Народное образование и педагогическая мысль в период 1908-1917 годов (до Великой Октябрьской социалистической революции) (3216-1)

Посмотреть архив целиком

Народное образование и педагогическая мысль в период 1908-1917 годов (до Великой Октябрьской социалистической революции). Борьба коммунистической партии за демократизацию народного просвещения

Н.А.Константинов, Е.Н.Медынский, М.Ф.Шабаева

Реакционная политика царского правительства, направленная на ликвидацию революционных завоеваний в области народного образования.

После подавления революции 1905—1907 годов царское правительство повело упорную борьбу с тем, что удалось завоевать в дни революционной борьбы. Просветительные учреждения, открытые в период революции или позже под ее влиянием, — библиотеки, клубы, курсы для взрослых, народные университеты, как правило, закрываются.

Министрами народного просвещения назначаются крайние реакционеры — сначала Шварц, затем Кассо, которые всячески пытались пресечь деятельность прогрессивных учителей, затормозить открытие новых школ и просветительных учреждений для взрослых, восстановить существовавший до революции казарменный режим в средней школе, усилить религиозное воспитание учащихся, сократить объем знаний в начальных школах, затруднить доступ в среднюю и высшую школу детям трудящихся.

Правительство стремилось отвлечь учащихся от участия в общественно-политической жизни. С этой целью был чрезмерно увеличен объем домашних учебных работ, учителям предписывалось занять ими все свободное время учащихся.

Переводные экзамены рекомендовалось проводить так, чтобы отсеивать из школы молодых людей, не желающих подчиняться казенным порядкам. Царские чиновники поощряли создание в школах различных черносотенных организаций молодежи, которые травили прогрессивно настроенных учителей и учащихся.

Деятельность и права родительских комитетов были ограничены, и, наоборот, всемерно усиливались административные функции директоров учебных заведений. Стали широко применяться наказания учащихся, нередко и физические.

Восстановление и усиление в школах казенно-полицейского режима и распространение среди некоторой части интеллигенции упадочнических настроений, обусловленных поражением революции, тяжело отразилось на моральном состояния учащейся молодежи. Участились случаи самоубийств среди молодежи.

С огромной силой обрушилась реакция на учительство. Свыше 20 тысяч передовых учителей, из них подавляющее большинство учителей начальных школ, подверглись жестоким репрессиям. Среди них было много казненных, тысячи сосланных (в Сибирь, например, было сослано более 5 тысяч учителей), а также отстраненных от педагогической деятельности учителей. Одним из средств расправы с учителями, которые сочувственно относились к революционному движению, были постоянные перемещения учителей. В III Государственной думе депутат-октябрист Клюжев вынужден был признать, что «учителя загнаны, как зайцы» и учитель, засыпая сегодня в Астрахани, не гарантирован от того, что завтра проснется в Вятке. Увеличилось количество инспекторов, в ряды которых привлекались люди, известные своими монархическими убеждениями. Деятельность учителей подвергалась самому придирчивому чиновничьему контролю.

Правившее Россией дворянство в лице своих крайне правых представителей, объединившихся на дворянских съездах, выступает с протестом против попыток введения всеобщего обучения, требует оказывать поддержку всем мероприятиям церкви и церковно-приходским школам, всячески пытается сорвать внедрение в народную школу учебных книг прогрессивных педагогов, борется против обучения на родном языке в школах национальных окраин России.

Либеральная буржуазия после подавления революции вступает в союз с самодержавием. Нуждаясь в грамотных, квалифицированных рабочих и инженерно-технических кадрах, она поддерживает умеренные проекты введения всеобщего обучения, увеличения сети средних общеобразовательных школ и профессиональных учебных заведений. В то же время она одобряет действия царизма, направленные на подавление демократических начинаний.

Вопросы введения всеобщего начального обучения в государственных думах.

Попытка реформы средней школы. Под влиянием революции 1905—1907 годов и усиливающегося развития капиталистического способа производства все более популярным среди различных слоев населения становится требование о введении всеобщего образования.

Правительство внесло в 1907 году на рассмотрение II Государственной думы проект введения всеобщего начального обучения, разработанный министерством народного просвещения. Согласно этому проекту предполагалось ввести в России начальное всеобщее обучение в объеме трехлетней школы в тех губерниях, где действовали земства. Таким образом, не предполагалось охватить всеобщим обучением народы, живущие на окраинах России. Срок введения всеобщего обучения не был установлен и для центральных губерний.

Правительство добивалось включения церковноприходских школ, дающих главным образом религиозное воспитание и только самый минимальный объем элементарных знаний, в общую сеть всеобщего обучения.

Обсуждение в III Государственной думе проекта министерства народного просвещения приобрело острый и длительный характер. Октябристско-кадетское большинство этой Думы, отвергнув министерский проект, предложило свой проект, принятый депутатами Думы в 1911 году.

Согласно думскому проекту предполагалось передать церковноприходские школы в ведение светского ведомства — министерства народного просвещения и ввести в десятилетний срок всеобщее обучение в объеме четырех классов.

Но и этот весьма умеренный буржуазный проект вызвал резкие возражения со стороны Государственного совета. Реакционное дворянство и высшее чиновничество, которые в него входили, упорно отстаивали интересы церковноприходских школ.

Закон о введении всеобщего обучения не был утвержден. Государственный совет отверг также и принятое III Государственной думой новое «Положение о начальных народных училищах». Летом 1916 года во время первой империалистической войны, которая особенно явно обнаружила техническую и культурную отсталость России, министр просвещения Игнатьев снова внес в Думу проект о введении всеобщего обучения.

Однако и этот проект не получил законодательного оформления. Под влиянием буржуазной научной общественности, требовавшей коренного изменения системы общего и технического образования, Игнатьев организовал большую работу по подготовке реформы средней школы.

Среднему образованию хотели придать более национальный, русский характер. С этой целью в средней школе должно было быть усилено преподавание русского языка и литературы, истории и географии России. Предполагалось превратить многочисленные типы учебных заведений в единую школу. Особенно большое внимание в намечаемых реформах уделялось профессиональному образованию.

К участию в разработке реформы и к созданию новых программ по всем учебным предметам средней школы были привлечены лучшие педагоги и крупные ученые, но их прогрессивные предложения встретили, как и в начале XX века, упорное сопротивление со стороны реакционных кругов. Царское правительство снова отклонило реформу средней школы. Игнатьев получил отставку.

Благодаря деятельности различных прогрессивных просветительных организаций и обществ, действовавших в это время повсюду на обширной территории страны, реакционерам все же не удалось до конца уничтожить влияние революции 1905—1907 годов на общественную жизнь, в том числе и на школу. Возросшая тяга народов России к просвещению проявлялась в самых различных формах. Открывались различные общественные школы, возникали новые средние учебные заведения (особенно реальные училища), развивалась частная инициатива в школьном деле, в некоторых районах были созданы новые типы учебных заведений на родном языке. Оживление в области педагогики проявлялось также в большом интересе к новым педагогическим течениям на Западе и в США, в созыве учительских съездов, курсов, семинаров, в развитии методического творчества учительства.

Система народного образования в дореволюционной России.

Накануне Великой Октябрьской социалистической революции школьная государственная система была следующей.

Для народных масс существовала система элементарного образования, состоящая из начальных школ различных ступеней и типов (одноклассные начальные училища с 3—4-летним курсом обучения, двухклассные начальные училища с 5-летним курсом, высшие начальные училища по положению 1912 года с четырьмя классами как надстройка над начальной школой). На базе этих элементарных школ строились низшее ремесленное, техническое и торговое образование и среднее педагогическое—учительские семинарии. Преемственной связи между начальной и средней школой не было. Для имущих классов населения имелась система средних и высших учебных заведений, в свою очередь подразделявшихся на мужские и женские школы.

Формально школа была объявлена бессословной, т. е. в нее принимались учащиеся без различия сословия и звания, но фактически в средней и высшей школе преобладали дети дворян и чиновников. Кроме того, имелись еще и особые сословные учебные заведения: институты благородных девиц, кадетские корпуса, несколько «дворянских институтов», Пажеский корпус, Училище правоведения, куда принимали только детей дворян; имелась особая система школ для детей духовенства (духовные училища, епархиальные училища, духовные семинарии). Продолжали еще существовать национальные и вероисповедные ограничения и очень слабо развитая сеть школ в местностях, населенных различными народами России. Женская средняя школа давала меньший объем знаний, чем мужская; высшее женское образование было в самом зачаточном состоянии.


Случайные файлы

Файл
12428.rtf
27857.rtf
11496-1.rtf
112829.rtf
57967.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.