Воля как основная национальная ценность (в свете научной парадигмы самоорганизации) (16778-1)

Посмотреть архив целиком

Воля как основная национальная ценность (в свете научной парадигмы самоорганизации)

После того, как в конце 70-х были опубликованы работы И. Пригожина и Г. Хакена, теория самоорганизации (синергетика) все основательнее проникает в самые разнообразные научные области. Данная научная парадигма, по сути, явилась дальнейшим эволюционным развитием системных методов и кибернетики. Синергетика позволяет не только преодолеть ряд трудностей, с которыми столкнулись данные научные направления, но и существенно сблизить научный и ряд мистических способов объяснения мира.

Теория самоорганизации постулирует, что большинство объектов, с которыми мы сталкиваемся в окружающем мире, являются открытыми нелинейными системами. В частности применительно к психологии и отдельный человек, и социальные системы, безусловно, являются такими объектами. В нелинейных системах (в отличие от линейных, где сила реакции системы пропорциональна силе внешнего воздействия, а реакция на одновременное применение нескольких воздействий равна их сумме) при плавном изменении внешних условий процессы могут изменяться скачкообразно. В такие моменты неустойчивости даже слабое внешнее воздействие на систему может радикально изменить ее путь развития. В этом случае будущее развитие системы вблизи точек бифуркации определяется не предысторией системы, а тем, на какой путь развития она попадет в ближайшем будущем. Т.е. эволюция система определяется ее будущим. В терминологии синергетики, если система попадает в сферу аттрактора (устойчивое состояние системы, которое как бы «притягивает» к себе множество «траекторий» системы), то она неизбежно эволюционирует к этому устойчивому состоянию.

В нелинейном мире целое уже не равно сумме составляющих его частей. Оно качественно иное по сравнению с вошедшими в него частями. И, кроме того, возникающее целое видоизменяет части. Также в нелинейных средах возможно сверхбыстрое развитие процессов, когда характеристики величины (например, энергия) неограниченно возрастают. Все это позволяет по-новому взглянуть на возможности человека управлять социальными процессами.

Синергетика ломает многие из прежних общепринятых исследовательских установок. Так, становится очевидным, что сложноорганизованным социоприродным системам нельзя навязывать пути их развития. Скорее необходимо понять, как способствовать их собственным тенденциям развития, как выводить системы на эти пути. Управление теряет характер слепого вмешательства, метода проб и ошибок или упрямого насилования реальности, опасных действий против собственных тенденций систем и строится на основе того, что вообще возможно на данной среде (Князева Е.Н., Курдюмов С.П., М., 1994).

Одним из основных эволюционных принципов синергетики является то, что долгоживущие системы подчиняют себе короткоживущие (Хакен Г., 1980). В этой связи при анализе различных политических проблем повышенное внимание должно уделяться изучению этнических процессов. Этносы являются классическими (чистыми) примерами самоорганизации, а этнические процессы как явления гораздо более длительные являются фундаментом для любого государственного строительства и оказываю на него самое серьезное влияние.

В основе развития любого этноса всегда лежит волевой потенциал. Этнос и созданное им государство развивается и идет от победы к победе во внешней политике, экономике, науке до тех пор, пока его члены обладают определенным волевым потенциалом, пока они готовы бороться с трудностями, преодолевать препятствия, добиваться своих целей.

И наоборот, отказ от волевых усилий неизбежно ведет к деградации этнической и, как следствие, государственной системы. В истории нет ни одного примера, когда бы тот или иной народ исчез вследствие интеллектуальной деградации. Но как только народ утрачивает храбрость, инициативность, предприимчивость, настойчивость и другие волевые качества, – это неизбежно ведет к вырождению. Эти качества очень долго приобретаются, но довольно быстро исчезают, если их не тренировать. Население всех великих империй в период своего заката имело гораздо более утонченный интеллект и богатую культуру, чем в период своих побед. Но люди в этот период могли только восхищаться подвигами своих предков, а сами не имели никакого желания что-либо делать. Вначале не оказывалось никакого сопротивления проникновению в страну самых разнообразных идей, которые постепенно подтачивали основу империи. А позже уже не оказывалось никакого сопротивления агрессорам. Утрата волевого потенциала вела к полному равнодушию к происходящему вокруг и заботе только о личной безопасности.

В такие периоды энергия и деятельность у государственных чиновников подменяется бесплодными личными препирательствами, у масс – восторгами и злобами дня, у интеллигенции – каким-то плаксивым, бессильным и неопределенным сентиментализмом и бледными рассуждениями о горестях жизни. Молодежь отказывается от деятельности, требующей инициативы, энергии, личных усилий, малейшая ответственность пугает ее. Всюду развивается безграничный эгоизм. Каждый занимается только собой. Совесть становится покладистой, общая нравственность постепенно гаснет (Лебон Г., 1995). Таким образом, человек постепенно теряет власть над собой.

Но природа не терпит пустоты, и тот, кто не в состоянии управлять своим поведением, неизбежно попадает под власть других и становится проводником чужой воли. Если человек или государство не в состоянии осуществлять собственное целеобразование (а волевая регуляция – одна из основных составляющих этого процесса), то будущие цели для них могут быть сформированы извне. А ожидание будущих событий заставляет людей осуществлять определенные действия уже сегодня. В этом заключается рефлексивное управление, и управляющий, таким образом, сформировав представление о будущем, получает необходимое ему поведение управляемого.

Все войны на земле с их огромными финансовыми и человеческими жертвами велись с одной целью – подавить волю противника и навязать свою. В зависимости от волевого потенциала того или иного народа этого можно было достичь разными средствами. В одних случаях достаточно было только угроз, а в других – только война на полное физическое уничтожение могла привести к желанным результатам. Сегодня для этих целей применяются более утонченные методы.

В условиях современной глобализации информационно и финансово наиболее мощные игроки пытаются формировать будущие цели для других субъектов мировой политики. Осуществляется такая политика под вывеской распространения «общечеловеческих ценностей». И проблема не в том, что таких ценностей вовсе нет. Ведь если говорить об отдельном человеке, то всем людям по большому счету свойственны одни и те же желания и стремления. Но если говорить об этническом уровне, то каждый этнос по-своему взаимодействует с окружающей средой. И в результате этого уникального взаимодействия этнос создает собственные категории справедливости, добра, красоты, изобилия и истины. В этом случае говорить об общечеловеческих ценностях по меньшей мере наивно, ведь тогда этнические коллективы давно бы потеряли смысл существования. Но апелляция к индивидуальным интересам, минуя этнические ценности, как раз и ведет к разрушению этих коллективов. А главная проблема состоит в том, что под видом общечеловеческих миру навязываются западные ценности.

По сути, мы сталкиваемся с колониальной политикой нового образца. Через навязывание стандартов потребления и культурных ценностей запад (прежде всего США) получает новые рынки сбыта. При этом основной акцент на уговаривание и убеждение делается вовсе не из-за стремления сделать кому-то приятно или из-за заботы о «правах человека», а исключительно потому, что это дешевле. Ведь неприкрытое давление всегда вызывает противодействие и, как следствие, дополнительные затраты.

Уникальные возможности получают проповедники общечеловеческих ценностей, например, при посредничестве в межнациональных конфликтах. Где они выступают в роли лисы в сказке о жадных медвежатах, которые решили обратиться к посреднику, желая справедливо разделить найденное ими масло, но в результате остались ни с чем. Вообще же именно межэтнические конфликты наиболее ярко демонстрируют ущербность так называемой «общечеловеческой» политики. Такой конфликт – это всегда столкновение двух правд. То, что является правдой по мнению одной стороны, то по мнению другой – ложь, и наоборот. Происходит это в силу того, что категории добра, истины и справедливости оказываются зачастую диаметрально противоположными. Отсюда невозможность регулирования таких проблем только рациональными методами и провалы посреднических миссий.

Кроме того, рефлексивное управление – эффективный способ устранения сильных соперников. Если удается навязать противнику чуждые для него цели в качестве его собственных, то отпадает необходимость в физическом воздействии. Остается только ждать, когда противник сам свернет себе шею.

Способность противостоять такой политике зависит, в первую очередь, от волевого потенциала нации и умения самостоятельно осуществлять целеобразование. И уже затем от технической и финансовой оснащенности. Ведь любая самая совершенная техника и оружие в руках безвольного человека или народа превращается в груду металла.

В свое время основная задача английской педагогики состояла в том, чтобы «влить железо в души детей». Во многом именно такое воспитание позволило Британии создать огромную империю, добиться впечатляющие успехов в экономике и политике. Но на сегодняшний день большая часть европейских народов в плане этногенеза представляет собой довольно старые системы. Отсюда и преобладание системы ценностей, которая свойственна народам-старикам.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.