Общечеловеческие идеалы (3585-1)

Посмотреть архив целиком

Общечеловеческие идеалы

Каптерев П. Ф.

Когда началось обновление русского общества и оно серьезно занялось вопросами воспитания, тогда последние, насколько то было возможно для лучших и наиболее последовательных выразителей новых идей, стали ставиться во всей их широте и научной основательности. Отнестись к делу поверхностно, кое-как или сослаться на прежние, старинные начала было неудобно. Нужно было все доказывать научно, а не ссылками на давность и авторитеты; старые авторитеты и предания теряли веру при перестройке общества. Таким образом, с развитием преобразовательных стремлений и педагогические вопросы начали ставиться по-новому.

Откуда же было взяться большей научности и основательности в постановке педагогических вопросов? Источников для этого было два: можно было пытливым и серьезным умам пристальнее вглядываться в актуальные потребности, стараться различать в них существенные запросы и мимолетные настроения и двояким путем — самостоятельного наблюдения современного общественно-государственного движения и размышления о нем, оценки его — попытаться если не разрешить, то по крайней мере указать пути к удовлетворению назревших образовательных нужд; а то можно было обратиться за помощью к более опытным в педагогии и более просвещенным народам и посмотреть, как у них разрешались подобные вопросы. Из этих двух источников, не без примеси, конечно, некоторых прежних понятий и воззрений, лучшие представители новой русской педагогии и черпали средства для решения возникавших педагогических вопросов, причем у одних больше преобладали собственные наблюдения и размышления, а у других — идеи западноевропейской педагогии как научной, твердо обоснованной и проверенной опытом жизни.

Педагогические идеалы, созданные таким путем, отличались как основанные на науке и размышлении общечеловеческим характером. Все временное, местное, случайное тонуло в вечном, общем и постоянном. Мыслители, бравшиеся за разрешение педагогических вопросов, не имели в виду удовлетворить лишь потребности минуты; они хотели, удовлетворяя временную нужду, указать вместе с тем вечное и постоянное в данной области, положить такой твердый, надеждый фундамент, на котором могло бы строиться все дальнейшее образование русского народа, чтобы на основе этого образования русский народ братски и на равных вошел в семью западноевропейских народов. Протестуя против односторонности государственной педагогии, постоянно впадавшей в узкий профессионализм, новые педагоги хотели в своем построении указать вековечные устои воспитания и образования.

Движение в создании общечеловеческих педагогических идеалов было начало журналом "Морской сборник" в 1856 году. Редакция журнала объявила, что желает поместить ряд статей о воспитании молодых людей, готовящихся к морской службе. В качестве введения к таким статьям редакция напечатала рассуждение Бема о воспитании вообще и призвала желающих высказаться по этому предмету. Желающие нашлись (Давыдов, Даль, Пирогов), их статьи были напечатаны, и таким образом дело началось. В следующем, 1857 году открылись два новых педагогических журнала — "Журнал для воспитания" Чумикова и "Русский педагогический вестник" Вышнеградского. И в том, и в другом журнале были помещены довольно обширные статьи для выяснения сущности воспитания, его задач и целей, в первом журнале — П. Г. Редкина, а во втором — редактора. В журналах, возникавших в 60-х и 70-х годах, также обсуждался тот же вопрос; им занимались в общей журналистике, по этому же предмету выходили особые книги. Таким образом, вопрос широко разросся.

Статья Бема, положившая у нас в третий период начало рассуждениям о сущности, задачах и средствах общечеловеческого воспитания, большого значения не имеет. Автор ее на 70 страницах представляет очерк всей педагогии; определение цели воспитания, средств его, указание, какие предметы и как должны преподаваться, распределение ежедневных занятий в школе, учение о наградах и наказаниях, о значении наставника и пр. Это, скорее, конспект статьи, чем сама статья. Она важна тем, что послужила началом нового общественно-литературного движения, раскрывала обществу весьма серьезную мысль, высказанную в первых строках статьи, а именно о том, что "едва ли есть предмет, более достойный внимания мыслящего человека, как воспитание юношества". Для понимания педагогических идеалов времени несравненно важнее две статьи, появившиеся вскоре после статьи Бема и почти одновременно: статья Пирогова "Вопросы жизни" (во второй половине 1856 г. в № 9 "Морского сборника") и Редкина "Что такое воспитание?" (в первых трех книжках "Журнала для воспитания" за 1857 г.). На них мы и остановимся.

Обе статьи имеют некоторые общие черты: они не порывают резко с кругом идей, господствовавших прежде: в обеих статьях новые идеи вводятся в сочетании с некоторыми прежними. Статья Редкина тяжелее, формальнее статьи Пирогова; последняя более живая, горячая и жизненная, чем первая. Статья Редкина отличается несколько книжным характером, стремлением устанавливать и разграничивать ходячие понятия, а не обсуждать прямо и непосредственно жизненные вопросы. А в другой, пироговской, статье прямо ставятся вопросы.

Основа рассуждений Редкина богословская, он часто приводит тексты из Священного Писания и по общему характеру своих педагогических убеждений приближается к одному из главнейших у нас представителей богословского направления в педагогии — к архиепископу Евсевию 1, — с тем различием, что стремится дать в воспитании широкое место и науке, результатами западноевропейской педагогии.

Человек по природе своей отражает образ Божий в трех существенных силах души: чувстве, уме и воле. Первородный грех помрачил в нас, но не уничтожил образ Божий; чувство, ум и воля, с их естественными стремлениями к прекрасному, истинному и доброму, пребывают в нашей душе. Но человеку врожденна не только склонность к добру, но и к злу, и эта склонность может быть в достаточной мере преодолена только религией. Истинное образование обнимает всего человека нераздельно: тело, чувство, ум и волю в их единстве и целостности. Из всех средств к приобретению истинной образованности самое важное, самое действительное и общее есть религия. Со своим сильным возбуждением к совершенству, истине, к добру она доступна и близка всем и каждому. Да и предметов знания только три: Бог, человек и природа, так что, строго говоря, и наук всего три: богословие, антропология и естествоведение. Самое высшее стремление, предписываемое человеку его конечным предназначением, есть подчинение воле Божией.

Но наряду с этими идеями богословского характера у Редкина замечается сильное параллельное течение других мыслей, чисто научного содержания. Он стремится тщательно определить, что такое воспитание, что такое образование, что такое образование формальное и реальное, может ли образование ограничиваться одним возбуждением способностей или одним сообщением знаний и т. п. Но самая важная ее мысль заключается в указании на необходимость самообразования. Редкин на воспитание смотрел только как на кратчайший путь к самообразованию. Воспитатель должен беспрестанно возбуждать, укреплять и усиливать сознательную и свободную деятельность воспитанника с тем, чтобы воспитанник был в состоянии приобрести необходимые для самообразования светлый ум и твердую волю. Воспитание не должно состоять во внешнем, как бы механическом наполнении воспитанника разными сведениями, нравственными правилами и т.п., но не может ограничиваться одним возбуждением его внутренних сил, оно должно сообщать ему необходимые знания и навыки. Коль скоро воспитанник будет в состоянии сам продолжать свое образование с сознанием и с энергией, воспитание оканчивается. Глубокий, важный смысл заключается в изречении педагога Браубаха: "Воспитание должно стремиться само себя уничтожить", т. е. сделать себя излишним, ненужным, чтобы тем вернее продлить свое существование в виде самообразования со стороны самого уже воспитанника.

"Воспитывайте же, родители, детей ваших в духе красоты, истины и добра! Да освещают эти божественныя идеи весь путь их жизни! Да согревают оне их ум и сердце во всех превратностях судьбы! Да видят они в красоте, истине и добре Божество и поклоняются Богу, не творя себе кумира и никакого подобия Божия!"

Итак, опять начались в русской педагогии речи о воспитании как приготовлении к служению идеалам истины, добра и красоты на почве христианской религии. Все узкое и ограниченное, все чисто практическое и материальное было изгнано из воспитания, ему были поставлены самые широкие и высокие задачи. Воспитание русских людей рассматривалось как общечеловеческое воспитание, основные начала которого общи и обязательны для всех людей — варваров, эллинов и иудеев. Элемент национальности входит в воспитание как неизбежное условие осуществления общечеловеческих начал вместе с личным, индивидуальным началом; но пока он не выдвигается, о нем много не говорится; на первом плане — широкие гуманные задачи образования.

В том же духе и на ту же тему написал и Пирогов свою замечательную статью "Вопросы жизни". В ней он решительно выступил в защиту общечеловеческого идеала воспитания и пытался дать ему философско-религиозное обоснование. Люди с претензией на ум и чувство не могут двигаться по силе инерции в данном им направлении, они непременно задаются "роковыми вопросами жизни": в чем состоит цель нашей жизни? Каково наше назначение? К чему мы призваны? Чего должны искать мы? На такие вопросы должно бы давать ответ воспитание, но оно не дает их по разным причинам, вследствие чего мы сами должны решать высшие вопросы, вырабатывать твердые и разумные убеждения. Главные основания нашего воспитания находятся в совершенном разладе с направлением, которому следует общество. Мы — христиане и, следовательно, главной основой нашего воспитания служит и должно служить откровение. Все мы с нашего детства ознакомились с мыслью о будущей жизни и должны считать настоящее приготовлением к будущему. Вникая же в существующее направление нашего общества, мы не находим в его действиях ни малейшего следа этой мысли. Во всех проявлениях практической и даже отчасти умственной жизни общества мы находим одно чисто материальное, почти торговое направление, основанием которому служит идея о счастье и наслаждении в здешней жизни. Общество твердит нам: хочешь быть счастливым с нами, оставь основную нравственную мысль твоего воспитания. Но люди с претензией на ум и чувство не могут смириться с этим, роковые вопросы жизни предстают перед их умом.


Случайные файлы

Файл
142037.rtf
151172.rtf
16727.rtf
45081.doc
CBRR2779.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.