Язык чувств

Г. Любина, старший преподаватель кафедры методик дошкольного воспитания Брестского государственного педуниверситета

Тема нашего разговора - обучение детей речи, но не совсем привычной, а той, которую психологи назвали "языком чувств". Не ищите этого определения в наших традиционных методиках)учебниках, его там нет. Этот термин чаще встречается на страницах медицинской и психологической литературы. Итак, информация для размышления.

Врачи заметили, что люди, у которых беден эмоциональный словарь, часто страдают болезнями сердца, нервов, сосудов, гипертонией и т. д. Специалисты доказали, что неумение говорить о своих чувствах — болезнь, и дали ей название алекситимия (а —отрицание, тимос — настроение, лексис — лексика, словарь). Слово это было известно еще древним грекам.

Какая же связь между словарем и сердцем или желудком? Оказывается, самая прямая. Эмоциональный разряд формируется в глубинах мозга, требует выхода, но прямой выход, т. е. выплеск, непосредственное проявление эмоций, невозможен.

(Представьте, если бы мы выплескивали свои эмоции на окружающих. Да ни друзей, ни семей бы не сохранить.) Эмоция требует "переработки". Один из механизмов такой переработки — словесное оформление, т. е. анализ эмоций с помощью слов, понятий.

А если слов нет? Вот мы и хотим, чтоб наши дети не оказались "без языка". И поэтому учим сначала всматриваться, вслушиваться, учим быть внимательными к своим ощущениям, тонко воспринимать всеми рецепторами мир предметов и природы, а потом это чуткое, уже натренированное восприятие естественно обращается и на людей. Восприятие себя и другого человека, восприятие его и своего настроения, желаний, побуждений сначала не является осознанным, т. е. "оречевленнным". А затем с помощью речи, т. е. "языка чувств", происходит осознание малышом своих чувств и эмоций, управление ими. Да и само развитие эмоций связано с речью, как оказалось.

Что же мы включаем в понятие "овладение языком чувств"?

Во-первых, это овладение особой лексикой, пополнение словаря понятиями, называющими состояния, эмоции, настроение, его оттенки, переживания. Эти слова дают возможность "прояснить", определить желания, цели, ощущения и самоощущение ("сердцу выразить себя", как сказал поэт).

Во-вторых, это овладение особыми фразами и особым речевым поведением, помогающим улаживать конфликты, разрешать споры, устанавливать речевые контакты.

В-третьих, это освоение большого пласта "волшебных слов", т. е. слов вежливости, отражающих нашу доброжелательность, расположенность к окружающим, воспитанность.

В-четвертых, это умение делать комплименты, т. е. составлять и искренне произносить тексты лестных отзывов, приятных и любезных слов: не лицемерить, а искренне заметить достойное похвалы.

В-пятых, это умение слушать и слышать, понимать, что стоит за словами, а также читать "язык тела".

Мы надеемся, что с помощью "языка чувств" научимся сами и научим ребенка понимать себя и других, заводить друзей, "нейтрализовать" обидчиков и не болеть алекситимией.

Основы овладения эмоциональным словарем, отмечают психологи, закладываются в раннем детстве, в 2—3 года. Словарь эмоциональной лексики детей ограничен как их очень маленьким опытом, так и внутренними возможностями. Но наблюдательность, и за эмоциональной жизнью тоже, поразительна. Когда же ребенку не хватает слов, он создает свои, "авторские".

Вот примеры, как собранные нами, так и заимствованные у К. И. Чуковского, из психологического словаря детей:

Я не дерусь! Драка сама из меня идет! (Вариант, зафиксированный нами). У К. И. Чуковского — "Драка сама так и лезет из меня".

Я не тебе плачу, а маме!

Я ушиблась, упала сегодня! — Плакала? — Нет! Никто же бы не услышал.

Когда конфету держишь во рту — она вкусная, а когда в руке — невкусная.

Мама, возьми меня на руки, а я возьму твою сумку, и тебе не будет тяжело.

Я уже все выгрустил плачем.

Когда дети приходят в гости, их надо наслаждать конфетами.

Безумительно люблю кисанек.

Мама сердится, но быстро удобряеется.

Не хмурь лицо! Убери грозительный палец!

Куда ушла эта сумасошлатая тетя?

Ты у меня лучшевсехная.

Мама, ты кричишь, как продавщица — взбесистая тетя.

Папа гордый, как таксист.

Я жульничная, все равно как мальчишка.

Лучше полечи меня поцелуйчикоми витаминчиком. Нет, шоколадом, как Айболит.

Эмоциональные состояния "одномоментные" могут словесно определяться так: "больнуло", "заплохело", "тошнуло разок".

Все явления внутренней жизни, по мнению ребенка, имеют и обратное направление: "помнил — отпомнил, грустил — выгрустил, заразился — отразился, сделал чаянно — нечаянно, радовался — отрадовался".

Конечно, дети могут заимствовать слова, не понимая их значения. Например, Ромочка (два с половиной года):

Боже, как болит сердце! — Ромочкка, да где оно?

Малыш показывает на штанишки, где произошла досадная неприятность "по- большому".

Другую малышку, по ее словам, "тоска гложет". Оказалось, почти по той же причине — виной мокрые штанишки.

Итак, речь, речевое поведение усваиваются подражанием, но это не механический, а творческий процесс.

Чтобы разобраться в себе, в своих чувствах, человек должен уметь переводить эмоции в словесный план. Но этому нас не учили. Как-то само собой получилось так, что мы, взрослые,очень категорично и двухмерно все оцениваем: "хорошо — плохо", "нормально — ненормально", "черное — белое", "уважаю — не уважаю", "люблю — не люблю". И это перенимают дети.

Слишком рано пытаемся внушать малышам нравственные нормы, забывая, что в 2—3 года ребенок не дорос до абстрактных понятий, он ориентируется через ощущения: приятно — неприятно, нравится — не нравится. "Хорошо" и "плохо" для него может означать "вкусно — невкусно". Так в нашем исследовании, когда мы давали конфету одному малышу в раздевалке, а другие дети были в групповой комнате, и надеялись, что ребенок или съест ее тихонько, или поделится. Дети до 2 лет и даже 2 лет 8 месяцев тут же отправлялись с конфетой к другим, но не делились, а съедали на глазах у просящих. Когда экспериментатор говворил, что так делать нехорошо, малыш отвечал: "Нет! Вкусно. Хорошо!"

Другие наши исследования фиксировали наличие в обиходе детей в возрасте от 2,5 до 3,5 лет таких слов, как "нравится — не нравится", "приятно — неприятно". Оказалось, что их нет. И этим нужным словам их не обучают. Такие слова практически не зафиксированы даже в речи детей 3—4 лет.

В детском саду ребенку внушают, что его мнение никого не интересует ("Делай, что сказано, дома будешь разбираться — нравится или не нравится!"). Лишь у одной девочки 4 лет зафиксировано в словаре слово "приятно" ("Мне это неприятно"). Домашняя лексика и отношения в семье особые.

Но ведь ребенку необходимо разобраться в своем состоянии, в своих эмоциях, особенно если он находится в группе сверстников, в детском саду, где неизбежны столкновения интересов. К сожалению, "столкновения интересов" разрешаются прозвищами, жалобами. А взрослый вместо того, чтобы помочь малышам "прояснить чувство", добавляет негативное, "навешивает ярлыки": "Ах ты драчун! Как тебе не стыдно", а обиженного утешает: "Мы его наказали. Ты не плачь. Плакать стыдно".Таким образом, наложен запрет на переживания. А ведь так необходимо "оречевление" переживаний.

Психологи рекомендуют помогать деям разбираться в своих состояниях и отношениях с помощью определенных слов, фраз:

Мне приятно — мне неприятно...

Мне нравится — мне не нравится...

Мне хочется — мне не хочется...

Я рассержен(а).

Я обижен(а).

Я доволен(льна).

Я расстроился(лась).

"Мне неприятно, когда ты меня троггаешь так..."; "Мне не нравится, когда без разрешения ты берешь мою машинку..."; "Мне не понравилось, что меня назвали..."

Это в психотерапии называется прояснением.

Нередко в группе воспитателю приходится "прояснять" некоторые конфликтные ситуации, задавать, часто бессмысленно, традиционный вопрос "Зачем ты это сделал?!", ведь ребенок не сумеет объяснить истинные мотивы поступка, а необходимость ответа может привести к лжи. Специалисты советуют "присоединиться" к ребенку, помочь ему. Это может быть выражено так:

"Наверно, тебе очень захотелось..."

"Наверно, тебе не понравилось, что... и ты захотел..."

"Мне кажется, ты решил, что... но..."

Будем применять такое простое праввило: если мы заранее знаем ответ, то не задаем вопросов. Вместо вопросов постараемся стимулировать размышление.

И еще. Не следует оценивать взрос лыми мерками детский проступок. Мы же воспитатели, профессионалы и знаtм, что ребенок еще не в состоянии полностью управлять своим поведениtм. Когда ребенок совершил проступок, то и осуждать будем проступок, а не личность. "Мальчик ты хороший, добрый, а вот сегодня какая неудача с тобой случилась. Тебе, конечно, очень неудобно, и всем неприятно, что..."

Главный принцип "помоги" действует и здесь: помоги стать лучше; помоги стать хорошим. (А вовсе не "стань судьей", осуди".) Каждый ребенок хочет быть хорошим, любимым, поэтому не устраиваем судилища, не чувствуем себя победителями, а переживаем, искренне расстраиваемся вместе с ребенком, огорчаемся — учимся трудному искусству прощать; прощать и забывать, не "тыкая" потом. Не боремся с недостатками (т. е. "с ребенком"), а помогаем их перерасти, обратить даже в достоинство, постепенно, конечно, не сразу. Авансируем успех фразами: "Уверена, что ты не захочешь больше так поступать (постараешься этого не делать)".


Случайные файлы

Файл
58926.rtf
162231.rtf
130771.rtf
13454-1.rtf
shpora2.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.