О всеобщем и обязательном обучении (3145-1)

Посмотреть архив целиком

О всеобщем и обязательном обучении

Каптерев П. Ф.

Из социально-педагогических вопросов в новой русской педагогии весьма видное место занимает вопрос о всеобщности и обязательности начального обучения. Над ним много работали земство, частные общества, отдельные лица и правительство. Почти всю вторую половину прошлого столетия этот вопрос не сходил со страниц русской литературы, обсуждался в обществах, был предметом множества проектов и ожесточенных споров. "В первых же заседаниях земских собраний, преисполненных идеализма и веры в светлое будущее, поднят был фантастический для того времени вопрос о введении всеобщего образования. Еще не было учителей, не было школ и средств, а уже были мечты об осуществлении всеобщего образования. Их создавали примеры Западной Европы и острая боль стыда за "темную Россию"" 1. Была и еще причина — крайняя нужда в образовании, остро почувствовавшаяся после 19 февраля 1861 года и побуждавшая раздумывать о всеобщем народном образовании не только земства, но даже правительство.

Вскоре после освобождения крестьян от крепостной зависимости правительством признано было необходимым разработать общий план устройства начальных училищ всех ведомств в империи ввиду тесной связи этого вопроса с приведением в исполнение крестьянской реформы. Был образован комитет из представителей всех ведомств, у которых были начальные училища, результатом трудов его и явился "Проект общаго плана устройства народных училищ". Проект никогда не был осуществлен, тем не менее изложенные в нем начала заслуживают внимания.

В основу "Проекта общаго плана" положено признание необходимости общего образования для всех и вытекающей отсюда повсеместности устройства училищ в количестве, соответствующем потребностям населения. Обучение признавалось бесплатным, а сами школы, принадлежавшие разным ведомствам, объединялись и в учебном отношении подчинялись Министерству народного просвещения. Определялась общинная обязательность устройства школ: в городах на каждые 1000 душ мужского населения полагалось не менее одного народного училища, в городах с населением менее тысячи душ мужского пола — хотя бы одно народное училище, а в селах каждый приход обязывался иметь по крайней мере также одно народное училище. В случае же недостаточности приходов, отдаленности их и т. п. общества обязывались вместо школы нанимать вольного учителя для бесплатного обучения детей в отведенной квартире, в сборной избе или у очередного хозяина. Для покрытия расходов по устройству и содержанию училищ устанавливался общий обязательный сбор. Вместе с установлением общинной обязательности по устройству училищ предоставлялся широкий простор частной инициативе. В § 73 проекта сказано: "Независимо от училищ, учреждаемых на счет обществ, предоставляется всякому частному лицу открывать в городах и селах народные училища и школы грамотности в тесном смысле слова, также устраивать воскресныя школы, не испрашивая на это разрешения". А в объяснительной записке между прочим сказано: репрессивные меры не предупредят зла, если оно есть, а лишь сделают его скрытым. Лучше строже вести надзор, но всем дать свободу открывать школы и учить. По открытии школы требовалось только доводить до сведения властей о вновь возникшем училище. Ближайшим органом надзора за школами со стороны Министерства народного просвещения являлся директор училищ, которому вменялось в обязанность избегать переписки и лично удостоверяться во всем. Характер его деятельности должен быть чисто педагогический.

Одновременно с разработкой изложенного проекта Министерство народного просвещения предложило свой "проект устава низших и средних училищ", который подвергало общественной критике — печати, обществ, частных лиц — и переделывало его согласно сделанным замечаниям. Между проектами комиссии и министерства была некоторая разница, но по существу они оказались сходными, дополняющими друг друга. Основные начала обоих проектов заключались в следующем:

1) народная школа есть школа для всех необходимая; по цели и курсу она есть учреждение общеобразовательное;

2) начальные школы должны быть устроены повсеместно; устройство и содержание школ для городов и сельских обществ обязательно ("проект общего плана"); безграмотность влечет за собою утрату или ограничение некоторых прав ("проект устава");

3) при устройстве школ необходимо принимать во внимание действительные потребности народа и местные условия; единообразие здесь невозможно и нежелательно;

4) управление училищами сосредоточивается в Министерстве народного просвещения;

5) частное обучение должно быть свободно и поощряться льготами и облегчениями;

6) обучение в начальных школах должно быть бесплатным;

7) обучение девочек должно быть одинаковым и совместным с обучением мальчиков;

8) для подготовки учителей необходимо создавать специальные учительские заведения 2.

Нельзя не признать, что в обоих правительственных проектах, навеянных великим событием 19 февраля 1861 года, были выражены весьма здравые и в высокой степени целесообразные взгляды на устройство народного образования. О личной обязательности обучения в них не говорится и только в одном проекте на нее косвенно намекается, когда излагаются некоторые правовые ограничения для безграмотных. Если бы один из этих проектов, особенно первый "проект общаго плана", был утвержден и введен в действие, то народное образование находилось бы теперь в ином, несравненно более благоприятном положении, чем оно находится в настоящее время.

В 70-х годах прошлого столетия за введение всеобщего образования высказались многие земства (см. выше, гл. XVII), причем они полагали, что расходы по введению всеобщего обучения должны пасть главным образом на сельские общества, затем — на казну и в небольшой степени — на земство. Некоторые земства, например Павлоградское, долгое время почти ничего не дававшие на школы, также ходатайствовали о введении всеобщего обучения. А некоторые земства полагали даже, что в тех селениях, где уже есть или будут устроены школы, должно быть введено обязательное всеобщее обучение 3.

Вопросом о введении всеобщего образования много занимались отдельные лица 4, комитеты грамотности, особенно Петроградский, его же обсуждали (в 1870 г. и в позднейшее время) съезды сельских хозяев и всевозможные технические съезды; наконец, земства часто обращались к нему. Петроградский комитет грамотности занимался им с самого своего возникновения, спустя два месяца после учреждения комитета в нем уже рассматривалась (в мае 1861 г.) записка Рогачева о введении обязательного обучения, и комитет тогда же высказался за всеобщность обучения, но против его обязательности. Такого взгляда он держался и во все последующее время своей деятельности.

В 1894 году, незадолго до своего закрытия (или преобразования) Петроградский комитет грамотности поставил на обсуждение целый ряд докладов и тезисов о всеобщности образования. Вот некоторые тезисы: "Введение в России всеобщего обучения является одною из главнейших и неотложнейших задач нашего времени. Дальнейшее откладывание разрешения этого наболевшего вопроса оставляет неудовлетворенной самую насущную потребность населения, гибельно отражается на русском народном хозяйстве и несовместимо с сохранением достоинства России среди цивилизованных народов. — Осуществление всеобщности обучения — задача вполне посильная для средств русского народа. — Всеобщее обучение не должно быть основано на понижении уровня, т. е. на ухудшении и удешевлении существующаго типа народной школы (министерской, земской и начальной городской). — При выработке плана введения всеобщего обучения должно быть принято в расчет все население учебного возраста, не делая никаких исключений для отдельных сословий и полов. — Всеобщее обучение должно быть основано на принципе бесплатности. — Введение в настоящее время обязательности обучения представляется совершенно необоснованным".

Проекты всеобщего народного образования долгое время оставались лишь проектами, мысль о всенародном обучении теоретически разрабатывалась довольно усердно и успешно, но практически не двигалась вперед, не осуществлялась, потому что не было средств: на введение всеобщего образования по всей громадной России насчитывали пугавшую всех сумму — не одну сотню миллионов рублей ежегодно. Откуда было их взять? Но тем не менее мысль о всеобщем обучении жила и побуждала к соответствующим действиям. Боясь громадных расходов, нужных для введения всеобщего обучения, иные предлагали упростить и удешевить школы, открывая училища пониженного типа, а именно вместо настоящих школ — простые школы грамотности, филиальные отделения начальных школ, передвижные школы; другие проектировали всеобщность обучения лишь для мальчиков, с малым количеством школ для девочек; третьи изыскивали пути к сокращению числа школьных возрастов и таким образом к уменьшению числа учащихся; четвертые предлагали соединить в одном лице две должности — волостного писаря и школьного учителя. Много было разных проектов. Наиболее действенными средствами к достижению поставленной цели послужили привлечение (в 90-х годах) губернских земств к участию в деле народного образования, что весьма сильно содействовало подъему народного образования, а также прямые и решительные заботы земства об увеличении числа народных школ путем выделения на эти нужды усиленных кредитов.

Вследствие указанных мер начальное образование помаленьку фактически распространялось во многих местах, так что появилась возможность говорить о всеобщем образовании не как о платоническом пожелании, свидетельствовавшем лишь о прекраснодушии говорящего, а как о деле осуществимом и частично, по некоторым счастливым уголкам, уже существующем. Когда с 1907 года правительство и законодательные учреждения приступили наконец к выработке и практическому осуществлению мероприятий по введению в России всеобщего обучения — этого поистине великого и гуманнейшего дела — они встретились со следующим фактом: около половины уездных земств приступили уже к введению всеобщего обучения в своих уездах, причем оказалось, что касающиеся этого предмета постановления и предложения земских собраний основываются и на твердых фактических данных. Да и другая половина земств, не приступившая еще к введению всеобщего обучения, была весьма близка к этому. Таким образом, вся земская Русь — 34 земские губернии — серьезно была занята мерами по осуществлению всеобщего обучения в известное время, в известном порядке и с затратой соответствующих средств. Когда правительство начало новую эру в своем отношении к народному образованию и стало выдавать земствам на определенных условиях пособия на усиление средств начального образования вообще, а главным образом на введение всеобщего обучения, то в течение 1906 и начале 1907 года ходатайств о пособии от земств поступило в Министерство народного просвещения 119, а к середине 1907 года число их возросло до 158, и они продолжали непрерывно поступать.


Случайные файлы

Файл
3085-1.rtf
CBRR1005.DOC
101003.rtf
9603.doc
182909.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.