Особенности невербального общения в деятельности учителя (diplom)

Посмотреть архив целиком

28



РЕФЕРАТ


Дипломная работа содержит 82 страницы, 3 таблицы,1 схему, 55 использованных источников.

Перечень ключевых слов: общение, педагогическое общение, стиль общения, невербальный аспект (компонент) педагогического общения, кинесика, проксемика, каналы общения, взаимодействие, жестикуляция.

Объект исследования: педагогическое общение как важный компонент общей структуры педагогической деятельности.

Предмет исследования: невербальные аспекты педагогического общения учителя начальных классов.

Задачи исследования:

  • изучение и анализ литературы по проблеме, обобщение полученных теоретических данных;

  • разработка и реализация программы экспериментальной части исследования;

  • анализ полученного эмпирического материала.

Методы исследования: анализ общепедагогической и психологической литературы по проблеме, контент-анализ, наблюдение, беседа, анкетирование, количественный и качественный анализ эмпирических данных.

Основное содержание работы

В §1 Главы I рассматривается проблема общения как социального феномена в целом. Говорится о том, насколько важное место занимает общение в человеческой жизни. Центральное место первого параграфа – трактовка понятия «общение», характеристика его основных функций. Заметим, что в настоящее время различными учеными предлагается свое видение проблемы, что описано при раскрытии нескольких подходов к феномену общения.

Второй параграф первой главы раскрывает вопрос о сущности и месте педагогического общения в структуре деятельности современного педагога; рассматривается специфика педагогического общения, его функции, широко представлена типология стилей общения, изложены позиции некоторых авторов относительно приемлемости того или иного стиля в работе учителя.

Глава II полностью посвящена проблеме невербального аспекта общения, в том числе и педагогического общения. В ней также рассмотрена краткая история развития невербалистики.

Экспериментальная часть второй главы посвящена исследованию жестового общения как неотъемлемого компонента педагогического общения. Работа выполнена на материале изучения жестового общения в деятельности учителя начальных классов.

Область применения: в теоретических и практических курсах по психологии и педагогике. В системе подготовки и повышения квалификации работников образования.

Степень внедрения: частичная, материалы использовались в разработке курсовой работы (1999 г.), служили основой для выступления на научно-практической конференции студентов и преподавателей МГПИ им.М.Е.Евсевьева, использовались в работе педагогов и членов администрации школ г.Саранска и г.Краснослободска.

Эффективность: повышение качества подготовки будущих учителей начальных классов, помощь в совершенствовании педагогического процесса в школе.


СОДЕРЖАНИЕ



С.

ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………………………………………………………………………………

5

ГЛАВА I. ОБЩЕНИЕ КАК АКТУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ

ПРОБЛЕМА …………………………………………………………………………………………………………


8

    1. Характеристика общения как социального феномена ………………

8

    1. Общетеоретическая характеристика невербального компонента

общения ……………………………………………………………………………………………………………………………


16

Выводы по главе I ………………………………………………………………………………………………

31

ГЛАВА II. НЕВЕРБАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПЕДАГОГА:

ОПЫТ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ……………………………………………


33

    1. Педагогическое общение в структуре деятельности

современного педагога ……………………………………………………………………………………


33

2.2. Особенности невербального общения в деятельности

современного учителя ………………………………………………………………………………………


55

2.3. Опыт эмпирического исследования невербального общения

в деятельности учителя начальных классов …………………………………


64

Выводы по главе II ……………………………………………………………………………………………

74

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………………………………………………………………………………………………………………………………

76

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ……………………………………………………………………

78











ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время на страницах психолого-педагогической литературы большое внимание уделяется проблеме общения в профессионально-педагогической деятельности. Одним из аспектов данной проблемы является изучение невербального компонента. Отметим при этом, что проблема интерпретации невербальных аспектов межличностного общения имеет многовековую историю. Однако детально данная проблема стала разрабатываться лишь в последние десятилетия (начиная с 60-х гг. в работах Дж.Фаста, А.Пиза, М.Кричли, Ч.Морриса, И.Н.Горелова, В.А.Лабунской, А.А.Леонтьева и др.). В связи с этим, она остается практически неизученной. Дело осложняется еще и тем, что авторы различных источников приводят порой противоречащие друг другу сведения об отдельных аспектах невербалики, например, нами зафиксированы различия точек зрения на количество выразительных движений, используемых человеком в процессе общения. Авторы различных источников указывают их от 1000 до 20000 (40, С.11; 41, С.17). Несовпадающие сведения встречаются и в отношении исторических аспектов проблемы, что свидетельствует о необходимости дополнительных исследований в данной области.

Невербальный компонент общения играет существенную роль в процессе взаимодействия учителя с детьми, поскольку известно, что различные средства невербального общения (жест, мимика, поза, взгляд, дистанция) оказываются в некоторых случаях более выразительными и действенными, чем слова.

Таким образом, налицо проблема, суть которой состоит в том, что несмотря на рост интереса и исследований в области невербального общения в целом, с одной стороны, и педагогического общения – с другой, наблюдается недостаточный уровень изученности невербального аспекта общения в деятельности учителя.

Цель исследования: изучить невербальные аспекты общения в деятельности учителя.

Задачи исследования:

  • составить библиографический перечень источников, и на его основе проанализировать научно-теоретический материал по проблеме;

  • разработать программу экспериментального исследования;

  • провести исследование, проанализировать полученные эмпирические данные, сделать выводы.

Объект исследования: педагогическое общение как важный компонент общей структуры педагогической деятельности.

Предмет исследования: невербальные аспекты педагогического общения, точнее использование жестов в деятельности учителя.

Методы исследования: анализ общепедагогической и психологической литературы по проблеме, анкетирование, наблюдение, опрос (беседа), количественный и качественный анализ эмпирических данных.

Методологическую основу исследования составили теория деятельности (культурно-исторический, или деятельностный подход в исследовании психолого-педагогических аспектов жизнедеятельности личности: А.А.Леонтьев, А.А.Бодалев, В.А.Кан-Калик и др); взгляды ученых, рассматривающих проблему невербального общения с позиций кинесики и проксемики (Дж.Фаст, А.Пиз и др.).

Этапы исследования:

  • изучение литературы по проблеме;

  • разработка программы практического исследования;

  • проведение исследования.

Опытно-экспериментальной базой исследования явилась профессиональная педагогическая деятельность учителей начальных классов общеобразовательных школ г.Саранска и г.Краснослободска.

Общая структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы .

В первой главе дается общетеоретическая характеристика общения как социального феномена, рассматриваются общие аспекты невербального компонента общения.

Вторая глава посвящена детальному рассмотрению проблемы и некоторых особенностей педагогического общения, использования невербального компонента общения в профессиональной педагогической деятельности современного учителя.

В заключении приводятся основные выводы по результатам исследования.

ГЛАВА I. ОБЩЕНИЕ КАК АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА

СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ НАУКИ

1.1. ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЩЕНИЯ КАК СОЦИАЛЬНОГО ФЕНОМЕНА

Как справедливо отмечает М.Н.Ночевник, «невозможно представить развитие человека, само существование индивида как личности, его связь с обществом вне общения с другими людьми» (35, с.37). Межличностное общение выступает необходимым условием бытия людей, без которого невозможно полноценное формирование не только отдельных психических функций, процессов и свойств человека, личности в целом и общества (социума). Классики марксизма К.Маркс и Ф.Энгельс отмечали в связи с этим: «… действительное духовное богатство индивида зависит от богатства его действительных отношений» (35, С.78). Исторический опыт и повседневная практика свидетельствуют о том, что полная изоляция человека от общества, изъятие его из общения с другими людьми, приводит к полной утрате человеческой личности, ее социальных свойств (феномен «детей-маугли»).

Общение включает в себя все многообразие духовных и материальных форм жизнедеятельности человека и является его насущной потребностью (35, С.5). «Ни для кого не секрет, - пишет польский психолог С.Мелибруда, - что межличностные отношения имеют для нас значение не меньшее, чем воздух, которым мы дышим» (29, с.67). Непреодолимая притягательность общения для человека хорошо выражена в известных высказываниях французского писателя А. де Сент-Экзюпери: «Единственная настоящая роскошь – это роскошь человеческого общения» (35, с.35).

Учеными (35; 4) установлено, что необходимость общения обуславливается также необходимостью совместного участия в производстве материальных благ. В сфере духовной жизни, как известно, центральное место занимает потребность личности в приобретении социального опыта, в приобщении к культурным ценностям, в овладении принципами и нормами поведения в обществе и конкретной социальной среде, что невозможно без контактов с другими людьми.

Рассмотрение проблемы общения осложняется еще и различием трактовок самого понятия «общения». Широкое распространение получила трактовка общения как деятельности, то есть оно рассматривается как один из видов человеческой деятельности – как «деятельность общения», «коммуникативная деятельность». Кроме того, существует точка зрения, согласно которой общение рассматривается и как процесс. Так, А.С.Золотнякова определяет общение как «социально и личностно ориентированный процесс, в котором реализуются не только личностные отношения, но и установки нормативных ценностей» (11, С.245). Вместе с тем, она понимает общение как социальный процесс, через который общество влияет на индивида. Таким образом, общение по А.С.Золотняковой является коммуникативно-регулятивным процессом, в котором не только передается сумма социальных ценностей, но и регулируется их усвоение индивидом и социальной системой.

Несколько иной представляется точка зрения А.А.Бодалева, который предлагает рассматривать общение как взаимодействие людей, содержанием которого является обмен информацией с помощью различных средств коммуникации для установления взаимоотношений между ними (4). Близка к определению А.А.Бодалева и трактовка данного термина Н.И.Конюховым: Общение – это «осуществляемое знаковыми средствами взаимодействие субъектов, вызванное потребностями совместной деятельности и направленное на значимое изменение в состоянии, поведении и личностно-смысловых образованиях партнера» (20, С.124).

А.А.Леонтьев предлагает еще один вариант трактовки понятия «общение». Он понимает общение как социальный феномен и подходит к нему как к условию любой деятельности человека: «Общение – система целенаправленных и мотивированных процессов, обеспечивающих взаимодействие людей в коллективной деятельности, реализующих общественные и личностные, психологические отношения и использующих специфические средства, прежде всего язык» (25).

Позицию А.А.Леонтьева поддерживают и другие исследователи. В частности, В.Н.Парфенов отмечает, что любая деятельность невозможна без общения, которое понимается им как процесс взаимодействия индивидов. Далее он подчеркивает, что общение необходимо для установления взаимодействия, благополучного для процесса деятельности. Близка точке зрения А.А.Леонтьева и позиция М.С.Кагана, согласно которой общение рассматривается как коммуникативный вид деятельности, выражающий «практическую активность субъекта» (12).

При этом ученые утверждают, что общение как вид деятельности может иметь самостоятельное значение и прямо не обслуживать какие-либо другие виды деятельности, однако, замечает А.А.Бодалев, «в подавляющем большинстве случаев межличностное общение почти всегда оказывается вплетенным в ту или иную деятельность и выступает как условие ее выполнения (вне общения людей друг с другом немыслимы процессы труда, учения, игры)» (4, С.29).

Приведенные трактовки общения в основном даются с позиции говорящего индивида. Сознательно или бессознательно за исходную «клеточку» общения берутся два человека – говорящий и слушающий, и модель общения строится как те или иные процессы, происходящие между этими двумя людьми. При этом общение рассматривается как что-то, прибавляемое к индивидуальной деятельности, изменяющее ее, и вносящее в нее элементы социальной обусловленности.

На основании вышеизложенных подходов можно сделать вывод о том, что общение и контакт между людьми сводится либо к обмену информацией, либо к взаимодействию, либо к процессу межличностной перцепции. Заметим при этом, что некоторые ученые (44, С.255) выделяют именно эти три основные стороны общения – коммуникативную, интерактивную и перцептивную стороны.

Коммуникативная сторона общения связана с выявлением специфики информационного процесса между людьми как активными субъектами, то есть их установок, целей, намерений.

Интерактивная сторона общения представляет собой построение общей стратегии взаимодействия. В современной литературе по проблеме общения выделяется ряд типов взаимодействия между людьми, прежде всего кооперация и конкуренция.

Перцептивная сторона общения включает в себя процесс формирования образа другого человека, что достигается «прочтением» за физическими характеристиками человека его психологических свойств и особенностей. Основными механизмами познания другого человека считаются идентификация (уподобление) и рефлексия (осознание того, каким воспринимают субъекта познания другие люди).

Вступая в контакт с другими людьми, человек не всегда осознает, что пользуется при этом знаками – единицами условного кода. Это язык, дошедший до нас из глубоких веков, своеобразное коммуникативное орудие. Элементарные языки, подобные языку приветственных жестов, варьируются не только от одной национальной культуры к другой, но и внутри самой национальной культуры от одной профессиональной, сословной или половозрастной группы к другой и даже от семьи к семье.

Средствами коммуникативного процесса являются различные знаковые системы, прежде всего речь, а также невербальные средства общения – оптико-кинетическая система знаков (жесты, мимика, пантомимика), пара- и экстралингвистические системы (интонация, неречевые вкрапления в речь, например, паузы), система организации пространства коммуникации и, наконец, система контакта глазами (22, С.25).Подробнее этот материал освещен нами в главе 2.

В связи с этим, по мнению М.Н.Ночевника, велика возможность непонимания, таящаяся в смысловом плане человеческого общения, включающем в себя гамму сложных психологических, нравственных, культурных и идейных мотивов, настроений и чувств, которыми одни человек обменивается в процессе общения с другими. К этому следует добавить и сложное переплетение материально-экономических условий, в некоторой степени определяющих содержание общения и его социально-психологическую форму, условий, которые определяются, в свою очередь, характером труда, формами совместной деятельности людей.

Однако, Б.Д.Парыгин (39) характеризуя общение как сложный и весьма многогранный процесс, отмечал также, что общение может выступать в одно и то же время и как процесс взаимодействия людей, и как информационный процесс, и как отношение людей друг к другу, и как процесс их взаимного влияния друг на друга, и как процесс взаимного переживания и взаимного понимания друг друга. Данное утверждение, как видно из его структуры, ориентируется на системное понимание сущности общения, его многофункциональной природы и согласуется с точкой зрения Б.Ф.Ломова, А.А.Брудного, Л.А.Карпенко, выделяющих следующих набор основных функций общения.

Согласно точки зрения Б.Ф.Ломова (26, с.266) в общении можно выделить такие стороны, или функции, как «информационно-коммуникативная, охватывающая процессы приема-передачи информации; регуляционно-коммуникативная, связанная со взаимной корректировкой действий при осуществлении совместной деятельности; аффективно-коммуникативная, относящаяся к эмоциональной сфере человека и отвечающая потребностям в изменении своего эмоционального состояния».(44, С.244). Таким образом, первый класс функций общения, информационно-коммуникативный, охватывает все те процессы, которые описываются как «прием-передача информации». Второй класс функций общения, регуляционно-коммуникативный, относится к регуляции поведения. В процессе общения индивид может воздействовать на мотив, цель, программу, принятие решения, на выполнение отдельных действий и их контроль, то есть на все «составляющие» деятельности своего партнера. В этом процессе осуществляется также взаимная стимуляция и взаимная коррекция поведения.

Третий класс функций общения, аффективно-коммуникативный, относится к эмоциональной сфере человека. Как считает Б.Ф.Ломов, общение – важнейшая детерминанта эмоциональных состояний человека. Весь спектр специфически человеческих эмоций возникает и развивается в условиях общения людей. Известно, например, что потребность в общении у человека часто возникает в связи с необходимостью изменить свое эмоциональное состояние. Б.Ф.Ломов указывает при этом, что функции общения как многомерного процесса можно классифицировать и по другой системе оснований, однако в своей работе (26) соответствующих оснований не излагает.

А.А.Брудный, в свою очередь, расширяет понимание функций общения и «выделяет в качестве основной рабочей функции инструментальную функцию, которая необходима для обмена информацией в процессе управления и совместного труда; синдикативную функцию, которая находит свое выражение в сплочении малых и больших групп; трансляционную, необходимую для обучения, передачи знаний, способов деятельности, оценочных критериев; функцию самовыражения, ориентирующую на поиск и достижение взаимного понимания»(5, С.244).

Однако наиболее полной классификацией, на наш взгляд, является классификация Л.А.Карпенко (44, С.245), согласно которой выделяется восемь функций по критерию «цель общения»:

  1. контактная, цель которой установление контакта как состояния обоюдной готовности к приему и передаче сообщения и поддержания взаимосвязи в форме постоянной взаимоориентированности;

  2. информационная, цель которой - обмен сообщениями, то есть прием-передача каких-либо сведений в ответ на запрос, а также обмен мнениями, замыслами, решениями и пр.;

  3. побудительная, цель которой – стимуляция активности партнера по общению на выполнение тех или иных действий;

  4. координационная, цель которой – взаимное ориентирование и согласование действий при организации совместной деятельности;

  5. понимания, цель которой – не только адекватное восприятие и понимания смысла сообщения, но и понимание партнерами друг друга (их намерений, установок, переживаний, состояний и т.д.);

  6. эмотивная, цель которой – возбуждение в партнере нужных эмоциональных переживаний («обмен эмоциями»), а также изменение с его помощью собственных переживаний и состояний;

  7. установления отношений, цель которой – осознание и фиксирование своего места в системе ролевых, статусных, деловых, межличностных и прочих связей сообщества, в котором предстоит действовать индивиду;

  8. оказания влияния, цель которой – изменение состояния, поведения, личностно-смысловых образований партнера, в том числе его намерений, установок, мнений, решений, потребностей, действий, активности и т.д.

Мы убеждены в том, что рассмотренные классификации функций общения не исключают ни друг друга, ни возможности представить и иные варианты. Вместе с тем подчеркнем еще раз важность тезиса о том, что общение является процессом, характеризующимся высоким уровнем полифункциональности.

В заключении можно сделать вывод, что, являясь насущной потребностью человека, общение может существовать и как самостоятельная форма активности. Однако, в большинстве ситуаций оно включено в практическую деятельность, которая не может ни возникнуть, ни осуществиться без интенсивного и разностороннего общения. Развитие человека, его существование и связь с окружающим миром немыслимы вне общения.

По этой причине проблема общения – одна из самых актуальных в современной психолого-педагогической литературе. В настоящей работе мы также придерживаемся трактовки общения как одного из видов деятельности человека, склоняясь к утверждению о том, что межличностное общение является не только необходимым компонентом деятельности людей, но и обязательным условием нормального функционирования общностей, социума. Особое место занимает общение в системе профессиональной деятельности педагога, где оно является одним из важнейших компонентов.

    1. ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕВЕРБАЛЬНЫХ

КОМПОНЕНТОВ ОБЩЕНИЯ


Как пишет А.Пиз: «Кажется почти невероятным, что более чем за миллион лет эволюции человека невербальные аспекты коммуникации начали серьезно изучаться только с начала 60-х гг., а обществу стало известно об их существовании только после того, как Дж.Фаст опубликовал свою книгу в 1970 г.» (41, С.16).

Эта книга обобщала исследования о невербальных аспектах общения, проведенные учеными-бихевиористами до 1970 г. Однако даже сегодня большинство людей все еще не знают о существовании языка телодвижений, несмотря на его важность в жизни.

Вместе с тем, проблема восприятия и психологической интерпретации невербального поведения относится к проблемам с многовековой историей, о чем свидетельствуют данные, опубликованные в работах Е.А.Петровой, В.В.Мироненко, М.Битяновой.

Анализ перечисленных источников позволяет сделать вывод, что к проблеме невербального общения в различное время обращались философы, психологи, медики, лингвисты, искусствоведы. На протяжении тысячелетий, по замечанию В.В.Мироненко, данная проблема обрастала научными и псевдонаучными фактами. Знания о невербальном поведении и его связях с внутренним миром человека регистрировались сначала в памятниках характерологического жанра – литературе афоризмов, моральных наставлений, позднее – в работах философов.

Аристотель, например, считается одним из пионеров физиогномики. Сторонники его школы полагали, что по общему выражению и некоторым чертам лица можно распознать характер человека, оценить уровень его способностей.

М.Битянова утверждает, что по данным некоторых историков (конкретные фамилии не указаны), до Аристотеля физиогномикой занимался Пифагор. Последовательными проводниками его идей в рассматриваемой области были видные античные ученые, выдающиеся врачи Цельс и Гален. А крупнейший римский мыслитель и оратор Цицерон учил ораторов правильно жестикулировать. Первый же словарь жестов, видимо, принадлежал римскому ритору Квинтилиану (I век до н.э.).

В средние века отдельные взгляды физиогномистов разделяли и в той или иной степени совершенствовали Ибн Сина и ряд ведущих алхимиков. В эпоху Возрождения – Иоанн Дунс Скот и Леонардо да Винчи, в XVI-XVIII столетиях – Френсис Бэкон и непревзойденный физиогномист, швейцарский священник, поэт и художник Иоганн Гаспар Лафатер. В своем сочинении «Искусство познавать людей по физиогномиям» он совершил практически первую научную попытку систематически исследовать выразительные движения.

В XVI в. выдающийся немецкий врач-хирург Парацельс также пользовался в своей практической деятельности мимическими критериями, хотя его идеи не получили сколько-нибудь широкого распространения.

В 1664 году Джон Баливер выпустил две книги, посвященные языку жестов человека: «Хирология, или Естественный язык жестов» и «Хирономия, или Искусство риторики рук». В этих книгах были составлены первые из известных в Европейских странах таблицы с систематизацией знаков выразительной жестикуляции (30, С.135).

Классическим примером осмысления роли и значения жестов, мимики, интонации в жизни людей можно считать труд Жан-Батиста Дюбо – французского философа-просветителя XVIII века «Критические размышления о поэзии и живописи», где автор приходит к мысли о том, что издавна существует наука «нема», которая, не размыкая уст, говорит руками и некоторыми телодвижениями. Наиболее влиятельной работой, по данным А.Пиза (42, С.17) к началу ХХ в. была работа Ч.Дарвина «Выражение эмоций у людей и животных», опубликованная в 1872 г. Она стимулировала современные исследования в области «языка тела», а многие идеи Ч.Дарвина и его наблюдения признаны сегодня исследователями всего мира.

Значительным шагом в описании жестов стали также работы известного французского режиссера Дельсарта. В России начала ХХ века система Дельсарта стала широко известной благодаря книге Сергея Волконского «Выразительный человек», где рассматривались как законы человеческого движения, так и их семиотическая классификация.

С 1900 по 1979 год на английском языке было издано шесть крупных монографий о жестах. Наибольший интерес во всем мире вызвали работы Д.Эфрона, М.Кричли, Ч.Морриса. Серьезным исследованием «боди лэнгвиджа» с конца 70-х гг. начал заниматься автсралийский ученый Аллан Пиз , который является признанным знатоком психологии человеческого общения и автором методики обучения основам коммуникации.

Интерес к невербальным средствам общения в ХХ столетии столь возрос, что выделилась особая область исследований – кинесика (от англ. Kinesics, греч. - kinesis). Основы изучения этой области психологии заложены в 50-х гг. работами шведского ученого Р.Бердвистелла.

Современные представители данной научной области (Дж.Фаст, Дж.Ниренберг) раскрывают закономерности влияния невербальных способов общения на установление контактов и взаимопонимания между партнерами.

Под кинесикой принято понимать зрительно воспринимаемый диапазон движений, выполняющих экспрессивно-регулятивную функцию в общении. Кинесика – это не только «язык тела» (жесты, мимика, позы, взгляд), но также манера одеваться, причесываться. К кинесике помимо названных движений относятся также такие движения, которые связаны с использованием предмета: хлопанье дверью, поскрипывание стулом, почерк. Как видно, кинесика – понятие, использующееся для обозначения различных движений чеоловека, но чаще всего при изучении движений рук и лица (22, С.18).

В нашей стране исследование кинесических средств человеческого общения было начато в 60-х гг. в работах Б.А.Успенского и Т.М.Николаевой, позднее продолжено О.С.Ахматовой, И.Н.Гореловым, А.А.Капнадзе, Е.В.Красильниковой, Г.А.Ковалевой, В.А.Лабунской, А.А.Леонтьевым и другими учеными.

Таким образом, перечисленные факты свидетельствуют о том, что невербальный аспект общения является в определенной степени исследованным, хотя и по сей день в нем имеется достаточно много «белых пятен». Серьезным исследованием проблем невербального общения ученые реально и систематически начали заниматься лишь с 60-х-70-х гг. ХХ века. Литература в основном представляет лишь отрывочные данные об истории развития данной проблемы, что не дает возможности в определенной мере проследить динамику развития научных исследований в области невербалики, выделить основные этапы.

Со времени опубликования Ч.Дарвиным своей работы «Выражение эмоций у людей и животных», учеными были обнаружены и зарегистрированы более 1000 невербальных знаков (41, С.17).

С каждым годом все большим становится убеждение ученых в том, насколько значимым оказываются невербальные средства в ходе взаимодействия людей. Отметим, что данное обстоятельство находит подтверждение в экспериментах, проводимых, в основном, психологами .

В частности, Альберт Мейерабиан установил, что передача инфоормации происходит за счет вербальных средств (только слов) на 7%, за счет звуковых средств (включая тон голоса, интонацию) на 38% и за счет невербальных средств – на 55%. Профессор Бердвистелл, проделав аналогичные исследования, выявил, что в среднем человек говорит словами только в течение 10-11 минут в день, и что каждое предложение в среднем звучит не более 2,5 секунд. Как и Мейерабиан, он обнаружил, что словесное общение в беседе занимает менее 35%, в то время как более 65% информации передается с помощью невербальных средств.

Эти данные красноречиво говорят об определяющем значении невербалики для психологии общения и взаимопонимания людей, обращают особое внимание на значение жестов и мимики человека.

Касаясь особенностей языка телодвижений, отметим также, что его проявление обусловлено импульсами нашего подсознания, и отсутствие возможности подделать эти импульсы позволяет доверять этому языку больше, чем обычному вербальному каналу общения. «Язык телодвижений более правдив, чем язык слов» - справедливо замечает по этому поводу Хорст Рюкле (48, С.9).

Большинство исследователей разделяет мнение, что словесный (вербальный) канал используется для передачи информации, в то время как невербальный канал применяется для обсуждения межличностных отношений, передачи эмоций, а в некоторых случаях используется и вместо словесных сообщений. Невербальное общение, по утверждению Н.Н.Обозова (37, С.86), как бы наполняет общение живым человеческим содержанием и особенно важно при передаче эмоциональных состояний, выступая своеобразной формой обращения друг к другу.

В работе В.А.Лабунской (22) подвергнут обстоятельному обсуждению вопрос о функциях невербального общения. Говоря о том, что невербальное общение в межличностном взаимодействии многофункционально, автор указывает на ряд функций, из которых отметим наиболее существенные на наш взгляд. Итак, согласно В.А.Лабунской, невербальное общение:

  • создает образ партнера по общению;

  • выступает в качестве способа регуляции пространственно-временных параметров общения;

  • выступает в качестве показателя статусно-ролевых отношений;

  • является индикатором актуальных психических состояний личности;

  • выполняет функцию экономии речевого сообщения;

  • выступает в роли уточнения, изменения в понимании вербального сообщения, усиливает эмоциональную насыщенность сказанного;

  • выполняет функцию разрядки, облегчения, регулирует процесс возбуждения.

Обратимся к вопросу о классификации невербальных элементов коммуникации. Следует отметить, что по невербальному каналу информация транслируется в самых разнообразных формах, которые в отличие от знаковых, всегда многозначны.

Общепринято классифицировать невербальные средства коммуникации по сенсорным канала. Одна из таких классификаций представлена в статье М.Битяновой (2, С.2-15). Она, в частности, среди наиболее популярных в общении современных людей коммуникативных систем выделяет оптическую и акустическую.

К оптической системе относятся внешний вид и выразительные движения человека – жесты, мимика, позы, походка и т.д. . Анализ соответствующей литературы позволяет отнести к оптической системе и такую специфическую форму невербального человеческого общения, как контакт глаз.

Акустическая система представляет собой различные качества голоса коммуникатора (тембр, высота, громкость), интонации, темп речи, фразовые и логические ударения. Не меньшее значение, как отмечает М.Битянова, имеют и разнообразные вкрапления в речь – паузы, покашливание, смех и прочее.

Помимо указанных двух наиболее важных систем, человек использует в общении и такую систему, как кинестетическая системе – прикосновения, информационная ценность которых связана в основном с такими параметрами, как сила, давление.

Немаловажное место занимает в общении ольфакторная система, включающая в себя вкус и обоняние. По мнению специалистов (М.Битянова, В.А.Лабунская), они в наименьшей мере задействованы в коммуникативном процессе на уровне сознания, однако при этом отмечается, что вкус и обоняние независимо от нашей воли, на подсознательном уровне активно участвуют в общении и влияют на взаимоотношения людей.

Совершенно особое место среди невербальных средств коммуникации занимают пространственно-временные характеристики ситуации общения.

А.А.Леонтьев предлагает классифицировать неречевые компоненты общения на несколько типов в зависимости от их роли в процессе общения:

  • «поисковые» компоненты, учитываемые говорящим и слушателем при ориентировке, предшествующей общению;

  • сигналы, используемые для коррекции уже установившегося общения;

  • регуляторы, разделяемые на сигналы, исходящие от слушателя и подтверждающие понимание, и сигналы, идущие от коммуникатора (говорящего) и «запрашивающие» слушателей о понимании;

  • модуляции общения, то есть реакции говорящего и слушателей на изменение условий общения.

В.А.Лабунская в своей работе рассматривает структуру невербального поведения, которое, на наш взгляд, судя по определению, является синонимом термина «невербальное общение» - «… социально или биологически обусловленный способ организации усвоенных индивидом невербальных средств общения, преобразованных в индивидуальную, конкретно-чувственную форму действий и поступков» (22, С.6.).

Классификация средств невербального поведения (общения) по В.А.Лабунской построена на базе основных атрибутов бытия, материи, всеобщих формах ее существования – движении, времени, пространстве (схема). Согласно данной схеме, в структуру невербального общения входят практически все перечисленные в других классификациях подструктуры невербального поведения, в основу которых положены основные характеристики невербальных средств, системы их отражения и восприятия (оптическая, акустическая, тактильная, ольфакторная), а также элементы данных систем и их взаимосвязь.





1



2

3

5

4











Краткая характеристика основных средств невербального общения.

Мимика (от греч. mimikos - подражательный) – внешнее выражение психических состояний, в первую очередь эмоциональных, проявляющееся в совокупности координированных движений лицевых мышц (20, С.109).

В.П.Трусов склоняется к мнению, что лицо как канал невербальной коммуникации, является ведущим и весьма сложным средством общения. Оно способно передавать эмоциональный и содержательный подтекст речевых сообщений и служить регулятором процедуры общения партнеров.

Общеизвестно, что эффективное общение неосуществимо без адекватной оценки тех чувств, которые испытывает собеседник, партнер и которые выражаются на его лице. Такая оценка является необходимой обратной связью при обращении, вносящей коррекцию в дальнейший ход взаимодействия. Адекватное восприятие и понимание партнеров общения невозможно без учета всех невербальных показателей реагирования других, а лицо представляет собой самое доступное и информативное средство дополнения и уточнения содержательной стороны сообщений, передаваемых с помощью речи. Известно, что сильно подвижная мимика свидетельствует об оживленности и быстрой сменяемости восприятия впечатлений и внутренних переживаний, о легкой возбудимости от внешних раздражителей. Малоподвижная мимика в целом указывает на постоянство душевных процессов. Подобная мимика ассоциируется со спокойствием, постоянством, рассудительностью, надежностью. Монотонность и редкая смена форм указывают на слабую импульсивность партнера по общению. Такое поведение характерно при исключительно монотонных душевных состояниях скуки, печали, равнодушии.

Таким образом, можно сделать вывод, что мимическая сторона общения крайне важна для полноценного общения индивидов, выражая, прежде всего, эмоциональное их состояние во время взаимодействия.

Жесты – движения, имеющие сигнальное значение (20, С.49); это выразительные движения головой, рукой или кистью, которые совершают в процессе общения. Как отмечают исследователи, жесты в процессе общения не только сопровождают речь. На основе жестов можно сделать заключение об отношении человека к какому-либо событию, лицу, предмету. Жест также может сказать о желании человека, его внутреннем душевном состоянии. Особенности жестикуляции человека могут служить основанием для вывода о каком-либо качестве воспринимаемого человека. Именно поэтому жесты относят к выразительным движениям (В.А.Лабунская).

В литературе встречаются классификации жестов по различным основаниям. Приведем некоторые из них.

По физической природе жесты можно разделить на две большие группы: головные и мануальные (ручные). Вторая группа, в свою очередь, включает подгруппы жестов, выполняемых одной рукой или обеими руками, и жестов, различающихся по активно используемой части рук: пальцевых, кистевых, локтевых, плечевых или смешанных.

По характеру воздействия на воспринимающего можно выделить визуальные, визуально-акустические, визуально-тактильные жесты (40, С.21).

Некоторые специалисты (22, С.23, 8, С.25) предлагают классифицировать жесты следующим образом (при этом отметим, что ими не приводятся основания/критерии данной классификации):

  • коммуникативные, выразительные движения, заменяющие в речи элементы языка;

  • описательно-изобразительные, подчеркивающие, сопровождающие речь и вне речевого контекста теряющие смысл;

  • модальные, выражающие оценку, отношение к предметам, явлениям окружающей среды.

Аллан Пиз в одной из своих работ (42) различает указательные, подчеркивающие (усиливающие), демонстративные и касательные жесты.

Указательные жесты направлены в сторону предметов или людей с целью обратить на них внимание. Подчеркивающие жесты служат для подкрепления высказываний. Решающее значение придается при этом положению кисти руки. Демонстративные жесты поясняют положение дел. При помощи касательных жестов хотят установить социальный контакт или получить знак внимания со стороны партнера. Они используются также для ослабления значения высказываний.

Различают также произвольные и непроизвольные жесты. Произвольными являются движения головы, рук или кистей, которые совершаются сознательно. Такие движения, если они производятся часто, могут превратиться в непроизвольные жесты. Непроизвольными являются движения, совершаемые бессознательно. Часто их обозначают также как рефлекторные движения. Как правило, они бывают врожденными (оборонительный рефлекс) или приобретенными.

Для выделения жестов служат в основном пальцы. Собственно, свое значение жест приобретает только после принятия пальцами того или иного положения.

Значимость жестов в ходе общения существенно возрастает, когда мы знакомимся с данными работы Т.П.Усольцевой и Т.Г.Григорьевой (8), в которой говорится о том, что посредством жестов можно передать до 40% информации.

Визуальное взаимодействие (контакт глаз) – исключительно важный компонент процесса коммуникации. Около 80% чувственных впечатлений человек получает через органы зрения. Глаза являются также важным выразительным органом. Согласно современным данным, взгляд выполняет роль управляющего воздействия, обеспечивая обратную связь о поведении партнера и степени его вовлеченности в коммуникацию. Велика роль взгляда и в обмене репликами, где он выполняет сигнальную функцию; принимает участие в выражении интимности и регулировании дистанции (40, С.13).

Некоторые исследователи (22) отмечают следующие функции взгляда в общении:

  • информационный поиск (в ходе взаимодействия говорящий смотрит на слушающего в конце каждой реплики и в опорных пунктах внутри реплики, а слушающий – на говорящего, для получения информации обратной связи);

  • оповещение об освобождении канала связи;

  • стремление скрывать или выставлять свое «Я»;

  • установление и поддержание социального взаимодействия.

Язык глаз, по мнению психологов, очень важен для самоощущения в процессе общения.

Интонация. Интонация определяется В.А.Лабунской как совокупность звуковых средств языка, организующих речь. Это ритмико-мелодическая сторона речи. Основными ее элементами являются мелодия речи, ее ритм, интенсивность, темп, тембр, а также фразовое и логическое ударения. Интонация практически позволяет выражать свои мысли и чувства, волевые устремления не только наряду со словом, но и помимо него, а иногда и вопреки ему.

Помимо функций дополнения, замещения, предвосхищения речевого высказывания, а также регулирования речевого потока, акцентирования внимания на ту или иную часть вербального сообщения, интонация (как в целом просодика и экстралингвистика по В.А.Лабунской) выполняет оригинальную функцию – функцию экономии речевого высказывания.

Пространственная организация также в значительной степени сказывается на процессе взаимодействия людей. Отметим, что исследования этого компонента коммуникации известным американским ученым Э.Холлом привели к образованию новой научной области – проксемики, которую сам автор называет пространственной психологией (по данным работы Е.А.Петровой). Проксемика изучает, в частности, влияние на общение пространств с фиксированными отношениями (архитектуры), с полуфиксированными отношениями (расстановка мебели) и динамических пространств (расположение собеседников в пространстве в процессе коммуникации).

Выбор дистанции общения по В.А.Лабунской, определяется социальным престижем общающихся, национально-этническими признаками, полом, возрастом коммуникантов, характером взаимоотношений партнеров.

В литературе (42, 40, 8) описаны 4 категории пространственной коммуникации (обратим внимание при этом на то, что данные пространства с субъектом общения в центре в свое время были описаны Э.Холлом):

  • интимная зона (15-46 см.): из всех зон является главной, поскольку строго охраняется человеком. Допуск в эту зону разрешен только тем лицам, которые находятся в тесном эмоциональном контакте с ним. В данной категории имеется также подзона радиусом в 15 см., в которую можно проникнуть только посредством физического контакта – это сверхинтимная зона;

  • личная зона (46 см. – 1,2 м.): это расстояние, разделяющее партнеров по общению, знакомых друг другу;

  • социальная зона (1,2 м. – 3,6 м.): такая дистанция разделяет посторонних людей при взаимодействии;

  • общественная (публичная) зона (более 3,6 м.): на данном удалении человек находится, адресуясь к большой группе людей (в ходе лекций, например).

Нарушение оптимальной дистанции общения воспринимается партнерами негативно, и они пытаются ее изменить. Таким образом, человек в различных ситуациях общения активно изменяет свое пространство, устанавливает оптимально соответствующую объективным и субъективным переменным дистанцию взаимодействия.

Организация и угол общения также являются важными проксемическими компонентами невербальной системы. Исследователи(8) определяет ориентацию как расположение общающихся по отношению друг к другу, которое может варьироваться от положения «лицом к лицу» до расстояния «спиной к спине». При беседах за столом ориентация партнеров определяет зачастую характер общения.

Известно, в частности, что размещение за столом рядом способствует нормальной совместной работе, сотрудничеству; размещение по диагонали создает ощущение непринужденности, определенной степени свободы; позиция лицом к лицу (напротив) может усилить напряженность и контроль друг за другом, вызывать на конфликт. Таким образом, верно выбранная дистанция и расположение коммуникантов относительно друг друга в пространстве, по нашему мнению, значимы исходя из тех позиций, что они задают тон дальнейшему общению.

В заключение можно сделать вывод о том, что невербальная коммуникация в целом играет огромную роль в человеческом взаимодействии, преимущественно «работая» на подсознательном уровне психики. Оно является одним из основных средств передачи обратной связи партнеру по общению.

Невербальные средства являются важнейшим дополнением речевой коммуникации, естественно вплетаясь в ткань межличностного общения. Их роль определяется не только тем, что они усиливают речевое влияние на коммуникатора, но и в том, что они помогают участникам общения выявить намерения друг друга и делают процесс коммуникации более открытым.


ВЫВОДЫ ПО I ГЛАВЕ


Одной из важнейших проблем, рассматриваемых на станицах современной психолого-педагогической литературы, является проблема общения, и, в частности, проблема общения в деятельности педагога. Данный факт объясняется существенностью роли общения в жизнедеятельности людей в целом. Потребность в общении является фундаментальной для человека. Общение выступает неотъемлемым элементом бытия людей, является важнейшим условием полноценного формирования и развития личности.

Исследователями предлагаются различные трактовки понятия «общение». В частности, некоторые ученые рассматривают общение как один из видов человеческой деятельности, другие – как фон, на котором разворачивается деятельность, ее условие. Встречается характеристика общения как коммуникативного вида деятельности. На наш взгляд, общение следует рассматривать как особый вид деятельности человека.

Система невербального общения занимает важное место в общей структуре общения.

Проблема восприятия и психологической интерпретации невербального поведения разрабатывалась в течение многих веков. Однако, до настоящего времени данный вопрос остается освещенным лишь в незначительной степени. Литература предоставляет отрывочные сведения по его истории, поскольку детально разработку вопроса стали осуществлять сравнительно недавно (последние 40 лет).

Несмотря на это, в литературе можно встретить различные классификации невербальных средств общения, их характеристику, функции.

Невербальные средства являются существенным дополнением речевой коммуникации, делая этот процесс более открытым, так как известно, что, по некоторым данным, до 90% различной информации, в основном эмоционального характера, передается именно с помощью неречевых средств. По этой причине трудно переоценить роль невербалики в человеческом взаимодействии.

ГЛАВА II. НЕВЕРБАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧИТЕЛЯ

(ОПЫТ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ)

2.1. ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕНИЕ В СТРУКТУРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПЕДАГОГА

В нашей работе неоднократно отмечалось, что потребность в общении, являясь фундаментальной для человека, имеет первостепенное значение в процессе воспитания и обучения человека. Так, без него в принципе невозможен процесс передачи социального опыта от одного поколения другому. В школьном возрасте стремление юного человека приблизиться к внутреннему миру другого, увидеть окружающее его глазами, быть услышанным и понятым другими приобретает особую важность. Школа привлекает учеников не только новыми знаниями, сколько возможностью удовлетворить актуальные потребности в общении, самоутверждении, творчестве, открытии лучших сторон своего «Я». В связи с этим, непременным и важнейшим условием результативности педагогического труда учителя является, по мнению ученых, его умение организовать взаимодействие с детьми, общаться с ними и руководить их деятельностью (в частности, данное утверждение находим в работах В.А.Кан-Калика (13, 15).

В психолого-педагогической литературе (13, 23) чаще всего говорят о коммуникативных способностях учителя, необходимых для осуществления плодотворной педагогической деятельности. Опыт показывает, что для успешного взаимодействия с детьми недостаточно только знания учителем основ наук и методики учебно-воспитательной работы. Все его знания и практические умения могут передаваться учащимся только через систему живого и непосредственного общения. Нам представляется, что предельно важным элементом педагогической деятельности является именно установление психологического контакта педагога с ребенком, взаимопонимания, то есть общение. Отсутствие или утрата взаимопонимания обособляют ребенка и взрослого, затрудняют и без того сложный процесс воспитания и обучения, трансляцию взрослым сложившегося социального опыта и создание ребенком нового индивидуального опыта. Процесс общения педагога с детьми выступает, таким образом, как важное непременное условие и содержание профессиональной педагогической деятельности. При этом, как отмечает В.А.Кан-Калик, в силу специфики педагогической деятельности, общение из фактора, сопровождающего деятельность, сопутствующего ей, превращается в категорию профессионально значимую, лежащую в природе профессии. Поэтому в данном случае общение выступает не как обыденная форма человеческого взаимодействия, а как категория функциональная (11, С.3).

Обращаясь к вопросу о специфике педагогического общения сравнительно с другими видами и формами общения людей, отметим, что особенность общения и сотрудничества (взаимодействия) учителя и ученика состоит в ведущей роли сотрудника-учителя, особенно в тех областях деятельности, которые для ученика составляют зону его ближайшего развития.

Как отмечают В.А.Кан-Калик, Н.Д.Никандров, общение выступает как инструмент воздействия, и обычные условия и функции общения получают здесь дополнительную нагрузку (15, С.82)

Опыт показывает, что в системе обыденного взаимодействия общение протекает как бы само собой, в то время, как в целенаправленной воспитательной деятельности оно становится специальной задачей. Педагог должен знать законы педагогического общения, обладать коммуникативными способностями и коммуникативной культурой. Задача осуществления коммуникации в педагогическом процессе существенно осложняется, прежде всего, потому, что естественные формы общения получают здесь профессионально-функциональную нагрузку, то есть профессионализируются.

Конкретизированное в педагогической деятельности, общение выступает и как процесс решения педагогом бесчисленного множества коммуникативных задач, и как его результат. В процессе общения с детьми педагог осуществляет, во-первых, психологический и коммуникативный поиск, связанный с познанием индивидуального своеобразия другой личности (воспитуемого), и, во-вторых, выбор в соответствии с этим своеобразием специфического репертуара воспитательно целесообразных воздействий относительно данного ребенка. Необходимость постоянного решения педагогом коммуникативных задач – как отражение задач педагогических – в свою очередь, придает коммуникативной структуре педагогической деятельности ярко выраженный эвристический характер. Однако педагогическое общение включает не только коммуникативную деятельность учителя. В литературе (45) указывается и на способность учителя стимулировать инициативное общение учащихся.

Педагогическое общение с его ярко выраженным воздействующим характером реализуется в субъект-субъектных отношениях с учениками, несмотря на то, что последние выступают чаще всего в роли объекта обучения и воспитания в системе учебно-познавательной деятельности. В педагогическом общении на фоне субъектно-субъектных отношений учащихся и педагога реализуются взаимные потребности общения: учителя – в выполнении своей социально значимой функции обучения и воспитания, учащихся – в формировании миропонимания и мировоззрения, личностного развития, в овладении различными видами деятельности (учебной, трудовой, игровой, познавательной) в ходе социализации.

В современной научной литературе зафиксировано несколько подходов к трактовке проблем педагогического общения. Так, в теоретических и экспериментальных разработках С.В.Кондратьевой педагогическое общение рассматривается преимущественно как взаимодействие учителя с учениками, причем роль учителя в этом процессе состоит в управлении их поведением и деятельностью.

Другим вариантом анализа проблемы педагогического общения является подход к нему, предложенный В.А.Кан-Каликом и Г.А.Ковалевым (14, С.9-16), которые видят его как творческий процесс. Творчество в педагогическом общении, по мнению этих авторов, раскрывается и реализуется:

  • в ходе познания учителем личности ученика;

  • в организации непосредственного взаимодействия и воздействия на ребенка;

  • в управлении собственным поведением педагога;

  • в выборе средств педагогического воздействия.

Анализируя данные положения, можно отметить, что в их понимании педагогическое общение действительно является творческой деятельностью не только по отношению к учащемуся, но и по отношению учителя к самому себе.

Несколько не совпадающей с большинством точек зрения на сущность педагогического общения как системы профессиональных действий является взгляд В.В.Рыжова (37), который полагает, что педагогическое общение все же является естественным человеческим общением, совершающимся между людьми, личностями, каковыми являются все участники школьной жизни.

Еще один подход к проблеме педагогического общения предлагают ряд исследователей (Н.В.Кузьмина, Е.А.Маслыко, Л.Н.Дичковская), которые понимают под ним один из факторов обучения, являющийся профессиональным по целям, задачам, содержанию, уровню мастерства, качеству и эффективности субъект-субъектного общения. Именно эти аспекты педагогического общения обеспечивают, на их взгляд, оптимизацию воспитания и обучения школьному предмету в ходе его преподавания, мотивацию овладения этим предметом, расширение познавательной сферы учащихся, вовлечение их в совместную познавательную деятельность, личностное развитие учащихся, создание условий для выработки умений и навыков самообразования, самовоспитания и самоконтроля.

Подводя итог анализу подходов к пониманию сущности педагогического общения, можно заключить, что в современной психолого-педагогической литературе под профессиональным общением в целом понимается система взаимодействия педагога и воспитуемых, содержанием которого является обмен информацией, оптимизация процессов обучения и воспитания, организация совместной работы отдельного учащегося, классного коллектива и учителя, оказание воспитательного воздействия, познание личности учащегося и самого себя, создание условий для саморазвития личности ребенка. Педагог выступает как активатор данных процессов, организует их и управляет ими.

Подчеркивая значимость воспитательно-дидактических функций педагогического общения, А.А.Леонтьев отмечает, что «Оптимальное педагогическое общение – такое общение учителя (и шире – педагогического коллектива) со школьниками в процессе обучения, которое создает наилучшие условия для развития мотивации учащихся и творческого характера учебной деятельности, для правильного формирования личности школьника, обеспечивает благоприятный эмоциональный климат обучения (в частности, препятствует возникновению «психологического барьера»), обеспечивает управление социально-психологическими процессами в детском коллективе и позволяет максимально использовать в учебном процессе личностные особенности учителя» (23, С.8).

Для оптимального педагогического общения, по А.А.Леонтьеву, учителю необходимы следующие умения:

  • умение управлять своим поведением;

  • качества внимания;

  • умение социальной перцепции, или «чтения по лицу»;

  • умение адекватно моделировать личность ученика, его психическое состояние по внешним признакам;

  • умение речевого общения (оптимально строить свою речь в психологическом плане);

  • умения речевого и неречевого контакта с учащимися.

Одной из составляющих оптимального педагогического общения является совершенное владение учителем средствами педагогического воздействия – педагогической техникой, всеми вербальными и невербальными средствами общения с учащимися.

В.В.Рыжов (37), в свою очередь, полагает, что эффективность педагогического общения определяется тем, в какой мере педагог способен оставаться в сотрудничестве с учащимися именно участником, а не субъектом, для которого ученик только объект приложения его педагогических воздействий и усилий.

Наряду с понятием «оптимальное педагогическое общение» в литературе встречается и термин «продуктивное общение», которое понимается как процесс, который должен обеспечить следующее:

  • реальный психологический контакт, который должен возникнуть между педагогом и детьми и превратить их в субъект-субъектов общения;

  • преодоление барьеров, которые возникают в процессе взаимодействия педагогов и детей (возрастные, социально-психологические, мотивационные, установочные, познавательные и т.д.);

  • перевод учащихся с привычной для них позиции ведомых на позицию сотрудничества, а, следовательно, и их превращение в субъектов педагогического процесса.

Таким образом, педагогическое общение выступает как фактор, оптимизирующий учебно-воспитательный процесс, обеспечивающий реализацию любого его компонента.

Ученые (13) выделяют следующие функции педагогического общения как социально-психологического феномена:

  • познание личности;

  • обмен информацией;

  • организация деятельности;

  • обмен ролями;

  • сопереживание;

  • самоутверждение.

Информационная функция педагогического общения, обеспечивая процесс обмена материалами и духовными ценностями, создает условия для развития положительной мотивации учебно-воспитательного процесса, обстановки совместного поиска и раздумий. Л.М.Митина замечает при этом, что передача различного рода информации осуществляется как вербальным путем, так и помощью невербальной коммуникации.

Функцией педагогического общения выступает и самоутверждение личности. Задача педагога – способствовать осознанию школьниками своего «Я», ощущению своей личностной значимости, формированию адекватной самооценки и перспектив личности, уровня ее притязаний.

Реализация такой важной функции педагогического общения, как сопереживание, обеспечивает условия для понимания чувств другого человека, для формирования способности стать на точку зрения другого, что нормализует отношения в коллективе. Учителю важно понять ребенка, его потребности, чтобы осуществлять взаимодействие исходя из его представлений.

Несколько иначе трактует функции педагогического общения Л.М.Митина. Прежде всего, она выделяет социально-перцептивную функцию, согласно которой общение как диалог разворачивается в условиях сложного когнитивного отражения людьми друг друга. Психологически грамотное восприятие учителем ученика помогает установить на этой основе взаимопонимание и эффективное взаимодействие. Функция социальной перцепции в педагогическом общении состоит в том, что учитель внимателен к поведению ребенка, его словам, жестам, интонациям, переменам во внешнем облике и поведении. За внешними проявлениями поведения и состояний ребенка учитель «видит» его мысли и чувства, предугадывает намерения, моделирует личностные особенности ученика. Под моделированием А.А.Леонтьев, в частности, имеет ввиду понимание мотивов, целей другого человека, его личности как целостного образования (25). Речь в данном случае главным образом идет о способности учителя учитывать познавательные и личностные интересы детей. Вместе с тем, как отмечает Л.М.Митина, «в свою очередь учитель вправе ожидать адекватной реакции учеников» (32, С.26). Дети постоянно «считывают» поведение, настроение, отношение учителя. По этой причине учитель должен уметь грамотно проявлять свои чувства, находить соответствующие обстановке вербальные и невербальные формы поведения, быть понятным ученикам, открытым и искренним. Учителю необходимо настроиться на соответствующие отношения с учениками, то есть вступать с ними в коммуникацию, помня о том, что тем самым он демонстрирует детям готовность и желание общаться, вызывая учеников на аналогичные встречные шаги, побуждая их к взаимности.

Рассматривая особенности реализации данной функции, необходимо помнить о том, что в педагогической практике часто встречаются ошибки в восприятии учащегося, достаточно сильно затрудняющие общение и деятельность учителя. В частности, Ю.Синягин выделяет следующие группы ошибок учителя в восприятии ученика:

  • эффект «ореола»;

  • и т.п. (см. по тексту)

Вступая во взаимоотношения с детьми, учитель предлагает себя как партнера по общению. Это предполагает определенную активность учителя. Предпочтительно, чтобы он создал позитивное впечатление о себе в глазах учеников. Эта способность «вмешательства» живого объекта восприятия в процесс формирования своего образа у собеседника обозначена у Л.М.Митиной как функция самопрезентации, которая, согласно А.А.Леонтьеву, может иметь три основных мотива:

  • стремление к развитию отношений;

  • самоутверждение личности;

  • необходимость профессионального плана. Функция самопрезентации (функция самоподачи по Крижанской Ю.С., Третьякову В.П.) в педагогическом общении способствует самовыражению и учителя, и ученика. В актах общения осуществляется презентация внутреннего мира учителя. В случае, когда учитель с богатым внутренним миром способен грамотно предъявить его ученикам, можно говорить о конгруэнтности самовыражения. Конгруэнтность понимается в данном случае как полное соответствие того, что человек предлагает с помощью тона голоса, движения тела и головы, содержанию его слов, внутренним убеждениям.

Знание указанных функций, на наш взгляд, способствует организации общения учителя со школьниками на уроке и вне его как целостного процесса.

Планируя урок, учителю необходимо думать не только об усвоении информации, но и о создании условий для самовыражения, самоутверждения, прежде всего тех учеников, которые нуждаются в помощи учителя; необходимо предвидеть приемы обеспечения заинтересованности в работе каждого ученика и обеспечивать сотрудничество и сотворчество.

Профессиональное педагогическое общение – феномен сложный. Оно имеет определенную структуру, соответствующую общей логике педагогического процесса. Если исходить из того, что педагогический процесс имеет следующие стадии: замысел, воплощение замысла, анализ и оценка, то можно выделить соответствующие им этапы профессионального общения. Н.Д.Никандров и В.А.Кан-Калик (15) предлагают следующую структуру педагогического общения:

  • моделирование педагогом предстоящего общения с учеником;

  • организация непосредственного общения с детьми (начальный период общения);

  • управление общением в ходе педагогического процесса;

  • анализ осуществленной системы общения на предстоящую деятельность.

Моделирование является важнейшим этапом педагогического общения. Определенное прогнозирование предстоящего общения мы осуществляем даже при обыденном общении. Осуществлять предварительное прогнозирование предстоящего общения крайне важно, поскольку это помогает педагогу конкретизировать вероятностную картину общения и соответственно корректировать методику воспитательного воздействия. В целом это своеобразная опережающая стадия общения, в которой закладываются контуры предстоящего взаимодействия. Продумывание предстоящего общения с детьми оптимизирует весь учебно-воспитательный процесс.

Большое значение в учебном процессе имеет также и организация непосредственного общения с детьми в начальный период контакта с ними. Этот период В.А.Кан-Калик и Н.Д.Никандров условно называют «коммуникативной атакой», во время которой завоевывается инициатива в общении и целостное коммуникативное преимущество, дающее возможность в дальнейшем управлять общением с детьми.

Управление общением – важнейший элемент профессиональной коммуникации. Под ним понимается коммуникативное обеспечение того или иного метода воспитательного воздействия. В первые моменты общения с детьми педагог должен уточнить возможности работы, общее настроение детей, их психологическую готовность к работе избранным для этого адекватным методом. Этот этап играет важную ориентировочную роль в ситуации общения.

Далее следует начальная стадия общения. Это, по существу, переходный этап от предкоммуникативной ситуации, то есть прогнозирования общения, к ситуации непосредственного взаимодействия. Современные социально-психологические исследования показывают, что человек по-разному может выступать в процедуре общения:

  • во-первых, может быть инициатором;

  • во-вторых,- субъектом;

  • в-третьих, в разных ситуациях выступать или активным, или пассивным участником взаимодействия;

  • в-четвертых, в соответствии, например, с концепцией трансактного анализа, он может выполнять одну из трех основных ролей: «Родителя», «Взрослого» или «Ребенка».

Своеобразие профессионального педагогического общения заключается в том, что инициативность здесь выступает как способ управления общением и, соответственно, целостным учебно-воспитательным процессом.

Анализ общения, как следующая стадия, направляется на соотнесение цели, средств и результат. Как отмечают некоторые исследователи (13, 19), учитель должен выявить слабые стороны общения, осмыслить, в какой мере он удовлетворен процессом взаимодействия с детьми, представить их ощущения от прошедшей встречи и спланировать систему предстоящего общения с коллективом или отдельным ребенком с учетом внесения необходимых корректив.

На наш взгляд, данная структура педагогического общения требует определенной корректировки.

Мы полагаем, что структуру педагогического общения следует рассматривать с общетеоретических позиций в отношении к деятельности человека, поскольку значительный ряд исследователей (25, 26)рассматривает общение именно как один из видов деятельности. В этом случае структуру педагогического общения можно представить следующим образом:

  • мотив как отражение потребности, которая действует как объективная закономерность;

  • цель как идеальное представление ее будущего результата, которое как закон определяет характер и способы действия человека;

  • действие как процесс, подчиненный представлению о том результате, который должен быть достигнут, то есть процесс, подчиненный обязательной цели;

  • операции как способы осуществления действий;

  • действия контроля, которые В.В.Давыдовым трактуются как определение соответствия других учебных действий условиям и требованиям учебной задачи. Они обеспечивают «нужную полноту операционного состава действий и правильность их выполнения» (9, С.49);

  • действия оценки, которые состоят в содержательном качественном рассмотрении результата усвоения в его сопоставлении с целью (9);

  • мониторинг, понимаемый как постоянное отслеживание процесса и результатов учебной деятельности.

Другие авторы (31) рассматривают общение как контакт, состоящий их четырех фаз: побуждение и направленность на партнера; уточнение индивидом ситуации действия, психическое отражение партнера; действие – информирование партнера и прием информации от него; «свертывание» контакта и отключение от партнера.

Кроме указанных, одним из важнейших компонентов педагогического общения, по замечанию А.К.Марковой (28, С.25), является стиль общения.

Известно, что каждому человеку присущ свой, целостный стиль общения, который накладывает характерный отпечаток на его поведение и общение в любых ситуациях. Этот стиль, отмечают исследователи (21), не может быть выведен только из каких-либо индивидуальных особенностей и личностных черт людей. Он отражает именно особенности общения человека, характеризующие его общий подход к построению взаимодействия с другими людьми, определяет его поведение.

Проблема стилей общения получила значительное отражение в педагогической литературе (А.К.Маркова, Л.М.Митина, В.А.Кан-Калик и др.). Анализ данных источников дает возможность определить стиль общения, являющийся обязательным компонентом структуры общения, следующим образом – стиль общение есть индивидуально-психологические особенности социально-психологического взаимодействия педагога и обучающегося. Л.М.Митина говорит о том, что искусство общения учителя проявляется прежде всего в том, как он находит контакты и нужный тон общения с учащимися в тех или иных ситуациях школьной жизни.

Исследования показывают, что стиль общения учителя серьезно влияет на климат в коллективе, на то, как часто возникают и разрешаются конфликты в среде ребят, а также между учителем и учениками. От стиля во многом зависит эмоциональное самочувствие учеников, психологический климат коллектива (34, С.61).

В стиле общения находят выражение:

  • особенности коммуникативных возможностей педагога;

  • сложившийся характер взаимоотношений педагога и воспитанников;

  • творческая индивидуальность педагога;

  • особенности ученического коллектива.


В.А.Кан-Калик выделяет следующие стили педагогического общения:

  • общение на основе увлеченности совместной творческой деятельностью;

  • общение на основе дружеского расположения;

  • общение дистанция;

  • общение устрашение;

  • общение-заигрывание.

Самым плодотворным, по мнению В.А.Кан-Калика, является общение на основе увлеченности совместной творческой деятельностью. В основе этого стиля – единство высокого профессионализма педагога и его этических установок. Увлеченность совместным с учащимися творческим поиском – результат не только коммуникативной деятельности учителя, но в большей степени его отношения к педагогической деятельности в целом.

Продуктивным является и стиль педагогического общения на основе дружеского расположения. Такой стиль общения можно рассматривать как предпосылку успешной совместной учебно-воспитательной деятельности. Дружеское расположение – важнейший регулятор делового педагогического общения. Это стимулятор развития и плодотворности взаимоотношений педагога с учащимися. Но необходимо отметить, что дружественность, как и любое эмоциональное построение и педагогическая установка должна иметь меру. В связи с этим В.А.Кан-Калик обращает внимание на такую ситуацию: зачастую молодые педагоги превращают дружественность в панибратские отношения с учащимися, что отрицательно сказывается на всем ходе учебно-воспитательного процесса. Дружественность должна быть педагогически целесообразной.

Распространенным является общение-дистанция. Этот стиль общения используют как опытные педагоги, так и начинающие. Суть его заключается в том, что в системе взаимоотношений педагога и учащихся в качестве ограничителя выступает дистанция. Но превращение «дистанционного показателя» в доминанту педагогического общения резко снижает творческий уровень совместной работы педагога и учащегося. Это зачастую ведет к утверждению авторитарного принципа в системе взаимоотношений педагога с детьми, который, в конечном счете, отрицательно сказывается на результатах деятельности. «Хотя дистанция и должна существовать, она даже необходима. Но она должна вытекать из общей логики отношений ученика и педагога, а не диктоваться учителем как основа взаимоотношений», - отмечает В.А.Кан-Калик.(13, с.98)

Общение-дистанция является переходным этапом к такой негативной форме общения, как общение-устрашение. Этот стиль общения исследователи связывают в основном с неумением организовывать продуктивное общение на основе увлеченности совместной деятельностью. К нему иногда обращаются начинающие учителя. Продуктивное общение сформировать достаточно трудно, а молодые преподаватели нередко идут по линии наименьшего сопротивления, избирая общение-устрашение или дистанцию в крайнем ее проявлении.

Не менее отрицательную роль в работе с детьми играет и общение-заигрывание. Этот тип общения отвечает стремлению завоевать ложный, дешевый авторитет у детей, что противоречит требованиям педагогической этики. Появление этого стиля общения вызвано, с одной стороны, стремлением учителя быстро установить контакт с детьми, желанием понравиться классу, а с другой стороны – отсутствием необходимой общепедагогической и коммуникативной культуры, умений и навыков педагогического общения.

Обратимся к еще одному подходу к различению стиля в педагогической деятельности. Этот подход изложен в работах Л.М.Митиной и А.К.Марковой (32, 33; 28). В основу различения стиля в труде учителя ими были положены следующие основания:

  • содержательные характеристики стиля (преимущественная ориентация учителя на процесс или результат своего труда);

  • динамические характеристики стиля (гибкость, устойчивость, переключаемость и др.);

  • результативность (уровень знаний и навыков учения у школьников, а также интерес учащихся к предмету).

Отметим, что данные основания выделены в работах А.К.Марковой, чья разработка описываемой классификации была осуществлена в сотрудничестве с А.Я.Никоновой. В соответствии с данной классификации выделяются нижеследующие стили педагогического общения.

Эмоционально-импровизационный стиль (ЭИС). Учителя с данным стилем руководства отличает преимущественная ориентация на процесс обучения, недостаточно адекватное планирование учебно-воспитательного процесса (отбор наиболее интересного учебного материала, в то время как менее интересный, хотя иногда и достаточно важный материал оставлен для самостоятельной работы учащихся). Деятельность учителя ЭИС отличает высокая оперативность, использование большого арсенала методов обучения.

Эмоционально-методический стиль (ЭМС). Для учителя с этим стилем руководства характерны ориентация на процесс и результат обучения, некоторое преобладание интуитивности над рефлексивностью, адекватное планирование учебно-воспитательного процесса, высокая оперативность.

Рассуждающе-импровизационный стиль (РИС). Для учителя РИС характерны ориентация на процесс и результаты обучения, адекватное планирование учебно-воспитательного процесса, оперативность, сочетание интуитивности и рефлексивности. По сравнению с учителями эмоциональных стилей такой учитель проявляет меньшую изобретательность в подборе и варьировании методов обучения.

Рассуждающе-методический стиль (РМС). Ориентируясь преимущественно на результаты обучения и адекватно планируя учебно-воспитательный процесс, учитель РМС проявляет консервативность в использовании средств и способов педагогической деятельности.

На уровне динамических характеристик, отмечает Л.М.Митина (32, С.56), учителей эмоциональных стилей отличает повышенная чувствительность, гибкость, импульсивность. Учителя рассуждающих стилей отличаются от эмоциональных учителей сниженной чувствительностью, для них характерны осторожность, традиционность. Касаясь вопроса о результативности педагогической деятельности, ученые (19, 33) указывают на то, что ни импровизационность, ни методичность не являются предпочтительными сами по себе.

В свою очередь, мы склонны полагать, что наиболее эффективным являются индивидуальные стили, объединяющие методичность с эмоциональностью, а импровизационность с рассудительность, то есть своего рода, промежуточные стили.

К понятию «стиль педагогического общения» близко понятие «стиль руководства», которое определяется как «стабильно проявляющиеся особенности взаимодействия руководителя с коллективом, формирующиеся под влиянием как объективных, так и субъективных условий управления, так и индивидуально-психологических особенностей личности руководителя» (33, С.40).

Я.А.Коломинский и Е.И.Панько (18) отмечают, что в психолого-педагогической литературе обычно выделяют демократический и авторитарный стили руководства, которым можно дать следующую характеристику применительно к педагогическому процессу.

Для демократического стиля характерен широкий контакт с воспитанниками, проявление доверия и уважения к детям, разъяснение вводимых правил поведения, требований, оценок. Личностный подход к детям у таких педагогов преобладает над деловым; для них типично стремление дать исчерпывающие ответы на детские вопросы, учесть индивидуальные особенности воспитуемых, отсутствие предпочтений одних детей над другими, стереотипность в оценках детей и их поведения.

Педагоги с авторитарным стилем руководства, напротив, проявляют ярко выраженные субъективные установки, избирательность по отношению к детям, им присуща стереотипность и бедность оценок. Их руководство детьми характеризуется жесткой регламентированностью. Основные формы взаимодействия – приказ, указания, инструкции, выговор. Они значительно чаще используют запреты и ограничения в отношении детей. В работе преобладает деловой подход, водимые требования и правила вообще не разъясняются или разъясняются редко.

Некоторыми исследователями выделяется также и либеральный стиль (28, 34). Он характеризуется как анархический, попустительский. Учитель старается не вмешиваться в жизнь коллектива, не проявляет активности, вопросы рассматривает формально, легко подчиняется другим, подчас противоречивым влияниям, фактически самоустраняется от ответственности за происходящее.

Близкой к описанному варианту классификации стилей педагогического руководства является точка зрения Л.М.Митиной (33) и Н.Н.Обозова (37), согласно которым можно говорить о следующих стилях руководства (педагогического общения):

  • директивный стиль (авторитарный согласно традиционной классификации, или императивный, как его определяет С.А.Беличева(1)): жесткое единоначалие в принятии руководителем (педагогом) всевозможных решений, касающихся группы (класса), а также слабый интерес к ребенку как к личности;

  • коллегиальный (демократический): учитель стремится к выработке коллективных решений, демонстрируя при этом интерес к неформальному аспекту отношений;

  • либеральный стиль.

В общении с детьми авторитарный, императивный стиль не просто «нежелателен», а недопустим – таково мнение психологов (6). При этом А.А.Бодалев отмечает, что стиль руководства учителя в значительной степени влияет на эмоциональное состояние детей. Согласно данным его работы (4, С.185), состояние спокойного удовлетворения и радости относительно чаще возникает у учащихся из тех классных коллективов, во главе которых стоит воспитатель, придерживающийся демократических принципов в своем общении со школьниками. И, напротив, состояние подавленности чаще наблюдается в тех случаях, когда учитель – личность авторитарного склада, а переживания гнева и злости у учащихся чаще отмечаются при условии непоследовательности учителя в отношениях с ними.

Отметим при этом также, что положительно эмоциональное, комфортное общение создает условия для творческой совместной деятельности, появления особой социальной установки на другого человека; в состоянии комфортного общения две личности – учитель и ученик – начинают образовывать некое общее эмоционально-психологическое пространство, в котором разворачивается творческий процесс приобщения ученика к человеческой культуре, процесс разностороннего познания окружающей его социальной действительности и самого себя, то есть разворачивается процесс социализации личности.

Некоторые авторы (17, С.44) обсуждают в связи с этим возможность наличия у педагога разных типов отношения к учащимся:

  • устойчиво-положительный тип, характеризующийся стабильным эмоционально-положительным отношением к детям, заботой о них, помощью при затруднениях, деловой реакцией на недостатки в учебной работе и поведении, спокойным и ровным тоном в обращении с детьми;

  • пассивно-положительный тип, характеризующийся нечетко выраженной эмоционально-положительной установкой в отношении к детям; сухость обращения и официальный тон являются в основном результатом педагогической установки; многие учителя этой группы считают, что только они могут обеспечить успех в обучении и воспитании учащихся.

Кроме обозначенных типов отношения педагогов к детям отдельными учеными (28, С.31) выделяется и такая крайняя форма взаимодействия с детьми, как негативное, отрицательное отношение к ним.

Для осуществления общения, на наш взгляд, существенно важны роли, позиции учителя в общении. В этом отношении интересно сопоставление разных позиций учителя во взаимодействии с учащимися. Сенько Ю.В., Тамарин В.Э. выделяют «закрытую» и «открытую» позицию учителя. Для «закрытой» позиции характерны обезличенная, подчеркнуто объективная манера изложения, утрата эмоционально-ценностного контекста обучения, что не вызывает у детей ответного желания раскрытия. «Открытая» же позиция характеризуется тем, что учитель, находясь в ней, открывает свой личный опыт учащимся, в ходе чего осуществляется диалог с ними.

Иной вариант раскрытия проблемы позиций учителя в общении видим у М.М.Рыбаковой, которая утверждает, что позиции, которые занимает учитель при взаимодействии с детьми, во многом определяют стиль общения с ними. В целом она выделяет следующие ведущие позиции общения, взаимодействия учителя с учащимися:

  • позиция «жесткой дисциплины», которая приводит к закреплению авторитарно-ролевого стиля общения; учителя при этом практически не интересуют психические особенности и состояние учеников. Педагогическое взаимодействие организуется при жесткой дисциплине на уроках и требовательности к знаниям по предмету, личностное общение при подобном взаимодействии исключается;

  • позиция «терпеливого ожидания порядка», для которой характерен личностно-избирательный стиль отношений. Организацию порядка в классе в этом случае берет на себя один или группа учеников, заинтересованных содержанием материала или личностью учителя. В этом случае учитель как бы «открыт» для учеников, предлагая свое сотрудничество через интерес к знаниям;

  • позиция «обиженного неблагодарными учениками», характеризующаяся постоянными жалобами учителя на усталость, недовольство учениками. Такая позиция порождает эмоционально-ситуативный стиль взаимоотношений учителя с учениками: учителя часто раздражает поведение учеников, замечания его ироничны, нередко в раздражительном тоне. Такое состояние приводит к грубому нарушению отношений с учениками;

  • позиция «сотрудничества» во взаимодействии с учениками характеризуется эмоционально-личностным стилем отношений. В основе таких отношений лежит хорошее знание личности каждого ученика, терпимость к их неудачам в усвоении учебного предмета и поведению. Учитель проявляет интерес к ребенку, его возрастным и индивидуальным особенностям, видит в ребенке развивающуюся личность.

На наш взгляд, данную классификацию взаимоотношений педагога с детьми вполне можно соотнести с традиционной классификацией стилей общения, изложенной выше.

Пользуясь терминами театральной педагогики А.П.Ершовой (изложены в работе 10), некоторые исследователи (Сенько Ю.В., Тамарин В.Э.) вводят в систему позиций учителя такие позиции, как «пристройка сверху» (давление на партнера), «пристройка снизу» (приспособление к собеседнику), «пристройка рядом» (равноправные отношения в общении). Близки к ним по содержанию роли, выделяемые к контексте трансактного анализа Э.Берном:

  • «родитель» - доминирующий, берущий ответственность на себя;

  • «взрослый» - умеющий считаться с другими;

  • «дитя» - более слабый и зависимый, нуждающийся в помощи.

Безусловно, учителю важно владеть всеми этими ролями и по мере необходимости гибко их перестраивать.

Отметим, что при этом, что в ходе осуществления педагогической деятельности каждый педагог должен находить свой индивидуальный стиль общения, подходить к овладению основами профессионально-педагогических позиций вполне осознанно.

Основываясь на вышеизложенные положения, можно заключить, что теоретическая и практическая значимость исследования проблем педагогического общения в системе «учитель-ученик» обусловливается, прежде всего, тем, что общение учителя с учащимися является важным звеном процесса управления формированием личности, развитием познавательной и социальной активности школьников, становлением ученического коллектива.

Оптимально организованное педагогическое общение позволяет эффективно влиять на социально-психологический климат коллектива, предупреждать межличностные конфликты.

2.2. ОСОБЕННОСТИ НЕВЕРБАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧИТЕЛЯ

Содержанием труда учителя является содействие психическому развитию ученика, а главным «инструментом» выступает его психическое взаимодействие с ребенком, педагогическое общение.

Общение, согласно А.А.Леонтьеву, составляет необходимое и специальное условие присвоения ребенком достижений исторического развития человечества. Речь учителя – основное средство, позволяющее приобщить учеников к культурному наследию, обучить их как способам мышления, так и его содержанию. При этом учитель должен обладать высокой языковой культурой, богатым словарным запасом, владеть экспрессивными возможностями и интонационной выразительностью речи, иметь четкую дикцию. Как видно из приведенного определения, основной акцент в нем делается на речь, то есть вербальный компонент общения. Вместе с тем, в последнее время появляется все большее количество публикаций, связанных с различными аспектами невербального общения (28, 33,40).

Как утверждает Л.М.Митина, «взаимодействие ученика и учителя состоит, прежде всего, в обмене между ними информацией познавательного и аффективно-оценочного характера. И передача этой информации осуществляется как вербальным путем, так и с помощью различных средств невербальной коммуникации» (33).

Общаясь с учениками, учитель значительную часть информации относительно их эмоционального состояния, намерений, отношения к чему-либо получает не из слов учеников, а из жестов, мимики, интонации, позы, взгляда, манеры слушать. «Жест, мимика, взгляд, поза подчас оказываются более выразительными и действенными, чем слова», - утверждает Е.А.Петрова (40, С.10).

Невербальные аспекты общения играют существенную роль и в регулировании взаимоотношений, установлении контактов, во многом определяют эмоциональную атмосферу и самочувствие как учителя, так и ученика.

Следует отметить, что данный аспект педагогического общения находился в поле зрения и до исследований выше указанных авторов. Так, А.С.Макаренко писал, что для него, в его практике, «как и для многих опытных учителей, такие «пустяки» стали решающими: как стоять, как сидеть, как повысить голос, улыбнуться, как посмотреть».(Собр. Соч. Т.4, С.34). Однако только в последнее время он стал все больше привлекать внимание исследователей феномена общения.

Укажем на то, что средства невербального общения всегда соответствующим образом задействованы в ходе учебно-воспитательного процесса, несмотря на то, что, как правило, педагог не осознает их значения. Общепринято, что во взаимодействии учителя с детьми, как впрочем любых субъектов общения, невербальное общение осуществляется по нескольким каналам:

  • мимика;

  • прикосновение;

  • жест;

  • дистанция общения;

  • визуальное взаимодействие;

  • интонация.

Остановимся на рассмотрении каждой из составляющих процесса невербального взаимодействия в системе «учитель-ученик».

Мимическая сторона общения крайне важна – по лицу человека можно иногда узнать больше, чем он может или хочет сказать, а своевременная улыбка, выражение уверенности в себе, расположенности к общению могут существенно помочь в установлении контактов (52, С.53).

Практически бесконечное многообразие мимических движений и их сочетаний (Е.А.Петровой отмечается, что их всего более 20000) дает возможность педагогу выразить свое эмоциональное состояние и отношение к определенному ученику, его ответу или поступку: отразить интерес, понимание или равнодушие и т.д.. А.С.Макаренко писал по этому поводу следующее: «Не может быть хорошим воспитатель, который не владеет мимикой, не может дать своему лицу необходимого выражения или сдержать свое настроение» (Собр.соч., Т.5, С.171)

Ряд исследований (6, 40) показывают, что учащиеся отдают предпочтение учителям с доброжелательным выражением лица, с высоким уровнем внешней эмоциональности. При этом отмечается, что чрезмерная подвижность мускулов глаз или лица, как и безжизненная их статичность, создает серьезные проблемы в общении с детьми.

Некоторые исследователи (40) отмечают, что многие учителя считают необходимым создавать «специальное выражение лица» для воздействия на детей. Часто – это строгое выражение лица с нахмуренным лбом, сжатыми губами, напряженной нижней челюстью. Это лицо-маска, надуманный образ, якобы способствует хорошему поведению и успеваемости учеников, облегчает руководство, управление классом. Кроме того, существует довольно распространенное явление – «определенное лицо для определенного ученика». Но, как профессионал, учитель должен владеть своим поведением настолько, чтобы этого избегать.

Следующий канал невербального общения – прикосновение, обозначаемое иногда как тактильная коммуникация. Использование прикосновения очень важно при работе с детьми особенно младшего школьного возраста. С помощью прикосновения можно привлечь внимание, установить контакт, выразить свое отношение к ребенку. Свободное передвижение учителя на уроке по классу облегчает использование этого приема. Не прерывая урока, он может вернуть к работе отвлекшегося ученика, коснувшись его руки, плеча; успокоить возбужденного; отметить удачный ответ.

Однако Л.М.Митина предостерегает, что у многих детей прикосновение может вызвать настороженность. В первую очередь, это бывает у детей, для которых сокращение психологической дистанции создает неудобства и окрашено тревогой. Неприятными оказываются «внеурочные» прикосновения, так как оставляют у ребенка неприятный осадок и в дальнейшем заставляют избегать учителя. Неприятно прикосновение, несущее оттенок давления, силы.

Особое место в системе невербального общения учителя занимает взгляд, которым он может выразить свое отношение к учащемуся, его поведению, задать вопрос, дать ответ и т.д.

Воздействие взгляда учителя зависит от дистанции общения. Взгляд издали, сверху вниз, позволяет учителю увидеть сразу всех учеников, но не дает возможности вглядываться в каждого из них в отдельности. Воздействие взгляда, как отмечает Е.А.Петрова, тем сильнее, чем ближе к учителю находится ребенок.

Особенно велико влияние пристального взгляда, который может быть и неприятным. Сопровождение учителем своего замечания взглядом негативно сказывается на состоянии ребенка, мешает поддержанию контакта.

Исследования отмечают (21,40), что существует некоторый оптимальный ритм обмена взглядами с детьми на уроке, когда индивидуальный зрительный контакт чередуется с охватом глазами всего класса, что создает рабочий круг внимания. Чередование, переключение взгляда важно и при выслушивании ответа. Учитель, взглядывая на отвечающего, дает понять, что он слышит ответ. Глядя на класс, учитель привлекает внимание всех остальных детей к отвечающему. Внимательный, доброжелательный взгляд при выслушивании ответа позволяет поддерживать обратную связь.

Немаловажное значение имеет и дистанция общения (в некоторых источниках-(25) – пространственная организация общения). А.А.Леонтьев, в частности, отмечает, что вопрос о взаимном размещении участников общения в пространстве (в особенности расстоянии) довольно актуален, поскольку в зависимости от этого фактора в общении в различной мере используются другие неречевые компоненты, различной оказывается природа обратной связи от слушателя к говорящему.

Исследователи (25) утверждают, что дистанция между общающимися зависит от отношений между ними. Учителю особенно важно знать связь между протеканием процесса общения и расположением собеседников относительно друг друга в пространстве.

Вне сомнения, пространственные факторы общения использует любой педагог, интуитивно выбирая оптимальное расстояние от слушателей; при этом большое значение имеет характер взаимоотношений с аудиторией, размеры помещения, размер группы. Он может использовать пространственную близость для установления более доверительных отношений с учениками, но соблюдать при этом осторожность, так как чрезмерное приближение к собеседнику иногда воспринимается как посягательство на личность, выглядит нетактичным.

Наблюдая за работой учителя на уроке, можно заметить, как отмечает Е.А.Петрова, что зона наиболее эффективного контакта – это первые 2-3 парты. Именно первые парты попадают в личную или даже интимную (если учитель стоит вплотную возле учеников) зону на протяжении почти всего урока. Остальные учащиеся, как правило, находятся на публичном расстоянии от учителя, согласно классификации зон общения по А.Пизу (41).

Если педагог непринужденно перемещается по классу, то он, меняя дистанцию, достигает проксемического разнообразия и равенства в общении с каждым ребенком.

При рассмотрении пространства общения нельзя не затронуть и такого аспекта, как организационные условия обучения, в частности, размещение мебели (столов и стульев) в пространстве класса (Н.В.Самоукина, Г.А.Цукерман).

Так, Н.В.Самоукина отмечает, что мебель размещена в классной комнате таким образом, что стол учителя стоит перед классом и как бы противопоставлен ему. Такое организационное решение пространства класса, по мнению автора, закрепляет директивную воздействующую позицию учителя. Столы учащихся поставлены в несколько рядов и производят впечатление «общей массы». Находясь в таком классе, ученик чувствует себя «внутри класса», его частью. Поэтому вызов к доске и общение с учителем «один на один» являются факторами, вызывающими у ребенка неприятное и напряженное состояние.

При этом Н.В.Самоукина предлагает организовать пространство класса иным образом, сделав его более демократичным: стол учителя ставится впереди по центру, а парты учащихся расположены полукругом на одинаковом расстоянии от стола учителя.

Г.А.Цукерман также рассматривает вопрос о пространственной организации класса в работе «Виды общения в обучении» (55, С.160). Автор, в частности, пишет, что при организации групповой работы более приемлема иная, отличная от традиционной, расстановка парт в классной комнате, которая оптимизирует учебный процесс. При этом она предлагает следующие варианты организации образовательного пространства, среди которых варианты а) и б) считаются наиболее благоприятными, в то время как вариант в) рассматривается как один наиболее неблагоприятных.

Рис. 1







Вариант а) Вариант б)






Вариант в)


Добавим от себя на основании опыта, полученного во время педагогических практик, что далеко не всегда учителю удается организовать помещение таким образом. Кроме того, многое зависит от цели урока, его обеспеченности наглядным и раздаточным материалом, техническими средствами и т.п.

Особое место в системе невербального общения учителя занимает система жестов. Как отмечает Е.А.Петрова, жестикуляция педагога является для учеников одним из индикаторов его отношений к ним. Жест обладает свойством «тайное делать явным» (40), о чем учитель всегда должен помнить.

Характер жестов учителя с первых минут создает определенный настрой в классе. Исследования подтверждают, что если движения учителя порывисты и нервны, то в результате вместо готовности к уроку возникает состояние напряженного ожидания неприятностей.

Большую роль жесты играют и в обеспечении внимания учащихся, являющегося важнейшим условием эффективного обучения. Значительными возможностями сосредоточения внимания слушателей обладает именно жест, эмоциональная насыщенность которого, как правило, приковывает внимание аудитории. Среди средств организации внимания почти каждым учителем активно используются такие жесты, как жесты указания, жесты имитации, жесты подчеркивания и т.д..

Как отмечает Е.А.Петрова (40), не менее важна в использовании жестов и такая функция, как активизация различных познавательных процессов: восприятия, памяти, мышления и воображения. Жесты могут иллюстрировать рассказ учителя, с их помощью может осуществляться активизация зрительного восприятия, памяти, наглядно-образного мышления.

Совместная деятельность учителя и учащихся предполагает не только воздействие учителя, но и обязательную обратную связь. Именно с помощью жеста учитель часто «включает» ее (вопросительный кивок головой, приглашающие жесты и т.д.), повышает ее интенсивность (жесты одобрения, оценки), или завершает контакт. Жест выступает важным компонентом обратной связи, без понимания которого затрудняется адекватная оценка учителем состояния учащегося, его отношения к педагогу, одноклассникам и т.д.

Жесты в комплексе с другими невербальными средствами общения используются учителем для обеспечения контроля за деятельностью учащихся. С этой целью чаще всего применяются оценивающие, регулирующие и дисциплинирующие жесты.

Жесты учителя нередко становятся образцом для подражания. Особенно внимательны дети к случаям неточного употребления жестов, которые отвлекают их от выполняемых заданий на уроке. На данном основании мы полагаем, что к культуре невербального поведения учителя в целом и к его жестикуляции в частности необходимо предъявлять высокие требования.

В общении учителя с учениками большое значение имеет и тон речи. По утверждению специалистов,(в частности М.М.Рыбаковой), интонация при общении взрослых может нести до 40% информации. Однако при общении с ребенком воздействие интонации увеличивается.

В интонации проявляются те переживания, которые сопровождают речь учителя, обращенную к ребенку, и он реагирует на них. Ребенок удивительно точно узнает по интонации отношение к нему взрослых, он обладает исключительным «эмоциональным слухом» (М.М.Рыбакова), расшифровывает не только содержание, смысл сказанных слов, но и отношение к нему со стороны других.

При восприятии слов ребенок сначала реагирует на интонацию ответным действие и лишь потом усваивает смысл сказанного. Крик или монотонная речь учителя лишаются воздействующей силы потому, что сенсорные входы ученика либо забиты (криком), либо он вообще не улавливает эмоционального сопровождения, что порождает безразличие. В связи с этим приходим к заключению о том, что речь учителя должна быть эмоционально насыщенной, однако при этом следует избегать крайностей; учителю крайне важно избирать тон общения с детьми, соответствующий не только ситуации общения, но и нормам этики.

Таким образом, можно сделать вывод – невербальный аспект общения занимает значительное место в процессе взаимодействия учителя с детьми. Для того, чтобы облегчить свою работу, учитель должен уметь общаться с детьми даже не разговаривая, должен брать во внимание не только речь ученика, но и каждый его жест, взгляд, каждое движение, в свою очередь строго контролировать свое невербальное поведение.


2.3. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ЖЕСТОВОГО

ОБЩЕНИЯ УЧИТЕЛЕЙ НАЧАЛЬНЫХ КЛАССОВ НА УРОКЕ


Экспериментальная часть исследования была организована на базе начальных классов в средних школах №№25, 18, 38 и школе-лицее №26 г.Саранска, а также в школе №2 г.Краснослободска.

Цель исследования: изучить особенности жестикуляции как одного из ведущих компонентов невербального общения в деятельности педагога начальных классов.

Задачи исследования:

  • уточнить методику исследования жестикуляции учителя, предложенную В.А.Петровой;

  • провести серию наблюдений и анкетирование учителей начальных классов;

  • проанализировать полученные эмпирические данные№

  • сделать обобщение и выводы.

Методы исследования. Для получения полноценных и достоверных результатов использовались методы: наблюдение, анкетирование, беседа, количественный и качественный анализ полученных данных.

Этапы исследования:

  1. Планирование исследования, поиск, корректировка и подготовка текста анкеты;

  2. Проведение анкетирования учителей и наблюдений на серии уроков (апрель 1999 г., декабрь 2000 г., апрель 2001 г.).

  3. Обработка и первичный анализ полученных эмпирических данных.

  4. Оформление результатов эмпирического исследования.

Объект исследования: педагогическая деятельность учителя.

Предмет исследования: жестикуляция как важный компонент педагогического общения.

Ход исследования:

Настоящее исследование было организовано в 10 различных классах (у 10 различных учителей). Оно проводилось в течение нескольких уроков (табл.1). В ходе наблюдения выявлялось, какие жесты, и с какой частотностью употреблялись учителем в ходе урока. В результате проведенных наблюдений были зафиксированы наиболее часто используемые учителями жесты, а также частота их использования за урок.

Краткое описание категорий жестов:

  1. Указывающие жесты (пальцем или указкой) часто рассматриваются как жесты агрессивности и превосходства (Петрова), хотя, на наш взгляд, они боле всего употребляются как жесты, подкрепляющие информацию, или ориентирующие учащегося в образовательном пространстве.

  2. Сцепленные пальцы – жест напряженности, который считается нежелательным в ходе педагогического общения.

  3. Теребление указки, кольца, почесывание головы – жесты, свидетельствующие о неуверенности, повышенной тревожности.

  4. Использование скрытых барьеров (с помощью предметов, стола и пр.) – жесты защиты педагога от нежелательных воздействий со стороны окружения, поиска опоры в случае неуверенности в себе.

  5. Руки в бока (упираются в талию, «женская боевая поза» по Е.Петровой) – жест, давления на детей, доминирования и агрессивности.

  6. При слушании ответов указательный палец (ладонь) подпирает щеку – жест критичного, негативного отношения к собеседнику, информации, которую он сообщает.

  7. Стучит по столу – выражение недовольства, ярости, гнева.

  8. Раскрытая поза, в том числе раскрытые ладони – жесты, свидетельствующие о положительном, открытом для взаимодействия общении, предполагающем равноправный, демократический стиль педагогической деятельности.

  9. Опирается на стол, стул руками– жесты, выражающие определенную степень недовольства ситуацией, поиск опоры для придания уверенности в себе.

  10. Описательно-изобразительный жест (руками) – жесты, помогающие описывать тот или иной предмет, процесс, феномен, то есть жесты, дополняющие вербальную информацию.

  11. Прикрытие рта, потирание уха, глаза – жесты неуверенности в себе.

Полученные в ходе наблюдения результаты обсуждались с учителями после уроков. Затем им предлагалось ответить на вопросы анкеты.

Анкета

«Самооценка жестикуляции учителя на уроке»

  1. При подготовке к урокам думали ли Вы об употреблении того или иного жеста?

а) конечно, да б) в целом, да в) пожалуй, нет г) конечно, нет

  1. Встречались ли на занятии жесты, употребленные Вами экспромтом?

а) конечно, да б) в целом, да в) пожалуй, нет г) конечно, нет

  1. Бывает, что человек выполняет некоторый жест неожиданно для себя. Встречалось ли такое на уроках?

а) конечно, да б) в целом, да в) пожалуй, нет г) конечно, нет

  1. Использовались ли на уроках типичные для Вас жесты?

а) конечно, да б) в целом, да в) пожалуй, нет г) конечно, нет

  1. Довольны ли Вы своей жестикуляцией?

а) конечно, да б) в целом, да в) пожалуй, нет г) конечно, нет

  1. Не оставалось ли у Вас ощущения неуместности того или иного жеста?

а) конечно, да б) в целом, да в) пожалуй, нет г) конечно, нет

  1. Не бывает ли у Вас ощущения, что Вам мешают Ваши руки?

а) конечно, да б) в целом, да в) пожалуй, нет г) конечно, нет

  1. Не бывает ли у Вас ощущения, что Вам мешают Ваши руки?

а) конечно, да б) в целом, да в) пожалуй, нет г) конечно, нет

  1. Не бывает ли у Вас ощущения, что Вам мешают Ваши руки?

а) конечно, да б) в целом, да в) пожалуй, нет г) конечно, нет

  1. Не бывает ли у Вас ощущения, что Вам мешают Ваши руки?

а) конечно, да б) в целом, да в) пожалуй, нет г) конечно, нет

Таблица 1

ЧАСТОТНОСТЬ ЖЕСТОВ, УПОТРЕБЛЯЕМЫХ УЧИТЕЛЕМ НА УРОКЕ


Кол-во

Уроков

Категории жестов

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

*

**

*

**

*

**

*

**

*

**

*

**

*

**

*

**

*

**

*

**

*

**

4

31

7

12

3

33

7

41

10

5

1

18

4

9

2

11

3

10

2

22

5

40

10

4

48

12

-

-

28

7

45

11

-

-

10

2

-

-

15

4

5

1

18

3

10

2

4

90

22

17

4

9

2

11

3

2

-

1

-

-

-

37

9

14

3

67

17

16

3

5

86

21

-

-

-

-

8

1

-

-

7

1

1

-

25

5

7

1

38

7

15

3

4

71

18

14

3

13

3

27

7

-

-

14

3

1

-

12

3

3

1

29

7

32

8

5

56

11

5

1

21

4

18

3

9

-

-

-

8

1

28

5

11

2

30

6

10

2

5

40

8

11

2

23

4

30

6

5

1

28

5

1

-

30

6

8

1

21

4

18

3

4

19

5

17

4

37

9

все уроки за столом

2

-

32

8

9

2

-

-

5

1

-

-

51

13

7

154

21

15

2

35

5

75

10

21

3

-

-

19

3

65

9

8

1

25

3

31

4

4

72

18

12

3

23

5

29

7

1

-

5

1

3

1

15

4

12

3

27

6

18

4


Всего:

667


103


213


284


39


110


51


238


73


267


241



Ранг:

I


8


6


II


11


7


10


5


9


III


4


* - всего использованных жестов за просмотренные уроки.

** - количество использованных жестов в среднем за урок.



  1. Не бывает ли у Вас ощущения, что Вам мешают Ваши руки?

а) конечно, да б) в целом, да в) пожалуй, нет г) конечно, нет

  1. Знаете ли Вы наиболее часто используемые Вами в ходе урока жесты?

а) конечно, да б) в целом, да в) пожалуй, нет г) конечно, нет

Для обработки анкеты использовалась следующая шкала баллов:

Ответ а) - 3 балла; ответ б) - 2 балла; ответ в) - 1 балл; ответ г) - 0 баллов.

Целью беседы и анкетирования было выяснение того, планируется ли учителем употребление того или иного жеста при подготовке к урокам, осознает ли он особенности своей жестикуляции и как оценивает эффективность употребления каждого из отдельных жестов. Результаты анкетирования зафиксированы в Таблице 2.

Таблица 2


Варианты ответов

Баллы

Итого

1

2

3

4

5

6

7

8

1

2

3

4

5

6

7

8


Б

б

в

б

б

в

в

Б

2

2

1

2

2

1

1

2

13

В

а

б

б

в

в

г

Б

1

3

2

2

1

1

1

2

15

Б

б

б

а

б

в

г

Б

2

2

2

3

2

1

0

2

18

Б

а

а

б

б

в

г

Б

2

3

3

2

2

1

0

2

19

А

в

а

б

в

б

б

Б

3

1

3

2

1

2

2

2

16

Б

а

а

б

в

а

в

Б

2

3

3

2

1

3

1

2

18

Б

а

в

б

б

в

в

Б

2

3

1

2

2

1

1

2

16

В

а

в

б

б

в

в

Б

1

3

1

2

2

1

1

2

14

В

б

б

б

б

в

а

Б

1

2

2

2

2

1

3

2

13

В

б

б

б

в

б

в

Б

1

2

2

2

1

2

1

2

13


1

2

3

4

5

6

7

8

1

2

3

4

5

6

7

8


Уровни представлений:

Наивысший - коэффициент 0,91-1,00;

Высокий - коэффициент 0,81-0,9;

Хороший - коэффициент 0,71-0,8;

Средний - коэффициент 0,61-0,7;

Низкий - коэффициент 0,51-0,6;

Низший - коэффициент ниже 0,5.

Полученные данные свидетельствуют о том, что большинство учителей (а это, как правило, опытные педагоги с большим стажем работы) часто планируют использование отдельных жестов на уроках. Некоторые из них (3, 4, 5) отмечают, например, что указательный жест при работе со схемой, рисунком не является случайным. Также и некоторые описательно-изобразительные жесты продумываются заранее.

Однако отметим, что встретились педагоги, жестикуляция которых крайне бедна. Кроме того, считаем важным добавить, что в некоторых классах была заранее дана установка на то, что будет проводиться наблюдение за особенностями жестового общения учителя (группа I). В других же классах информация о том, что целью наблюдения было изучение особенностей жестового общения, давалась после посещения уроков (группа II).

Интересен тот факт, что в работе учителей, отнесенных нами по вышеизложенному основанию к I группе, жестов типа «закрытая позиция», «скрытые барьеры», отмечалось гораздо больше, чем у учителей, отнесенных к группе II, характеризующейся уверенной работой на уроке, свободным общением с детьми.

Многие учителя хорошо осознают особенности своего невербального поведения в ходе взаимодействия с учащимися – они четко обозначают свои типичные жесты (практически все), не испытывают затруднений при выборе жеста (4, 5, 6). В целом учителя довольны своей жестикуляцией, у них не остается впечатления неуместности того или иного жеста.

После проведения анкетирования вычисляем коэффициент представления учителя об уровне использования жестикуляции в собственной деятельности. Определение коэффициента проводилось по формуле:

n1

Кж = -----

N

Кж – коэффициент представления учителя об уровне использования собственной жестикуляции.

n1 – количество баллов, набранных учителем при ответах на вопросы анкеты.

N – максимально возможное число баллов анкеты, высший уровень представления об особенностях использования жестикуляции на уроке.

Результаты вычислений представлены в таблице 3.

Таблица 3

КОЭФФИЦИЕНТ ЖЕСТОВОГО ОБЩЕНИЯ

УРОВЕНЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЖЕСТИКУЛЯЦИИ

К = 13/24 = 0,54

Низкий

К = 13/24 = 0,54

Низкий

К = 14/24 = 0,58

Низкий

К = 15/24 = 0,62

Средний

К = 16/24 = 0,66

Средний

К = 17/24 = 0,71

Хороший

К = 14/24 = 0,58

Низкий

К = 13/24 = 0,54

Низкий

К = 15/24 = 0,62

Средний

К = 13/24 = 0,54

Низкий


Таким образом, выяснилось, что в основном представления учителей о собственном жестовом общении находятся на среднем уровне. Отметим также, что данные таблицы 1 позволяют сделать предположение об особенностях стиля общения учителя с детьми на уроках. Для этого достаточно, проранжировав используемые учителями жесты по среднему их количеству на урок, определить какие из категорий жестов занимают лидирующие позиции.

Полученные результаты, в основном, свидетельствуют о том, что лидирующее место заняла категория «указывающий жест» (ранг I), что говорит о специфике педагогического труда, в котором жесты указания используются в качестве заместителей вербальных обращений для быстроты общения, сворачивания речевого высказывания. На второй план выходят закрытые позиции учителей при работе с детьми (см. жесты категорий 4,10,11),тем не менее, не последние места занимают категории «раскрытая поза», «описательно-изобразительный жест» (5 и 3 позиции соответственно), что говорит и о желании ряда учителей работать с детьми, входя с ними в тесный контакт.

Группа жестов, составленная из категорий 5 и 7, заслуживает особого внимания. Прослеживание этих жестов в ходе взаимодействия в системе «учитель-ученик» говорит об уровне авторитарности, что, как правило, подтверждается и вербально. Например, наблюдая за работой учителя (8, 9) можно было часто слышать фразы: «Разговоры!» (с угрожающей интонацией), «Вышли из-за парт!», «Закрой рот!» и т.п. Отметим, что данная категория жестов имеет достаточно низкий уровень использования, что свидетельствует о гуманистической, личностно-ориентированной позиции учителей в отношении детей.

Особую группу составляют жесты категорий 3, 4, 11. Именно они в значительной степени проявились у большинства учителей (занимают соответственно 6, 2, 4 позиции в ранге жестов). Данное положение свидетельствует о большой неуверенности учителя на уроке. Позволим сделать предположение, что присутствие на уроке постороннего человека (в частности студентов-практикантов) во многом отрицательно влияет на поведение учителя, делая его неуверенным в своих силах, а, возможно, и в знании материала. Данный факт следует иметь ввиду членам администрации образовательных учреждений при организации внутришкольного контроля, так как присутствие заместителя директора, или иного проверяющего, может существенно повлиять на ход и качество урока.

В противопоставление с это группой вступают жесты категории 8. Они проявлялись у учителей, уверенных в себе, желающих общаться с детьми (4, 5, 6), а также у остальной части учителей в ситуациях, когда они, по их мнению, не находились в поле нашего зрения, или же ход урока заставлял их забыть о присутствии посторонних.

Результаты наблюдений, анкетирования и бесед с учителями и их анализ позволяют сделать следующие выводы:

  1. Опытными учителями часто планируется использование определенных жестов на уроке, многие из жестов (в особенности указательные жесты) четко продумываются заранее.

  2. Большинство учителей недостаточно хорошо осознают особенности своего невербального общения на уроках, хотя в целом они довольны своей жестикуляцией. Коэффициент представления об уровне собственной жестикуляции средний.

  3. Результаты ранжирования использования жестов свидетельствуют о проявлении значительной неуверенности большинства учителей при общении с классом в присутствии посторонних людей на уроке, о наличии некоторых признаков авторитарности.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ II


Правильно организованное педагогическое общение является необходимым условием и содержанием профессиональной педагогической деятельности. Конкретизированное в педагогической деятельности, общение выступает как процесс решения педагогом множества задач, среди которых – познание личности, обмен информацией, организация деятельности, сопереживание и т.д.

Педагогическое общение в целом трактуется как система взаимодействия учителя и учащихся, профессиональное по целям, задачам, содержанию и эффективности, обеспечивающее мотивацию и оптимизацию учебной деятельности, выработку различных знаний, навыков и умений, управление формированием личности и детского коллектива в целом.

В последнее время на страницах публикаций все глубже разрабатываются проблемы роли невербального общения в процессе межличностных контактов в профессиональной педагогической деятельности, где оно играет значительную роль в регулировании взаимоотношений, установлении взаимопонимания, во многом определяет эмоциональную атмосферу в классном коллективе.

В ходе взаимодействия в системе «учитель-класс» невербальное общение осуществляется по ряду каналов: мимика, жест, дистанция, визуальный контакт, интонация, прикосновение. При этом данные каналы являются важнейшим средством педагогического воздействия.

В результате экспериментального исследования, проведенного на базе ряда школ г.Саранска и г.Краснослободска, было выявлено:

а) опытным учителем планируется использование жестов на уроке, многие из них продумываются заранее;

б) знание большинством учителей особенностей собственной жестикуляции находится на среднем уровне (средн. Кж = 0,61), в то время как наиболее опытные из них показали хороший уровень представления об особенностях жестикулирования на уроке. При этом в целом учителя довольны своей жестикуляцией, что, по нашему мнению, свидетельствует о недостаточном уровне понимания учителями важности жестового общения в педагогической деятельности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Анализ проблемы невербального общения в профессионально-педагогической деятельности современного учителя позволяет сделать следующие выводы:

  • невербальный аспект общения остается недостаточно исследованным в психолого-педагогической науке и по сей день. Серьезным изучением данной проблемы ученые стали заниматься лишь в последние 40 лет. Проблема широко популярна, в том числе и в России;

  • популярность проблемы определила значительный рост количества публикаций по теме;

  • в процессе взаимодействия в системе «учитель-ученик» невербальное общение играет значительную роль. Исходя из этого, учитель должен обладать не только высокой языковой культурой, но и культурой невербального поведения, или культурой использования так называемых выразительных движений, поскольку известно, что различные виды невербального общения заключают в себе порой гораздо больше информации, чем слова. В связи с этим, проблема значимости невербального компонента в структуре педагогической деятельности заслуживает особого внимания и требует тщательной проработки;

  • в ходе экспериментального исследования было выявлено:

а) опытным учителем планируется использование жестов на уроке, многие из них продумываются заранее;

б) знание большинством учителей особенностей собственной жестикуляции находится на среднем уровне (средн. Кж = 0,61), в то время как наиболее опытные из них показали хороший уровень представления об особенностях жестикулирования на уроке. При этом в целом учителя довольны своей жестикуляцией, что, по нашему мнению, свидетельствует о недостаточном уровне понимания учителями важности жестового общения в педагогической деятельности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Беличева С.А. Влияние стиля классного руководства на межличностные отношения в классе // Советская педагогика. – 1985. №8. С.60-62.

  2. Битянова М. Особенности человеческой коммуникации // Школьный психолог. – 1999. - №30. С.2-15.

  3. Бодалев А.А. Личность и общение: Избранные труды. – М.: Педагогика, 1983.

  4. Бодалев А.А. Психология общения. М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «Модэк», 1996.

  5. Брудный А.А. О проблеме коммуникации // Методологические проблемы социальной психологии. М.: 1977.

  6. Введение в специальность: Учебн. пособие для студ. пед. ин-тов / Л.И.Рувинский, В.А.Кан-Калик и др. – М.: Просвещение, 1988.

  7. Горелов И., Житников В., Зюзько М., Шкатов Л. Умение общаться // Воспитание школьников. – 1994. №3. – С.18-21.

  8. Григорьева Т.Г., Усольцева Т.П. Основы конструктивного общения. – Новосибирск: Изд-во Новосибирского ун-та; М.: «Совершенство», 1997.

  9. Давыдов В.В. Психологическая теория учебной деятельности и методов начального обучения, основанного на содержательном обобщении. – Томск: Пеленг, 1992.

  10. Ершова А.П., Букатов М. Режиссура урока, общения и поведения учителя: Пособие для учителя. 2-е изд., испр. и доп. – М.: Моск. Психолого-социологический ин-т; «Флинта», 1998.

  11. Золотнякова А.С. Личность в структуре педагогического общения. – Ростов н/д: РГПИ, 1979.

  12. Каган М.С. Мир общения. – М.: Просвещение, 1987.

  13. Кан-Калик В.А. Учителю о педагогическом общении: Кн. для учителя. – М.: Просвещение, 1987.

  14. Кан-Калик В.А., Ковалев Г.А. Педагогическое общение как предмет теоретического исследования // Вопросы психологии. – 1985. - №4. С.9-16.

  15. Кан-Калик В.А., Никандров Н.Д. Педагогическое творчество. – М.: Педагогика, 1990.

  16. Коломинский Я.Л. Психология общения. – М.: Знание, 1974.

  17. Коломинский Я.Л., Березовин Н.А. Некоторые проблемы социальной психологии. – М.: Знание, 1977.

  18. Коломинский Я.Л., Панько Е.И. Учителю о психологии детей шестилетнего возраста: Кн. для учителя. – М.: Просвещение, 1988.

  19. Кондратьева С.В. Учитель-ученик. – М.: 1984.

  20. Конюхов Н.И. Словарь-справочник практического психолога. – Воронеж: Изд-во НПО «Модэк», 1996.

  21. Крижанская Ю.С., Третьяков В.П. Грамматика общения. – Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1990.

  22. Лабунская В.А. Невербальное поведение. М.: Просвещение, 1991.

  23. Леонтьев А.А. Педагогическое общение. М.: Знание, 1979.

  24. Леонтьев А.А. Психологические особенности деятельности лектора. – М.: Знание, 1981.

  25. Леонтьев А.А. Психология общения. – 3-е изд. – М.: Смысл, 1999.

  26. Ломов Б.Ф. Общение как проблема общей психологии // Методологические и теоретические проблемы психологии. – М.: Наука, 1984.

  27. Макаренко А.С. Собрание сочинений.:т.4,т.5.

  28. Маркова А.К. Психология труда учителя: Кн. для учителя. ‑ М.: Просвещение, 1993.

  29. Мелибруда С. Я-Ты-Мы: Психологические возможности улучшения общения / Пер. с польск и общ. ред. А.А.Бодалева и А.П.Добрович. – М.: Прогресс, 1986.

  30. Мироненко В.В. История и состояние психологии выразительных движений // Вопросы психологии. – 1975. - №3. – С.134-143.

  31. Митина Л.М. Педагогическое общение: контакт и конфликт // Школа и производство. – 1989. - №10. – С.10-12.

  32. Митина Л.М. Психология профессионального развития учителя

  33. Митина Л.М. Управлять или подавлять: выбор стратегии профессиональной деятельности педагога. - М.: сентябрь, 1999.-(Библиотека журнала «Директор школы» .вып.2,1999)

  34. Мудрик А.В. Общение как фактор воспитания школьников. – М.: Педагогика, 1984.

  35. Ночевник М.Н. Человеческое общение. – М.: Политиздат, 1988.

  36. Общая психология: Курс лекций для первой ступени педагогического образования / Сост. Е.И.Рогов. – М.: Владос, 1995.

  37. Общение и диалог в практике воспитания и психологической консультации: Сб. научн. тр. / Редкол.: А.А.Бодалев и др.. – М.: Изд-во АПН СССР, 1987.

  38. Основы педагогического мастерства: Учебное пособие для пед. спец. высш. учебн. заведений / И.Я.Зязюн, И.Ф.Кривонос и др.; под ред. И.Я.Зязюна. – М.: 1989.

  39. Парыгин Б.Д. Современное состояние и проблемы социальной психологии. - М.: Знание, 1973.

  40. Петрова Е.А. Жесты в педагогическом процессе: Учебное пособие. – М.: Моск. городское пед. общество, 1998.

  41. Пиз А. Язык жестов / Пер. с англ. – Воронеж, 1992.

  42. Пиз А. Язык телодвижений: как читать мысли других людей по их жестам. – Нижний Новгород, 1992.

  43. Психология межличностного познания / Под ред. А.А.Бодалева; Акад.пед.наук СССР. – М.: Педагогика, 1981.

  44. Психология. Словарь / Под общ. Ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Политиздат, 1990.

  45. Психолого-педагогические проблемы общения в профессиональной подготовке учителя: Межвузовский сборник научн. трудов. – Горький: ГГПИ им.М.Горького, 1989.

  46. Руденский Е.В. Социальная психология: Курс лекций. – М.: ЛНФРА-М; Новосибирск: НГАЭиУ, 1997.

  47. Рыбакова М.М. Конфликт и взаимодействие в педагогическом процессе: Кн. для учителя. – М.: Просвещение, 1991.

  48. Рюкле Х. Ваше тайное оружие в общении: Мимика, жест, движение / Сокр.пер. с нем. – М.: Интерэксперт, 1996.

  49. Самоукина Н.В. Игры в школе и дома: Психотехнические упражнения и коррекционные программы. - М.: Новая школа, 1993.

  50. Сенько Ю.В., Тамарин В.Э. Обучение и жизненный опыт учащихся. – М., 1989.

  51. Степанов С. Секреты лица и характера // Школьный психолог.- 1999.-№ 44.-с.2-3.

  52. Толстых А.В. Наедине со всеми: О психологии общения. – Мн.: Полымя, 1990.

  53. Трусов В.П. Выражение эмоций на лице // Вопросы психологии. – 1982. - №5. – С.70-73.

  54. Цуканова Е.В. Психологические трудности межличностного общения. – Киев: «Вища школа», 1985.

  55. Цукерман Г.А. Виды общения в обучении. – Томск: Пеленг, 1993.





Случайные файлы

Файл
69814.rtf
18105-1.rtf
81662.rtf
11818.rtf
142120.rtf