В. Г. Белинский и А. С. Хомяков как педагоги (3589-1)

Посмотреть архив целиком

В. Г. Белинский и А. С. Хомяков как педагоги

Каптерев П. Ф.

В конце государственного периода истории русской педагогии в умственной жизни русского народа образовалось два сильных течения, разделившие между собою образованную Россию: западничество и славянофильство. Эти течения по своему существу не могут быть названы вполне новыми, с ними, собственно, мы уже давно встречаемся.

Россия издавна и много заимствовала у других народов, начиная с веры и кончая покроем платья. В состав русского государства мало-помалу вошло так много разных племен и народностей, что обойтись без заимствований русскому народу было никак невозможно. Во главе заимствователей часто стояло правительство и вводило заимствования силой. Многие в народе и обществе противились нововведениям, признавали их не толькот ненужными, но и вредными для народа, подавляющими его самобытное творчество, его собственный оригинальный уклад жизни и развитие. Эти два течения были своего рода западничеством и славянофильством, только не обоснованными научно и не оформленными.

В 40-х и 50-х гг. XIX в. западничество и славянофильство оформилось, вступили в борьбу одно с другим, выдвинули каждое ряд выдающихся деятелей, которые и сформулировали учения того и другого. Главным догматом славянофилов был такой: русский народ есть народ особенный, своеобразный, который идет в своем развитии своим особым путем и скажет миру свое слово, более ценное, чем слово других, западных народов, создаст свою культуру, более глубокую, идеальную и совершенную, чем материалистическая и рационалистическая западная культура. Главный догмат западников был таков: русский народ живет и развивается по тем же законам, по тому же порядку, как и другие народы, а потому ему нечего свысока смотреть на другие народы и называть западную культуру отжившей; русский народ отстал от других народов и может сравняться с ними, а может быть, и превзойти их лишь в тесном духовном и материальном единении с ними, широко пользуясь всеми культурными благами других народов.

Такие различия и сильные течения общественной мысли не могли не отразиться и на развитии педагогических идей в России, так как для постановки всего образовательного дела было чрезвычайно важно то или иное понимание сущности исторического процесса и задач русской жизни, а равным образом то или иное отношение к ценностям западной и вообще иностранной культуры. И в педагогии непременно должны были появиться свои западники (гуманисты) и свои славянофилы (националисты) и определенно поставить задачи русскому просвещению со своей точки зрения. Так оно и было. Представителем в педагогии западничества можно признать В. Г. Белинского (1810—1848), а представителем славянофильства — А. С. Хомякова (1804—1860).

И по времени своей деятельности, и по характеру своих педагогических идей Белинский и Хомяков соприкасаются с третьим периодом истории русской педагогии, являясь связующими звеньями в цепи деятелей и идей второго и третьего периодов. Что только мелькало, казалось чем-то неясным, расплывчатым, было больше словами, чем настоящими идеями во второй период, то получает в теориях двух названных нами общественных деятелей ясность и определенные более или менее очертания. Таковы основные педагогические идеи о воспитании человека и об общем образовании. Сословное образование, сословные идеалы, разговоры о необходимости обособлять насколько возможно, воспитание и образование благородных и разночинцев — вся эта сословная педагогия второго периода торжественно хоронится, объявляется пережитком, остатком идей "времени очаковских и покоренья Крыма". И что удивительно: эта похоронная тризна по сословной педагогии и сословной школьной политике совершается в царствование императора Николая Павловича!

В. Г. Белинский не оставил нам специального трактата по педагогии, за исключением студенческой работы "Рассуждение о воспитании", сохранившейся лишь в отрывках. Но, судя по этим отрывкам, "Рассуждение" могло бы иметь значение в истории развития личности Белинского, но не в истории развития русских педагогических идей. Важны позднейшие заметки Белинского по педагогическим вопросам, сделанные им в отзывах о книгах, присылавшихся к нему редакциями журналов на рассмотрение. Книги были самые разные, но Белинский не стеснялся вставлять педагогические рассуждения в отзывы о таких книгах, которые были очень далеки от педагогии. Так, отзыв на книгу "Способ к распространению шелководства" начинается размышлением о постановке в школе преподавания грамматики и риторики. Главнейшие педагогические рассуждения Белинского находятся в отзывах о повестях и рассказах Бурьянова и Бульи (1838) и о сказках Гофмана и дедушки Иринея (1840). Второе рассуждение более систематическое и обширное, чем первое, и заключает в себе первое.

Кого нужно воспитывать — человека или гражданина? Прежде всего и больше всего нужно воспитывать человека, а потом — гражданина. На родителях лежит священнейшая обязанность сделать своих детей "человеками"; обязанность же учебных заведений — сделать их учеными, гражданами, членами государства на всех его ступенях. "Но кто не сделался прежде всего человеком, тот плохой гражданин, плохой слуга царю". Из этого видно, как важен и священен сан воспитателя, "в его руках участь целой жизни человека". Собственно цель воспитания есть развитие в воспитываемых человечности (die Humanitt), главная задача человека во всякой сфере деятельности, на всякой ступени лестницы общественной иерархии — быть человеком. "Говорите детям и об опрятности, и о внешней чистоте, о благородности и достоинстве манер и обращения с людьми; но выводите необходимость всего этого из общего и из высшего источника — не из условных требований общественного звания или сословия, но из высокости человеческого звания, не из условных понятий о приличии, но из вечных понятий о достоинстве человеческом". "Уважение к имени человеческому, бесконечная любовь к человеку за то только, что он человек, без всяких отношений к своей личности и к его национальности, вере или званию, даже личному его достоинству или недостоинству, словом, бесконечная любовь и бесконечное уважение к человечеству даже в лице последнейшего из его членов (die Menschlihkeit) должны быть стихиею, воздухом, жизнью человека, а высокое выражение поэта (Жуковского) —

При мысли великой, что я человек,

Всегда возвышаюсь душою, —

Девизом всей его жизни".

Выражения настолько определенные и ясные, язык такой решительный и сильный, что при чтении недвусмысленных речей Белинского сердце радуется.

Что такое человечность, долженствующая служить целью всего воспитания и образования? Это — соединение в одном лице тех общих элементов духа, которые равно необходимы для всякого человека, какой бы он ни был нации, какого бы он ни был звания, состояния, в каком бы возрасте жизни и при каких бы обстоятельствах ни находился; доступность всякому человеческому чувству, всякой человеческой мысли в соответствии с глубиной натуры и степенью образованности каждого. Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо. Чем глубже натура и развитие человека, тем более он человек и тем доступнее ему все человеческое. Он поймет и радостный крик дитяти при виде пролетевшей птички, и бурное волнение страсти в груди юноши, и спокойное самообладание мужа, и созерцательное упоение старца. На все будет у него и привет, и ответ, и участие, и утешение; ему понятна возможность не только слабостей и заблуждений, но и самих пороков, самих преступлений; презирая слабости и заблуждения, он будет жалеть о слабых и заблуждающихся; проклиная пороки и заблуждения, он будет сострадать порочным и преступным. Вот что такое человечность.

Есть много родов образования и развития, и каждое из них важно само по себе, но всех выше стоит нравственное образование. Одно образование делает образуемого ученым, другое — светским, третье — административным, военным, политическим человеком и т. д.; но нравственное образование делает воспитываемого просто человеком, т. е. существом, отражающим в себе отблеск божественности. Хорошо быть ученым, поэтом, воином, законодателем и пр., но худо не быть при этом человеком; быть же человеком означает иметь полное и законное право на существование и не будучи ничем другим, как только человеком. В чем состоит нравственное образование? Истинная нравственность прозябает и растет из сердца при плодотворном содействии светлых лучей разума. Ее мерило не слова, а практическая деятельность; здесь, как и везде, дело — в деле. Воспитание нравственности и нужно ставить в духе высказанного взгляда, т. е. не проповедовать детям о человечности и добродетели, но окружать их примерами добродетельных и человечных действий.

О народности в воспитании Белинский рассуждал мало, но вполне признавал ее необходимость. "Народность обыкновенно выпускают у нас из плана воспитания", — замечает Белинский. Сам он рекомендует для чтения детям произведения, в которых выражается народная душа, изображается русский быт, излагаются народные воззрения. Таковы многие сочинения Пушкина, "Юрий Милославский" Загоскина, басни Крылова и др. "Давайте детям больше и больше созерцание общего, человеческого, мирового; но преимущественно старайтесь знакомить их с этим чрез родные и национальные явления: пусть они сперва узнают не только о Петре Великом, но и о Иоанне III, чем о Генрихах, Карлах, Наполеонах. Общее является только в частном: кто не принадлежит своему отечеству, тот не принадлежит и человечеству".


Случайные файлы

Файл
49220.rtf
72694-1.rtf
90335.rtf
122419.doc
77799.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.