Религиозное образование глазами юриста (23392-1)

Посмотреть архив целиком

Религиозное образование глазами юриста

Согласно ст. 5 и ст. 19 Федерального Закона “O свободе совести и о религиозных объединениях” (далее - Закон о свободе совести) религиозное образование в Российской Федерации осуществляется в следующих формах: 1) самообразование 2) семейное образование, предполагающее воспитание и образование детей родителями (лицами, их заменяющими) с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания 3) религиозное образование в образовательных учреждениях религиозных организаций, в том числе в учреждениях профессионального религиозного образования 4) обучение религии несовершеннолетних учащихся государственных и муниципальных образовательных учреждений.

I Обучение религии учащихся государственных и муниципальных образовательных учреждений

Согласно п. 4 ст. 5 Закона о свободе совести по просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы.

1. Поскольку в приведенной норме употребляются термины “религия”, “религиозная организация” закон должен пояснить какие именно религиозные вероучения могут преподаваться детям и каким религиозным организациям предоставлено право обучать религии детей. Известны случаи, когда в государственной школе занятия по религии организуют представители деструктивных религиозных организаций. Русская Православная Церковь считает такую практику недопустимой- деструктивные религиозные организации не должны иметь доступа в государственные и муниципальные образовательные учреждения. В связи с этим предлагается закрепить в Законе о свободе совести понятия “традиционных религий” и “традиционных религиозных организаций” и наделить исключительно их правом проводить занятия по религии в государственных и муниципальных школах.

2. В соответствии со ст. 18 Всеобщей декларации прав человека (принята и провозглашена резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1948 г. ) право на религиозное образование является одной из форм реализации свободы совести и свободы вероисповедания: “каждый человек ,-гласит Всеобщая декларация- имеет право на свободу совести и религии, в частности право исповедовать свою религию или убеждения… в учении”. Подобное положение необходимо закрепить в действующем Федеральном законе о свободе совести, поэтому необходимо дополнить установленный в п. 1 ст. 3 Закона перечень форм реализации свободы совести и свободы вероисповедания правом на религиозное образование. При этом следует иметь ввиду, что одной из гарантий права на религиозное образование является закрепленная в п. 4 ст. 5 Закона о свободе совести возможность обучать религии учащихся государственных и муниципальных школ. Между тем, в опубликованных на сегодняшний день комментариях к Закону о свободе совести , в частности , в комментарии А. Себенцова, дается неверная трактовка правового института обучения религии. Авторы комментариев утверждают, что государство позволяет религиозным организациям обучать детей в помещениях государственных и муниципальных школ только потому, что у религиозных организаций не хватает собственных помещений для религиозного обучения. В действительности же речь идет о другом: допуская религиозные организации в массовые школы государство гарантирует (обеспечивает) школьникам свободу совести и свободу вероисповедания. И, действительно, где как не в государственных школах, в которых учится большинство российских детей, можно в полной мере реализовать упомянутые свободы.

3. Правовая модель обучения религии учащихся государственных и муниципальных образовательных учреждений закреплена не только в п. 4 ст. 5 Закона о свободе совести, но также и в Письме Министерства образования РФ “О предоставлении религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ в помещениях государственных и муниципальных образовательных учреждений” от 04.06.99. № 14-53-281ин\ 14-04. По мнению Русской Православной Церкви, а также ведущих учебных и научных центров страны закрепленная в упомянутых нормативных источниках модель обучения религии неудовлетворительна и должна быть изменена (см. совместное Письмо Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, Президента РАН, академика Ю. С. Осипова, Президента РАО, академика Н. Д. Никандрова, ректора МГУ, академика РАН В. А. Садовничего на имя Министра образования В. М. Филиппова от 21.01.99.).Эта модель построена по американскому образцу. Действительно, в США- стране мировоззренческого плюрализма используется факультативная система образования, предполагающая исключение религиозных предметов из образовательного процесса государственных школ. Русская Православная Церковь считает, что для Российской Федерации с ее богатейшими духовно-нравственными традициями, когда религия представляет собой не только определенное мировоззрение, но также и национальную, культурно-историческую ценность, такая модель обучения религии непригодна и, более того, позорна. С юридической точки зрения недостатки этой модели заключаются в следующем.

1) В силу общих положений Письма “обучение религии может быть организовано для несовершеннолетних обучающихся … в государственных и муниципальных образовательных учреждениях общего образования, начального, среднего и высшего профессионального образования.” Однако в п. 4 ст. 5 Федеральном Законе “О свободе совести и о религиозных объединениях” возраст имеющих право на обучение религии несовершеннолетних учащихся не ограничен. В этой связи обучать религии можно и малолетних воспитанников дошкольных образовательных учреждений, поэтому необходимо включить в приведенный в общих положениях Письма перечень образовательных учреждений, имеющих право предоставить религиозным организациям возможность обучать детей религии, дошкольные образовательные учреждения.

2) Согласно абзацу 6 п. А Письма обучение религии осуществляется вне рамок основной и дополнительной образовательной программы. Данное положение совершенно исключает учебные занятия по религии из образовательного процесса, отказывает правовому институту обучения религии в его образовательном характере. Действительно, в силу ст. 9 Закона РФ “Об образовании” реализуемые в общеобразовательных учреждениях образовательные программы подразделяются на две разновидности -основную и дополнительную. Между тем, согласно Письму обучение религии детей должно осуществляться вне рамок этих программ. Выводя вероучительные занятия за рамки образовательного процесса Письмо игнорирует тот факт, что обучение религии - это не только одна из форм реализации права на свободу совести, но и разновидность образовательной деятельности, а именно образовательная услуга религиозной организации. В результате возникает целый ряд недоумений: каким образом можно осуществлять образование учащихся вне существующих образовательных программ? Является ли программа по религиозному образованию, не относящаяся, согласно закону, ни к одному из известных действующему законодательству видов образовательных программ, образовательной программой? Письмо подчеркивает, что вероучительные занятия проводятся во внеучебное время, за рамками расписания учебных занятий. Но как объяснить детям отсутствие уроков по религии в школьном расписании? Если урок в расписании не предусмотрен, значит это и не урок: можно его пропустить, не опасаться плохой оценки и т. п. Поскольку обучение религии не входит не только в основную, но и в дополнительную образовательную программу, аттестация учеников по данному предмету проблематична.

В силу этого в абзаце 6 п. А. Письма нужно уточнить, что обучение религии осуществляется вне рамок основной образовательной программы государственных и муниципальных образовательных учреждений.

3) В абзаце 7 Письма говорится о том, что “условия реализации программ обучения религии должны соответствовать государственным и местным требованиям в части строительных норм и правил, санитарных и гигиенических норм, охраны здоровья учащихся.” Напрашивается вывод о том, что несоблюдение хотя бы одного из указанных требований является достаточным основанием для отказа религиозной организации в проведении занятий по религии в государственной школе. Возникает вопрос о том, кто будет решать вопрос о соблюдении этих требований? Дело в том, что включенное в абзац 7 п. А Письма положение скопировано из п. 9 ст. 33 Закона РФ “Об образовании ”, который, в свою очередь, определяет предмет и содержание лицензионной экспертизы. Затраты на проведение такой экспертизы оплачивает учредитель образовательного учреждения. Таким образом, соблюдение перечисленных в п. 9 ст. 33 Закона РФ “Об образовании ” требований является основанием для положительной экспертной оценки образовательного учреждения, необходимой для получения им лицензии. Степень соблюдения образовательным учреждением указанных требований определяет экспертная комиссия, состоящая из компетентных специалистов. Какое отношение имеет п. 2 ст. 33 Закона РФ “Об образовании” к процессу обучения религии?

Применяется ли указанный в п. 2 ст. 33 Закона РФ “Об образовании” порядок при решении вопроса об обучении религии? Если он применяется, то в Письме нужно сделать соответствующие указания.


Случайные файлы

Файл
111318.doc
157244.rtf
166107.rtf
CBRR2162.DOC
150454.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.