Изучение психологической готовности к материнству (19855-1)

Посмотреть архив целиком

Изучение психологической готовности к материнству

Изучение психологической готовности к материнству как фактора развития последующих взаимоотношений матери и ребенка

Изучение готовности к материнству в последние годы ведется в разных аспектах: в плане социологических исследований позднего материнствования и материнствования несовершеннолетних ([11] и др.); при исследовании факторов риска психической патологии ребенка в связи с социальными и психическими аномалиями матерей ([2,с.29,30; 3; 4, с.35-42] и др.); в филогенетическом аспекте [6]. Исследуются значимые личностные характеристики будущей матери [1O, с.469-489; 12,с.81,82], разрабатываются опросники, выявляющие отношения родителей к неродившемуся ребенку [8,с.167-183], изучаются факторы, влияющие на материнское поведение [9,с.460-463]. Несмотря на слабую изученность проблемы пренатального развития, предпринимаются попытки организации пренатального воспитания в русле идеологии психоанализа и трансперсональной психологии [7, с.21-37].

При всем разнообразии подходов к изучению "материнствования" (mothering) систематического исследования связи готовности к материнству, реального материнского поведения и развития ребенка не проводилось. Поэтому вопрос о ведущих факторах, обеспечивающих эту связь, остается открытым. Он и стал предметом настоящего исследования.

Предлагаемый подход основывается на концепции генезиса общения ребенка со взрослым, разработанной М.И. Лисиной (1986), и исходит из представления о ведущей роли субъектно-ориентированного общения в психическом развитии младенца. Такого рода общение возможно лишь при отношении взрослого к ребенку как к субъекту, личности, в противоположность "объектному" отношению, когда младенец выступает для него преимущественно как объект ухода (педагогических, медицинских и других воздействий) [5; 1,с.167-217].

На этом основании мы предположили, что субъектное отношение к ребенку может оказаться стержневым фактором в структуре психологической готовности к материнству, проецироваться в стиль материнского поведения и тем самым обеспечивать наиболее благоприятные условия для психического развития младенца, важнейшими показателями которого являются уровень общения ребенка с матерью, особенности становления у него образа себя и потребности в сопереживании.

В исследовании решались следующие задачи: 1) разработать методы исследования и определения уровня психологической готовности к материнству; 2) разработать методы определения типа материнского поведения; 3) сопоставить экспериментальным путем уровни психологической готовности к материнству, материнского поведения и психического развития младенцев.

Для определения уровня психологической готовности к материнству использовались рисуночные тесты, специально разработанная анкета для беременных, индивидуальные беседы. Обследовались 3O женщин на восьмом-девятом месяце беременности, посещавших женские консультации.

Определение типа материнского поведения проводилось путем анкетирования тех же матерей в послеродовом периоде, в первые дни выписки из родильного дома, при достижении ребенком возраста одного и трех месяцев. Для каждого этапа разрабатаны специальные анкеты с целью выявления превалирующего (субъектного или объектного) отношения матери к ребенку в разных сферах взаимодействия. Группа из 11 матерей той же выборки участвовала в серии экспериментов, направленных на выявление особенностей их взаимоотношений со своими детьми в возрасте одного и трех месяцев. При этом использовался метод стандартизированного наблюдения за поведением матери и ребенка в следующих ситуациях: кормление, пеленание, укладывание спать, при плаче ребенка, во время свободного бодрствования в ситуации эмоционального общения и игры с использованием игрушки. Фиксировались характеристики взгляда, действий, эмоциональных, речевых проявлений и других показателей поведения матери и ребенка.

Для определения показателей психического развития детей проводились эксперименты по ранее разработанным и описанным методикам [1,с167-217], предназначенным для выявления уровня общения младенца с матерью, выраженности его стремления к сопереживанию и характеристик становления образа себя.

Обработка анкетных данных производилась путем начисления баллов по заранее разработанным шкалам с целью оценки уровня психологической готовности к материнству и реализации материнского поведения в количественном выражении. Показатели изучаемых в экспериментах проявлений матери и ребенка также баллировались по специальным шкалам. Это позволило использовать метод ранговых корреляций Г.Спирмена для установления наличия (или отсутствия) связи между уровнем готов ности к материнству, особенностями материнского поведения на разных этапах после рождения ребенка по анкетным данным и реальному поведению в ситуациях наблюдения и эксперимента, а также исследуемых показателей развития ребенка.

На данной стадии исследования получены следующие результаты.

Выделены основные составляющие структуры психологической готовности к материнству: особенности переживания женщиной беременности; ориентация на стратегию воспитания и ухода за младенцем; ранний детский опыт будущей матери (наличие или отсутствие привязанности к матери, стиль родительского воспитания, игровые предпочтения и пр.). Все три составляющие оказались связанными между собой (Rs1 = O,379 при p < О,O5; Rs2 = O,352 при p < О,O5; Rs3 = O,4O3 при p < О,O5). Разные варианты сочетания элементов этих составляющих в совокупности определили уровень психологической готовности к материнству.

По этому признаку обследованнаяи выборка разделилась на три группы: в первую группу - с самым низким уровнем готовности к материнству - вошли женщины, получившие от 17 до 28 баллов (они составили 23% от всей выборки); во вторую - женщины, набравшие от 3O до 38 баллов (5O%); в третью - женщины, набравшие от 4O до 48 баллов (27%).

Качественный анализ анкетных данных выявил следующие характерные признаки разных групп будущих матерей:

- женщины первой группы чаще отмечали наличие колебаний в принятии решения иметь ребенка, негативных ощущений и переживаний в период беременности, скупо и формально отвечали на вопросы, касавшиеся их отношения к неродившемуся ребенку, преимущественно ориентировались на соблюдение жесткого режима. Они также чаще указывали на отсутствие в детстве привязанности к матери и строгое отношение родителей, редко отдавали предпочтение играм с куклами;

- женщины третьей группы чаще не испытывали колебаний в принятии решения иметь ребенка, отмечали преобладание положительных ощущений и переживаний в период беременности, охотно и развернуто отвечали на вопросы, касавшиеся их отношения к неродившемуся ребенку, преимущественно ориентировались на соблюдение мягкого режима. Все они имели в детстве привязанность к матери, отмечали ласковое отношение родителей, чаще отдавали предпочтение играм с куклами;

- ответы во второй группе были частично сходны с ответами в первой группе и частично с ответами в третьей группе.

Далее показатели психологической готовности к материнству сопоставлялись с данными анкетирования матерей в послеродовом периоде, в первые дни после выписки из родильного дома, при достижении ребенком возраста в один месяц. Оказалось, что уровень психологической готовности к материнству коррелирует с оценками материнского поведения на всех обследованных этапах (Rs1 = O,855 при p < О,O1; Rs2 = O,415 при p < О,O5; Rs3 = O,329 при p < О,O5).

Это означает, что, во-первых, анкета, разработанная для определения уровня готовности женщины к материнству, позволяет прогнозировать ее последующее материнское поведение; во-вторых, выделенные три уровня готовности к материнству соответствуют разным типам материнского поведения, устойчиво сохраняющимся на исследованных этапах.

Данные экспериментального исследования свидетельсвуют о том, что уровень готовности к материнству коррелирует с наблюдаемым взаимодействием матери с ребенком трехмесячного возраста (Rs = O,71O при p < О,O5). На этом этапе сохраняется соответствие трех качественно различных типов материнского поведения трем уровням готовности к материнству.

Видно, что показатели материнского поведения в третьей группе почти во всех ситуациях выше, чем в первой и второй группах, показатели во второй группе выше показателей в первой группе. Особенно яркие различия в показателях материнского поведения. Показатели материнского поведения в трех группах (в условных баллах, в среднем по группе). Матери третьей группы на высоком уровне общаются и играют, гораздо хуже это удается матерям второй группы, а матери первой группы в ситуации общения оказываются наименее компетентными и почти совсем не умеют играть с младенцем. Количественные различия в показателях материнского поведения отражаются в следующих качественных особенностях.

Матери первой группы в режимные моменты разговаривают с ребенком мало, не комментируют его и собственные действия, не используют "бэби-ток" (особо интонированную "детскую речь") и редко употребляют ласковые слова. Часто затрудняются в определении причины плача ребенка, не выражают ему сочувствия, иногда даже поддразнивают; при пеленании редко учитывают движения ребенка; практикуют кормление из бутылочки не на руках, а в кроватке; при укладывании спать редко напевают или укачивают. В ситуации специально организованного общения с ребенком используют ласковую интонацию, но не употребляют ласковых обращений, содержание обращений формальное, касается преимущественно режимных моментов: "наелся?", "не выспался?" и т.п. Они обычно не замечают инициативных проявлений ребенка или игнорируют их, не приурочивают свое поведение к поведению ребенка, не повторяют за ним звуков, не побуждают к улыбкам. Во время игры с младенцем не стремятся заинтересовать его игрушкой и сами не проявляют интереса, часто просто молча показывают ее и отстраненно наблюдают за ребенком.


Случайные файлы

Файл
4974.rtf
5245-1.rtf
5492.rtf
~1.DOC
ФЕРм-9.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.