Поощрение и наказание в воспитании младших школьников (25379-1)

Посмотреть архив целиком

Северный международный университет






поощрение и наказание в воспитании младших школьников.



курсовая работа по педагогике

студентки 4 курса ОЗО Факультета

«Педагогика и Методика

начального обучения»

Мишиной О. Н.



Преподаватель:

Якимчук А. .














Магадан

2000

Содержание.

  1. Введение

  2. История проблемы поощрения и наказания в воспитании детей

  3. Поощрения и наказания как средства педагогической коррекции

  4. Физическое наказание

  5. Виды и формы поощрения и наказания

  6. Наказание и прощение

  7. Заключение

  8. Литература


ВВЕДЕНИЕ.

Каждый, кому приходится иметь дело с детьми, знает, что с помощью поощрений и наказаний воспитателю добивается дисциплинированного, ответственного поведения ребенка. В наши дни среди педагогов и широкой общественности бытуют самые разные взгляды на использование поощрений и наказаний в воспитании детей. Одни считают, что надо как можно чаще наказывать и как можно реже поощрять, другие, наоборот, советуют чаще использовать поощрения, наказывать же лишь изредка. Некоторые думают, что следует только поощрять, а наказывать не надо совсем. А есть и такие, кто убежден, что истинное воспитание — это воспитание вообще без каких бы то ни было поощрений и наказаний.

Значение поощрений и наказаний в системе воспитательных воздействий весьма локально, они не принадлежат к числу воспитательных средств, которые нужны повседневно и на каждом шагу. Вполне возможно, например, в течение дня, а иногда и целой недели работать с классом, не используя поощрений и наказаний. В семье же, где сложились правильные взаимоотношения между взрослыми и детьми, можно обходиться без поощрений и наказаний значительно больше. Наверное, отсюда и появляется убеждение, что в принципе, в идеале поощрения и наказания не нужны вообще. [9, стр. 3-4].


История проблемы поощрения и наказания

в воспитании детей.

Слепое рабское повиновение — вот высшая цель средневековой школы и её главного воспитательного орудия —телесных наказаний. Для буржуазной школы, шедшей ей на смену, этого арсенала было уже недостаточно. Капиталистическом обществе, где все строится на власти денежного мешка, на основе «свободной» купли-продажи стимулы повиновения должны были стать более тонкими и гибкими. Это нашло свое проявление, в частности, в известном видоизменении системы наказаний в буржуазной школе и в дополнении ее своего рода уравновешивающим началом — развитой системой поощрений. Педагогика палки в чистом виде сменяется педагогикой «кнута и пряника».

Наряду с постепенно отходящими на задний план, но не снимаемыми вовсе с вооружения физическими наказаниями, буржуазная школа унаследовала от старой школы и разного рода «мягкокарательные» меры, унижающие личное достоинство ребенка. «С ослаблением страха телесных наказаний, — писал П. Ф. Каптерев, — вследствие постепенного изгнания последних, многие признавали совершенно необходимым возбуждать в детях страх более тонкий и деликатный — страх духовных страданий, страх мучений уязвленного самолюбия, неудовлетворенного честолюбия и тщеславия, мук соперничества, борьбы, поражений. В школах были введены, с одной стороны, целый ряд позорящих наказаний, задевающих самолюбие, а с другой — множество наград...

Позорящие наказания были довольно разнообразны и состояли в лишении какой-либо части костюма (например, передника в женских школах), в костюме другого цвета, более грубом, чем обыкновенный, в ослиных масках, дурацки колпаках, в написании совершенного поступка на костюме и вождение виновного по всей школе, в сажании за последнюю парту или стол, в постановке дурных отметок, в записывании в черную книгу, в нетрудных работах по школе взамен служителей или служительниц и т. п.» [11, стр. 8]

В буржуазной педагогике не раз предпринимались попытки провести грани, отделяющие педагогические представления о наказании и поощрении от правовых. «Награждение, с точки зрения педагогики, не есть воз­даяние за заслуги». [27, стр. 83] «Наказание педагогическое не есть средство устрашения. Воспитание не может избрать од­ного воспитанника для того, чтобы на его примере учить других». [27, стр. 92] «Главная цель юридических наказаний — воз­мездие (или воздаяние), а главная цель педагогических наказаний — исправление». [22, стр. 322] Подобных высказываний из старых пособий и учебников педагогики можно привести немало. Но они были призваны играть роль лишь декла­рации, никак не подтверждавшихся практикой. В усло­виях воспитания в буржуазном обществе поощрения и наказания никогда не были и не могли быть не чем иным, как средствами «устрашения», «воздаяния», «кары», «платы за услуги» и т. п.

Идею о том, что «истинное» воспитание — это воспитание без наказаний и наград, это своего рода идеальна гармония взаимоотношений учителя и ученика, в едином порыве стремящихся к познанию добра и красоты, высказывала многие выдающиеся педагоги прошлого. Такова была точка зрения великого русского педагога К. Д. Ушинского писавшего: «если мы до сих пор применяем поощрения и наказания, то это показывает несовершенство нашего искусств воспитания. Лучше, если воспитатель добьется того, что поощрения и наказания станут ненужными». [26, стр. 151]

Так утвер­ждал и А. И. Герцен, писавший, что воспитатель мстит детям наказаниями за свою неспособность [4, стр. 334], и Н. А. Доб­ролюбов, и Л. Н. Толстой, и многие замечательные умы России и Западной Европы. А. Дистервег, например, считал, что меры наказания «большей частью и бесполезны, и не нужны там, где обучение ведется правильно, то есть согласно природе ребенка и природе самого предмета обучения... Наказание вообще должно ставить себе целью устранение наказаний». [10, стр. 212]

Утопичность этих и подобных высказываний становилась очевидной при первом столкновении с грубой действительностью. Но сам факт отрицания этой действительности с ее поркой, карцером, с одной стороны, и награда­ми за успехи и благонравие — с другой, с ее насилием я лицемерной ложью о справедливом «воздаянии» каждому по его заслугам был, бесспорно, прогрессивным явлением.

В противоположность сторонникам наград и наказаний, понимаемых как средства «искусственного подстрекания», с одной стороны, честолюбия детей, а с дру­гой — их страха, в буржуазной педагогике получили раз­витие идеи так называемых «естественных» поощрений и наказаний. Родоначальником этих воззрении был вели­кий Французский просветитель Ж.-Ж. Руссо. К примеру, ученик не пригото­вил домашнего задания, то «естественным следствием» этого проступка явится наказание его путем оставления в школе без обеда для выполнения этого задания и т. п. Примерно такой же мыслилась и логика поощрения: скажем, мальчик бережно обращается с книгами — в награду за это родители дарят ему новые книги. [3, стр. 264]

Первым советским педагогом, сумевшим не только понять принципиально новое назначение и содержание поощрения и наказания, но и раскрыть «механизм» дейст­вия этих воспитательных средств в системе организации воспитательного процесса, был А. С. Макаренко.

Главный смысл наказания А. С. Макаренко видел в том, что оно должно «разрешить и уничтожить отдельный конфликт и не создавать новых конфликтов». С таким пониманием тёсно связана его идея о необходимости индивидуализации наказания и недопустимости, каких бы то ни было регламентированных «шкалой» мер воздействия. Вместе с тем Антон Семенович отстаивал необходимость выработки в коллективе определенных традиций, связанных с поощрением и наказанием. Борясь против «шкалы», по которой можно было бы поощрять и наказывать без анализа причин поступков детей и учета их индивидуальных особенностей, А. С. Макаренко вместе с тем считал, что педагог должен располагать достаточно богатым арсеналом средств поощрения и наказания. [19]

Поощрения и наказания в школе должны строиться на точном и всестороннем учете индивидуальных и возрастных особенностей детей, тщательном анализе при­чин и мотивов их поступков и конкретных ситуаций, в которых эти поступки совершаются. Необходимость использования поощрений и наказаний в каждом конкрет­ном случае вытекает не из какой-то «шкалы» пороков и добродетелей, за которые следует строго отмеренная доза карательных мер и наград, а из реально проявляющейся в данной педагогической ситуация потребности в коррек­ции поведения детей. [9, стр. 52]


ПООЩРЕНИЯ И НАКАЗАНИЯ

КАК СРЕДСТВО ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ.

Понятия поощрения и наказания воспринимаются обычно как антиподы. Между тем смысловая, семантическая гамма этих понятий чрезвычайно широка. Если, например, сравнивать коренные значения слов «поощрение» «наказание» лишь в некоторых европейских языках (русском, украинском, немецком, французском, английском), т нетрудно заметить, что одни из этих значений сильно расходятся, другие же, напротив, весьма сближаются.

Так, например, «поощрение» означает «одобрение», «приохочивание», «содействие», «ускорение», «придали храбрости», «стимулирование» и т. п. «Наказание», в свою очередь, означает «наставление», «выговор», «обременение> «кару», «требование», «штраф», «стимулирование» и пр. В этимологии этих понятий есть и общее значение стимулирования, что помогает, на наш взгляд, видеть их единство в воспитательном процессе. [9, стр. 53]


Случайные файлы

Файл
120478.doc
160970.rtf
129646.rtf
17436.rtf
8675.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.