Интегральная телесная терапия - новый взгляд на процесс и результат (2401-1)

Посмотреть архив целиком

Интегральная телесная терапия - новый взгляд на процесс и результат

М. А. Щербаков

Около десяти лет назад для проведения одной из программ личностного развития автору потребовалось найти хорошего «специалиста по телу» или просто хорошего массажиста. Задача оказалась неожиданно сложной. Несмотря на, казалось бы, большой выбор и обилие предложений на рынке, уровень работы потенциальных кандидатов категорически не устраивал. После их работы оставалось простое воспоминание, что тело сильно мяли, иногда сопровождаемое синяками и легкой болью.

Наконец, подходящий кандидат был найден. Надо отметить, что после его работы у клиента действительно наступали реальные положительные изменения, и само ощущение клиента во время работы было совершенно особым. Интересно, что внешне работа серой массы массажистов и специалиста экстра класса отличалась не так уж сильно. В обоих случаях клиент лежит, а специалист массирует его руками. Естественный вопрос, который возник у автора — в чем здесь секрет. Идет ли речь о врожденных способностях или существует некая внешне малозаметная, но существенная для результата модель работы? Можно ли ее исследовать и формализовать настолько, чтобы обучить других?

В области техник работы с телом и сознанием западный мир традиционно шел по пути «технологизации» процесса. Естественный западный путь—это накопление знаний о симптомах и реакции клиента на определенные действия, классификация таких знаний и опыта и создание более или менее универсальных алгоритмов работы. Развитие методов обычно шло либо по пути дальнейшего совершенствования существующего алгоритма, либо по пути создания принципиально нового, зачастую существенно противоречащего старым. Именно такой подход существует в медицине, традиционных направлениях психотерапии, классическом массаже. В последнем даже название приемов вызывают прямые ассоциации с индустрией и конвейерной технологией: «пиление», «рубление», «поколачивание», «скручивание» и. т. д. В психологии «алгоритмизация» наиболее ярко выражена в психодиагностике и особенно в различных моделях типологии личности. Базовый алгоритм традиционной психотерапии состоит в сравнении клиента или его симптома с набором готовых шаблонов, поиску наиболее адекватного шаблона и последующем применении соответствующего ему готового набора техник или процедур.

Иногда такие подходы работают, иногда — нет. В некоторых случаях одна и та же техника прекрасно работает у одного терапевта и совершенно не срабатывает (или даже дает негативные результаты) у другого. И дело совсем не обязательно в недостатке знаний, опыта работы или некорректном применении.

Несколько лет назад в США было проведено достаточно объемное исследование, в процессе которого эксперты просмотрели тысячи видеозаписей психотерапевтических сеансов терапевтов различных школ. В дальнейшем, используя специальные опросники, оценивалась результативность терапии. Целью работы было определение факторов, существенно влияющих на эффективность терапевта. Одним из неожиданных (а может быть и вполне закономерных) результатов оказалась весьма слабая зависимость эффективности терапии от применяемого метода. Тогда что же оказывает на результат наибольшее влияние?

Один немолодой российский психотерапевт определил этот фактор как «искра Божия». Данные американских исследователей показывают, что наиболее существеннымявляется уровень эмпатии клиента и терапевта. В первой половине ХХ века этот фактор фактически не рассматривался как важная особенность психотерапии, так же как до сих пор он не считается существенным в медицине, массаже и т. д.

Нейролингвистическое программирование (НЛП) впервые подробно исследовало механизмы формирования эмпатии клиента и терапевта и предложило модели «присоединения» по дыханию, позе, речи (предикатам) и. т. д. Однако очень часто применение таких техник также оказывается далеко не идеальным, так как у большинства практиков НЛП это присоединение опять же превратилось в технологию, на что указывал и создатель НЛП Джон Гриндер и, естественно, уровень эмпатии оказывается достаточно поверхностным. И здесь мы подходим к еще одной проблеме современной психотерапии в частности и методов работы с людьми вообще. Очень часто невозможно научить человека практической психологии (массажу, телесноориентированой терапии) без важных личностных изменений обучаемого. В то же время, именно это и не предусмотрено в большинстве западных моделей обучения.

Обратимся еще раз к присоединению (эмпатии) клиента и терапевта. В [1] рассматривается модель структуры сознания и вводится понятие «уровней сознания». В известном смысле можно говорить, что эмпатия возможна на различных уровнях глубины сознания от поверхностного адаптативного (что обычно не вызывает проблем у студентов базового уровня НЛП) до очень глубоких (что уже крайне редко встречается в западной терапии). Уже упомянутое американское исследование рассматривало в основном эмпатию на поверхностном и подповерхностном уровне. Восточные мастера проводили исцеления и личностные изменения, использую глубинные уровни эмпатии.

Отметим, что проблема формирования глубинных уровней эмпатии в западной культуре зачастую связана и с традиционным жестким разделением знаний и практик работы с человеком. Так, если рассматривать систему тело — сознание (здесь и далее мы используем понятие «сознание» в достаточно широком смысле [1], включая в это понятие и бессознантельные уровни), то за каждый его элемент отвечает, как правило, отдельная отрасль науки и отдельный специалист. Медицина плохо интегрирована с психологией, последняя с массажем и телесноориентированной терапией, наконец, ряд взаимодействий между людьми оказываются вообще за рамками проблемного поля западной науки.

Заметим, что в этой работе намеренно не проводится жесткого разделения на такие сферы деятельности. Общие идеи и базовые подходы применимы и к психологии, и к психотерапии, и к телесноориентированным техникам, и к массажу. В дальнейшем мы будем оперировать понятием «взаимодействие между клиентом и терапевтом», понимая подтерапевтомспециалиста, который проводит любую работу с телом и (или) сознаниемклиента.

Подведем некоторые промежуточные итоги нашего обсуждения. Западная модель «клиент-терапевт» и соответственно модель обучения такой работе отличается следующими признаками:

ориентация на накопление знаний и исследованиерезультатов;

алгоритмизация и технологизация работы;

низкий уровень эмпатии клиент-терапевт;

невнимание к личностным изменениям при обучении (формировании) терапевтов;

отсутствие голономного подхода.

В отличие от западного, восточный путь всегда отличался процессуальной ориентацией [2]. Как в религии, так и в других моделях взаимодействия с людьми (в нашей терминологии клиентами) наиболее важным были не «правильные знания» о результате и не их структуризация и алгоритмизация, а скорее поиск «правильного» состояния, «правильного»процесса взаимодействия с собой и с окружающим миром (включая и процесс взаимодействия с другими людьми). При этом традиционно считалось, что«правильный» процесс всегда гарантирует и правильный результат. Фокус внимания при этом всегда направлен именно на процесс, то есть на ПУТЬ, а не его конечную точку.

В процессуальном голономном подходе алгоритмизация работы и «психодиагностика» становятся маловажными, зато личностные изменения терапевта приобретают исключительное значение.

Если в западной культуре несчастный, внутренне зажатый терапевт с массой собственных нерешаемых проблем — вполне обычное явление, то в восточной культуре такое практически невозможно (во всяком случае «неправильно»). Как минимум во время работысостояние мастера должно быть полностью адекватно процессуи именно от этого состояния зависит, насколько процесс состоится и приведет к положительным результатам.

Процессуальный подход также автоматически подразумевает инедирективностьработы. Действительно, если в западной модели очень важно определить, что именно мы лечим, и насколько собираемся вылечить, то в процессуальном мы вводим клиента в ресурсное состояние и считаем, что «запустив правильный процесс», мы автоматически предоставляем клиенту возможность произвести необходимые изменения, и выбор его «внутреннего Я» всегда будет правильным. Такой уровень доверия к клиенту кажется просто фантастическим для западной медицины. Прекрасной иллюстрацией этой идеи может служить эпизод из фильма «Смысл жизни» (Monte Pithon «Meaning of Life»). В заполненной сложными приборами клинике доктор убеждает женщину, что та не может родить самостоятельно, так как у нее нет для этого специального образования.

Типичными примерами восточного процессуального подхода являются практики целительства, Дзен, достижение состояния просветления с помощью коанов и.т.д. В последнее время в западной психологии все более заметной становится тенденция использования процессуальных подходов в терапии («поворот лицом к Востоку»). В психологии новой волны наиболее близко подходят к таким практикам эриксоновская терапия и эриксоновский гипноз, техники работы с эпистомологическими метафорами и. т. д. Трансовые техники новой волны уже подразумевают более глубокие уровни эмпатии и, в идеале, нахождение самого терапевта в состоянии транса. Если в ортодоксальном клиническом гипнозе терапевт решительным голосом требует от клиента расслабиться, подчиниться и, скажем, немедленно бросить пить, то в эриксоновском — терапевт скорее расскажет клиенту историю о кактусах, которые так долго могут обходиться без воды [3].


Случайные файлы

Файл
60423.rtf
30124.rtf
55389.rtf
106383.rtf
48733.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.