Заслуги Ломоносова перед русской школой (26118-1)

Посмотреть архив целиком

10




ЗАСЛУГИ ЛОМОНОСОВА ПЕРЕД РУССКОЙ ШКОЛОЙ



План


1. Введение.

- Наследственные и индивидуальные способности детей.

- Взаимосвязь между общим, средним и высшим образованием.

- Преподвние на русском языке. Российская грамматика.

2. Этапы педагогической деятельности Ломоносова.

- Первый этап (1742-1745). Народное просвящение. Разработка учебных пособий на русском языке.

-Второй этап (1745-1749). Методическая работа. Семинаристов – в университет!

- Работа над новым уставом.

- Третий этап (1750-1755). Программа организации просвящения в России. Московский университет (1755) и гимназия. Служение университета на пользу и славу отечеству: развитие науки, популяризация научных знаний, решение педагогических задач.

- Четвертый этап (1756-1765). Завершение работ над программой развития среднего и высшего образования в России.

3. Принципы демократизма, гуманизма и народности.

- Демократизм. Образование во всех слоях общества, стипендии и финансирование. Подразделение средней школы: российская, латинская, первых оснований в науках и знатнейших европейских языков; трехгодичный срок обучения.

- Три факультета вуза: исторический, медицинский, философский. Богословское образование – прерогатива Синода.

- Диалектика Ломоносова.

- Из наблюдений установлять теорию, чрез теорию исправлять наблюдения.

- Принцип природосообразности: подразделял природные дарования человека на душевные и телесные.

- Принципы гуманизма и народности. Общечеловеческая нравственность. Милосердие и трудолюбие. Внимание к условиям трудовой деятельности. Человек должен быть счастливым - нравственность и возможность служить на благо отечества.

- Оградить молодых людей от вредного валияния семьи. Рекомендации для гимназистов: ленность преодаливается послушанием, воздержанием, бдением и терпением. Основой нравственного воспитания Ломоносов считал родной язык.

- Детей обучать грамоте народным способом.

- Наукой следует овладеть всем членам общества.

4. Особенности методики.

- Сторонник классно-урочной системы: проверка домашних заданий, сообщение новых знаний на уроке. Практика.

- Разработка специальных упражнений. В старших классах публичные выступления. На уроках ученикам можно помогать друг другу. Оценки.

- Предметы. Обыкновенные и дополнительные. Поощрения и наказания. Порядок и дисциплина, убеждение и пример. Не позволять иностранцам учить детей. Во главе школы – только педагог!

- Проблема терминалогии.

5. Заключение.


Михаил Васильевич Ломоносов (1711-1765) – первый русский академик. Этот великий ум проявил себя во всех сферах человеческой деятельности: в литературе, языкознании, истории, географии, металлургии, физике, химии, а также в педагогике.

Ломоносов утверждал, что при обучении детей следует обратить внимание на наследственные и индивидуальные способности каждого из них.

Он также выявил взаимосвязь между общим, средним и высшим образованием. Одна из важнейших заслуг Ломоносова – основание Московского университета, где высшее образование получали не только дворяне, но и представители низших сословий.

В век преклонения французкой моде, Ломоносов ввел преподавание на родном языке. (Позже господин Фонвизин напишет портрет русского «грамотея» Митрофанушки Простакова, как пример невежества и тунеядства). Ломоносов опубликовал в 1757 году «Российскую грамматику», которая стала на тот момент лучшим учебником для русской школы, правила которого до сегодняшних дней остаются неизменными.

В педагогической деятельности Ломоносова условно можно выделить ряд этапов.

Первый этап (1742—1745) непосредственно связан с препо­давательской работой ученого. Ломоносов сделал вывод, что большинство населения империи неграмотно. Следует открыть ряд школ, централизовать народное просвещение. Ломоносов отстаивал мысль о том, что все члены Академии наук должны заниматься педагогической деятельностью.

Ломоносов разработал программу публичных лек­ций, которые должен был читать с 1 сентября 1742 года. Но доныне в империи не сущуствовало учебников на русском языке. Это заставило его немедленно заняться разработкой учебных пособий по различным предметам. В 1742 году Ломоносовым уже было написано руководство «Первые основания горной науки, или Горная книжица»; в 1743 году он подготовил «Краткое руководство к риторике, на пользу любителей сладкоречия сочиненное»; в 1745 году для студентов перевел с латинского учебник по физике.

Второй этап (1745—1749) связан в основном с методической работой ученого (уже в 1745 году Ломоносов получил должность пофессора). Одно­временно с подготовкой учебных пособий Ломоносов разрабатывает лекции на русском языке. По указу Сената от 17 октября 1745 г. о печа­тании перевода «Экспериментальной физики» Ломоносову предписы­валось прочесть цикл лекций по физике с использованием необходи­мых физических приборов. Первая лекция ученого прошла, по отзы­вам современников, в торжественной обстановке 20 июня 1746 г. На ней присутствовали «сверх многочисленного собрания воинских и гра­жданских разных чинов слушателей и сам господин президент акаде­мии с некоторыми придворными кавалерами и другими знатными пер­сонами». Значение этого факта для развития национальной науки велико, поскольку до Ломоносова все лекции читались на латинском языке.

Занятия с гимназистами и студентами убедили Ломоносова в необ­ходимости преобразования учебной части Академии наук.

28 апреля 1746 года он подготовил документ в академическое собра­ние «О привлечении семинаристов в университет и об увеличении числа учеников гимназии». В документе Ломоносов предложил ото­брать студентов из семинарий и обучать их академическим упражнени­ям. Этим, по его мнению, можно приобрести «для Академии наук зва­ние подлинного Петербургского университета».

Ломоносов считал также, что гимназия должна вмещать в себя как можно больше учеников, из числа которых потом будут отбираться самые способные. Члены Академического собрания отвергли инициативу Ломоно­сова об отборе способных учеников из монастырских школ, об увеличении числа гимназистов, о широком распространении научных знаний на русском языке.

Некогда данное предложение было опробовано Ломоносовым на практике. Так, еще в 1732 и 1735 годах ученики семинарий отбирались для учебы в академии. Из них вышли такие ученые, как С. П. Крашенинников, сам М. В. Ломоносов, академик-астроном Н. И. Попов, соз­датель русского фарфора Д. И. Виноградов, гравер А. Поляков, пере­водчики В. И. Лебедев, И. И. Голубцов, А. А. Барсов.

В 1748 году Синод разрешил выбрать для университета по десять человек из Московской славяно-греко-латинской академии, Новгород­ской и Александро-Невской семинарий.

Уже в этот период Ломоносов считал, что необходимо составить новый регламент (устав) Академического университета. По поруче­нию канцелярии от 13 июня 1748 года разработкой устава занимался ака­демик Г.-Ф. Миллер. Ломоносов вспоминал позже: «В Университете неотменно должно быть трем факультетам: юридическому, медицинскому и философскому (богословский оставляю синодальным учили­щам), в которых бы производились в магистры, лиценцияты и докторы. А ректору при нем не быть особливому, но все то знать эфору или надзирателю, что в внесенном в Историческое собрание регламенте на ректора положено, ибо ректор в университете бывает главный коман­дир, а здесь он только будет иметь одно имя. Не худо, чтобы Универси­тет и Академия имели по примеру иностранных какие-нибудь вольно­сти, а особливо, чтобы они освобождены были от полицейских долж­ностей».

Спустя почти полгода, 7 декабря 1748 года, Ломоносов предложил всех студентов разделить на три класса: «... первого класса студенты ходят на все лекции, для того чтобы иметь понятие о всех науках и чтобы всяк мог видеть, к какой кто науке больше способен и охоту имеет; второго класса студенты должны ходить на лекции только того класса, в котором их наука, третьего класса студенты те, которые определены уже к одному профессору и упражняются в одной науке. Сим последним должно, по моему мнению, определить ранг армейского прапорщика, а производить их в временные переводчики... а из них в адъюнкты». Это говорит о том, что Ломоносов стремился поднять уровень преподавания в университете. Однако устав утвержден не был.


Третий этап педагогической деятельности Ломоносова (1750— 1755) совпал с периодом, когда ученый работал над серией документов о высшем и среднем образовании. Позднее они были названы исследо­вателями педагогического творчества ученого ломоносовской про­граммой организации просвещения в России. В это время Ломоносов находился в расцвете творческих сил, много времени отдавал непосред­ственной подготовке молодых специалистов, выступил с идеей откры­тия Московского университета. В «доношении» в Сенат он обосновал свое предложение тем, что в Москве живет много дворян и разночин­цев; сравнительно меньше требуется денег для обучения, так как «де­шевые средства к содержанию» и довольно большое количество домашних учителей. Поэтому он заботился о том, чтобы учебные заве­дения, в том числе и университет, были открыты и для детей простого народа.

Московский университет был открыт в 1755 году. В нем функциониро­вало три факультета: философский, юридический, медицинский.

Обучение в университете велось преимущественно на русском языке; была создана значительная группа русских профессоров, боровшихся за передовую науку, национальное просвещение и демократическую педагогику. Весь первый состав студен­тов состоял из разночинцев. Университет был автономен, освобожден от политического надзора, сборов, имел свой суд.

Перед университетом Ломоносов поставил несколько целей, объ­единенных идеей служения на «пользу и славу Отечества»:

1) развитие науки (особенно в области философии, истории, русской

грамматики, права, медицины);

2)популяризация научных знаний (через печать, библиотеку, лекции, диспуты);

3)реше­ние педагогических задач (подготовка образованного молодого поко­ления через университет и гимназии, контроль и руководство учебно-воспитательным делом в учебных заведениях).

При открытии университета первой начала функционировать гим­назия, в состав которой записалось несколько сотен человек. Это во много раз превышало первоначальные планы. Особенно быстро заполнили места гимназисты, находившиеся на казенном содержании. Причиной такого успеха было наиболее целесообразное в тех условиях построение учебного плана гимназии, что явилось важной предпосыл­кой для открытия провинциальных гимназий в России в конце XVIII в.


Четвертый этап - педагогическая деятельность Ломоносова в 1756—1765 годах. Ломоносов завершает работу над программой развития среднего и высшего образования в России.

Программа была построена на основе принципов демократизма, гуманизма и народности.

Демократизм Ломоносова выразился прежде всего в стремлении распространить образование во всех слоях русского общества. Он отстаивал мысль о расширении сети школ, числа обуча­ющихся детей в них, а также выступил за единую бессословную систему образования, доступную всем. Он предусмотрел привлечение к обучению детей из «простонародья», заботился о создании мате­риальных условий для получения образования всеми сословиями. Он подметил, что крестьянские дети отлича­ются практической сметкой, умом, трудолюбием: «... к наилучшему прохождению школьных наук приобщаются чаще всего мальчики из простонародья, более же знатные чуждаются этих знаний».

В «Проекте переустройства Академии наук» Ломоносов предлагал особо выделить тех, кому требуется «жалованье»: «Подражая, однако, похвальному примеру других университетов, где любознательные юноши питаются от щедрот государей, мы не можем не выделить некоего числа студентов, которые, получая содержание из академичес­ких средств, были бы заняты только слушанием профессорских лекций и научной работой. И хотя, ввиду обширности государства и малого числа университетов, следовало бы довести количество студентов, содержимых на казенный счет, до нескольких сотен, однако же акаде­мическая казна не выдержит этого, а потому для начала достаточно будет, если установим число таких студентов в 40 человек». В гимна­зии, по его мнению, «число такого рода подростков должно быть по крайней мере вдвое больше, чем число студентов, т. е. будет 80 чело­век, воспитывающихся на академические средства. Будут, конечно, сверх того, как и ныне, такие, которых будут содержать сами родите­ли».

При составлении «Проекта регламента московских гимназий» была определена сумма содержания на каждого гимназиста — 15 рублей в год. Эти деньги предназначались для приобретения одежды, книг и письменных принадлежностей. Кроме того, учащиеся должны быть обеспечены пищей. Но эта статья расходов не входила в сумму содержания. Изменение рыночных цен затрудняло составление определенной сме­ты.

На содержание студентов Ломоносов требовал 100 рублей на каждого в год. В 1763 году сумма на содержание учащегося составляла до 30 рублей в год. Ломоносов считал ее «весьма скудной» и просил доба­вить «по 12 рублев». Кроме того, он добился открытия общежития для гимназистов и студентов, что давало им возможность больше времени уделять учению.

Ломоносов считал, что «гимназия является первой основой всех свободных искусств и наук... Молодые люди должны приучаться там к правильному образу мышления и добрым нравам». Но академическая гимназия не совсем соответствовала его требованиям . Главной причиной такого положения Ломоносов называл «недоброхотство к учащимся россиянам в наставлении, в содержании и в произведении». Оно выражалось в засилии учителей-иностранцев, в отсутствии обучения на русском языке.

Ломоносов пер­вым представил гимназию как прогрессивную форму средней обще­образовательной школы, обозначил ее структуру, выделил особые подразделения:

- российская

- латинская

- «первых оснований в науках»

- «знатнейших европейских языков»

Для каждой из них устанавлива­лись три класса: нижний, средний, верхний, закреплялся трехгодичный срок обучения. Ломоносовская программа образования, преду­сматривавшая расширение сети гимназий и школ в России, отвечала общественным интересам. Она оказала положительное влияние на развитие народного просвещения XVIII — начала XIX века. Ломоносов явился действительно создателем отечественной общеобразователь­ной школы.

Важное место в ломоносовской программе отводилось высшему образованию. По мнению ученого, университеты должны быть веду­щими в стране учебно-научными центрами, которые оказывали бы решающее влияние на развитие науки и распространение просвещения в России. В 1764 году в «Предположениях об устройстве и уставе Петер­бургской Академии» он глубоко рассмотрел вопрос о содержании выс­шего образования: «Для сохранения людского здоровья и для попече­ния о нем нужно основать факультет медицинский. Для увеличения общественного благосостояния и для создания разных жизненных благ необходимо устроить факультет философский. На юридическом факультете должны быть лекции:

1)исторические, для ознакомления с правом народов, что в других местах напрасно относят к ведению факультета философского;

2) по практической философии;

3) по политике;

4) по публичному и частному праву;

5) русское право.

На медицинском факультете должны читаться:

  1. анатомия с физиологи­ей;

  2. химия;

  3. ботаника;

  4. практическая медицина.

На философском факультете следует обучать слушателей:

  1. обоим красноречиям;

  2. должен быть прочитан курс всеобщей философии;

  3. также математи­ки;

  4. должна быть изложена экспериментальная и догматическая физика;

  5. механика;

  6. астрономия».

В отличие от западноевропейс­ких университетов Ломоносов предложил изменить структуру высшего образования в России, отказавшись от богословского факультета, так как «во всех университетах деление на факультеты бывает сообразно с государственными учреждениями, то и здесь, отказавшись от бого­словского круга наук в пользу Святейшего Синода, таковые науки пре­подаются только в подведомственных ему школах...».

Особенностью ломоносовской программы являлась ориентация на общественные потребности в кадрах. Поэтому он рекомендовал при установлении числа университетских кафедр исходить не из количе­ства имевшихся в то время кандидатов, пригодных для замещения про­фессорских вакансий, а из потребностей страны. Это необходимо для того, чтобы «план университета служил во все будущие годы».

Ломоносов распространил сочинения великого чеш­ского педагога Я. А. Коменского, книгу которого «Видимый мир в картинках» он считал необходимым учебным пособием в гимназии. В последствие конференция Московского универ­ситета в 1756 году постановила перевести и данную работу. В 1768 году книга вышла первым изданием, а в 1788 году была издана вторично.

Некоторые итоги педагогической деятельности подвел сам Ломо­носов в отчете «О завершенных и незавершенных научных и литера­турных работах»: «В Гимназии хотя немало было гимназистов, однако в весьма бедном и бесполезном состоянии, затем что

1)жалованье им давалось в руки, которое брали к себе их родители или свойственники и держали больше на себя, нежели на школьников, так что в школы приходили в бедных рубищах, претерпевали наготу и стужу, и стыдно было показать их посторонним людям; притом же пища их была весьма бедная, и чуть иногда хлеб с водою, в таких обстоятельствах наука мало шла им в голову;

2)да и времени им к тому не было, затем что дома должны были служить отцу и матери для бедности, а в Гимна­зию ходя по дальнему расстоянию, теряли лучшие часы и всегда случай имели резвиться и от школы отгуливать.

Итак, не дивно, что чрез семь лет не было произведено из Гимназии в университетские студенты ни единого человека. Но после поручения оной Гимназии советнику Ломоносову в единственное смотрение все оныя неудобства отвра­щены и пресечены, ибо гимназисты соединены, как и студенты, в общежитие, снабдены приличною одеждою и общим довольным сто­лом по мере определенного им жалованья, не теряют времени ни ходь­бою на дом, ни службою родителям, ни заочною резвостию, будучи у инспектора Гимназии и нарочных надзирателей перед глазами в одном доме... И, наконец, сочинены для каждого класса особливые инструк­ции учителям, и обще для всей гимназии — регламент с совета профес­соров, которыми свидетельствован и опробован от его сиятельства г. президента, и по нему учение в Гимназии производится с несравне­нно лучшим успехом, ибо в три года произведено из Гимназии в универ­ситетские студенты 17 человек экзаменованных и удостоенных про­фессорами».

Ломоносов имел все основания утверждать, что доверен­ные ему университет и гимназия, «невзирая на великие соперников противления и хулу, состоят в хорошем порядке».

Таким образом, Ломоносову удалось заложить прочный фундамент для дальнейшего развития народного образования в России. Его идея непрерывности начального, среднего и высшего образования во мно­гом определила дальнейший прогресс отечественной науки. В конце XVIII в. Сенат страны признал, что создание гимназии и начальных училищ «весьма полезно обществу». Но только в начале XIX в. была осуществлена последовательная система образования — от начальной ступени до высшего учебного заведения в масштабах всей страны.



Источником формирования педагогических идей Ломоносова яви­лись прогрессивные взгляды выдающихся мыслителей эпох антично­сти, Возрождения, Просвещения. Не случайно в центр своих социаль­ных идей он поставил изучение человека как части природы. Он был первым русским педагогом, разработавшим педагогическую теорию, методологической основой которой явилось материалистическое миропонимание.

Естественно-научный материализм Ломоносова характеризуется наличием в нем элементов диалектики. Причины изменений в объек­тивном мире ученый видел внутри самих явлений. Он вплотную подо­шел к пониманию внутренних противоречий как источника развития мира. Гениальным является диалектическое утверждение Ломоносова о единстве материи и движения. Выда­ющимся является открытие Ломоносовым закона о сохранении мате­рии и движения: «Но все встречающиеся в природе изменения происхо­дят так, что если к чему-либо нечто прибавилось, то это отнимается у чего-то другого. Так, сколько материи прибавляется какому-либо телу, столь же теряется у другого, сколько часов я затрачиваю на сон, столько же отнимаю от бодрствования и т. д. Так как это всеобщий закон природы, то он распространяется и на правила движения: тело, которое своим толчком возбуждает другое к движению, столько же теряет от своего движения, сколько соообщает другому, им двинуто­му».

Исследователи мировоззрения Ломоносова (С. И. Вавилов, Г. С. Васецкий, Н. Ф. Уткина, И. А. Чудинов) считают, что элементы диа­лектики ярко проявились в его теории познания, В «Программе» чтения публичных лекций, которую Ломоносов составил в июне 1746 года, он писал:

«... блаженства человеческие увеличены и в высшее достоин­ство приведены быть могут яснейшим и подробнейшим познанием натуры, которого источник есть натуральная философия, обще назы­ваемая физика». Ломоносов считал, что следует проникать в сущность различных процессов, понимать их причины, взаимосвязи: «Но кто притом представляет еще всесильного строителя и начальника натуры, взирает просвещенным и проницающим оком в сокровенные внутрен­ности многообразных тварей, видит взаимным союзом соединенные и стройным чином расположенные их части, таинства иным несведомые, в которых непостижима зиждителева премудрость тем великолепнее является, чем тончае есть оных строение, тот не токмо легкими кри-лами благоговения к небу восхищается, но и сам якобы в некое обоже-ние приходит».

Главными составными частями познания Ломоносов считал чув­ственное восприятие, теоретические обобщения и опытную проверку результатов. Он обратил внимание на то, что с помощью чувственного восприятия отражаются в сознании только внешние стороны предме­тов и явлений. Поэтому для познания объекта недостаточно простого его созерцания. Важными являются абстрагирование и обобщение, которые приводят к формированию понятий. «Идеями называются представления вещей или действий в уме нашем...».

Выступая против­ником абстрактных знаний, он доказывал, что практика является осно­вой познания, а человеческое познание определяется общественными потребностями. Практическая деятельность развивает чувственное восприятие и абстрактное мышление. Посвятив свою жизнь научному познанию мира, Ломоносов сформулировал один из главных принци­пов материалистической гносеологии: «Из наблюдений установлять теорию, чрез теорию исправлять наблюдения — есть лучший всех спо­соб к изысканию правды».

Материалистический подход к пониманию мира позволил Ломоно­сову выдвинуть идею всестороннего изучения самого человека. «Ибо как может рассуждать о теле человеческом,— писал он,— не зная ни сложения костей и суставов для его укрепления, ни союза, ни положе­ния мышцей для движения, ни распростертия нервов для чувствования, ни расположения внутренностей для приготовления питательных соков, ни протяжения жил для обращения крови, ни прочих органов сего чудного строения?». Он обратил внимание исследователей на понимание внутренних процессов, происходящих в человеческом орга­низме при функционировании органов чувств и головного мозга.

Счи­тая, что познание связано с воздействием предмета на органы чувств, он подчеркивал, что благодаря «зрению, слышанию, обонянию, вкушению, осязанию» возможно чувственное восприятие мира челове­ком. Кроме того, он разработал концепцию ощущений и выдвинул идею о механизме передачи возбуждения от органов чувств к голов­ному мозгу: «Жизненные соки в нервах таковым движением возве­щают в голову бывающие на концах их перемены, сцепясь с прикаса­ющимися им внешних тел частицами. Сие происходит нечувствитель­ным временем для беспрерывного совмещения частиц по всему нерву от конца до самого мозгу. Ибо по механическим законам известно, что многие тысячи таковых шаров или колес, когда они стоят в совмест­ном сцеплении беспрерывно, должны с одним повернутым внешнею силою вертеться, с остановленным остановиться и с ним купно умно­жать или умалять скорость движения. Таковым образом, кислая мате­рия, в нервах языка содержащаяся, с положенными на язык кислыми частицами сцепляется, перемену движения производит и в мозге оную представляет. Таким образом рождается обоняние».

В работе «Введе­ние в истинную физическую химию» Ломоносов, охарактеризовав сложные физиологические процессы, раскрыл материалистическую сущность работы нервной системы.

Заслугой ученого явилось обращение к исследованию проблем человека с позиций материализма, психологии, физиологии и педаго­гики в их совокупности. Именно такой подход, по мнению Ломоносова, позволял получить объективные данные о человеке, которые необхо­димо знать педагогам.

Ломоносов выступал против внедрения в обучение религиозных идей, отвергал их догматизм, осво­бождал науку от воздействия религии, ослаблял ее влияние на народ­ные массы. В письме к И. И. Шувалову (1754) о создании Московского университета, в «Предположениях об устройстве и уставе Петербург­ской Академии» (1764) он обосновал идею светскости образования, отстаивая необходимость получения молодым поколением основ науч­ных знаний.

В исследовании проблем «человек и природа», «человек и обще­ство» Ломоносов опирался на принцип природосообразности. Он счи­тал, что воспитатель в своей деятельности должен руководстоваться факторами естественного, природного развития ребенка. Отстаивая идею о значении природных способностей в развитии и формировании человека, он писал в «Кратком руководстве к красноречию»: «Что чаще природное дарование без науки, нежели наука без природного дарования к похвале и к добродетели способствовали».

Ломоносов выделял природные дарования:

- душевные (речь, мышление, память и др.)

- телесные (физические способности)

По мнению ученого умственные задатки являются доброй землей «к посеянию чистого семени, ибо как семя на неплодородной земле, так и учение в худой голове тщетно есть и бесполезно...».

В своей педагогической практике Ломоносов «неспособных» выявлял в начале учения. Так, если кто-то из учеников «из-за длительной болезни или по недостатку способностей долго пробыл в Гимназии и уже не так юн, однако же неизменно прояв­лял посильное прилежание и хорошо себя вел, то его следует отпу­стить с рекомендательным свидетельством, соответствующим его заслугам, в другое ведомство или же, если есть вакансия, назначить учителем в низшие классы». Если были ученики, которые учились на свой счет и оказались способными, то «следует применить все надле­жащие меры к тому, чтобы склонить и их и родителей к дальнейшему усовершенствованию их в науках».

Ломоносов был убежден, что при­рода ребенка многообразна: «Нравы человеческие коль различны и коль отменно людей состояние, того и сказать невозможно». Он реко­мендовал познавать природные особенности людей различного возрас­та, поскольку «дети на приятные и нежные вещи обращаются и склон­нее к радости, милосердию, боязни и к стыду, взрослые способнее при­ведены быть могут на радость и на гнев, старые перед прочими страс-тьми склоннее к ненависти, к любочестию и к зависти, страсти в них возбудить и утолить труднее, нежели в молодых». Природные особен­ности детей Ломоносов считал основой и источником их развития. Поэтому он был сторонником осуществления индивидуального подхода к детям, рекомендовал педагогам строить обучение с учетом их склонностей.

Формирование человека Ломоносов тесно связывал с конкретными социально-историческими условиями его жизни, уровнем развития общества в целом. Среда, общественные потребности, по мнению уче­ного, очень влияют на становление личности.

Материалистическое мировоззрение позволило Ломоносову опре­делить воспитание главным фактором развития человека: «...молодых людей нежные нравы, во все стороны гибкие страсти и мягкие их и воску подобные мысли добрым воспитанием управляются». Критичес­кое осмысление воспитательно-образовательных теорий дало возмож­ность Ломоносову проникнуть в механизм формирования личности.




Целью воспитания он считал формирование человека-патриота, качествами которого должны быть высокая нравственность, любовь к науке, знаниям, трудолюбие, бес­корыстное служение на благо Родины. Идеал воспитания ученый видел в разносторонне развитом, высокообразованном и культурном человеке.

Исходя из принципов гуманизма и народности, Ломоносов высоко ценил общечеловеческую нравственность. Он считал необходимым воспитывать в молодых людях такие «добродетели», как «мудрость, благочестие, воздержание, чистота, милость, тщивость, благодар­ность, великодушие, терпение, праводушие, незлобие, простосерде­чие, постоянство, трудолюбие, дружелюбие, послушание, уклонность, скромность». Ломоносов предостерегал молодежь о сложностях чело­веческой жизни: «Жизнь человеческая подобна непостоянному морю, следовательно, она от нападения противных случаев колеблется, подобно как море от нападения бурных ветров». Говоря о ценности и значимости бытия людей, ученый призывал совершать добрые поступ­ки, чтобы через них «заслужить можно честь, получить богатство и бессмертное по себе имя оставить».

Ломоносов очень ценил такое качество, как мило­сердие. Он призывал помнить христианскую заповедь: «Буде же ты человек, то помни, что ты такое»— и считал, что «кто милосерд, сле­довательно, тот бесчеловечно не поступает», «где добродетели госпо­дствуют, тут порокам нет места». Ломоносов защищал обиженных, стремился помочь обездоленным, сиротам. Он первым предложил отк­рыть специальный воспитательный дом для малышей, не имеющих родителей, поставил задачу воспитания таких детей за счет государ­ства, чтобы они могли приносить пользу обществу. В этой связи он писал: «Ежели ты что хорошее сделаешь с трудом, труд минется, а хорошее останется, а ежели сделаешь что худое с услаждением, усла­ждение минется, а худое останется». Добрые дела и милосердие, по мнению Ломоносова, следует помнить: «Кто благодеяния не помнит, тот не токмо оного не достоин, но равно так оставлен быть должен, как неплодная земля презренна бывает». Он проповедовал уважение к старшим, любовь к ближнему.

Высоко ценил Ломоносов трудолюбие: «Или трудом бессмертную славу приобретать, либо, препровождая жизнь свою в роскоши и нерапении, бесславного конца ожидать должно». Он подчеркивал роль труда в развитии нравственного потенциала молодежи: «Рассуждая о благополучии жития человеческого, слушатели, не нахожу того совер­шеннее, как ежели кто приятными и беспорочными трудами пользу приносит». Он был противником безделья и праздности: «Роскошь и праздность, как два сосца всех пороков, вливают под видом сладости бедственную язву в душу и тело, наносят несносные оскорбления, бед­ность и смертоносные болезни». Ломоносов как педагог и ученый при­зывал творчески относиться к труду. Основным видом труда молодых людей он считал учение, постижение наук, поэтому прежде всего сове­товал не «терять золотое младых лет время без приобретения той пользы, которая зрелым и престарелым летам большую приятность и веселие принести может чрез науки, нежели в юношестве игры и праз­дность».


Ломоносов учел также то, в каких условиях будет происходить трудовя деятельность. К ним он относил предварительную подготовку к выполнению того или иного дела, обоснование цели работы, планирование ее хода, подбор необходимых инструментов, анализ результатов. Он убеждал работать с желанием, прилежанием, искусно, «со всяким рачением и верностию исправлять подлежащую... должность». Трудовые операции должны быть продуманы и располо­жены в определенной последовательности. При этом он рекомендовал опираться на имеющийся опыт и научные достижения. Важным в педа­гогическом отношении явилось предложение Ломоносова все изготов­ленные вещи хранить «в обособливом покое, каждая обособливо под нумерами», а за труд «выдавать заслуженное... жалованье все сполна».


Следуя традициям гуманизма, Ломоносов считал, что человек дол­жен быть счастливым. В понятие «счастье» он вкладывал особый смысл, подразумевая под ним не столько удовлетворенность своей жизнью, сколько возможность служить на благо отечества. «Не для того мы живем на свете, чтобы насыщаться, но для того насыщаемся, чтобы жить». Осознание счастья приходит к человеку через трудно­сти и лишения: «Ежели бы небо благословило, чтобы человек препро­вождал жизнь свою безбедно, то бы он своего счастия не мог чувство­вать».

Самое большое счастье Ломоносов находил в занятиях наукой: «Наука есть ясное познание истины, просвещение разума, непорочное увеселение в жизни, похвала юности, старости подпора, строительница градов, полков, крепость, утеха в несчастии, в счастии украшение, везде верный и безотлучный спутник». Счастливым челове­ком Ломоносов считал не того, кто наделен богатством, а того, кто имел положительные нравственные черты. Он утверждал, что «добро­детель от бед, как стена, защищает, разносит повсюду добрую славу, любовь и склонность в сердцах человеческих возбуждает». При этом Ломоносов предостерегал от ложного счастья, которое умеют созда­вать льстецы: «Ежели бы ты с довольным вниманием и отрясши от мысленного зрения мглу страстей рассмотрел, коль пременно есть и ненадежно льстивое счастие, то бы ты вяще оного отвращался, бегал и гнушался, нежели ты доныне прилагал рачение к снисканию оного».

Осуждая безумие, нечестие, нечистоту, лютость, скупость, небла­годарность, малодушие, лукавство, злобу, лицемерие, сварливость, упрямство, самохвальство, Ломоносов предостерегал от ошибок в вос­питании, так как они приводят «на неправый путь юношество, присту­пающее к наукам, в нежных умах вкореняют ложные понятия, кото­рые после истребить трудно или и вовсе невозможно».

Ломоносов считал нравственность одной из величайших ценностей, «ибо в единой токмо добродетели состоит человеческое совершенство. Един добродетельный совершенно богат, что больше богатства не желает, всем изобилен, что добродетельно все недостатки наполняет, во всем честен, ибо добродетель есть сама себе честь и похвала; она есть в недостатках довольство и в нищете изобилие».

По мнению ученого, интенсивное нравственное воспитание детей осуществляется в семье и школе. В публицистических работах Ломоно­сов заметил, что во многих семьях дети не получают хорошего воспитания. Он предлагал оградить молодых людей от вредного влияния семьи и заниматься вос­питанием «просвещенного юношества» в условиях учебных заведений.

Ломоносов разработал некоторые рекомендации для гимназистов. Он считал, что леность всего вреднее учащимся, и она должна преодолеваться «послушанием, воздержанием, бдением и тер­пением».

- Ученики не должны спорить с учителями;

- быть дружными между собой;

- быть учтивыми с другими, а не гордыми и пустыми;

- остерегаться «пустых слов, подлых и соромских»;

- не хвастаться и не лгать;

- не обижать другого;

- помогать друг другу в учении, избегать подсказок;

- соблюдать чистоту и порядок;

- в церкви, на мо­литве и за едой быть тихим и внимательным. Ломоносов рекомендовал «удаляться от неприличного и худого сообщества, которое подать скоро может повод к бездельному и праздному житью, прогуливать школы, не исправлять заданного уроку». Ломоносов предлагал соче­тать познание норм поведения с выработкой у детей положительных привычек. Их закреплению, по его мнению, способствует действенный анализ поступков учащихся.


Основой нравственного воспитания Ломоносов считал родной язык. Он высоко ценил его богатство, красоту, музыкальность:

«Карл Пятый, римский император, говаривал, что ишпанским языком с богом, французским — с друзьями, немецким — с неприятельми, италиянским — с женским полом говорить прилично. Но если бы он рос­сийскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашел бы в нем вели­колепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность италиянского, сверх того богатство и сильную в изображе­ниях краткость греческого и латинского языка».

Именно Ломоносов-педагог выдвинул идею о воспитательном значении русского языка. Его изучение способствует формированию патриотизма, уважения к национальной культуре, распространению грамот­ности и науки. Благодаря усилиям Ломоносова в гимназии появились классы русского языка («российская школа»). В «Российской школе» изуча­лись русский язык и русская история. Все предметы в гимназии, за исключением философии, преподавались на русском языке. В «Проекте регламента московских гимназий» Ломоносов рекомендовал в «Российской школе» обучать детей народным русским способом:

«Грамоте обыкновенным старинным порядком, то есть азбуку, часо­слов и псалтырь... Потом учить писать по предписанному доброму великороссийскому почерку и приучивать читать печать граждан­скую». Ломоносов считал, что для глубокого образования каждому учащемуся следует овладеть русским языком: «Итак, ежели принятый школьник еще российской грамоте не знает, должен только в российс­ком первом классе дотоле обучаться, пока писать и читать искусен будет. Ежели который школьник грамоте российской довольно иску­сен в Гимназию вступил, того, обучив первым основаниям российской грамматики в нижнем классе, обучать в латинской школе в нижнем классе, что показано четыре дни в неделю; а прочие два дни в школе первых оснований наук показывать арифметику». Он требовал, чтобы уже в первом русском классе дети могли «читать и писать в совершенстве». «Нужно следить и за тем, чтобы они учились писать буквы красиво, в чем должен быть искусен и сам учитель этого класса». Лишь после изучения русского языка допускался переход в другие классы, к другим наукам.


Для обучения учащихся необходимо было подготовить учебное пособие, за разработку которого взялся сам Ломоносов. «Российская грамматика» была построена на передовом языковедении, на тонком знании русского языка, его диалектов. Долгое время это был самый авторитетный учебник русского языка.


Проблемы воспитания Ломоносов рассматривал в тесной связи с дидакти­ческими вопросами. Его волновали постановка обучения, содержание образования молодежи, приобщение ее к науке. В занятиях наукой он видел богатейшие возможности для воспитания у молодежи нравствен­ности. Ломоносов отрицал распространенную в те времена мысль о том, что русские не способны к наукам. Он полагал, что наукой следует овладевать всем членам общества. Поэтому требовал отмены сослов­ных ограничений в образовании, расширения сети учебных заведений, широкого общего образования юношества. Об этом 1 ноября 1761 года он писал И. И. Шувалову в своем знаменитом письме «О сохранении и размножении российского народа». Благополучие России он видел в развитии экономики, науки и просвещения. Овладение основами наук Ломоносов рассматривал как тяжелый, но имеющий большое социаль­ное значение труд, способствующий развитию положительных качеств личности. Поэтому, понимая воспитание в широком смысле, он вклю­чал в него образование и обучение. Он отмечал тесную связь образования и воспита­ния.


В таких документах, как «Проект регламента Академической гим­назии» и «Проект регламента московских гимназий», он выступил сто­ронником классно-урочной системы. Это была новая идея в русской педагогике, которую Ломоносов сам воплотил на практике. Он считал, что в рамках урока можно более полно использовать воспитательную функцию обучения. По мнению Ломоносова, обучение должно быть построено по определенной схеме, с учетом особенностей вос­приятия:

1. проверка выполнения «домашних экзерциций» (домашних упражнений)

2. сообщение новых знаний, выполнение «дневных зада­ний» на уроке.

Много внимания он уделял практике, постановке опы­тов, практической

значимости знаний. Эти положения тесно связаны с идеями великого чешского педагога Я. А. Коменского.

Ломоносов полагал, что умственное развитие может быть резуль­тативным тогда, когда в процессе обучения педагог будет использовать определенные дидактические правила или принципы. Он писал: «Во-первых, при обучении школьников паче всего наблюдать должно, чтобы разного рода понятиями не отягощать и не приводить их в заме­шательство. Итак, ежели принятый школьник еще российской гра­моты не знает, должен только в российском первом классе потоле обу­чаться, пока читать и писать искусен будет». Он добивался соблюде­ния принципа доступности обучения.

Ломоносов, учитывая особенности детского познания, сове­товал идти в обучении от простого к сложному: «Заблуждались бы математики, если бы, отбросив самые простые понятия, стали исследо­вать трудные». Он предлагал применять систему уроков и систему домашних заданий. Рекомендовал, опираясь на возрастные особенно­сти детей, развивать их познавательную активность и самостоятель­ность. С этой целью Ломоносов разработал специальные упражнения. В гимназии они выполнялись в присутствии одного учителя или «при других классах». Упражнения «при других классах» проходили «в конце каждого месяца в один день, до и после обеда», причем преподаватели давали всем сразу небольшой материал для перевода или заставляли «перелагать фразы прозой и стихами с тем, чтобы гимназисты выпол­няли это, не заглядывая в книгу и ничего не записывая». Для гимнази­стов верхнего класса Ломоносов рекомендовал раз в полгода публич­ные упражнения перед всей академией. Они должны «произносить речи, составленные ими самими под наблюдением ректора на русском и на латинском языках, в стихах и в прозе». Возможными были «упражнения по своей охоте для показания каждому своего особливого рачения и понятия».

Ломоносов предлагал проводить совместные занятия учащихся, на которых они могли ока­зывать друг другу помощь. Исключение составляли экзамены, на которых, «чтобы знать в успехах каждого разность, тогда никто друг другу помогать не должен. Равно как и в то время, когда по спросу учи­тельскому говорит кто свой урок наизусть и не знает твердо, близ его сидящий товарищ не должен ему тихонько подшептывать и тем помо­гать его лености. Такой помощник равному наказанию с незнающим подвержен».

Его система учета знаний носила ярко выраженную образовательно-воспитательную направленность: «Что кто исполнил или пропустил и прочее, назначивать в клетках против каждого дня и имени первыми буквами слов знаменующих: В. И. — все исполнил, Н. У.— не знал уроку, Н. Ч. У.— не знал части уроку, 3. У. Н. Т.— знал урок нетвердо, Н. 3.— не подал задачи, X. 3.— худа задача, Б. — болен, X.— не был в школе. В. И. С.— все исполнил с избытком, Ш. — шабаш».

Учебные планы, составленные Ломоносовым, показывают, что он стремился осуществить разностороннее образова­ние, избежать перегрузки учащихся. Впервые в русской педагогике он выступил сторонником синтеза классического, естест­венно-научного и реального образования. Он поставил задачу приобщения детей к духовным ценностям прошлых веков, развития их любознательности, творчества.

Его своеобразный педагогический подход к постановке реального образования проявился в отборе учеб­ного материала. В его методах обучения ярко выделяются элементы политехнического образования. Он знакомил учащихся и студентов не только с теоретическими вопросами, но и с их практическим обоснова­нием и воплощением. Включение молодежи в непосредственный производственный процесс, совместный научный поиск, обучение будущих ученых методике исследования были характерными для Ломоносова-педагога.

Ломоносов подготовил основатель­ный проект деятельности академической гимназии. В нем Ломоносов регламентировал не только учебный процесс, но и всю воспитатель­ную работу этого заведения. Проект отличался наличием специальных глав об обязанностях учителей, инспекторов, ректора, в которых речь шла и о требованиях к ним. Ломоносов разработал и более подробный учебный план для этой гимназии. «Кормилицей Университета или его кладовой и поставщицей является Академическая гимназия. Здесь сле­дует воспитывать более нежный возраст, преподавая школьные пред­меты так, чтобы вышедшие оттуда способны приступить к занятиям высшего порядка в Университете». Школьные прдметы он разделял на обыкновенные (обязательные) и дополнительные. Первые необхо­димы для всех, без изучения их невозможно поступить в университет. Дополнительные предметы были рассчитаны на успевающих учени­ков.

Обыкновенные предметы распределялись по трем классам: низ­ший, средний, высший. Дополнительные — по двум.

Дополнительными предметами были греческий, немецкий, фран­цузский языки. Ломоносов обозначил объем знаний по каждому из них: в низшем классе изучалась грамматика французского и немецкого языков. В высшем классе учащиеся занимались стилистикой и перево­дами, а также обучались греческому языку. Совершенствоваться в зна­нии его предполагалось в университете под руководством профессора по собственному желанию. Ломоносов придавал большое значение естественному образованию молодежи, хотя естественные науки в тот период были развиты слабо. Они включались в философию, которая состояла из элементов физики, психологии, математики.

По мнению Ломоносова, учебные планы должны создаваться на основе учета некоторых педагогических условий: обучения на родном языке, последовательности изучения наук, их постепенного усложне­ния, светскости образования, единства и преемственности планов сред­ней и высшей школы.

Ломоносов поставил проблему методов воспитания и обучения. Он был сторонником использования словесных и практических методов, высоко ценил самостоятельный поиск, самостоятельное изучение источников учениками и студентами. Ломоносов опубликовал важные методические советы по преподаванию некоторых предметов, в том числе русского языка, иностранных и древних языков, химии.

Ломоносов предлагал использовать поощрения и наказания. Особо отли­чившихся награждали золотыми и серебряными медалями, книгами, математическими приборами «в присутствии всей Гимназии». В каче­стве наказаний Ломоносов применял выговоры, угрозы. За «постыд­ные шалости» наказание осуществлялось на глазах всех учащихся. Рас­пространенные в школах телесные наказания, по сложившейся тради­ции, применялись и Ломоносовым, хотя он рекомендовал использовать их как исключительную меру, в отдельных случаях, не причиняя этим вреда здоровью детей.

Как метод и как условие воспитания и обучения Ломоносов расце­нивал порядок и дисциплину. Соблюдение гимназистами и студентами прочного распорядка дня, чистоты в учебных помещениях и общежи­тии, правил поведения способствует воспитанию «нравов».

В воспитании и образовании Ломоносов считал важными такие методы, как убеждение и пример. «Добрые» и «приличные» поступки взрослых (ректора, инспекторов, учителей) являются необходимыми в становлении ребенка.

В подготовке «просвещенного юношества» особую роль Ломоносов отводил учителю. Он боролся за то, чтобы не допускать к обучению детей тех иностранцев, которые кроме своего «природного языка» ничего не знают. Ученый разработал требования к личности и деятельности учителя, заложив основы педагогической этики. Он счи­тал, что педагог прежде всего должен любить Родину, быть образцом нравственности для учащихся: «Учители с учениками не должны посту­пать ни гордо, ни фамилиарно. Первое производит к ним ненависть, второе — презрение. Умеренность не даст места ни тому, ни другому, и, словом, учитель должен не токмо словами учения, но и поступками добрый пример показывать учащимся».

В работе учителя над методи­кой преподавания Ломоносов рекомендовал тщательно отбирать материал для урока, опираться на научные достижения. «Должно опасаться,— писал он,— чтобы не примешать мелких и слову непристойных обсто­ятельств, чтобы не отступить от слова к другой посторонней материи, чтобы речи не были безмерно закручены и идеи бы, вместе быть долж­ные, не были одна от другой далече разметаны, чтобы много разных вещей не стеснять в кучу и тем бы не отяготить понятие слушателей, чтобы не представить, что слушателям невероятно, смешно и подло показаться могло, чтобы истолкование не весьма просто и низко было и несвязными речьми и весьма много раз повторенными теми же сло­вами не скучно казалось».

Занимаясь проблемой организации руководства школой, деятельности учителей и учеников в ней, Ломоносов пришел к выводу, что во главе школы должен стоять только педагог. Инспектор и ректор обя­заны помогать учителям, «осматривать прилежание учеников и учите­лей», следить за осуществлением учебного процесса, постоянно посе­щать классы, общежитие. Руководителям школ следовало уважи­тельно обращаться к учителям, не допускать к ним грубого отноше­ния. Как педагог, Ломоносов понимал значение и высоко ценил «дружбу и единение» в коллективе, которые способствовали получе­нию хороших результатов в процессе обучения и воспитания.

Ломоносов первым из уче­ных обратился к проблеме терминологии в науке. Он явился основате­лем научного языка русской педагогики. Имея прекрасную лингвисти­ческую подготовку, обладая энциклопедическими знаниями, владея иностранными языками, ученый создал своеобразный стиль научного изложения.

По мнению Ломоносова, богатство русского языка позволяет выра­жать самые разнообразные явления и процессы. «И ежели чего точно изобразить не можем, не языку нашему, но недовольному своему в нем искусству приписывать долженствуем». В первой половине XVIII века, когда создавалась литературная система русского национального языка, в научных трактатах употреблялось большое количество иностранных слов. Выступая за сотрудничество с евро­пейскими учеными, Ломоносов в то же время осуждал слепое заим­ствование из «чужеродных сочинений» иностранных слов, понятий. Советовал использовать их только в необходимых ситуациях, поскольку «тончайшие философские воображения и рассуждения» на русском языке отличаются «пристойностью» и выражают суть «вещи».

Ломоносов довольно часто применял в педагогических работах терми­нологию греко-латинского происхождения. Педагогические термины ученого отличались точностью, обобщенностью, логичностью. Он стремился к тому, чтобы язык науки был доступным для широких слоев населения. Ломоносов ввел в научное употребление такие поня­тия и термины, как воспитание (воспитатель, воспитывающиеся), гимназия (гимназический дом, гимназисты), занятия, знания, класс, каждый год (имея в виду учебный год), лекции, обучать (обучение, обучающиеся), познание, учение, урок и др. Он модернизировал мно­гие понятия церковно книжного происхождения. Довольно часто Ломо­носов употреблял такие сочетания, как «любление к наукам», «изусть твердить», «речение» и др. В его работах имеются как общепедагоги­ческие термины (воспитание, образование, обучение), так и дидакти­ческие, и воспитательные. Он широко использовал школоведческие понятия: школа, училище, директор и др. Часть терминов была заим­ствована из уставов западноевропейских учебных заведений: академия, куратор, аудитор и т. п. Разнообразными педагогическими понятиями Ломоносов обозначал разделы науки, методы обучения и воспитания, этические качества личности преподавателей, молодых людей.


Таким образом, XVIII век — век Просвещения — оказал благо­творное влияние на развитие педагогической науки и просвещения в России. Этот период характеризуется появлением целого ряда школь­ных проектов, в которых нашли отражение как прогрессивные идеи, так и положения, поддерживаемые официальными кругами. Преобра­зованиями Петра I было положено начало светскому образованию. Однако в целом основная масса населения оставалась неграмотной. Сохранился сословный характер образования. Немногие представи­тели простого народа могли достичь вершин в науке.

Одним из таких людей был Ломоносов, с именем которого непо­средственно связана история педагогической мысли и просвещения России XVIII в. На протяжении двадцатилетней педагогической деятельности он занимался организацией учебного дела в стране, пре­образовывал работу академической гимназии и университета, внедрял классно-урочную систему обучения, разрабатывал учебные планы, программы по предметам, фундаментальные методические учебные пособия. Ломоносовский период в педагогике и просвещении назы­вают новым периодом русской образованности.

Ломоносов разработал оригинальную педагогическую теорию, отличающуюся заботой о человеке, опорой на национальные тради­ции. Самобытность первого русского академика как педагога состоит в том, что он смело боролся со старыми представлениями в педагогической области, разрабатывал и внедрял оригинальные идеи по воспитанию и образованию молодежи.




Источники:


М.В.Ломоносов. Полное собрание сочинений. М. 1965 – 1969

Педагогические труды М.В.Ломоносова. М. 1989

Автор Кристина Узорко



Случайные файлы

Файл
15202-1.rtf
168513.rtf
169448.rtf
17592.rtf
47910.rtf