Игры наших детей (4093-1)

Посмотреть архив целиком

Игры наших детей

Абраменкова В. В.

Вы заметили, что, покупая современные игрушки, взрослые порой охотнее играют в них, чем сами дети? Это не случайно.

Когда одного ученого спросили: "Что вы станете делать, если начнется конец света?", он ответил: "Играть". Заметьте: не плакать, не спасаться, не молиться, а играть!

Да, взрослое человечество играет. Самозабвенно и азартно играет на биржах, на стадионах, на сценах, в конференц-залах и казино. Взрослые играют в политику, в деньги, играют словами и обещаниями, играют в любовь и порядочность. Современная "игровая цивилизация" по сути своей — проявление неоязычества, в центре которого стоит обожение всяческих кумиров и собственных страстей. На наших глазах происходит нивелировка понятия взрослости (а значит, и детства). Как сказал кто-то, разница между взрослым и ребенком - в цене игрушек. Действительно, игрушки дорожают, и за них дорого расплачиваются. В наши дни игра становится образом жизни миллионов взрослых. Выходит, мы играем, а не живем?

Если же обратиться к традиционной российской культуре, то окажется, что понятие игры для наших предков имело позитивный смысл только в отношении забавы, потехи, развлечения, праздника (поэтому свадьбы в старину игрались, а сейчас — справляются, как нужда), а слова "игрок, игрун" применительно ко взрослому и вовсе приобретали не одобрительный негативный оттенок обозначения своего рода одержания, безумства; игроков (актеров, лицедеев) даже хоронили вне церковной ограды, как самоубийц. Для российской традиции было характерно невмешательство взрослых в детский быт, признание детской игровой автономии, права на игру. Это выражалось, в частности, в охотном изготовлении игрушек взрослыми и в существовании особого пространства для игр.

В России с конца прошлого века начинается активное собирательство детских игр и фольклора, например, в 1887 году была издана книга "Детские игры, преимущественно русские. В связи с историей, этнографией, педагогикой и гигиеной", интерес к игре шел по нарастающей и достиг своего апогея в 20-х - середине 30-х годов нашего века. И главное - дети играли, самозабвенно, круглый год, с утра и до позднего вечера, развиваясь физически, умственно, духовно, вопреки политическим, экономическим и бытовым нестроениям...

"Во что ты любишь играть?"

А наши современные девочки и мальчики, те, для кого игра - жизненная необходимость и условие для развития, перестают играть. Это беспокоит специалистов-психологов и педагогов во всем мире. Что бы вы сказали, если бы птицы перестали петь, зайцы перестали прыгать, а бабочки летать? Изменилось и само качество, сама суть детской игры: она стала какой-то невеселой, агрессивной, индивидуалистичной. Оказалась прервана многовековая непрерывная цепь передачи игровой традиции от одного детского поколения — другому, и это привело к кризису игровой культуры. По мнению В.М. Григорьева - собирателя, организатора и "реставратора" народной игры, - играть стали не меньше, а хуже: "...качество игр стремительно падает. Все больше примитивных игровых форм - шалостей, проказ, забав, стоящих уже на последней грани игры, и все чаще переходящих в озорство и даже хулиганство: забавы с огнем, взрывами, мучительством животных, а то и людей, бессмысленное разрушителъство и т.п... Необходимо спасение и возрождение традиционных народных игр - генетического фонда игровой культуры каждого народа".

Проведенное недавно психологическое исследование в детских садах показало, что на вопрос "Во что ты любишь играть?" 5% детей 4 - 6 лет вообще не могли назвать ни одну игру, 4% назвали компьютерные игры, четверть детей вместо игры называли игрушки (машинки, трансформеры, куклы Барби), которыми они просто манипулировали. Большинство детей называли какие-то подвижные игры типа салок и пряток, но правила игры (самое главное, ее смысловой стержень) сформулировать смог ли лишь некоторые. Из игры уходит ее правилосообразность и соотносимость с образом идеального взрослого.

К сожалению, совсем исчезли групповые игры — воздух детской жизни старших поколений. Где они — "Казаки-разбойники", "Бояре", "Жмурки", "Лапта" и прочие детские радости? Все они вместе со считалками, закличками, песенками и другими формами детского фольклора — величайшего богатства нашей культуры — сохранялись в детской субкультуре на протяжении веков, передаваясь из уст в уста.

Зато появились многочисленные научные концепции игры, в том числе и психологические, однако сама суть, "тайна" игры оказалась так и не раскрыта. Многие ученые-психологи пытались ответить на главный вопрос.

Зачем нужна игра ребенку?

Во-первых, игра - это школа произвольного поведения (по определению известного детского психолога Д.Б. Эльконина). Заставьте ребенка стоять смирно, он не простоит и двух секунд, но если это действие включить в игровой контекст, цель с успехом будет достигнута. Вспомните старинную припевку: "Море волнуется — раз, море волнуется — два, море волнуется — три. Замри!" Ведь замирают и стоят самые непоседливые мальчики и девочки, даже на одной ножке.

Во-вторых, игра - школа морали в действии (так определил ее другой известный психолог А.Н. Леонтьев). Можно сколь угодно долго объяснять ребенку "что такое хорошо и что такое плохо", но лишь сказка и игра способны через эмоциональное сопереживание, через постановку себя на место другого научить его действовать и поступать в соответствии с нравственными и религиозными требованиями. Они, при умелой организации взрослых, учат многим христианским добродетелям: терпимости к другим, смирению, например. Психологические исследования показали: если "недругов" включить в игровое взаимодействие, в котором они вынуждены работать сообща, заботясь друг о друге, взаимная неприязнь вскоре улетучится, и, наоборот, - для друзей, оказавшихся игровыми соперниками, азарт и желание выиграть часто оказывается сильнее дружбы. Но здесь, конечно, важно руководство взрослых...

В-третьих, игра - ведущая деятельность в дошкольном возрасте, деятельность, определяющая развитие интеллектуальных, физических и моральных сил ребенка.

По мнению о. Василия Зеньковского, "игра - свободное творчество, важнейшее проявление эстетического начала в человеке... средство проникновения в сферу смыслов... постижение единства мира и его Творца" (В. Зеньковский. Проблемы воспитания, с. 106).

С помощью игры становится эффективнее обучение ребенка и приятнее его воспитание. Игра — современное средство диагностики психического состояния ребенка, его личностного развития, но это и превосходный метод коррекции тех или иных дефектов, недостатков, отставания в развитии. Од ним из самых молодых психологических методов является игровая психотерапия.

Да, психологические эксперименты с детьми — это чаще всего увлекательные игры. В наших экспериментах такой игрой была "железная дорога", по которой бригаде машинистов нужно доставить важный груз от станции Ромашка на станцию Колокольчик. Каждый машинист, как и на настоящей железной дороге, имеет свой участок пути, по которому он должен провести локомотив точно по расписанию и без ошибок, а потом передать его другому (по принципу эстафеты).

Если машинист ведет локомотив очень быстро, появляется опасность для поезда, а значит, возможность штрафа для "машиниста". Штрафы, как известно, дело неприятное, тем более, что за них всю группу, а значит, и его самого, ждет наказание — исключение из увлекательной игры. Это первая ситуация, назовем ее "работа для себя". И вторая: теперь за ошибки любого участника штрафы засчитываются только одному. Он один ответствен за всех, именно ему грозит наказание как "бригадиру машинистов". Изменится ли и как изменится поведение детей в этой ситуации — "работы для другого"?

Критерием, по которому можно судить о не преднамеренности поведения ребенка, мы избрали скорость выполнения задания в обеих ситуациях. Если ребенок непроизвольно увеличивает скорость (и вместе с ней — возможность ошибок и штрафов) в ситуации "работы для другого", то, очевидно, его не очень-то заботит наказание сверстника. А если в обеих ситуациях скорость одинакова или во второй ситуации ребенок работает осторожнее, а значит, медленнее? Тогда есть основания считать, что он стремится избавить товарища от наказания так же, как и себя самого, т.е. в соответствии с евангельским призывом "люби ближнего твоего, как самого себя" (Гал. 5, 14).

В экспериментах приняли участие свыше трехсот детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста (от 5 до 10 лет ). Большинство самых маленьких резко увеличивало скорость во второй ситуации — желание избежать собственного наказания у пятилеток значительно выше, чем забота о благополучии сверстника. Семилетки одинаково осторожны в обеих ситуациях: они заботятся о сверстнике в той же степени, как и о себе. А к десяти годам благополучие товарища начинает выступать более сильным стимулом, чем собственное наказание — исключение из игры.

Значит, с возрастом дети становятся отзывчивей, добрее? Не будем торопиться с выводами. Чуть-чуть изменим условия игры.

Оставим общую для всей группы цель, общий способ ее выполнения, но теперь каждый ребенок будет выполнять задание независимо от других детей, единолично. И снова: сначала "работа для себя", затем "работа для другого", когда за ошибки всех наказание ждет того же самого "бригадира".

Каковы результаты? Ну и ну — сочувствия друг к другу как не бывало!

Различия между первым и вторым опытами, как говорится, сверхдостоверны у детей всех возрастов — пятилеток, семилеток, десятилеток. Как же получается, что по отношению к одному и тому же сверстнику одни и те же дети в сходных условиях умудряются вести себя столь противоположным об разом?


Случайные файлы

Файл
4700-1.rtf
73634.rtf
161310.rtf
71016.rtf
48656.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.