостях у кого-нибудь из товарищей. Вполне логично, что дети задумываются над этим и задают смелые вопро­сы. Все это вполне нормально.

  1. У малыша нередко появляется братик или сест­ренка. Но даже если он единственный ребенок в семье, у него есть друзья, у которых могут быть ма­ленькие братья или сестры. К появлению новорож­денного мать обычно готовит своего ребенка заранее, сам он тоже задает немало вопросов и прислушива­ется к тому, что говорят по этому поводу родители и взрослые, бывающие в доме. В здоровой современной семье детям обычно откровенно объясняют, от­куда берутся малыши, и это тоже в известном смыс­ле, хотя и не прямой, половой опыт.

  2. Другой неизбежный опыт, оставляющий глубо­кий след в сознании ребенка, даже если его половые органы не имеют к этому отношения, заключается в повседневном наблюдении своих родителей. Дети видят, что мама занята чисто женскими делами, а папа своими, мужскими. Все это, разумеется, помо­гает мальчику или девочке понять свою половую роль в жизни. Речь идет, таким образом, об опыте наипервейшей важности.

  3. Еще один опыт — даже если это бывает и не очень часто — приобретается тогда, когда ребенок ока­зывается свидетелем половой близости палы и мамы. Надо ли говорить, что категорически не рекомендуется допускать подобное. Однако это может пройти слу­чайно, если дети спят в одной комнате с родителями.

Вот такой половой опыт приобретают дети к 5—6 годам жизни, и в целом это не так уж и мало. Ребе­нок не столь невинен в сексуальном отношении, как хотелось бы думать. Он может быть несведущим в этом, но он отнюдь не безгрешен, подобно ангелу. Проблемы пола еще не открылись перед ним во всей полноте. У него еще не работают, не дают о себе знать железы внутренней секреции. Свою половую принадлежность ребенок ощущает лона еще смутно и скорее сознанием, чем физиологически, — словом, тут можно спорить о чем угодно, но только не о том, что ребенок — существо совершенно бесполое. По правде говоря, будь это так, надо было бы срочно бить тревогу.


Половые игры


Присущее детям любопытство и стремление к при­ятным ощущениям побуждают их к разного рода поискам и расследованиям. Вряд ли что-либо в доме ускользает от их внимания, в том числе, понятно, и тело — собственное и товарищей. Какие-то откры­тия, разумеется, доставляют больше удовольствия, нежели остальные. Совершенно естественно, что де­ти хотят повторить опыт. Но поскольку это не всег­да удается сделать свободно, они прикрывают воз­никший интерес играми, которые только на первый взгляд выглядят невинными и вполне допустимы­ми. Назовем лишь самые привычные из таких игр — «доктор», «куча мала», когда возникает множество физических контактов, совместное купание и, нако­нец, все, что связано с уединением и скрытностью, например, когда дети прячутся под кроватью или на чердаке. Во всех этих случаях ребята обычно удовлетворяют свое любопытство, рассматривая то, что запрещено приличием, и получая возможность фи­зических контактов друг с другом, которые они на­ходят очень возбуждающими и интересными. Имен­но это мы и имеем в виду, когда говорим о половых играх.

Все это совершенно естественно, нормально и до­пустимо. Родители, которых подобное поведение де­тей шокирует, и они принимают репрессивные меры, действуют не в интересах ребенка, а руководствуясь лишь собственными неверными представлениями о сексе. Кроме того, с любой новой вещью сначала нужно познакомиться, а уж потом извлекать из нее пользу и получать удовольствие. С сексом дело об­стоит точно так же. Мы не можем надеяться, что ре­бенок, получив какую-то мизерную информацию о сексе, отложит все остальные вопросы до свадьбы, точно так же, как не можем рассчитывать, что он научится играть в теннис без ракетки, мячей и партнера.

Кое-кто, утверждая, что каждому делу должно быть отведено свое время и место, дает понять: дет­ство — не лучшая пора для свободного проявления полового инстинкта. Если даже не касаться нравст­венной стороны этого вопроса, нельзя не считаться с тем фактом, что половой инстинкт уже существует, и именно с раннего возраста. И тот, кто отказывает­ся признать это, не выглядит разумным человеком, потому что не только отворачивается от очевидного, но и пытается изменить реальность, запрещая детям открыто проявлять свои инстинкты. Не нужно быть профессором психологии, чтобы понять — попытка подавить проявления полового инстинкта ни в коей мере не уничтожает желания, которые за ним скрываются. Напротив, такое давление лишь поро­дит сумятицу в сознании ребенка, создаст комплекс вины, вызовет беспокойство и стремление что-то де­лать тайком.

Мы вовсе не хотим сказать, что, напротив, нуж­но побуждать детей безудержно предаваться поло­вым играм. Мы хотим только подчеркнуть, что на эту проблему следует смотреть со всей открытостью. При желании в половых играх можно увидеть признак преждевременного развития ребенка. Но мы же не стремимся подавлять эти признаки у детей, так почему же нужно делать это в связи с половыми играми? И здесь тоже лучше совсем ничего не пред­принимать, чем действовать во вред: меры нужны только в том случае, если эти игры грозят перейти какие-то границы, если мы замечаем, например, что ребенок пренебрегает другими, нормальными для его сверстников развлечениями. Но даже если дело дошло до крайностей, кто сказал, что половая активность ребенка — явление болезненное или опасное само по себе? Эта активность означает со­всем иное - ребенок интересуется сексом потому, что пытается восполнить им другие желания, какие ему не удается высказать и исполнить.

Мальчик, например, завидует отцу, потому что тот отнимает у него мать. Малышу кажется, что ма­ма любила бы его больше, если бы позволяла спать рядом с собой вместо папы, как это бывает, когда тот уезжает в командировку. Но вот папа вернулся, и привилегия окончилась, тогда у малыша возника­ет желание поиграть в «мужа и жену» с какой-ни­будь девочкой. Хотя прикосновение к телу и разгля­дывание физических отличий друг у друга и достав­ляет какое-то сексуальное удовольствие, в этой игре ребенок выражает, по существу, свое желание ото­гнать ощущение, будто мать отвергает его.

Другой мальчик может быть неуживчивым и роб­ким в общении с товарищами по тысяче разных причин. И замкнувшись, принимается чрезмерно фантазировать, занимается мастурбацией. Но вот ему случайно встречается другой мальчик, которого он делает соучастником удовольствия от самовоз­буждения. Спустя некоторое время они обнаружива­ют, что возбуждать друг друга еще приятнее. Так вот, хотя их поведение явно сексуальное, чаще всего оно лишь позволяет им косвенным путем удовлетво­рить другое, более важное желание — иметь товари­щей и дружить с ними. Иных детей половые игры привлекают не столько удовольствием, которое они доставляют, сколько возбуждением от сознания, что они делают нечто запретное. Хлопнуть дверью перед родителями, то есть поступить вопреки их приказам, — значит получить удовольствие от умаления их авторитета.

В любом случае иные, более серьезные причины лежат в основе этой игры. Нельзя сказать, что ре­бенка вовсе не интересует секс, но, бесспорно, суще­ствуют другие, гораздо более важные для него жела­ния. До самого отрочества его железы внутренней секреции почти или совсем не стимулируют половой инстинкт. Вот почему НЕВМЕШАТЕЛЬСТВО роди­телей — лучшее лечение в этом случае. Вмешаться необходимо только тогда, когда ребенок в чем-то пе­реусердствовал. Тогда нужно найти другие, более здоровые развлечения, которые отвлекли бы его, ли­бо постараться понять, какие иные, кроме сексуаль­ных влечений, пытается удовлетворить ребенок подобным занятием. Иными словами, крайности в по­ловых играх должны рассматриваться как предуп­реждение: что-то не функционирует в организме или психике ребенка. Мы поможем ему, если испра­вим другие стороны его поведения, которые каза­лись нам менее значительными, но тем не менее привели к конфликту с ребенком.





Отклонения в сексуальном развитии ребёнка


Наиболее известное отклонение в сексуальном развитии ребёнка – онанизм, иначе – ипсация ( от греч. Ipse – сам) или мастурбация (по-русски – рукоблудие). «Онанизм» - общее, наиболее широкое название этого явления. Термин «ипсация» буквально означает самоудовлетворение и наиболее применим к онанизму у подростков, где действительно возникает потребность, нуждающаяся в удовлетворении; по отношению к детям более раннего возраста он неточен, так как онанизм у них чаще является непроизвольным. Термин «мастурбация» относится непосредственно к самим действиям с половыми органами.

У детей в возрасте 205 лет может наблюдаться собственно мастурбация – раздражение половых органов, например: девочки, сидя на краю дивана, двигаются взад и вперёд или сжимают бёдра с напряжением тела, закладывают между ног различные предметы – одеяла, одежду, игрушки, дети более старшего возраста съезжают по перилам лестницы. Следует обратить внимание на следующее важное обстоятельство: многие явления аналогичного характера наблюдаются особенно у маленьких детей.

Все дети занимаются мастурбацией, и хорошо, что они это делают. Во-первых, это совершенно естест­венно. Во-вторых, это дает им возможность познако­миться с чувствительной частью своего тела, с той частью, которую впоследствии они будут использо­вать для получения наслаждения. В-третьих, это просто приятное занятие. Что бы ни говорили по этому поводу ханжи и старые девы, мастурбация не причиняет развитию ребенка никакого вреда — ни физического, ни морального.

Теперь рассмотрим вопрос: вредна ли ипсация сама себе или нет?

Во-первых, физиологические явления 1 оргазме совершенно одинаковы, вызван он естественным путем или путем мастурбации, эротическими сновидениями или представлениями, а также независимо от того, возбуждение какой из эрогенных зон чему привело. Это бесспорно установлено исследованиями американских сексологов

Во-вторых, исследованиями сексологов доказано, что ипсация не снижает силы полового влечения и не мешает последующем сексуальному контакту с лицами другого пала.

В-третьих, большинство сексологов сходится во мнении о том, что занятия девочек ипсацией способствует последующем более быстрой их сексуальной адаптации в браке. Никаких вред­ных последствий не замечено и у мужчин. Напротив, среди мужчин, не занимавшихся в подростковом возрасте ипсацией, находится основное количество больных о первичной половой слабостью, т. е. с той ее формой, которая не связана с психогенными расстройствами.

В-четвертых, у нормального человека ипсация всегда носит умеренный характер и уже поэтому не может быть вредной. У психопатов и психически больных (шизофрения, маниакально-депрессивный психоз), а также как результат органических поражений головного мозга она может принимать навязчивый характер. Однако все это исходно больные люди, и навязчивая ипсация отнюдь не самое главное проявление их неблагополу­чия, а всего лишь симптом серьезной болезни.

В-пятых, занятия ипсацией сами по себе никак не отражаются па поведении, памяти, способностях, успе­ваемости подростка. Совершенно вздорно в медицинском отношении и к тому же весьма вредно в педагогическом утверждение, будто бы о занятиях ипсацией можно узнать по выражению лица подростка, его взгляду и т. д.

Конечно, ипсация заслуживает некоторого осужде­ния с этических позиций, поскольку с точки зрения продолжения рода и естественных способов его про­должения она действительно выглядит отклонением от нормы. Кроме того, желательно, чтобы подросток умел владеть своими половыми стремлениями, как и вообще владеть собой в самых разнообразных ситуациях. Все это весьма полезно для его будущей жизни, в том числе и супружеской. Однако ипсация — не порок и не пре­ступление, и к ней нельзя подходить с точки зрения нравственных норм.

Несмотря на то что ипсация сама по себе не вредна, с ней может быть связан довольно существенный вред здоровью.

Ребенка младшего возраста можно отвести к врачу на консультацию, сообщив, что у него наблюдается склон­ность к онанизму, особенно если его не удается отвлечь от такой деятельности. Часто причина мастурбации у маленьких детей весьма прозаична, например глисты, и дегельминтизация нередко оказывается эффективным средством лечения этого «тяжкого порока».

Вполне нормально, когда 3- или 4-летний малыш играет со своими половыми органами точно так же, как до этого забавлялся со своими пальцами на ножках и ручках или с колокольчиком, который вы подвесили ему в люльку. Любопытство — врожден­ное человеческое свойство, и оно позволяет ребенку открыть уйму интересных для него вещей. Прежде всего, оно проявляется в том, что малыш все сует в рот или старается потрогать. Среди самых первых и доступных для обследования объектов ребенка — его собственное тело. В самом деле, то, что его половые органы чувствительны, он обнаружил прежде, чем ему исполнилось 3 или 4 года. Но раньше он не мог получать от них никакого удовольствия, поскольку они были практически недоступны из-за пеленок, пластиковых штанишек и тому подобных преград. Как только ребенок приучается к туалету, эти препятствия устраняются, возможностей для изучения доселе неизвестной части своего тела у него появля­ется гораздо больше. Несмотря на то, что мастурба­цией занимаются практически все дети, их родите­ли неизменно категорически отрицают это. Тогда ос­тается предположить одно из двух — либо мастурба­ция никогда не была столь привычным развлечени­ем для ребенка, чтобы превратиться в проблему, ли­бо дети нашли подобное занятие настолько неприят­ным, что преспокойно забыли про него.

А ведь ребенку очень важно узнать, какие прият­ные ощущения возникают в той части тела, важно для предстоящей со временем половой жизни. К сожалению, всех нас отличает нездоровое отношение к половым органам. И действительно, все человеческое тело так или иначе идеализировано в ис­кусстве, кроме этих частей. Из-за того, что мы ассо­циируем их с биологическим процессом очищения ор­ганизма, нам трудно смотреть на половые органы с эс­тетической точки зрения. Кроме того, нам нередко че­ресчур прочно прививают стыдливость, а она позднее может стать весьма серьезным препятствием для фи­зического проявления любви. Открытие наслаждения, которое доставляет эта часть тела, может послужить ребенку своего рода противоядием и предотвратить ос­ложнения психологического характера.

Когда ребенок получает удовольствие от мастур­бации, это скорее благо для него, нежели зло. И дей­ствительно, нам следует научить детей наслаждать­ся своим телом. Когда ребенок ест, бегает, куда-то карабкается, отдыхает, поет или танцует — все эти занятия доставляют ему удовольствие и приносят физическое удовлетворение. И мастурбация в пер­вые годы жизни тоже входит в их число.

Отчего же мы в таком случае стараемся отвратить детей от нее? В отличие от многих других привычек мастурбация может вызвать у ребенка острую форму интраверсии — замкнутости. Если малыш занимается мастурбацией, но при этом охотно играет в обществе сверстников, проблемы нет. Если же, напротив, он де­ржится в стороне от них, подобное занятие может еще больше отдалить его от сверстников и способствовать его уходу от реальности. Вместо того чтобы решать различные проблемы, связанные с жизнью коллекти­ва, ребенок невольно будет стараться замкнуться в се­бе и уединиться, чтобы избежать разочарований и получить хоть какое-то удовольствие.

К сожалению, мы не можем доверяться мнению раз­ных людей по поводу мастурбации. Очень возможно, что их высказывания будут шокировать нас. Более то­го, их советы даже могут побудить нас наказать ребен­ка. Чтобы избавить детей от подобных нездоровых ре­акций, лучше самим принять необходимые меры.

Что можно сделать, чтобы предотвратить или испра­вить какие-то крайности, которые могут возникнуть?

1. Не слишком усердствуйте, когда купаете ре­бенка, половые органы мойте как следует, но быстро. Если затяните мытьё, вызовите у ребёнка сильное возбуждение. Не проявляйте особого внимания к этой части его тела, иначе он тоже начнёт с растущим интересом относиться к ней.

  1. Заметив, что ваш ребенок занимается мастур­бацией, не отводите его руку, не угрожайте ему, не наказывайте. Лучше, если вы сделаете вид, будто вас нисколько не интересует его занятие, и непре­менно постарайтесь поступить так, чтобы он не по­чувствовал себя виноватым. Подобного рода комп­лекс вины может оказаться очень вредным и сильно помешает дальнейшему развитию его половой жиз­ни, осложнив ее.

  2. Постарайтесь понять, что именно в вашем по­ ведении вызвало у ребенка внутреннее напряжение. Многие дети находят в мастурбации краткое удо­вольствие и мгновенное расслабление, благодаря че­му способны противостоять требованиям родителей, не выражая открыто свой протест. В таких случаях мастурбация становится для ребенка единственной возможностью получить удовольствие. Напротив, малыш, который имеет множество возможностей проявить себя, свои чувства и желания и у которого много интересов, обычно занят весь день, и малове­роятно, чтобы у него укрепилась привычка зани­маться мастурбацией.

  3. Лучший способ избавить ребенка от подобной привычки — отвлечь его. Приведу характерный пример. Одна 5-летняя девочка, очень уравновешенная, начала ходить в детский сад. Спустя какое-то время воспитательница заметила, что во время ти­хого часа девочка занимается мастурбацией, и сооб­щила об этом матери. Та не проявила никакой тре­воги и тем самым успокоила воспитательницу. Спу­стя день или два, разговаривая с дочерью о детском саде, мать спросила ее, как ей нравится тихий час.

  • Раньше я не любила этот час, — ответила де­вочка, — а теперь люблю.

  • Вот как? А что же ты делаешь в это время? - поинтересовалась мать.

Девочка объяснила.

О, я лежу, вытянувшись на постели, и слегка щекочу себя.

  • Зачем?

  • Мне приятно.

  • Ты права, — спокойно заметила мать и пере­вела разговор на другую тему.

Ответ девочки был честным и потому не заслужи­вал осуждения. Эпизод показал, что у родителей с дочерью были прекрасные отношения, и мать посту­пила очень мудро, прекратив разговор и не потребо­вав, чтобы девочка перестала заниматься мастурба­цией. Поступи она иначе, от искренности в ее отно­шениях с матерью не осталось бы и следа. Однако на следующий день мать пошла в магазин и купила несколько игрушек. Утром, отправляя девочку в детский сад, она дала ей игрушку и сказала:

- Вот, поиграй с этой куклой во время тихого часа, если не сможешь уснуть, и увидишь, тебе бу­дет не так скучно.

Для девочки оказалось приятной неожиданно­стью, что тихий час перестал быть скучным време­нем, она не только прекратила заниматься мастур­бацией, но у нее появились новые интересы. От иг­рушек она перешла к рассматриванию букв на упа­ковках, принялась соединять их в слова и, наконец, невероятно, но факт, сама научилась читать, стала на тихий час брать с собой книгу и за год сделала большие успехи в чтении.

Позволю себе подчеркнуть в этой подлинной ис­тории два момента. Первый — как легко сделать то, что нужно делать. Второй — когда поступаешь пра­вильно, ситуация не только меняется в желаемую сторону, но достигаются и другие непредвиденные положительные результаты.

Если онанизму обычно уделяют неоправданно боль­шое внимание, то такие патологические проявления сексуального развития, как агрессивность и жестокость, родители часто недооценивают. Относиться к ним следует с учетом степени их осознанности ребенком, возраста его и ситуации, в которой они проявляются. Маленький ребенок может быть жестоким, не имея об этом никакого понятия, в связи с недостаточным по возрасту уровнем развития, нередко из самых лучших побуждений, на­пример, играя со щенком, котенком и т. д. Взрослые должны объяснить ребенку неправильность такого пове­дения, но не угрожать наказанием, а стремиться вызвать в нем сочувствие, внушить мысль о недопустимости по своей прихоти распоряжаться свободой, чувствами, здо­ровьем любого существа, делать из него игрушку. Ува­жение к людям должно прививаться ребенку наряду с уважением к любым проявлениям жизни, без деления их на «полезное» и «вредное». Уже к 3—4 годам нормаль­ный ребенок должен иметь полное представление о том, что не всякое его действие по отношению к другим существам недопустимо.

Наконец, к явной патологии относятся все те случаи, когда ребенок, подросток сознательно, умышленно при­чиняют боль другому существу. Такая деятельность должна пресекаться самым решительным образом. Же­стокость, агрессивность (равно как и склонность к умыш­ленной порче вещей) — проявление патологии соци­ального развития. Агрессивный, жестокий подросток, если он обладает достаточной физической силой, отрав­ляет существование другим детям.

К отклонениям в сексуальном развитии относится и гомосексуализм – наиболее распространённая из перверзий (извращений). Существует два типа гомосексуализма. В основе первого лежат различные факторы – генетические, обменные, травматические и т. д., и страдающий им человек с рождения является больным. При втором типе особенности личности и общие харак­теристики организма находятся в пределах нормы и вполне соответствуют половой принадлежности; гомо­сексуальная направленность полового влечения — един­ственный момент дефективности.

Первому типу гомосексуализма соответствует актив­ная его форма у женщины и пассивная у мужчины, т. е. формы, каждая из которых противоположна нормальной роли в половых отношениях. Напротив, второму (цере­бральному) типу гомосексуализма соответствует актив­ная мужская и пассивная женская его формы, соот­ветствующие характеру распределения ролей в нормаль­ных половых отношениях. Именно об этом типе гомосек­суализма должны знать педагоги и родители, и о нем пойдет речь ниже.

Человек становится гомосексуалистом, если у него есть врожденная предрасположенность и условия для ее реализации. Предрасположение к гомосексуализму заключается, по-видимому, в повышенной половой воз­будимости в сочетании с недостаточностью психического торможения. Гомосексуализм развивается обычно у лю­дей с психопатическими чертами, пусть даже они обла­дают высоким интеллектом, талантливы и т. д. Реализа­ция предрасположения к гомосексуализму осуществля­ется в результате совращения гомосексуалистами как людей, ранее сохранявших гетеросексуальную ориента­цию в половых отношениях, так и, что особенно важно, подростков, еще не имеющих сексуального опыта.

В возникновении гомосексуализма особую роль играют дефекты воспитания. Прежде всего это все те моменты, которые способствуют возникновению и за­креплению негативизма к другому полу. Между тем ро­дители совершенно не учитывают этого и нередко из самых лучших побуждений внушают своим детям насто­роженность — мальчикам к девочкам, девочкам к мальчикам, вместо того чтобы правильно ориентировать ре­бенка на интерес к другому полу.

Негативизму у мальчиков по отношению к женскому полу способствуют: во-первых, наставления родителей (в первую очередь матерей) — зачастую о женском поле мальчик знает только негативное: «Жениться — попа­дешь «под каблук» и т. д. или «Свяжешься с женщиной — заразишься дурной болезнью»; во-вторых, склонность девочек апеллировать к старшим во всех конфликтах с мальчиками, взрослые же нередко, не разобравшись в сути дела, принимают сторону жалующихся, хотя в большинстве конфликтов виноваты обе стороны; в-треть­их, более быстрое развитие и половое созревание дево­чек, то, что они раньше «взрослеют»; это создает элемент отчужденности между сверстниками разного пола, пос­кольку девочки начинают представлять интерес для старшеклассников; в-четвертых, больший конформизм девочек, их готовность занимать различные «руководя­щие» должности в школе — в пионерской дружине, в комсомольской организации; при этом нельзя не учиты­вать и склонности лиц женского пола к попечительству, которое порой принимает характер различных настав­лений, нравоучений и т. д.

Существуют и определенные моменты, обусловлива­ющие негативизм девочек по отношению к мужскому полу, но их значительно меньше. Во-первых, естественно, это наставления родителей (опять-таки в первую очередь матерей), которые нередко приписывают представителям мужского пола различные недостатки; во-вторых, это некоторые особенности поведения мальчиков по отноше­нию к девочкам, особенно их неумелые способы проявле­ния внимания — подойти и толкнуть, или дернуть за косу, или вывалять в снегу и т. д.; в-третьих, эта мень­шая бытовая приспособленность мальчиков, их меньшая аккуратность, исполнительность и т. д., т. е. недостат­ки, которые легко понятны девочкам любого возраста, в том числе и такого, когда они еще не способны оценить специфические достоинства мальчиков. Следует под­черкнуть, что особенно благоприятные условия для раз­вития негативизма к другому полу существуют в непол­ных семьях, когда ребенок воспитывается только матерью. В таких семьях многие особенности представителей другого пола ребенку мало известны и априори могут им расцениваться как отрицательные. В таких семьях по­рой наблюдается нетерпимость к недостаткам представи­телей другого пола, причем чаще ее проявляют девочки.

Неверная направленность полового влечения возни­кает в результате проявления непроизвольного интереса к противоположному полу, непроизвольных реакций, которыми он проявляется на ранних стадиях его развития, ослабления реакции на первичные («ключевые») сексуальные раздражители. Последнее возникает, например, ' тогда, когда по характеру обучения подростку, юноше постоянно приходится иметь дело с обнаженным женским телом (например, обучение в балетной школе). У боль­шинства представителей мужского пола реакция на «ключевые» раздражители устойчива, однако у некото­рых она может постепенно исчезнуть, и половая направ­ленность в этом случае формируется на условно рефлекторной основе.

Конкретным механизмом формирования гомосексу­альной направленности является фиксация («впечаты­вание» в психику) наиболее яркого сексуального пережи­вания. Повторение закрепляет эту направленность.

Сознание осуждения, с которым общество относится к гомосексуалистам, способствует развитию сектантской установки, выработке целой системы взглядов, в основе которых лежат претензии на исключительность. Послед­нее следует расценивать как подсознательную установку компенсаторного характера: чувствовать себя в изоля­ции легче с позиций «избранности». Гомосексуалисты вооружаются целой системой взглядов, убеждений, собственной системой ценностей и т. д. К ним относится, в частности, и убеждение многих из них, что женщина как в интеллектуальном, так и в эстетическом отношении стоит на низшей ступени развития в сравнении с муж­чиной, является существом «неполноценным». Многие гомосексуалисты утрачивают способность (или же она у них остается неразвитой) к восприятию женской кра­соты, причем если некоторые из них могут оценить при­влекательность женского лица, то относительно фигуры они не в состоянии прийти ни к какому заключению.

Для возникновения женского гомосексуализма (име­ется в виду церебральная, пассивная его форма) реша­ющее значение имеет неудовлетворенность сложившимися гетеросексуальными отношениями, возникшее на этой почве чувство одиночества плюс совращающее влияние активной гомосексуалистки.

Гомосексуальные отношения могут иметь довольно развитой характер, с такими явлениями, как ревность, стремление к единению, способность на жертвы; на почве конфликтов любовного характера у гомосексуалистов бывают и преступления.


Неверные установки в половом воспитании


Характеристика неверных установок, выявленных нами при анализе трудностей полового вос­питания. Следует учитывать, что в конкретных жизнен­ных ситуациях может проявляться неблагоприятное влия­ние сразу нескольких установок, в изолированном виде они почти не встречаются. Например, негативизм часто оказывается способом реализации аскетической установ­ки, потребительская установка сама по себе может рас­цениваться как проявление негативизма, собственничес­кая установка по отношению к детям может быть прояв­лением эгоизма или реализацией аскетической установки и т. д. С учетом этого и следует воспринимать даваемую ниже их характеристику.

Негативная установка. В негативной установке можно выделить три вида. Первый — негативная установка как месть; ее следует расценивать как проявление непорядоч­ности. Она возникает обычно у женщин вследствие не­критического отношения к событиям собственной жиз­ни. Например, личная жизнь по какой-либо причине не сложилась. Не обязательно в этом виноват кто-то дру­гой. Кроме того, порой семейная жизнь не складывается и у хороших людей. Естественно, это особенно вероятно, если попался муж-пьяница или непорядочный человек. В любом из этих случаев некоторые матери внушают своим дочерям негативное отношение ко всем представителям мужского пола, заранее настраивая их против мужчин, давая им резко отрицательные обобщенные характерис­тики. Наиболее убедительным воспитательным моментом здесь является собственное отношение к бывшему мужу. Поскольку у некоторых женщин он главный мерзавец среди прочих мерзавцев-мужчин, ему чинятся всяческие препятствия во встречах с ребенком. Особый вред при этом наносится девочке. Мальчику внушить отрицатель­ную установку по отношению к собственному полу труд­но.

Вторая разновидность негативизма — негативизм как самоутверждение. Чаще это внушенная родителями (точ­нее, матерью) и поддерживаемая ими форма, являющаяся как бы продолжением семейной традиции. Здесь главен­ствует принцип, что мужчиной нужно руководить, что его сразу же надо прибрать к рукам и держать крепко. И если это удается, он сводится до положения большого ребенка. Ему что-то позволяется, что-то нет, причем это решается за него. Деньги па текущие расходы выдаются ежедневно, зарплата его ревниво отбирается (последнее не просто действие, а незыблемый семейный принцип, один из краеугольных камней в фундаменте семейной политики). Существование подобных случаев в жизни доказывает живучесть такой установки. Однако следует иметь в виду, что, выходя замуж с такими взглядами, рискуешь быстро остаться у разбитого корыта — ведь не все мужчины бесхарактерны или глупы и то, что полу­чилось у одной, у десятков не получается, а жизнь испор­чена. Интересно, что именно женщины этой группы, по­терпев неудачу в личной жизни, тем не менее продол­жают считать себя большими специалистками в семейных делах и весьма охотно наставляют своих более молодых подруг в том, как именно следует обращаться с мужчина­ми, строить семейную жизнь. Эта разновидность нега­тивизма внешне не имеет негативистических черт, но является таковым по существу. Наиболее эффективно — как с точки зрения «руководства» мужем, так и с точки зрения фактически возможного развала семьи — эта вредная установка реализуется, как правило, при не­пременном участии и под руководством матери (тещи), которая считает своим первейшим родительским дол­гом вмешиваться в личную жизнь дочери.

Третья разновидность негативизма — негативизм как профилактика. Эта разновидность чаще возникает из общих соображений или понаслышке. Сводится она к то­му, что мать внушает сыну, что ему следует быть очень осторожным с женщинами: от них можно заразиться дур­ной болезнью или же, женившись, попасть «под каблук», а потому следует их всячески избегать. Дочери же вну­шается, что цель всякого мужчины — «обмануть» и за­тем «бросить», воспользоваться невинностью и неопыт­ностью девушки.

Разумеется, все эти родительские воздействия осно­ваны на реальных фактах, но некритически оцененных.

Негативизм часто приносит именно те результаты, которых родители стараются избежать, прививая ребен­ку эту установку. Даже в элементарных проявлениях результат бывает обратным. Порой негативизм про­является даже у маленьких девочек в отношении к ма­леньким мальчикам.

Аскетическая установка. Здесь можно выделить две её основы: первая – отрицательное отношение к половой жизни как таковой, вторая – стремление уберечь ребёнка «до поры» от всяческих соблазнов. У родителей, чаще у матери, в силу различных причин складывается отрицательное отношение к половой жизни. Нередко оно связано с собственной фригидностью. Кроме того, аскетическая установка может быть отражением определенного мировоззрения, отголоском религиозной догматики. Известно, что с «благословения» церкви все, что связано с продолжением рода, стало считаться гре­ховным, нечистым, высшая добродетель связывалась с безбрачием и целомудрием. Однако ничего, кроме хан­жества и лицемерия, это принести не могло, так как осу­ждению подвергалось естественное, неизбежное стрем­ление и право человека.

Сначала ребенка, чаще девочку, стремятся по возмож­ности оградить от контактов с мужским полом — не раз­решают играть со сверстниками-мальчиками, прививают к ним отрицательное отношение. Затем к этому добав­ляется и подавление в ребенке проявлений его половой принадлежности: высмеивается стремление девочки к нарядам и украшениям — вместо того чтобы, восполь­зовавшись этим стремлением, прививать хороший вкус, чувство меры и т. д.; высмеивается интерес к другому по­лу. Затем прививается мысль о безнравственности, гре­ховности половой жизни. Ясно, что в отношении к мужскому полу у девуш­ки остается лишь то, что связано с расчетом и формаль­ной необходимостью (замужество). Вступает в брак она с чувством внутреннего антагонизма по отношению к му­жу, и это является одним из важнейших источников раз­лада супружеской жизни, так как превращает ее в обя­занность, в тяжелый и неприятный долг.

Аскетическая установка в половом воспитании по­давляет, особенно у девушки, непосредственные прояв­ления полового влечения, снижает эмоциональность, подменяет непроизвольные поведенческие реакции рас­судочностью, переводя весь ее интерес к мужскому полу в область абстрактно-логических рассуждений, оценок и расчетов. Ясно, что это не способствует успеху в личност­ных контактах. Вместо естественного, здорового инте­реса к мужскому полу у девушки в голове тщательно раз­работанная и продуманная программа взаимоотношений на все случаи жизни, в которой предусмотрены мельчай­шие детали поведения. Здесь аскетическая установка тесно смыкается с потребительской (см. ниже).

Аскетическая установка может быть преодолена как в результате выраженности собственного стремления де­вушки к личностному общению, так л в результате нас­тойчивости окружающих, разумеется, если девушка дос­таточно привлекательна. Но эта установка в той или иной степени всегда вредна. Она затрудняет не только само замужество, но и последующую сексуальную адаптацию в браке, что повышает вероятность супружеской несов­местимости (дисгамии). Последнее же, согласно наблюде­ниям А. М. Свядоща, способствует возникновению жен­ского пассивного гомосексуализма.

Потребительская установка. В качестве особого яв­ления эта установка более характерна для воспитания девочек.

Для каждой нормальной девочки должна быть естест­венной мысль, что со временем она выйдет замуж, будет иметь собственную семью, детей и т. д. Это необходимый момент полового воспитания. Но замужество ни в коем случае не должно становиться самоцелью — это выхола­щивает его, извращает смысл. Тем не менее стремление найти выгодного мужа, который бы «обеспечивал», со­держал и т. д., и в наши дни порой становится главной задачей в отдельных семьях, где господствует мещанский уклад и имеется дочь «на выданьи».

Если разобраться, то в основе всего этого помимо ме­лочного мещанского расчета лежит и неуважение к чело­веку, будь то собственная дочь или ее будущий муж, глу­бокое пренебрежение человеческими чувствами. В жертву меркантильному стремлению здесь приносится любовь и счастье; замужество становится способом отчуждения человека, отделения его от его сущности, инструментом не союза, а разобщения.

В определенной связи с потребительской установкой стоит и отношение к так называемому целомудрию. По­ловое воспитание должно быть направлено, в частности, на предотвращение раннего начала половой жизни. Од­нако при этом нельзя превращать понятие целомудрия в некую сверхценную идею, когда девушке прививается представление о нем как о достоинстве, которое ценно само по себе, как таковое. Нужно воспитывать убежден­ность в том, что конкретно половые отношения — лишь часть в комплексе отношений между любящими друг дру­га мужчиной и женщиной, что в основе этого гармонич­ного комплекса лежит чувство любви и взаимного ува­жения, и ни одна его часть не может быть оторвана от других. Как было сказано когда-то, «любовь — это дере­во, у которого корни в телесном мире, а ветви его развет­вляются над этим миром, в сфере одухотворенной, и с культурой они становятся все больше, все богаче». Спе­циально выделять и превращать в предмет спекуляции и целомудрие безнравственно. Если половая жизнь без любви аморальна, то целомудрие само по себе, как тако­вое,— качество, которое никому не нужно, и держаться за пего, несмотря ни на что, нелепо.

Потребительская установка мужчин по отношению к девушкам и женщинам откровенно основана на стремле­нии обмануть, воспользоваться доверием, неопытностью. В основе такого поведения лежит социальная безответ­ственность, неуважение к людям, примитивный эгоизм, а также то, что удовлетворение полового влечения прев­ратилось в «единственную конечную цель». Некоторые мужчины считают своим большим достоинством (видимо, ввиду отсутствия других) умение обольстить девушку. Для некоторых эта деятельность — способ удовлетворе­ния болезненного стремления к самоутверждению, болезненного как в силу его выраженности, так и потому, что делается это за счет другого человека, чувства, дос­тоинство, а нередко и здоровье которого приносятся в жертву этому стремлению. Мы не говорим здесь о слу­чаях, когда обе стороны «достойны» друг друга, бывает и так.

Эта информация предназначена для родителей, кото­рые хотят воспитать честных и нравственных девушек: ведь не доверять людям — в принципе безнравственно, но вместе с тем знать о существовании таких «специалис­тов» и уметь вовремя их распознать необходимо каждой девушке.

Собственническая установка. Рождение, выхаживание и воспитание ребенка требуют от родителей многих усилий и забот. Современная практика регулирования рождае­мости дает возможность планировать рождение ребенка, сознательно решать, сколько детей стоит иметь в семье, и т. д. Это не дает, однако, оснований считать детей своей собственностью. Необходимо уважать ребенка. Даже новорожденный, как бы мал, слаб и беспомощен он ни был, является совершенно самостоятельным человеком со своей собственной судьбой, и он требует не только ухо­да и заботы, но и уважения, пусть форма этого уважения и не такая, как в отношении взрослых. В каждом возрас­те она должна быть особой, но в основе отношения к ре­бенку всегда должно лежать и уважение, а не только лю­бовь. Ясно, что родители желают ребенку лишь хороше­го, но само по себе это желание и стремление не оправ­дывают любых конкретных их действий по отношению к веку.

Собственническая установка нередко проявляется в стремлении руководить поведением ребенка во что бы то ни стало и в любой ситуации, принимать за него решения и т. д. Особенно наглядно это проявляется в сфере поло­вого воспитания и особенно в случае возникновения у сына или дочери намерений жениться или выйти замуж.

Собственническая установка восходит к Домострою. Известно, что в течение долгого времени родители опре­деляли, за кого выдать дочь, на ком женить сына, и часто против их воли. Иногда невеста видела жениха впервые лишь в церкви в момент венчания. Этот обычай был по­дорван, хотя и не уничтожен полностью, реформой Пет­ра I, который считал, что неразумно выдавать женщину замуж против ее воли и необходимо, чтобы молодые за­ранее познакомились друг с другом. В J 702 г. с этой целью он установил обряд обручения, которое происходило за шесть недель до венчания.

Паническая установка. Не зная особенностей сексуального развития ребёнка и считая его в норме абсолютно сексуально нейтральным существом, некоторые родители панически воспринимают любые проявления этого развития, рассматривая их как патологию. Многие со страхом реагируют и на вопросы ребенка, касающиеся половых отношений, так как склонны вкладывать в них свой смысл, искажать истинные интересы ребенка, пре­увеличивать степень его заинтересованности.

Заметив, что подросток занимается ипсацией, родите­ли в ужасе начинают водить его по врачам, стараются запугать страшными последствиями «порока», создают обстановку нетерпимости. Настороженно и неодобритель­но они относятся и к любым проявлениям интереса к пред­ставителям другого пола, считая, что лучший способ по­лового воспитания — изоляция подростка от сверстни­ков другого пола или сведение контактов к минимуму. Однако опыт общения с представителями другого пола накапливается с детства, постепенно, и человек, лишен­ный такого опыта, всегда будет испытывать трудности в общении. Особенно это касается мальчиков, но имеет большое значение и для девочек.

Следует подчеркнуть, что половое воспитание — это выработка устойчивости, морального иммунитета к от­рицательным влияниям, а не устранение их как таковых (что невозможно) или же полное неведение. Как справед­ливо было сказано, «невежество не есть невинность и не может быть защитником добродетели». Кстати, именно в неодобрительном отношении взрослых к проявлениям взаимного интереса мальчиков и девочек, юношей и де­вушек находится источник всех обидных прозвищ типа «жених и невеста», когда вполне нормальные ситуации и отношения выдаются за неприличные и детям навязы­вается соответствующее к ним отношение. Подобные прозвища учат детей видеть в приличном непри­личное.

Родители часто уходят от ответа на вопросы ребенка или же дают ложные ответы, порой рассказывают глупые сказки. Однако все это очень скоро становится понятным ребенку — как в результате его собственных жизненных наблюдений и анализа, так и в результате разъяснений его товарищей, в глазах которых он, повторяя объясне­ния родителей, выглядит глупо. В итоге он привыкает к двойной морали: для родителей, «официально», он знает одно, для себя - другое, и характер его ответа на одни н тот же вопрос может оказаться разным, в зависимости от того, кто его спрашивает. Нравственно ли это?

Получая неверные ответы, ребенок перестает доверять родителям и за информацией обращается к другим источ­никам. «Оттого так и бывает,— писал В. Буш,— что он узнает целую кучу грязных подробностей, прежде чем имеет хотя бы приблизительное представление о действи­тельном существе дела».

Нередко родители поступают совсем плохо — ругают, а то и наказывают ребенка за его вопрос. В результате он не только перестает обращаться с вопросами к ним и ищет ответ на стороне, но и между родителями и детьми возникает отчужденность, чувство недоверия к ним со стороны ребенка. Он теряет к ним уважение. Напротив, в его глазах уважаемым становится какой-нибудь безот­ветственный взрослый или подросток более старшего возраста, которые не только охотно делятся с ним своими «знаниями», но и никогда не ругают за вопрос.

Безразличная установка. Некоторые родители счи­тают, что жизнь сама научит ребенка во всем разбирать­ся, и поэтому специально заниматься половым воспита­нием нет необходимости: в свое время он сам все поймет. В результате подростки, юноши и девушки порой не имеют представления о жизненно важных вещах. Неко­торые не имеют понятия о том, что в основе их отношения к представителю другого пола может лежать не любовь, а лишь влечение, и обманываются в своих чувствах. В результате, брак оказывается непрочным. У многих не выработана установка на необходимость познания лич­ностных качеств избранника. В результате знакомство перед женитьбой оказывается слишком кратковре­менным, и тот факт, что супруги «не сошлись характе­ром», выясняется уже после женитьбы, порой очень ско­ро. Значит, в этом не так уж и сложно было бы разобрать­ся раньше, если бы в голове была мысль о необходимости такого решения.

Проявление безразличной установки — отсутствие сознательного воспитательного воздействия родителей на ребенка, недостаточное руководство и контроль за его деятельностью, за его общением с представителями другого пола. С безразличием родителей связана и их бес­помощность и некомпетентность при ответах на вопросы ребенка или в случае необходимости принять какое-либо воспитательное решение: что-либо поощрять, что-либо порицать и т. д. Ведь при заинтересованном отношении родителей все эти вопросы и ситуации не столь уж и сло­жны для понимания и выработать правильный подход вовсе не трудно.

Безразличная установка в половом воспитании мо­жет иметь следствием наиболее разнообразные осложне­ния: это и ранние и малооправданные браки, которые часто заканчиваются разводами; это и ранняя беремен­ность (перед родителями выбор: усыновить внука пли же заставить дочь сделать аборт с угрозой последующего бесплодия); это и ранняя и нередко беспорядочная по­ловая жизнь — помеха нормальному социальному раз­витию и угроза здоровью.

Эгоистическая установка. Некоторые супруги не хотят иметь детей: считают, что нужно жить «для себя», забывая при этом, что жить для детей и есть жить «для себя». Некоторые женщины заводят лишь одного ребенка (имея все возможности для большего) — для «престижа», как доказательство своей способности родить.

Нередки случаи, когда женщина делает подряд нес­колько абортов до рождения первого ребенка: ее путают трудности ухода за ребенком (о радостях она не имеет и понятия), хочется «погулять на свободе», отвлекают дру­гие дела и т. д. Ясно, что все это есть результат непра­вильного полового воспитания, проявление затянувшей­ся духовной незрелости человека.


Младшие школьники и их половое воспитание


К этой группе, имеющей разные названия в разных системах возрастной периодизации (позднее детство, второе детство, препубертатный период), относятся дети 7-11 лет. Если нижняя возрастная граница варьируется весьма незначительно и, как правило, определяется поступлением в школу, то верхняя весьма условна. Это связано с постепенностью полового созревания, индивидуальностью и зависимостью его темпов пола.

Психология поведения в этом возрасте определяется связанной с началом обучения интенсивной социализацией и отсутствием пока выраженного полового метаморфоза. Хорошо известно, что дети одного возраста, обучающиеся в разных классах, отличаются друг от друга больше, чем дети разного возраста, обучающиеся в одном классе. Особенно разительны эти различия при переходе из 1-го во 2-ой и из 3-го в 4-ый.

У младших школьников черты дошкольника и школьника уживаются в сознании и поведении в виде сложных, динамичных и часто противоречивых сочетаний. В этом возрасте, который, как любое переходное состояние, чрезвычайно богат скрытыми возможностями, закладываются и формируются основы многих психических качеств.

С поступлением в школу изменяется весь уклад жизни ребенка. Появляется множество новых атрибутов (новенькая школьная форма, портфель, место I доме для занятий, выход, подобно родителям, на свою «работу» — в школу), возвышающих его в собственных глазах и глазах окружающих, особенно — малы­шей. Торжественная обстановка 1 сентября и речи взрослых, изменившееся отношение родителей, подчеркивающих его вступление во взрослый мир, новые обязанности воспринимаются ребенком глубоко эмо­ционально. Первое время он учится, поскольку «так надо», еще не понимая смысла учебы и относясь к ней то как к игре, то как к притягательной своей но­визной ситуации. Лишь когда интерес к процессу учебы начинает подкрепляться первыми результатами, постепенно возникает интерес к содержанию, форми­руется потребность в приобретении знаний. Первые отметки радуют самим фактом их получения, откры­тие их балльной ценности еще только предстоит. Ду­мается, что важно не только время введения системы отметок (в последнее время дискутируется вопрос об отмене этой системы в младших классах), сколько отношение к отметкам учителей и родителей. Если «от­метки не становятся инструментом лишь карающих и поощряющих санкций, самостоятельной и самодов­леющей целью учебы, а являются средством контроля и самоконтроля, если они не становятся тестом на «хороших и плохих», «умных и глупых», не поляри­зуют состав класса, унижая одних и возвышая дру­гих; если они не расцениваются взрослыми как жестко определяющие последующую судьбу признаки, они не травмируют ребенка. В начале обучения девочки часто добиваются больших, чем мальчики, успехов благодаря более дифференцированной и тонкой руч­ной моторике, большей усидчивости и прилежанию. Подчеркивая эти различия, педагог рискует, во-пер­вых, способствовать феминизации поведения части мальчиков, во-вторых, у другой части провоцировать агрессивность к девочкам, в-третьих, выработать у девочек «взгляд свысока» на мальчиков, неуважение к маскулинному поведению.

Авторитет учителя для первоклассников обычно беспределен и затмевает авторитет родителей, старших братьев и сестер, сверстников. Опытный пе­дагог пользуется своим авторитетом прежде всего для того, чтобы как можно успешнее сформировать отно­шение к учебе, а не к себе.

До поступления в школу потребность ребенка в личной привязанности определяла круг его общения. Если эта потребность продолжает стойко преобладать, формирующийся коллектив может отвергнуть такого ребенка либо в связи с тем, что школа остается для него чуждой из-за слишком сильной привязанности к семье, либо в связи с его стремлением добиться личного расположения учителя. У детей это отвергание, объек­тивно отражающее динамику формирования отноше­ний в коллективе, в крайних случаях может принять форму травли. Обычно она приходится на тех детей, которым недостаточно легких знаков отвергания для коррекций поведения, и чаще всего — на мальчиков. Такое поведение не совпадает с представлениями о мужественности. И когда взрослые говорят: «Какой же ты мужчина?», мальчики презирают, а девочки либо присоединяются в этом к ним, либо принимают презираемого в свою компанию и даже защищают от других мальчиков. Ни один из этих стихийных путей не способствует формированию маскулинного поведе­ния. Только очень тонкая и деликатная помощь взрос­лых может привести девочек к уважению такого маль­чика именно как мальчика, а через это — к изменению отношения к нему мужской части коллектива.

Дошкольник оценивается обычно по одному како­му-то признаку, обеспечивающему ему постоянное ме­сто в определенной группе: сильный, умный, поет, ри­сует и т.д. Совсем иначе у школьника: он может быть первым по математике и последним по физкультуре, а выдвинувшись по физкультуре, оказаться последним по чтению. Он все время перемещается из одной группы в другую, с одного места в группе на другое — он познает себя как средоточие многих и разных воз­можностей.

Прежде ребенок имел относительно узкий круг товарищей, большей частью сверстников, и, как пра­вило, достаточно известных родителям. Теперь же он все чаще оказывается в кругу детей разного возраста, культурного уровня и поведения. Почувствовав себя членом разношерстной дворовой компании, недавний дошкольник, утверждая себя в глазах группы, будет считать своим долгом поступать в соответствии с мо­жет быть еще не всегда для него понятными стрем­лениями более активных и сведущих заводил. Такая группа может совершить налет на тихо играющих де­вочек, сопровождая этот «подвиг» оскорбительными и непристойными замечаниями. Участники подобной акции, как правило, не осознают ни мотива ее, ни, тем более, значения слов, брошенных в адрес девочек. Многократное повторение таких действий может спо­собствовать закреплению способа поведения, когда девочку, женщину обижают походя, без желания оби­деть, из стремления к «мужскому превосходству».

У младшего школьника уже есть некоторое пред­ставление о помощи и сочувствии. Но оно конкретно и опирается не на понимание объективного значения действий, а на положительную эмоциональную зави­симость ребенка от одобрения взрослого. Коллектив­ные отношения, как было сказано, только формируют­ся. Ученик еще не понимает положения другого, не может представить себя на его месте. Нравственное поведение, выражающееся в сочувствии и помощи, отстает от формального знания, «что такое хорошо», а отрицательное поведение опережает возможность суждения «что такое плохо».

В начальных классах складываются условия, по­буждающие и ускоряющие процесс выработки само­оценки: ребенок определяет свое место среди окру­жающих, делает попытки на этой основе представить свое будущее. Нельзя отрицать роли темперамента и характера в формировании самооценки и уровня при­тязаний, но необходимо подчеркнуть ведущую роль социално-средовых факторов, в данном случае — школы. Уже в 1—2-м классах у слабоуспевающих и отличников может складываться завышенная самооценка. А, И. Липкина (1976) констатирует, что помехой для правильного развития личности детей с повышенной самооценкой является их недостаточная критичность к себе, а для нормального развития лич­ности детей с пониженной самооценкой — повышенная самокритичность. Из приводимых автором примеров видно, как самооценка влияет на уровень притязаний в будущем и как она различается у мальчиков и девочек. В представлениях девочек о будущем отчетливо звучат мотивы семьи, эмоциональной привязанности, желания быть красивой и любимой. Жизненные планы мальчиков больше направлены на саморазвитие, са­мореализацию.

В младших классах продолжают закладываться основы нравственного поведения и сознания. Отмечен­ные особенности эмоциональности благоприятствуют обогащению переживаний, и на пороге подросткового возраста дети уже обладают определенным нравст­венным потенциалом, который в немалой степени определит протекание пубертатного периода. Недо­статочное развитие воли и импульсивность поведения, любознательность, доверчивость, подражательность — вот то основное, на что опирается воспитатель и что, способствуя воспитательному процессу, может нести с собой и известную опасность. Младший школьник, обычно не умея четко выделить элемент для подра­жания, подражает во всем. Девочка копирует стар­шую подругу или героиню фильма, не только пытаясь воспроизвести главное понравившееся, но и перени­мая отношение к внешнему виду, к противоположному полу — она может сделать маникюр, поразить родите­лей внезапным изменением прически, начать «взды­хать» над портретом киноактера или заявить, что она — «не монашка». Мальчик может не только на­ращивать силу, стремясь походить на своего героя, но и перенять у него черты вульгарности и грубости, от­нюдь не добродетельный интерес к женщинам. Перед взрослыми в этих случаях возникает нелегкая задача: выявить первичный стимул к подражанию и, не оскорбляя его в глазах ребенка, очистить от всего наносного, случайного, нежелательного. Полезно не только объяснить, что та или иная черта нехороша, но и показать, как и чем она мешает ее обладателю. Однако только объясняя и требуя, не демонстрируя при­мером собственного отношения и поведения, взрослые способствуют тому, что дети могут ставить соблюде­ние моральных норм и правил в прямую зависимость от ситуации, настроения взрослых, вырабатывают представление о формальности морали и нравствен­ности— мораль для школы, мораль для дома, мораль для компании сверстников, мораль для себя и т. д. Первые уроки ханжества, двойной морали ребенок берет у взрослых, отнюдь не ставящих перед собой задачи преподать эти уроки, но полагающих, что вос­питывать ребенка следует, апеллируя только к его сознанию, разуму.

В младшем школьном возрасте складывается ряд новых психологических качеств. Уже к 3-му классу в ходе направленных воспитательных воздействий формируется произвольность как особое качество психических процессов, а в связи с ней и чувство долга. У одних оно устойчиво и проявляется в широком кругу жиз­ненных отношений, у других — лишь в отдельных по­ступках или сравнительно узкой сфере поведения, у третьих развито еще слабо, некоторые могут быть послушны, но лишь по мере требований.

Долгое время полагали, что младший школьный возраст сексуально нейтрален. В психоанализе он рассматривался как «латентный» период. В ряде цен­ных и содержательных отечественных руководств также можно встретить обобщенный, «бесполый» ана­лиз психологии и поведения младшего школьника. Из общепризнанного факта дружбы с представителями своего пола как важной черты этого периода нельзя вывести положения о сексуальной латентности — оно относится скорее к гетеросексуальной активности, чем к сексуальным интересам, и не означает прекращения или временной остановки психосексуального развития мальчиков и девочек. «Был аист нами в девять лет забыт, мы в десять взрослых слушать начинали, в тринадцать лет, пусть мать меня простит, мы знали все, хоть ничего не знали», — пишет К. Симонов.

Возраст 9—10 лет — это период половой гомогени­зации: подражания и привязанности мальчиков к отцу, а девочек к матери. Иногда переход к этому этапу происходит быстро и изменение привязанностей ребенка особенно разительно. Класс разбивается на два лагеря — мальчиков и девочек, измена своему ла­герю осуждается и презирается. Мальчики играют в военные игры, зачитываются «героической» литерату­рой и подражают героям, рыцарям. Они больше тя­нутся к отцу, а при отсутствии его — к мужчинам вообще (преподавателям, руководителям «мужских» кружков и секций), проявляют настойчивый интерес к «мужской» работе. Девочки в своем кругу обсуж­дают первых романтических героев, моды, ведение хозяйства, отдают предпочтение лирической литера­туре, особо сближаются с матерью и при благоприят­ных с ней отношениях поверяют ей свои тайны, боль­ше тянутся к учительницам, могут коллективно влю­биться в учителя-мужчину. И для мальчиков, и для девочек это период формирования оценки себя как представителя определенного пола. Поляризация по­лов— естественная закономерность развития, внешне проявляющаяся нередко действиями агрессивного или оборонительного порядка, которые отражают внутрен­ний интерес к другому полу. В. В. Богословский (1974) приводит пример, когда мальчик дергает де­вочку за косу и на вопрос учителя, почему он это сде­лал, отвечает: «Она мне нравится». Будучи в устах ребенка скорее исключением из правила, это объясне­ние раскрывает истинные мотивы внешне агрессив­ного или оборонительного поведения. Сколько-нибудь серьезных конфликтов оно, как правило, не вызывает, и мы неоднократно отмечали у девочек чувство обиды и обойденности при отсутствии этих своеобразных знаков внимания. В последнее время все чаще при­ходится наблюдать у девочек этого возраста мальчи­шески агрессивный стиль поведения, ранее проявляв­шийся, и то не всегда и не у всех, лишь в пубер­татном периоде. По-видимому, здесь сказываются и акселерация, и некоторое смещение половых ролей и представлений о маскулинности — фемининности в со­временном обществе и семье.

Но существуют данные, опровергающие представления о сексуальной латентности ребенка 7—11 лет. Дети или не осознают, или скрывают свои сексуальные интересы и их проявления. Как уже ука­зывалось, эта скрытность может значительно усили­ваться и поддерживаться упущениями воспитания в дошкольном возрасте, следствием их в виде неосве­домленности, стыда и страха, чувства греховности. Отчетливо прослежена тенденция постепенного учащения в этом возрасте ма­стурбации, гетеросексуальных и реже — генитальных игр у мальчиков. Сходные данные получены для де­вочек, сексуальная активность которых, однако, ниже. В 10—12 лет мальчики переходят от высказываний желания жениться на ком-нибудь к желанию любить будущую подругу и, наконец, к совместной социаль­ной активности, к увеличению количества друзей дру­гого пола.

Матери указывали на наличие вопросов о различии между полами, подробностях зачатия и рождения, менструациях и поллюциях, по­ловом акте. Одни дети боялись утратить половые от­личия, другие высказывали желание изменить свой пол. Некоторые матери определенно говорили о влюб­ленности детей, о мастурбации, об условно сексуаль­ных проявлениях (сосание пальцев, кусание губ и ногтей, ковыряние в носу, вырывание волос, постоян­ное держание рук в карманах). Преобладающими ис­точниками информации детей о поле были сверстники и литература, у девочек—часто мать и значительно реже отец — у мальчиков.

Весьма показательны данные проведенного нами опроса молодежи, относящиеся к младшему школь­ному возрасту. Треть мальчиков и девочек в этом возрасте впервые услышали о различии полов, причем 4 из 5 получали сведения от сверстников и старших детей и каждый 6—7-й воспринимали их эмоциональ­но. Из аналогичных источников получили информацию о родах 36% мальчиков и 68% девочек этого возраста. Для каждого 4-го мальчика и каждой 5-й девочки это было эмоционально значимо. В половине случаев мальчики и несколько чаще девочки уяснили роль отца, почти все мальчики и половина девочек—из объяснений сверстников и старших детей, 15%—от родителей; эти сведения воспринимались многими с волнением, часто как нечто потрясающее. Сущность беременности раскрылась для 60% мальчиков и 52%! девочек, из них благодаря родителям — 9% мальчиков и 24% девочек и от специалистов — 5—7% детей. Сущности полового акта родители не разъясняли, све­дения же о нем получили 63% мальчиков и 43% де­вочек, причем из наблюдения полового акта соответственно — 30% и 19%, от сверстников и старших де­тей—65% и 68%, из литературы—10% и 24%, У трети мальчиков и двух третей девочек это вызвало эмоциональное, часто с отвращением, реагирование. О менструациях и поллюциях узнали 40% мальчиков (9% от отцов) и 66% девочек (61% от матерей),о противозачаточных средствах узнали 45% мальчи­ков и 6% девочек (лишь единицы — от специалистов и родителей). Если о мастурбации сообщили 10% юношей и 1% девушек, то узнали о ней 33% и 10%' соответственно: каждый десятый — наглядно, каждый пятый мальчик и каждая вторая девочка — из литера­туры, примерно каждый второй — от сверстников и каждый десятый — от посторонних взрослых. Заслу­живают внимания основные словесные формы полу­ченных знаний о поле: в медицинской терминологии — 27% мальчиков и 43% девочек и соответственно в обывательских выражениях — 52% и 42%, в цинич­ных и бранных выражениях — 26 и 2%, в «детских» выражениях — 3% и 5%. Двое юношей и три де­вушки сообщили о начале половой жизни до 12 лет, трое юношей и две девушки — о гомосексуальной влюбленности, 56% юношей и 36% девушек — о гете­росексуальной влюбленности. В единичных случаях у мальчиков и девочек было стремление обнажаться. За интимными отправлениями лиц другого пола под­глядывали каждый третий мальчик и каждая 16-я девочка.

Приведенные данные свидетельствуют об оши­бочности представления о сексуальной латентности младшего школьника. Различия сведений родителей о сексуальном поведении и интересах детей, с одной стороны, и молодежи о своем детстве — с другом, отражают, по-видимому, не только тенденции возра­ста, но и погрешности предшествующего полового вос­питания. Разное время осведомленности в вопросах секса со слов родителей и со слов молодежи лишь усиливает это предположение.

Отсутствие должного внимания со стороны роди­телей, педагогов и врачей к половому воспитанию, преобладание мнения об асексуальности младшего школьника приводят в ряде случаев к тому, что половое воспитание осуществляется тайными совоспитателями, проблемы пола обсуждаются с применением неаде­кватных языковых средств, затрудняющих последующее правильное знакомство с ними и способствующих вагрязнению представлений о сексуальности, восприя­тию ее как постыдной, запретной стороны человече­ской жизни. Это неизбежно контрастирует с законо­мерным развитием половой идентификации и оформ­лением мужских и женских социальных ролей, что может нередко вести к возникновению конфликтно-невротического напряжения, иногда к невротической дезадаптации детей.

Хотя в этом возрасте многие социально-психоло­гические характеристики мальчиков и девочек совпа­дают, ряд из них обнаруживает различия. Пол учеников не влияет на их статус в классе. Социометрические исследования по­казали, что процент взаимных выборов мальчиков и девочек невысок, при этом девочки несколько чаще выбирают мальчиков, чем мальчики девочек. Устой­чивость предпочтений, в том числе и выбора друзей, у мальчиков слабее, у девочек тесно коррелирует с общей устойчивостью. Школьницы, нуждающиеся в одобрении, были наиболее популярны среди сверст­ниц, ибо для девочек важнее быть социально прием­лемыми. У мальчиков же такие лица наименее по­пулярны.

В возрасте 10 лет девочки менее искренни и более невротичны, мальчики более экстравертированы. Ряд различий связан с процессом обучения: в развитии речи девочки успешнее мальчи­ков, мальчики же успешнее в математических сужде­ниях, пространственных операциях; чаще мальчики лучше выполняют задания в одиночку, а девочки — в группе, причем лучше в смешанной по полу, девочки лучше справляются с заданиями, допускающими обы­денный или трафаретный метод решения; уже в на­чальных классах мальчики выше по способности про­дуцировать творческие идеи; влияние специальных факторов (уровень образования в семье, помощь пе­дагога) на девочек значительно выше; у мальчиков чаще возникают поведенческие и учебные трудности; волевая задержка двигательных реакций больше v девочек ; у мальчиков меньше время словесно-ассоциативных реакций.


Заключение


Таким образом, мы можем сделать вывод о том, как правильно нужно преподносить это детям, в какой последовательности и систематизированности объяснять, пояснять, а иногда и показывать наглядно с помощью книг, журналов, брошюр. Благодаря верному воспитанию, из детей вырастут полноценные люди, которые смогут в дальнейшем образовать семью, построить свои отношения на доверии, понимании и взаимоуважения. Главное, не пропустить то время, когда нужно заняться половым воспитанием ребёнка.



Конец формы

Конец формы

Список используемой литературы:


Исаев Д. Н., Каган В. Е. Половое воспитание и психогигиена пола у детей. – Л.: Медицина, 1980. – 184с., ил.

Исаев Д. Н., Каган В. Е. Половое воспитание детей. – Л., 1988.

Колесов Д. В. Беседы о половом воспитании. – М.: Педагогика, 1980. – 192с. – (Б-ка для родителей)

Колесов Д. В. Педагогика – родителям. Беседы о половом воспитании. – М., 1986.

Кон И. С. Введение в сексологию. – М., 1993.

Кон И. С. Ребёнок и общество. – М., 1988.

Орлов Ю. М. Половое развитие и воспитание. – М., 1993.

Фрейд З. Очерк по психологии сексуальности. – Пг.; без года издания.

Фромм Алан. Азбука для родителей. – 3-е изд., сокр. // Пер. И. Г. Константиновой. – М.: Знание, 1994. – 288с.

38




Случайные файлы

Файл
88973.doc
113325.rtf
24681-1.rtf
26351-1.rtf
152938.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.