Финансово-кредитные связи России со странами ближнего зарубежья (DIP)

Посмотреть архив целиком

72



ФИНАНСОВО-КРЕДИТНЫЕ СВЯЗИ РОССИИ СО СТРАНАМИ БЛИЖНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ


СОДЕРЖАНИЕ

Стр.

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I СТРАНЫ БЛИЖНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ КАК СФЕРА

ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ РОССИИ 6

1.1 РОССИЯ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ 6

ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ

1.2 ПРОБЛЕМЫ ВЫБОРА ПУТИ РАЗВИТИЯ И

РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ РЕИНТЕГРАЦИИ

СТРАН СНГ 14

1.2.1 Проблемы адаптации стран СНГ к изменившимся

экономическим условиям 14

1.2.2 Выбор пути развития стран СНГ 16

1.2.3 Оптимальное сочетание рыночных методов хозяйствования

с государственным регулированием экономики в странах СНГ 20

1.3 ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ РОССИИ И СОСТОЯНИЕ

ПЛАТЕЖНОГО БАЛАНСА РФ СО СТРАНАМИ СНГ 24

ГЛАВА II ФИНАНСОВО-КРЕДИТНЫЕ СВЯЗИ ПРОМЫШЛЕННЫХ

ПРЕДПРИЯТИЙ УГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

РОССИИ С УКРАИНОЙ 29

2.1 ОБЩАЯ ОЦЕНКА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В УКРАИНЕ 29

2.2 РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ УГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ:

ЕВРОПЕЙСКИЙ ОПЫТ И СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ 31

2.3 ГОСУДАРСТВЕННОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ УГОЛЬНОЙ

ПРОМЫШЛЕННОСТИ УКРАИНЫ В 1992-1998 ГГ. 35

2.4 РЕАЛИЗАЦИЯ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ

ПРЕДПРИЯТИЙ ПЕЧОРСКОГО УГОЛЬНОГО БАССЕЙНА

С УКРАИНОЙ 41

ГЛАВА III ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ РОССИИ

СО СТРАНАМИ СНГ 44

3.1 ОБЩИЕ ЗАДАЧИ СТРАН СНГ В ФОРМИРОВАНИИ

ВНУТРЕННИХ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ 44

3.2 СТРАТЕГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ОБЩИХ РЫНКОВ

И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА СТРАН СНГ 48

3.3 РЕШЕНИЕ НЕОТЛОЖНЫХ ВОПРОСОВ

РОССИЙСКО-УКРАИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ОБЛАСТИ

ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ 54

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 61

ЛИТЕРАТУРА 64

ПРИЛОЖЕНИЯ 67


ВВЕДЕНИЕ


Содружество в целом состоялось как политическая реальность, содействуя каждой стране - его участнице, осуществлению собственной модели экономических реформ и государственного строительства, развитию взаимных отношений.

Вместе с тем в базисной сфере взаимодействия - экономической - не оправдались многие надежды, которые связывались с появлением нового интеграционного образования, что сказалось на других направлениях многостороннего и двустороннего сотрудничества. Не выполняются основные условия Договора об Экономическом союзе стран Содружества, предусматривающего создание общего экономического пространства, равных возможностей и гарантий для хозяйствующих субъектов стран-участниц, обеспечение свободного перемещения товаров и услуг, капиталов и рабочей силы. Вместо Общего рынка, открытых границ и единого таможенного пространства на пути свободной торговли воздвигнуты барьеры. Не состоялись Платежный союз, полная, свободная и взаимная конвертируемость национальных валют. Иллюзорными оказались в конечном счете расчеты на сохранение былой экономики.

Разворачиваемые в государствах СНГ крупные социально-экономические преобразования протекают при существенных страновых различиях в темпах и методах реформирования, в степени либерализации внешнеэкономической деятельности. Налицо также определенное несовпадение взглядов руководства государств на характер, глубину и перспективы интеграционных процессов в рамках Содружества. Отсюда все более широкое признание оптимальности «разноуровневой» и «разноскоростной» интеграции. Данный подход, разъяснявшийся в ряде научных публикаций1, содержит серьезные конструктивные потенции, позволяя, в частности, самым подготовленным к интенсивному сотрудничеству конкретным членам СНГ быстрее продвигаться по этому пути в отношениях между собой, имея в виду последующий выход на достигнутые ими уровни интегрированности и других участников Содружества.

Контуры экономического сотрудничества стран СНГ в самом общем виде определяются:

а) сложившейся в прошлом глубокой технологической зависимостью и многосторонней дополняемостью национальных хозяйственных комплексов, межгосударственной специализацией и разветвленными кооперационными связями;

б) потребностями сохранения межгосударственного рынка и сырьевой базы;

в) необходимостью технологического совершенствования производственных потенциалов государств;

г) задачами создания новых кооперационных связей на рыночных началах.

Актуальность настоящей работы вызвана тем обстоятельством, что длительный, постепенный, поэтапный процесс, характеризующийся неодинаковыми скоростями своего осуществления в различных группах государств при различных конфигурациях интеграционного объединения означает разную степень свободного движения товаров, услуг, труда и капитала. Основа рассматриваемого пространства лежит в совместном (технологически скоординированном) производстве, поскольку налаживание интеграционных связей прежде всего связано с наращиванием выпуска тех товаров, в которых нуждаются страны.

Целью настоящего исследования являлось показать, что для реализации указанных условий нужно иметь хотя бы основы общего рынка. Важность этой задачи нередко отрицается: предлагается выход на рынок «дальнего зарубежья», т.е. экономически развитых стран. Последний, однако, представляет собой сбалансированную систему, проникновение в которую значительной дополнительной массы товаров или солидных капиталов нарушает сложившееся равновесие, вызывает диспропорции, усугубляет и без того жесткие конкурентные условия, в которых работают западные предприниматели. Известно и то, что качество наших товаров часто не отвечает требованиям «дальнезарубежных» потребителей. В силу изложенных обстоятельств со странами развитой рыночной экономики пока в лучшем случае можно заключать контракты на поставку сырья, энергоресурсов, металлов и полуфабрикатов, что подчас и происходит, но далеко не решает проблемы сбыта товаров, произведенных в странах СНГ. Поэтому для последних единственно перспективным решением является восстановление взаимных экономических связей, отношений между предприятиями и регионами для удовлетворения спроса прежде всего на собственном рынке (что, конечно, не исключает выхода за его пределы, когда он рационален). Таким примером являются торгово-экономические отношения между Россией и Украиной. В частности совершаются бартерные поставки между ОАО «Воркутауголь» и машиностроительными заводами Украины. ОАО «Воркутауголь» поставляет в Украину уголь, а получает горношахтное оборудование. Такие торгово-экономические отношения выгодны обоим государствам в условиях отсутствия единой финансовой системы.

Когда страны ближнего зарубежья действительно переполнят свой рынок товарами, которые по качеству и стоимости сравняются с лучшими мировыми аналогами, тогда будут достаточные основания ставить вопрос о нашем полноценном выходе на мировой рынок. Случится это, однако, отнюдь не в ближайшее время, а пока требуется уделять максимум внимания развитию экономических связей в пределах СНГ в целом.

При всех реальных и потенциальных плюсах интеграции для ее участников развитие этого процесса испытывает немалые трудности. Прежде всего следует указать на неплатежи, в которых вязнет экономика стран СНГ. Никак нельзя допустить обострения проблемы оплаты продукции настолько, что экономические связи в очередной раз зайдут в тупик, и процесс интеграции будет поставлен под вопрос. Есть и другие препятствия. К примеру, фактором, увеличивающим цену продукции, является взимание налога на добавленную стоимость с комплектующих изделий, поставляемых в порядке кооперации.

В целом же есть многочисленные свидетельства того, что сотрудничество на уровне предприятий и регионов стран СНГ имеет огромный и уже используемый, хотя пока далеко не в полной мере, потенциал. Поэтому одной из задач настоящей работы было раскрыть содержание сотрудничества конкретных организаций по осуществлению финансово-промышленной деятельности со странами ближнего зарубежья, реализуемой на региональном уровне.


ГЛАВА I

СТРАНЫ БЛИЖНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ КАК СФЕРА ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ РОССИИ


1.1 РОССИЯ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ


Вследствие нарастающей взаимозависимости мирохозяйственные отношения начали переходить в новое качественное состояние, характеризуемое тем, что экономическое сообщество из рыхлой совокупности более или менее взаимозависимых стран превращается в Целостную экономическую систему, где национальные (страновые) социумы оказываются как бы составными элементами единого всемирного хозяйственного организма, а их судьбы в возрастающей мере определяются ходом развития этого организма как целого.

Как и другие постсоциалистические страны, Россия быстро врастает в эту систему, испытывая на себе и благотворные, и отрицательные ее воздействия. Баланс плюсов и минусов такого врастания изменчив: на каких-то этапах плюсы решительно перевешивают, на других этот перевес неочевиден, а в отдельные периоды кажется, что верх одерживают отрицательные его последствия. Один из таких периодов, знаменуемый острейшим финансовым и бюджетным кризисом, начавшимся летом 1998 г. (не в последнюю очередь вследствие снижения мировых цен на нефть, потрясений в Юго-Восточной Азии и бегства иностранных инвесторов с российского рынка ценных бумаг), наша страна переживает сейчас.

Экономическая открытость страны имеет два аспекта: функциональный и торгово-политический.

Функциональная открытость - это степень вовлеченности национальной экономики в систему международного разделения труда, соответственно - степень зависимости ее воспроизводственного процесса от внешнеэкономических связей как по линии экспорта товаров, услуг и капиталов, так и по линии их импорта. Экспортная и импортная составляющие этой зависимости -два канала, посредством которых каждая национальная экономика органически сопрягается с внешней средой.

Функциональная открытость национальной экономики измеряется процентным отношением объема внешнеторгового оборота страны к ее ВВП.

Торгово-политическая открытость национальной экономики определяется степенью либерализации трансграничных перемещений товаров, услуг, капиталов и рабочей силы.

На протяжении большей части XX столетия Россия по существу выпадала из системы нормальных внешнеэкономических связей. С одной стороны, это объяснялось известными политическими причинами, с другой стороны, жестко централизованная, командно-распределительная советская экономика с ее планово-нормативными издержками производства и искусственными ценами по самой своей природе трудно совмещалась с мировым рыночным хозяйством и могла поддерживать обмен с ним лишь в ограниченном диапазоне.

Неудивительно, что уровень функциональной открытости СССР на протяжении всей его истории оставался низким. Если экспортная квота России в 1913 г. составляла 10,4 %, то в 20-е годы в СССР она не превышала 3-3,5, а к 1937 г. упадало 0,5 %. В послевоенный период она вновь стала расти - главным образом по линиям торговли со странами СЭВ и экспорта военной техники в развивающиеся страны «социалистической ориентации». К концу 80-х годов экспортная квота достигла 5,6 %, к 1990 г. - 6,1%. Полная же внешнеторговая квота СССР в 1990 г составила 13,2 %, а при пересчете ВВП по паритету покупательной способности рубля (что точнее отражает реальный объем ВВП) -12,3, в том числе по РСФСР -13,3 %. Лишь с началом реформ положение стало меняться: после некоторого спада в 1991-1992 гг. внешнеторговая квота России начала расти, а с 1992 г. по 1997 г. она повысилась в 2,4 раза (см. рис. 1). Это значит, что вовлеченность России в мирохозяйственные процессы через внешнюю торговлю более чем удвоилась. Особенно наглядно это видно на примере экспортоориентированных отраслей. Так, доля вывоза в производстве древесины повысилась с 6,8% в 1992 г. до 19 в 1997 г.; нефтепродуктов - соответственно с 14,8 до 33,0; природного газа - с 32,2 до 36,5; нефти - с 35,4 до 42,0; минеральных удобрений - с 69,3 до 74,4; целлюлозы - с 40,8 до 83%2. Это играет важную позитивную роль в нашей кризисной ситуации, когда внутренний потребительский спрос и инвестиции продолжают падать (см. рис. 2). Внешние рынки сбыта позволяют держаться на плаву ряду отраслей российской промышленности, получать устойчивые экспортные доходы, пополнять бюджет и тем самым поддерживать общий тонус экономики, удерживая ее от еще более глубокого спада. Но это лишь одна сторона медали.

Другая состоит в том, что внешний рынок предъявляет спрос главным образом на российские топливно-сырьевые ресурсы и полупродукты, почти не принимая наших готовых изделий вследствие их низкой конкурентоспособности. В 1997 г. доля минерального сырья и топлива в российском экспорте в «дальнее зарубежье» составила 47 %, черных и цветных металлов - 23,4, тогда как удельный вес машин и транспортных средств не превышал 8,3, а химических продуктов - 8,2%. Тем самым объективно поощряется закрепление топливно-сырьевой специализации России, оттесняемой, таким образом, на обочину мирового рынка, в ряды развивающихся стран.






Рисунок 1. Динамика объемов ВВП (по паритету покупательной способности доллара), внешнего товарооборота, млрд. долл. (левая шкала) и внешнеторговой квоты России, % (правая шкала).

Источник: Ю. Шишков Россия в глобализируемой системе международных хозяйственных связей // РЭЖ № 10 1998 г., с. 84





Рисунок 2. Индексы ВВП, экспорта, внутреннего потребительского и инвестиционного спроса в России в 1991-1997 гг (1990 г. = 100 %).

Источник: Ю. Шишков Россия в глобализируемой системе международных хозяйственных связей // РЭЖ № 10 1998 г., с. 85


В то же время состояние экспортоориентированных отраслей, да и всей российской экономики все больше зависит от конъюнктуры мирового рынка. Это убедительно показало снижение к середине августа 1998 г до рекордно низкого за последние десять лет уровня (1,5 долл. за баррель) мировых цен на нефть, приведшее к существенным потерям экспортных доходов России и уменьшению налоговых поступлений в бюджет, что в свою очередь потянуло за собой цепочку других осложнений, усугубивших и без того тяжелый финансовый кризис. 3

За последние годы произошло быстрое насыщение внутреннего рынка новыми для россиян продовольственными и другими потребительскими товарами. Под давлением конкуренции извне отечественные производители, оказались перед необходимостью значительно повышать качество своей продукции, улучшать ее дизайн, расширять ассортимент, налаживать послесбытовое обслуживание. Впрочем, хлынувший в страну поток зарубежных товаров застал врасплох многих отечественных производителей готовых изделий. Промышленность, выпускающая товары широкого потребления, нередко оказывается бессильной противостоять внешним конкурентам и сдает позиции. Так, например, в первом полугодии 1998 г. в магазинах России ассортимент импортных парфюмерно-косметических товаров был вдвое более разнообразен, чем отечественных, электротоваров - в 2,3 раза, фототоваров - в 4, телевизоров и стиральных машин - в 10, видеомагнитофонов - в 65 раз4.

Конечно, рост зависимости от зарубежных поставок товаров бытового назначения решающей опасности для России не представляет. Гораздо серьезнее обстоит дело с импортом продовольствия и машинного оборудования. В результате сокращения отечественного сельскохозяйственного производства (почти на 43 % с 1990 г.) даже сравнительно небольшое увеличение импорта привело к тому, что доля внешних поставок мяса и других пищевых товаров во внутреннем потреблении превысила 50 %, перекрыв допустимый предел продовольственной безопасности страны. Нечто подобное произошло и на рынке станочного оборудования. Будучи в прошлом одной из ведущих мировых станкостроительных держав, Россия к 1998 г. сократила производство станков до 17% от уровня 1990 г.5 Но и эта продукция в основном поставляется в развивающиеся страны. Внутренние же заказы на отечественные станки почти отсутствуют: отчасти по причине нехватки средств на закупку, отчасти из-за того, что они значительно уступают по качеству импортным аналогам, на приобретение которых российские предприятия получают связанные кредиты иностранных фирм-поставщиков. В результате отечественное станкостроение оказалось на грани вымирания.

Не менее основательно Россия врастает и в мировую финансовую систему. Прежде всего в качестве заемщика: ее внешний долг увеличился с 95,3 млрд. долл. (унаследованных в 1991 г. от СССР) до 130,8 млрд. на 1 января 1998 г.6 Известно, что в условиях рыночной экономики в долг живут все государства (как развивающиеся, испытывающие дефицит финансовых ресурсов, так и капиталоизбыточные развитые страны), а самым большим должником в мире являются США, государственный долг которых достигает сегодня около 5,5 трлн. долл. Величина накопленного Россией долга сравнительно умеренна: он составляет 128 % от экспортных доходов страны. Согласно международным меркам, это не выходит за пределы нормы: в 1997-1998 гг. для развивающихся стран соотношение внешнего долга и экспорта составляло в среднем около 140 %. С учетом реструктурирования задолженности в рамках Парижского и Лондонского клубов международных кредиторов ежегодные выплаты процентов и погашения основной суммы российского долга тоже невелики: в 1996 г. они составили 7,5 % от экспортных доходов страны, в 1997 г. - 7,4 % (у развивающихся стран эта пропорция составляет в среднем 22,2-22,7 %).

Зарубежные займы при разумном их использовании способны смягчить остроту финансовых и социальных проблем в период кризиса и вывести страну на траекторию экономического подъема. Предоставление России финансовых ресурсов находится и в русле интересов самих стран-кредиторов, поскольку при нынешней степени экономической взаимозависимости потрясения на российских валютном и фондовом рынках, как показали события августа 1998 г., немедленно и весьма болезненно сказываются на финансовых рынках Германии, США, Франции и других государств. Крах же реформ в России чреват непредсказуемыми последствиями для ее больших и малых партнеров.

Крупные внешние займы по линии МВФ и Всемирного банка получали в свое время Мексика и некоторые другие страны, сумевшие благодаря этому успешно выйти из финансового кризиса и за полтора-два года обеспечить высокий экономический рост. У нас же нарастание внешнего долга сопровождается хроническим дефицитом федерального бюджета, сокращением инвестиций в реальный сектор экономики и почти неуклонным свертыванием производства. Это значит, что Правительство России так и не научилось рационально использовать поддержку мирового экономического сообщества, «проматывая» полученные кредиты на текущее латание бюджетных дыр и поддержание курса рубля.

Врастание России в мировое хозяйство происходит и по линии обмена капиталовложениями. Сначала это был односторонний вывоз отечественного капитала за границу, начавшийся еще в 60-х годах, когда в СССР ослаб контроль за «теневой» экономикой и несколько расширились внешнеэкономические связи, и интенсифицированный в годы «перестройки». К моменту распада СССР за его пределами оказалось около 100 млрд. долл. отечественного капитала7. Продолжился этот процесс и в ходе рыночных реформ. Общий объем вывезенных в 90-х годах из России капиталов точно не известен. По оценкам Центрального банка РФ, он составил от 50 до 80 млрд. долл., по данным Интерпола, - 150-300 млрд.8 Большая часть этих капиталов используется непроизводительно: вкладывается в недвижимость, оседает на счетах зарубежных банков и т.п.

Однако с началом реформ трансграничное движение капиталов стало двусторонним: несмотря на продолжающийся кризис, с 1992 г. в российскую экономику сначала робко, а потом активнее потекли прямые иностранные инвестиции, т.е. долгосрочные вложения в уставной капитал совместных либо полностью принадлежащих нерезидентам предприятий на территории нашей страны. В 1992 г. приток таких инвестиций составил 700 млн. долл., в 1993 г. - 900 млн., в 1994 г. - 640 млн., в 1995 г. - 2016 млн., в 1996 г. - 2479 млн., в 1997 г. - уже 6241 млн. долл. К началу 1998 года объем накопленных прямых иностранных инвестиций в России достиг 13 млрд. долл., а общее число совместных или чисто иностранных предприятий приблизилось к 26 тыс.

Обмен прямыми инвестициями - такая же обычная практика стран рыночной экономики, как и товарный обмен. В 1996 г приток подобных капиталов в промышленно развитые страны составил в среднем 0,9 % их ВВП, в том числе в США - 1,0 %, Францию - 1,4, Нидерланды - 2,0, Швецию - 2,2. Норвегию - 2,5, в Англию - 2,8 %. У стран с переходной экономикой этот показатель выше: в среднем за 1996 г. он составил здесь 1,5 %, в том числе в Польше - 3,3 %, Венгрии - 4,4, Латвии - 6,5, Китае - 4,9 %, в России же он не превысил 0,6 % ВВП.

Потребность России в притоке прямых инвестиций очень велика. Ведь только для первичной модернизации ключевых отраслей промышленности (обрабатывающей, топливной, металлургической) до 2000 г потребуется почти 150 млрд. долл., а потребность в них на ближайшие 15 лет составляет от 800 до 2500 млрд. долл.9 Основную массу этих финансовых ресурсов предстоит, конечно, мобилизовать внутри страны. Вместе с тем предполагается возможность ежегодного привлечения до 10 млрд. долл. прямых инвестиций извне. Но на международном рынке производительных капиталов, годовой объем которого оценивается в 200 млрд. долл., идет острая борьба за иностранные инвестиции между десятками стран-претендентов. Побеждает тот, кто может создать благоприятный инвестиционный климат: обеспечить политическую и экономическую стабильность, грамотную систему налогов, гарантии репатриации прибыли и основного капитала. Россия, увы, не может похвастать успехами ни в одной из этих областей. В 1997 г. в мировом рейтинге инвестиционных рисков она находилась лишь на 79 месте, сильно уступая Чехии (37 место), Китаю (40), Венгрии (41), Польше (47 место) и ряду других стран с переходной экономикой. Осенний ( 1998 г.) финансовый и банковский крах отбросил Россию далеко назад даже с этого непрестижного места.

Сложнее обстоит дело с иностранными портфельными инвестициями, т.е. с вложениями капиталов нерезидентов в отечественные акции и долговые ценные бумаги. Такие капиталы весьма подвижны: под влиянием тех или иных причин они могут быстро и широкомасштабно хлынуть на фондовый рынок страны с целью скупки их владельцами акций перспективных компаний или выгодных облигаций, но в случае малейшего ухудшения конъюнктуры столь же быстро покинуть этот рынок. Приходя в страну, такой «блуждающий» капитал подпитывает оборотные фонды ее предприятий, расширяет возможности их маневра в условиях всеобщего дефицита финансовых ресурсов. Поэтому приток иностранных портфельных инвестиций в принципе желателен. До последних лет он был невелик и не мог оказывать серьезного влияния на российскую экономику.

Ситуация изменилась с появлением в 1993 г на отечественном рынке ценных бумаг государственных краткосрочных обязательств (ГКО), а позднее - облигаций федерального займа (ОФЗ) и других долговых обязательств государства на очень выгодных для покупателей условиях. Вначале этот общепринятый в мировой практике инструмент пополнения бюджета занимал в России скромное место. Но далее эмиссия государственных ценных бумаг вышла за разумные пределы. Приток портфельных инвестиций извне стал быстро расти, а их доля в общем импорте иностранных капиталов стремительно увеличилась. Их пирамида стала с невероятной скоростью расти. К августу 1998 г. общий объем рынка ГКО-ОФЗ достиг около 400 млрд. руб. (64 млрд. долл.). На погашение долгов уходила все большая часть доходов федерального бюджета. Заимствование ресурсов таким способом завело страну в тупик, и в июле 1998 г. пришлось прекратить эмиссию очередных порций ГКО и ОФЗ. Это вызвало бегство отечественных и иностранных портфельных инвестиций с рынка государственных ценных бумаг и закономерно завершилось в конце августа финансовым крахом.

Все вышесказанное свидетельствует: врастание России в мировую экономику - процесс сложный и небезопасный.

Стратегия врастания России в мирохозяйственную систему была и остается единственно правильной. Это подтверждается всем мировым опытом, в особенности опытом большинства развивающихся стран. Эмпирический факт: на протяжении двух десятилетий (с 1970 г. по 1989 г.) у развивающихся стран с закрытой экономикой среднегодовой темп экономического роста составил 0,69 %, с открытой - 4,49 %10. В пользу открытости убедительно свидетельствует и практика наших ближайших соседей, долгие десятилетия, также изолированных от мировой экономики, - Китая, Польши, Венгрии, Чехии, Эстонии и др.


1.2 ПРОБЛЕМЫ ВЫБОРА ПУТИ РАЗВИТИЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ РЕИНТЕГРАЦИИ СТРАН СНГ


1.2.1 Проблемы адаптации стран СНГ к изменившимся экономическим условиям

В 90-е гг. XX в. произошел исторически беспрецедентный по масштабам распад единого народнохозяйственного комплекса целостного государства СССР на многочисленные усеченные хозяйства новых государств, имеющий геополитическое и геостратегическое значение. Перед молодыми государствами встала проблема адаптации к резко изменившимся условиям с целью обеспечения своей экономической безопасности и придания позитивным процессам устойчивого и необратимого характера. По определению Межведомственной комиссии по экономической безопасности Совета Безопасности РФ, «экономическую безопасность можно понимать как возможность и готовность экономически обеспечить достойные условия жизни и развития личности, социально-экономическую и военно-политическую стабильность общества и государства, противостоять влиянию внутренних и внешних угроз» (Основные положения государственной стратегии в области обеспечения экономической безопасности Российской Федерации, утвержденные Межведомственной комиссией 13 января 1995 г.)11.

Проблемы, стоящие перед этим регионом, многогранны и могут быть сгруппированы следующим образом.

Первая группа проблем обусловлена сменой экономических систем, а именно командной экономики смешанной, т. е. преимущественно рыночной, экономикой, где наряду с рынком социально-экономические задачи решаются государством.

Вторая группа проблем вызвана тяжелым кризисным состоянием стран и необходимостью стабилизации экономики, обеспечения экономического подъема.

Третья группа проблем определяется выбором пути развития:

а) сепаратизма и автаркии;

б) тесного сотрудничества с развитыми странами дальнего зарубежья;

в) региональной экономической интеграции на постсоветском пространстве.

Все проблемы тесно взаимопереплетены: решение проблем одной группы зависит от состояния проблем другой.

Переход цивилизации от натурального хозяйства к рыночному начался в середине XVI в., и в данном отношении страны СНГ' оказались далеко позади передовых государств. Но это историческое отставание обусловливает особенности перехода к рынку: нет необходимости в длительной эпохе первоначального накопления капитала и в периоде «чистого рынка», потребовавшего затем развития регулирующих функций государства. Реформирование командной экономики бывшего СССР со сложившейся системой этатизма состоит в соответствующем изменении функций и институтов государства, формировании рыночных отношений и установлении оптимального для России и стран СНГ соотношения рыночного и государственного регулирования экономики. Исторический опыт передовых стран свидетельствует, что существует большое разнообразие сочетаний рыночного и государственного регулирования экономики.

Тяжелое кризисное состояние стран СНГ вызвано, кроме указанных выше, иными факторами.

Во-первых, произошел разрыв сложившихся многочисленных связей с бывшими странами - членами СЭВ и с бывшими союзными республиками СССР, формировавшихся годами с учетом специализации и концентрации производства. Для восстановления старых связей и (или) формирования новых требуются дополнительные затраты ресурсов и времени.

Во-вторых, устаревшие технологии производства, кроме некоторых отраслей, делают подавляющую часть продукции неконкурентоспособной не только на мировом, но и на внутреннем рынке даже по отношению к продукции далеко не самых развитых стран. Примером может служить деятельность «челноков», объем ежегодных операций которых в 1995-1996 гг. оценивался примерно в 1012 млрд. долл., что сопоставимо с экспортом нефти из России. Товары завозились преимущественно из Китая, Польши, Турции и т. п.12.

В-третьих, сохраняется устаревшая отраслевая и региональная структура экономики республик. Структурная перестройка экономики передовых стран мира во второй половине XX в. с учетом новейших технологий принципиально изменила соотношение отраслей: повысился удельный вес обрабатывающих отраслей по сравнению с добывающими, получили значительное развитие инфраструктура и сфера услуг, произошли глубокие внутриотраслевые изменения и т. д. В СССР вследствие отсутствия кризисов, «оздоравливающих» структуру экономики, сохранились текстильные и металлургические регионы, искусственно поддерживавшиеся государственными субсидиями, чрезмерной металлоемкостью народного хозяйства и благополучно дожившие до наших дней. Сейчас они оказались в тяжелейшем положении. Например, Уральский регион переживает одновременно структурный кризис, общий экономический кризис, крайне неблагоприятную экологическую ситуацию, истощение многих своих месторождений, наконец, вследствие распада СССР утрату поступавших из Казахстана руд для черной и цветной металлургии.

В-четвертых, криминализация экономики на всех уровнях и укрепление ее теневого сектора наносят огромные убытки государству и деформируют нормальные экономические процессы. На начало 1997 г. в сфере криминального влияния и контроля находилось более 40 тыс. хозяйствующих субъектов России с разными формами собственности, в том числе 1,5 тыс. государственных предприятий, 4 тыс. акционерных обществ, свыше 500 совместных предприятий, 550 банков, почти 700 оптовых и розничных рынков. Во внешнеэкономической деятельности России с криминогенными факторами было связано много проблем в алюминиевом комплексе, добыче золота и алмазов, заготовках и экспорте биопродукции, морепродуктов, рыбы, леса, энергоресурсов, в сфере производства и оборота алкогольной продукции13.


1.2.2 Выбор пути развития стран СНГ

Выбор пути развития стран СНГ неоднозначен, ведь каждый путь имеет свои плюсы и минусы, соответственно своих сторонников и противников. Курс на сепаратизм и автаркию исторически обречен, так как соответствует натуральному хозяйству и противоречит законам рынка: утрата рынка означает, что деградация производ­ства приобретает необратимый характер. В мировой экономике выигрывают те страны, чья продукция пользуется спросом. Напротив, проигрывают те государства, чья продукция потеряла в силу неконкурентоспособности рынок сбыта за рубежом и внутри страны.

Тем не менее сторонники данного курса приводят правомерные доводы в его пользу с учетом конкретной ситуации. Это:

а) освобождение молодых государств от притязаний соседней России, поскольку они опасаются, что интеграция будет сопровождаться утратой части суверенитета и усилением влияния России. Например, планы строительства трубопроводов из Закавказья и Центральной Азии в обход России для экспорта каспийской и казахстанской нефти, туркменского газа направлены против монополии РФ на транспортировку нефти и газа, доставшейся ей от Советского Союза;

б) необходимость создания народнохозяйственных комплексов каждого государства с переоценкой прежнего состояния экономики,

в) способность самостоятельно более быстро выйти из кризиса, не обременяя себя еще решением проблем интеграции (как правило, с такой позицией выступают богатые ресурсами республики);

г) временное дистанцирование от стран СНГ для подъема своей экономики без отказа в целом от перспективы интеграции в регионе;

д) интеграция в регионе может затруднить вхождение в мировое сообщество, укрепление связей с развитыми государствами;

е) необходимость качественного изменения характера взаимоотношений республик как самостоятельных равноправных государств и соответствующего перевода всех видов экономических связей на такой же режим, как и со странами дальнего зарубежья.

Эти и другие доводы нельзя игнорировать, однако необходимое согласование интересов бывших союзных республик, а внутри них отдельных регионов вполне возможно в процессе развертывания интеграции, в частности, путем создания системы органов, увязывающих интересы сторон при решении многочисленных конкретных вопросов.

Курс на тесное сотрудничество со странами дальнего зарубежья выразился во внешнеэкономической переориентации стран СНГ, в обвальном свертывании взаимных хозяйственных связей. Например, в товарообороте России доля бывших союзных республик, включая страны Балтии, сократилась за период 1991-1995 гг. с 58,5 до 26,7% (в том числе страны СНГ - 24,4 %), а удельный вес дальнего зарубежья возрос с 41, 5 до 73 %14. Последствиями такого курса могут быть развертывание борьбы разных государств, включая развивающиеся страны, за сферы влияния на экономически и политически ослабленном постсоветском пространстве в ущерб интересам стран СНГ, а также топливно-сырьевая ориентация экономики, которая приведет к тому, что огромными природными ресурсами богатейшего в мире региона воспользуются страны дальнего зарубежья. В дальнейшем, например, Россия может утратить роль «моста», связующего звена между Востоком и Западом, Севером и Югом. Между тем для России укрепление ее геополитического положения в евразийском регионе будет способствовать восстановлению ее геостратегического положения как великой державы, оказывающей решающее влияние на мировую политику.

Наконец, курс на региональную экономическую интеграцию на постсоветском пространстве является, на наш взгляд, наиболее перспективным. Региональная экономическая интеграция - закономерность развития современных международных отношений. Мировое хозяйство все более формируется под воздействием межгосударственных интеграционных объединений, торгово-экономических блоков и т. п. В региональной интеграции видят путь к развитию своей экономики и укреплению международных позиций не только развивающиеся страны, но и мировые державы, такие как США, ФРГ, Великобритания, Франция. Стратегический курс на интеграцию со странами СНГ закреплен указом Президента РФ от 14 сентября 1995 г.

Одним из факторов, препятствующих этому процессу является увеличение разрыва в экономических уровнях бывших союзных республик СССР по валовым показателям, по показателям на душу населения, по производству, по динамике цен и реальных доходов населения и т. п. В целом по странам СНГ совокупный ВВП сократился за 1992-1996 гг. почти на 45 %, объем промышленного производства - на 52 %. В республиках, наиболее зависимых от межреспубликанских поставок (Закавказье, Молдавия, Киргизия, Таджикистан), снижение показателей достигло от 2 до 4 раз. В то же время в Беларуси и Туркменистане падение оказалось меньше, чем в среднем по СНГ, а в Узбекистане промышленное производство удалось удержать в основном на уровне 1991 г.15

Другим негативным фактором является значительный дисбаланс во внешней торговле и кредитных отношениях. При нынешнем положении дел Россия выступает кредитором стран СНГ за счет превышения экспорта над импортом и хронической несбалансированности торгово-платежных отношений. Предоставленные странам СНГ российские государственные кредиты составили в 1997 г. 5,8 млрд. долл., не считая просроченной задолженности этих стран по неплатежам за продукцию топливно-энергетического комплекса и прямым связям предприятий, которая превышает 6 млрд. долл. Прямые субсидии странам бывшего СССР со стороны России неуклонно сокращаются, а приближение российских цен, в частности на энергоресурсы, к мировым грозит свести на нет главный источник косвенных субсидий.16

Названные и другие факторы в своем взаимодействии создают в экономическом пространстве стран СНГ самоподдерживающийся хозяйственный механизм, препятствующий экономической реинтеграции. Этот механизм в общих чертах выглядит следующим образом. Экспорт стран - участниц СНГ базируется на продукции добывающих отраслей (топливно-энергетических, минерально-сырьевых), которая обменивается на продукцию обрабатывающих отраслей дальнего зарубежья (пищевой, легкой, химической, машиностроительной), так как аналогичная продукция ближнего зарубежья на мировом рынке не конкурентна. Продукция добывающих отраслей стран СНГ становится малодоступной для отечественных ресурсообрабатывающих отраслей, поскольку последние в силу своей значительно более низкой, чем мировая, эффективности производства не могут приобретать продукцию первых по мировым (или близким к мировым) ценам. Чем прочнее связи с мировым рынком добывающих отраслей стран СНГ, тем глубже спад производства отечественных обрабатывающих отраслей, но тем энергичнее усилия по развитию торговли с дальним зарубежьем, в основе которой лежит ускоренное развитие добывающих отраслей и их втягивание в мирохозяйственные связи. Под воздействием этого процесса неминуемы структурная деформация производства стран СНГ, превращение их в ресурсные сегменты мирового рынка.

Значительная либерализация внешней торговли, сопровождающаяся сближением цен в СНГ и мировых цен, в условиях стагфляции только усиливает деформационные и дезинтеграционные процессы, направляемые мировым рынком, мощь которого многократно превышает суммарные возможности стран СНГ.

Вместе с тем на постсоветском пространстве имеются условия для стабилизации и роста экономики посредством объединенных усилий стран СНГ с учетом интересов как национальной безопасности каждой из них, так и геополитического состояния региона в целом. Эту возможность подтверждает исторический опыт ныне передовых западноевропейских государств, поднявшихся из руин после Второй мировой войны на основе объединения усилий всех заинтересованных сторон, которое в дальнейшем вылилось в создание Европейского объединения угля и стали в 1951 г., Европейского сообщества по атомной энергии в 1957 г., а также Европейского экономического сообщества, которое возникло тогда же.

Применительно к странам СНГ проблема состоит не в изначальном создании сообщества, а в реинтеграции их экономик с учетом изменившихся условий и накопленного мирового опыта. Причем процессы внешней интеграции тесно связаны с процессами внутренней интеграции экономик отдельных регионов каждого государства.

Для СНГ необходим научно обоснованный учет объема внутренних ресурсов каждой страны, потребностей в конечном продукте и в ресурсах, анализ способности стран удовлетворить потребности за счет собственного производства и за счет импорта, выбор приоритетных направлений развития с учетом возможностей их финансирования и т. д.

В настоящее время многие предприятия не могут адаптироваться к рыночным условиям: полной экономической самостоятельности, переориентации на конечного потребителя, смене суверенитета производителя суверенитетом потребителя на рынке, необходимости предпринимательства и постоянной заботы об эффективности производства в условиях конкуренции, опоре на собственные силы. Болезненное становление рыночной системы происходит не только на микроуровне, но и на макро- и региональном уровнях.


1.2.3 Оптимальное сочетание рыночных методов хозяйствования с государственным регулированием экономики в странах СНГ.

Необходимость этого обусловлена не только тенденциями развития мирового рынка, формированием смешанной экономики, но для стран СНГ прежде всего тяжелым депрессивным состоянием их хозяйства. Не случайно кейнсианство, как теория регулируемого капитализма, появилось в годы Великой депрессии 30-х гг. При этом следует иметь в виду изменение функций государства на протяжении последнего столетия. Поэтому перед странами СНГ стоит задача отбора тех функций и механизмов государственного регулирования экономики, которые означали бы переход от командной экономики к рыночной и позволяли бы решать насущные проблемы.

Переориентация инвестиций из сферы обращения в сферу производства. Рынок в России, как в эпоху первоначального накопления капитала, начал развиваться в сфере обращения, дающей быструю отдачу от вложений капитала. Это - предприятия розничной и оптовой торговли, реализующие в основном товары, закупаемые по импорту, товарные биржи, коммерческие банки и другие фирмы-посредники, занятые внутренней и внешней торговлей и ее обслуживанием. Однако эти звенья рыночной системы не могут оказать должного воздействия на стабилизацию экономики и решение социальных проблем, поскольку происходит «бегство» накопленных капиталов за рубеж, отсутствуют надежные гарантии для иностранного инвестирования, иностранные кредиты не используются на капиталовложения, средства от необоснованного «сброса» крупных объектов государственной собственности в частную пошли не на увеличение и обновление производственных мощностей, а на покрытие бюджетного дефицита. По оценкам отечественных и зарубежных экспертов, за границу ушли громадные капиталы - от 120 до 300 млрд. долл.17.

К региональным факторам развития относятся следующие.

Во-первых, общность решаемых задач поэтапного вывода экономики из кризиса: замедления спада при сохранении кризисных явлений, стабилизации и восстановления народного хозяйства, экономического подъема. По глубине рыночного реформирования впереди оказались страны Балтии и Россия, к ним примыкает Киргизия. На Украине, в Белоруссии, Узбекистане, Казахстане и Туркмении сохраняются значительное государственное регулирование и контроль за экономикой. В Азербайджане, Армении, Грузии, Молдавии и Таджикистане экономическое реформирование сдерживалось острым межнациональным и политическим противоборством. Асинхронность развития осложняет создание в рамках СНГ однородных хозяйственных условий и общего рыночного пространства.

Во-вторых, сохраняющаяся высокая степень взаимозависимости, базирующаяся на отраслевом, внутриотраслевом, территориальном разделении труда, общности используемых технологий и стандартов. Возрождение старых производственных связей и (или) развитие новой кооперации производства и инвестиций определяются объективными принципами экономии на масштабе (внутренней и внешней) и сравнительных издержек.

Эффект масштаба состоит в сокращении средних издержек производства и, следовательно, себестоимости единицы продукции при увеличении объемов производства. Экономия на масштабе позволяет производителю предлагать свою продукцию по более конкурентоспособным ценам и, таким образом, захватывать большую долю рынка.

Внутренняя экономия на масштабе имеет место в тех случаях, когда удается достичь более производительного использования факторов производства и возросший объем производства позволяет оплачивать более высокие расходы маркетинга, финансирования и развития производства и т. д. Небольшим государствам только их экономическое объединение позволит создавать крупные эффективно работающие предприятия, поставляющие свою продукцию на общий рынок (например, решение энергетической проблемы путем совместного строительства и использования атомной электростанции, что не под силу и в таких масштабах не нужно одной стране). Внешняя экономия на масштабе возникает в результате использования фирмой, регионом, государством рыночных условий и технологических достижений, например, развитой системы связи и транспорта, включая трубопроводный, высокого уровня образования.

Принцип сравнительных издержек означает: совокупный объем выпуска продукции будет наибольшим тогда, когда каждый товар (услуга) будет производиться там, где сравнительные и абсолютные издержки ниже. Еще Адам Смит, формулируя теорию абсолютных преимуществ, писал: «Если какая-либо чужая страна может снабжать нас каким-нибудь товаром по более дешевой цене, чем мы сами изготовлять его, гораздо лучше покупать его у нее на некоторую часть продукта нашего собственного промышленного труда, прилагаемого а той области, в которой мы обладаем некоторым преимуществом»18. Специализация стран, основанная на принципе сравнительных издержек, способствует эффективному размещению производства, сокращению транспортных расходов благодаря приближению производства к источникам ресурсов или к потребителям продукции, увеличению объемов выпуска продукции, снижению цены, повышению качества товаров. Ни одна страна мира не способна производить с достаточной эффективностью все товары, необходимые для внутреннего потребления, кроме того, имеет место неравномерность распределения ресурсов между регионами.

Большую роль в рассматриваемых процессах должны сыграть транснациональные корпорации - наиболее распространенные рыночные структуры в мировой экономике в 80-е гг., на которые приходилось более 1/7 глобального производства товаров и услуг. Транснациональные воспроизводственные структуры во многом способствуют созданию межстрановой интеграции, объединяя национальные экономики не столько географически (общность границ), сколько на основе глубоких воспроизводственных связей.

В-третьих, взаимовыгодная торговля между странами СНГ. В ЕЭС доля межстрановой торговли в общем объеме экспорта превышает 51 %, в СНГ доля взаимных поставок 12 стран-членов составляла в 1995 г. - 36,5 %.19 Для большинства бывших союзных республик даже в условиях резкого сокращения взаимных связей торговля в рамках СНГ остается основным каналом реализации экспортной продукции и импорта недостающих товаров, причем ведущее место е этой торговле продолжает занимать Россия. Так, в 1996 г. товарооборот России с Украиной, например, превышал весь объем украинской торговли с дальним зарубежьем в 1,6 раза, аналогичное соотношение, для Беларуси составля­ло 2,8 раза, Казахстана - 3,3 раза. Тем не менее для России имеется угроза потери рынков тех стран, с которыми уже сейчас наметилось ослабление позиций: сократилась доля РФ в торговле с Азербайджаном, Грузией, Таджикистаном, Туркменистаном, Эстонией. Бывшие союзные республики были крупными потребителями продукции российской обрабатывающей промышленности, особенно машиностроения, сейчас наблюдается снижение удельного веса российских машин и оборудования, продукции легкой промышленности, металлов в их импорте.

Сокращение рынков сбыта российской готовой продукции усиливает кризисные явления в стране. В основном сохраняется вывоз топливно-энергетических ресурсов, доля которого более чем удвоилась в российском экспорте в страны СНГ. В свою очередь, серьезную проблему для экономической безопасности России создает утрата надежного доступа к ряду сырьевых ресурсов, которые после распада СССР остались на территории других стран СНГ и без которых невозможно нормальное экономическое развитие страны (уран, марганец, хром, титан, свинец, многие редкоземельные минералы, хлопок и др.). За счет поставок из бывших союзных республик в прошлом покрывалось 70-100 %) соответствующих потребностей российской экономики.

В-четвертых, сохранение государственных границ: 99 % новых границ России со странами СНГ практически не охраняется, так как нет денег и времени на их обустройство. Поэтому российское руководство по соглашению с Киргизией, Арменией, Грузией, Таджикистаном взяло на себя обязательство охранять их границы. В ином случае создалась бы возможность для беспрепятственного проникновения в Россию контрабандных товаров, оружия, наркотиков через Центральную Азию и Закавказье, а также распространения через Таджикистан) исламского фундаментализма не только на этот регион, но и на сопредельные территории РФ, где проживает значительная часть мусульманского населения России. Наконец, при открытой границе в Россию хлынул бы поток беженцев, только из Центральной Азии не менее 12,5 млн. человек. Принять и обустроить их сейчас Россия не в состоянии20.

В-шестых, состояние обороноспособности стран СНГ. В связи с распадом СССР ослабла оборонная мощь России, которая лишилась трех военных округов на Украине, а также Белорусского, Прибалтийского, Закавказского, Туркестанского военных округов. Большинство бывших социалистических стран стремится стать членами НАТО, в НАТО хотят войти страны Балтии, а в перспективе, возможно, Украина, Грузия, Азербайджан. Это означает принципиальное изменение соотношения сил разных государств в мире.

Особая роль и ответственность за развитие событий на постсоюзном пространстве принадлежат России, обладающей самым крупным производственным, научно-техническим потенциалом, наиболее емким рынком, занимающей лидирующие позиции в экономическом реформировании, сохраняющей традиции совместного развития в рамках единого государства". Современная Россия - это 4/5 территории бывшего Советского Союза, чуть больше половины его населения, около 1/2 ВНП бывшего СССР. Приоритетные экономические интересы России заключаются в том, чтобы сформировать вокруг себя пояс дружественных, устойчивых в социально-политическом и экономическом отношениях государств, развернуть центростремительные силы в регионе и затормозить действие центробежных сил, которые до настоящего времени реально доминируют в постсоветском пространстве.

1.3 ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ РОССИИ И СОСТОЯНИЕ ПЛАТЕЖНОГО БАЛАНСА РФ СО СТРАНАМИ СНГ.


В 90-х годах на внешнеторговые позиции России оказывал влияние комплекс факторов, многие из которых следует отнести к числу дестабилизирующих. Негативное влияние на ее экспортный потенциал оказали: падение добычи энергоносителей и других сырьевых ресурсов, традиционно обеспечивающих основные валютные поступления в страну; снижение производства готовой промышленной продукции (в первую очередь в наукоемких, высокотехнологичных отраслях).

Распад СЭВ и СССР повлек за собой разрушение традиционных кооперационных связей между предприятиями и регионами бывших союзных республик и государств-членов СЭВ. Переход к рыночным отношениям в ряде случаев привел к разрыву сложившихся хозяйственных связей между предприятиями и регионами и внутри Российской Федерации, что в свою очередь усложнило поставку продукции на экспорт.

Значительное влияние на внешнеторговые позиции России оказало изменение организации внешней торговли вследствие обретения Россией суверенитета и в ходе реформирования экономики. Указом Президента РФ от 15 ноября 1991 г. «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР» была ликвидирована государственная монополия внешней торговли. Право на участие во внешнеэкономических связях получили все субъекты хозяйственной деятельности независимо от форм собственности. Либерализация внешнеторговой деятельности вызвала лавинообразный рост как числа ее участников, так и негосударственного участия во внешнеторговых связях (коммерческих организаций, частных предприятий, в том числе мелких и «челноков»). Так, в 1993 г. в общем объеме заключенных контрактов по импорту доля коммерческих структур составила 54 %, промышленных предприятий-импортеров - 11,1 %, внешнеторговых объединений - 3,1 %, совместных предприятий - 28,1 %; в экспорте лидирующее положение заняли промышленные предприятия-экспортеры (67,2 %), опередившие коммерческие структуры (12,8 %) и внешнеторговые объединения (9,3 %). Усиление во внешнеторговых связях позиций негосударственного сектора привело к тому, что в 1995 г. на внешнеэкономические объединения приходилось лишь около 8 % российского экспорта и 10% импорта21. Выход на мировой рынок российских предприятий-товаропроизводителей, представителей коммерческих структур несомненно активизировал экспорт товаров из РФ, хотя и содержала ряд негативных моментов.

Дестабилизирующее воздействие на внешнеторговые позиции страны оказывали: ухудшение конъюнктуры мирового рынка вследствие падения цен на сырьевые товары, преобладающие в российском экспорте; сохранение высоких торговых барьеров для выхода на рынки зарубежных стран ряда товаров, экспортируемых из РФ; незавершенность формирования новой договорно-правовой основы торгово-экономических отношений России с зарубежными государствами (в частности, до сих пор продолжаются начатые еще в 1993 г. переговоры о вступлении России в ГАТТ/ВТО).

Вместе с тем кризисное состояние экономики РФ в начале 90-х годов оказывало определенное стимулирующее воздействие на экспорт, так как выход на внешний рынок давал российским предпринимателям доступ к платежеспособным потребителям их продукции, что не всегда обеспечивал внутренний рынок.

Возросло значение экспорта как источника валютных поступлений. Спад производства в России, низкая платежеспособность предприятий и населения в условиях инфляции и обострения кризиса платежей вызывают периодическое сокращение импорта. В результате для внешней торговли России стало характерным такое новое явление, как нарастание положительного сальдо торгового баланса за счет роста объема экспорта при сохранении на прежнем уровне либо при незначительном увеличении закупок по импорту, что способствовало увеличению валютных резервов России (табл. 1.1).

Таблица 1.1


Особенностью 90-х годов стало выделение нового сектора внешней торговли России - товарооборота со странами СНГ (с 1994 г. его объем учитывается в долларах США и включается в общий внешнеторговый оборот страны). В 1995 г доля стран СНГ во внешнеторговом обороте России составила 21,9%. Крупнейшими торговыми партнерами ныне являются Украина ( 8,5% экспорта и 14,2% импорта России), Белоруссия (3,7 и 4,2), Казахстан (3,3% экспорта и 5,9% импорта). Показатели торговли с другими государствами СНГ значительно уступают лидирующей тройке. Так, на Азербайджан приходится 0, 1 % экспорта и 0,2 % импорта России, Армению - 0,2 и 0,2, Грузию - 0,6 и 0,1, Киргизию - 0,1 и 0,2, Молдавию - 0,5 и 1,4, Таджикистан - 0,2 и 0,4, Туркмению - 0,1 и 0,2, на Узбекистан - 1% и 1,9% соответствен­но22. Характерно, что в отличие от внешней торговли России в целом в данном секторе российский импорт растет быстрее экспорта. Сокращение положительного сальдо России в торговле со странами СНГ означает уменьшение задолженности последних по отношению к РФ.

Роль стран СНГ как рынков сбыта существенна лишь в ряде секторов внешней торговли России. Так, в эти страны экспортировалось: каменного угля в 1995 г 28,2%, в l996 г. - 20,6%, соответственно, природного газа- 27,1 и 31,6, синтетического каучука- 27,7 и 27,9, газетной бумаги 12,4 и 16,4, нефтепродуктов - 9,5 и 4, пиломатериалов - 9,8 и 13,9, черных металлов - 7,4 и 6,7, чугуна - 3,5% и 5,3%.23

В структуре российского импорта возросла (почти на треть по сравнению с 1991 г.) доля продовольствия и сельскохозяйственного сырья, превысившая в середине 90-х годов 35%. Среди товаров российской импортной номенклатуры выделяются: алкогольные и безалкогольные напитки (в 1995 г. - 4,2% импорта, в 1996 г. - 2,3%), сигареты (1,1 и 0,9), мясные консервы (1 и 0,5), сахар белый (1,7 и 1,5), сахар-сырец (1,0 и 1,3), мясо птицы (1,5 и 1,1), свежемороженая рыба (0,4 и 0,5), сливочное масло (1,0 и 0,5), цитрусовые (0,5 и 0,4), зерновые культуры (0,9 и 0,3), подсолнечное масло (0,5 и 0,3), шоколадные изделия (0,9% и 0,4%). Значителен импорт таких товаров как медикаменты (2,2% в 1995 г. и 2,5 % в 1996 г.), мебель ( 1,6 и 1,2), одежда ( 1,3 и 0,9), кожаная обувь (0,6% и 0,3%)24.

Основными поставщиками в Россию машин, оборудования и транспортных средств остаются страны дальнего зарубежья, в то время, как доля стран СНГ в российском импорте данной продукции сокращается (5,6% в 1995 г., 4,7% в 1996 г) 25.

Россия продолжает ввозить такие товары производственно-технического назначения, как железо, сталь прокат (1,8% импорта в 1995 г. и 2,2% в 1996 г.) и трубы стальные (1,6% и 2%). Основными поставщиками товаров по последним двум позициям выступают государства СНГ, на долю которых приходилось в 1995 г. 78,7 %, а в 1996 г. - 77,6 % российского импорта железа, стали и проката, а также соответственно 55 % и 63,3 % стальных труб26.

Удельный вес экспортно-импортных операций со странами СНГ общем объеме товарооборота России возрос с 18 % в 1992 г. до 23 % в 1997 г. Более 80 % его приходится на три государства - Украину, Казахстан и Белоруссию.27

Ряд особенностей характеризуют нынешнее состояние платежно-расчетных отношений России со странами, входящими в СНГ.

Взаимный экономический обмен находится на очень низком уровне, причем несмотря на бесконечные разговоры о необходимости усиления интеграции положение практически не меняется. Объем торговли со странами СНГ в 3 раза меньше, чем с дальним зарубежьем, а валютный оборот, если судить по суммарному итогу кредитовых и дебетовых статей платежного баланса, - примерно в 5 раз. За период 1994 - 1996 гг. стоимость годового экспорта в страны дальнего зарубежья возросла на 19,4 млрд. дол., а со странами СНГ - лишь на 3,3 млрд. дол., вследствие чего доля последних в общем объеме российской экспортной торговли еще более снизилась - с 23 до 21%. Правда, в темпах роста импорта разница была меньшей (10,6 млрд. дол, и 5,8 млрд. дол.), и это отразилось на повышении доли СНГ в российском импорте с 28 до 30%.28

Что же касается качественного состояния платежного баланса России со странами СНГ, то его итоги по главным разделам и показателям в сравнении с дальним зарубежьем складываются прямо противоположным и, следовательно, более благоприятным образом.


Табл. 1.2

Источник: С. М. Борисов Статистика свидетельствует: страна живет взаймы

(заметки о платежном балансе России) // Деньги и кредит № 12 1997 г.


Платежный баланс России со странами СНГ не страдает пассивностью. Его общее сальдо, исчисленное по правилам аналитического представления, в 1995 - 1996 гг. было положительным (3,6 млрд. дол., и 1,5 млрд. дол., соответственно), а в 1996 г. имело практически нулевой результат (плюс 13 млн дол.). Торговый баланс, активный в 1994 - 1995 гг., сменился в 1996 г. пассивом, поскольку Россия получила от стран СНГ несколько больше товаров, чем отдала взамен. Напротив, по балансу услуг, пассивному в предыдущие годы, образовался небольшой актив, уменьшивший, хотя и не устранивший пассивный результат по всей группе текущих операций.

Никаких кредитов от стран СНГ Россия, естественно, не привлекает, но зато постепенно растет сумма средств, поступающих в погашение ранее предоставленных российских кредитов (в 1996 г. эти поступления приблизились к 1 млрд дол.). Тем не менее во взаимоотношениях с некоторыми странами СНГ проблема своевременного взыскания внешних долгов становится все более серьезной из-за сложностей в изыскании средств для оплаты российских энергоносителей. В противовес утечке капиталов на Запад наблюдается постепенно растущий приток в Россию частных капиталов из стран СНГ, прежде всего в оплату за наличную иностранную валюту, поступающую туда через российские каналы в порядке реэкспорта. В конечном итого сравнительно небольшой пассив по текущим операциям компенсируется положительным результатом движения капиталов и, таким образом, платежный баланс в целом пребывает в относительно уравновешенном состоянии. В свою очередь, равновесие платежей и расчетов способствует стабилизации курса рубля по отношению к национальным валютам стран СНГ.


ГЛАВА II

ФИНАНСОВО-КРЕДИТНЫЕ СВЯЗИ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ УГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ С УКРАИНОЙ

2.1 ОБЩАЯ ОЦЕНКА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В УКРАИНЕ

Пocлe распада в 1991 г. СССР Украина начала проводить экономические реформы. Однако в 1991-1994 гг. они шли крайне медленно. Это было связано с отсутствием стратегии рыночных реформ, а также с пассивностью тогдашнего руководства. В результате все отчет­ливее проявлялось отставание Украины от России в темпах реформирования экономики.

В 1994 г. экономика республики оказалась на грани краха. ВВП по сравнению с предыдущим годом упал на 23%, производство промышленной продукции - на 27.8, сельскохозяйственной -на 16.5%. Финансовая система государства оказалась практически разрушенной. В октябре 1994 г. дефицит бюджета достиг 18.5% ВВП. Цены по сравнению с 1991 г. выросли в 102 раза.

После избрания в 1994 г. президентом Украины Л. Кучмы ситуация начала меняться к луч­шему. Именно 1994 год можно считать началом реального реформирования экономики, кото­рое, переживая спады и подъемы, продолжается и по настоящее время. В 1995 г. в стране началась реальная приватизация

Табл. 2.1

ОСНОВНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ УКРАИНЫ


1992г.

1993 г.

1994г.

1995г.

1996г.

1997 г.

ВВП (в сопоставимых ценах)11

-16.8

-14.2

-23.9

-11.8

-10.1

-3.2

Объем промышленного производства1

-8.0

-8.0

-37.0

-13.0

-7.0

-1.8

Инфляция (по динамике
розничных цен)
1

2100

10260

501.0

280.0

40.0

17.0

Дефицит государственного бюджета, % ВВП

-4.0

-5.0

-9.5

-6.9

-5.2

-6.4

Экспорт товаров, млрд. долл.

11.3

12.8

11.8

12.2

13.7

18.3

Импорт товаров, млрд. долл.

11.9

15.3

14.2

14.0

14.6

19.7

Сальдо платежного баланса по текущим операциям, млрд. долл.

-0.62

-0.85

1.40

-1.0

-

-

Источник: МЭ и МО №9, 1998 с. 129

Другим важным итогом ускорения экономических реформ явилось достижение в 1996 г. фи­нансовой стабилизации. Либерализация цен в 1992 г. вызвала гиперинфляцию в стране, однако лишь в 1994 г. начала проводится действенная антиинфляционная политики. В результате темпы роста цен снизились с 400% в 1992 г. до 40% в 1996 г. Ситуация оставалась достаточно стабильной и на протяжении 1997 г. Ежемесячные темпы инфляции снизились с 2.2% в январе до 0.9% в ок­тябре.

Снижение инфляции благотворно сказалось на стабилизации курса национальной валюты по отношению к доллару. В сентябре 1996 г. была проведена денежная реформа. Суть ее состояла в фактической деноминации в 100 тыс. раз ходившего тогда в обращении карбованца и замене его гривной. На Украине, хотя и с некоторым опозданием, начал развиваться рынок ценных бу­маг. Сейчас он представлен рынком государственных ценных бумаг и фондовым рынком.

Экономическая ситуация в Украине в 1997 г. в целом отражает тенденции, сложившиеся в республике за последние годы. По предварительным данным Госкомстата Украины, ВВП равнял­ся 90.2 млрд. гривн (1 долл. = 1.9 гривны), или ниже, чем в предыдущем году, на 3.2%. Объемы производства промышленной продукции составили 73.5 млрд. грн., сельскохозяйственной -28.3 млрд. Сводный бюджет за 1997 г. был сведен с дефицитом в 5087.9 млн. грн. (6.4% ВВП). На его покрытие затрачено 4131.4 млн. грн. из внутренних источников финансирования и 1501.9 млн. внешних займов. Индекс потребительских цен в 1997 г. по сравнению с 1996г. возрос до 116.7%. Среднемесячная заработная плата составляла 159.9 грн.

Меры, предпринятые правительством в области макроэкономической стабилизации - либе­рализация цен, валютного курса, внешнеэкономической деятельности - дали положительные результаты. Это нашло отражение в уменьшении темпов падения ВВП. Если до 1994 г. ВВП по­стоянно сокращался, то в 1995г. впервые это сокращение не превысило уровень предыдущего года. Те же тенденция имела место и в 1996 г. В 1997 г. темпы падения ВВП еще более замедлились - 3.2% против 10.1 % в 1996 г.

Несмотря на некоторую стабилизацию производства, наметившуюся в 1997 г. в ряде отрас­лей, финансовое положение большинства промышленных предприятий остается крайне тяже­лым. В 1997 г. убыточным было каждое второе предприятие (в 1995 г. - каждое пятое, в 1990 г. -каждое одиннадцатое). Общая сумма убытков достигла 5 млрд. грн. За год кредиторская задол­женность возросла в 1.4 раза (70% - просроченная) и превысила ВВП на треть При этом пла­тежная дисциплина практически отсутствует, а на бартерные операции приходится почти поло­вина оборота товаров и услуг.

Главная причина перехода украинских предприятий на бартер, как и в других странах СНГ, -удручающее состояние их оборотных средств и особенно острая нехватка наличности. С другой стороны, предприятия не могли пополнять свои оборотные средства за счет кредита, так как ставки были непосильны для большинства из них. В результате доля кредитов в финансировании инвестиций сократилась с 49% ВВП в 1992 г. до 5% в 1996 г.

Важной причиной роста бартерных операций является действующая налоговая система. Она вынуждает предпринимателей, которые в принципе имеют возможность рассчитываться "жи­выми" деньгами, идти на осуществление товарообменных операций, ибо только так они могут ослабить действие налогового пресса. Другой причиной бартеризации является резкое падение рентабельности (с 23% в 1990 г. до 2.6% в 1996 г.) вследствие значительного опережения роста цен на топливо по сравнению с действующими тарифами на электроэнергию.

По сути дела государство фактически признало бартер как одну из форм расчетов. Часть бартера является результатом государственных соглашений. Недавний пример - бартерная опе­рация по Госнефтегазпрому, по которому всю сумму оплаты услуг за транспортировку газа Рос-сия погашает газом. Вследствие этого возник долг в бюджете в размере 258.7 млн. гривен.

Показателем кризисного состояния является также продолжающийся стремительный рост задолженности по заработной плате, которая за 1997 г. увеличилась на треть и достигла 5 млрд. грн

Правительство намерено сократить бюджетные расходы и уменьшить дефицит гос­бюджета с 3.3 до 2.5%. Дополнительные доходы предполагается получить за счет увеличения внешних заимствований и средств от приватизации.

Острая нехватка денег заставила руководство пойти на беспрецедентный шаг. Оно было вы­нуждено разместить евробонды под крайне невыгодные проценты - 16% годовых вместо прогнозировавшихся 9-10%. Это негативно сказывается на внешнем долге республики. Внешний долг по состоянию на 1 ноября 1997 г. достиг 9568 млн. долл. Одним из крупнейших кредиторов Украины является Россия, задолженность ей составляет 2105 млн. доллар том числе "Газпрому" -120 млн. долл. В ближайшее время внешний долг Украины может увеличиться, так как прави­тельству катастрофически не хватает денег для выплат пенсий и заработной платы.


2.2 РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ УГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ: ЕВРОПЕЙСКИЙ ОПЫТ И СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ

Во многих странах Европы реструктуризация угольной промышленности представляет собой одну из труднейших социально-экономических проблем. До второй мировой войны считалось, что наличие запасов отечественного угля является необходимым условием индустриализации и развития базовых и оборонных отраслей промышленности. Однако в результате либерализации торговли углем, а также существенного снижения трансакционных издержек в 60-70-е годы в Западной Европе он превратился в стандартный товар (commodity) и потерял свое стратегическое значение.

Почти во всех постсоциалистических странах решение структурных проблем угольной промышленности играло центральную (а в некоторых из них - даже решающую) роль при проведении экономических реформ. Возникающие при этом сложности обусловлены действием ряда факторов:

- с технической точки зрения добыча угля характеризуется высокими постоянными издержками по поддержанию шахт в рабочем состоянии, а при их закрытии неизбежны крупные расходы;

- с идеологической точки зрения в угольной промышленности происходили наиболее типичные классовые конфликты, в результате любые реформы в данном секторе экономики приобретают большое общественное значение; угледобыча является также одним из немногих видов производственной деятельности, в которой много людей работают в тяжелых условиях (под землей) и с риском для жизни; по этой причине в отрасли были созданы прочные материальные стимулы;

- социальный компонент отрасли определяется многофункциональностью угольных шахт, иначе говоря, тесной взаимосвязью между процессами производства и социальной сферой, а также высокой концентрацией рабочих мест;

- с политической точки зрения работники угольной промышленности долгое время представляли собой мощную группу избирателей, которые могли серьезно повлиять на ход политических событий в стране;

- геостратегическии аспект связан с желанием многих стран вопреки экономическим потерям поддерживать отечественное производство угля для уменьшения зависимости от импорта энергоносителей;

- с экономической точки зрения до недавнего времени существовала сильная региональная сегментация рынков, что в значительной степени обусловливало дуополию покупателей угля, в число которых входят электростанции (для энергетического угля), коксовые батареи и сталелитейные заводы (для коксующегося угля).

При социализме добыча угля была абсолютным приоритетом, на нее не распространялись никакие экономические ограничения. Поэтому расширение угледобычи происходило без учета издержек и цен. Перерабатывающие отрасли тоже поддерживали высокий спрос на уголь. Так возникла система добычи и потребления угля, которая существовала независимо от критериев эффективности.

Единственным фактором, лимитировавшим производство угля, являлось физическое наличие его месторождений. Те страны или регионы, которые ими располагали, автоматически считались "богатыми сырьем". Не имели значения ни трудности добычи угля, ни качество его месторождений. Этим объясняется то, что, например, в Украинской Советской Социалистической Республике добывался уголь с низкой калорийностью - около 3000 ккал/кг. тогда как в других странах ее минимальный показатель составляет 6500 ккал/кг. По территории СССР уголь транспортировался зачастую на расстояние 3000 - 4000 км, на мировом же рынке предельное расстояние для экономичных (прибыльных) железнодорожных перевозок - около 500 км.29 При этом игнорировалось загрязнение окружающей среды при сжигании угля.

Процесс трансформации экономической системы имеет особенно серьезные последствия для энергетического сектора. Рост издержек, а также неожиданно возникшая конкуренция со стороны иностранных производителей стали причинами убытков на многих его предприятиях. Особенно сильно это затронуло угольную промышленность. Во всех без исключения постсоциалистических странах производство угля резко упало (табл. 2.2). Но и оставшиеся его объемы сохраняются зачастую лишь благодаря государственным субсидиям.

Табл. 2.2

Производство угля в России и в Украине

(каменный и бурый уголь, млн. т)

Годы

Российская Федерация

Украина

1989

409

145

1990

394

131

1991

353

109

1992

237

105

1993

305

91

1994

271

76

1995

262

66

1996

255

54

1997

244

54

Источник: И. Лунина Реструктуризация угольной промышленности: Европейский опыт и ситуация в Украине // Вопросы экономики 5-98 с. 94


Табл. 2.3

Затраты на добычу угля (долл. / т)

Россия

около 35 -40

Украина

около 50

Источник: И. Лунина Реструктуризация угольной промышленности: Европейский опыт и ситуация в Украине // Вопросы экономики 5-98 с. 94


Украина бедна запасами угля, разработка которого экономически выгодна. После краха социализма стало ясно, что международная конкурентоспособность украинского угля низка. Плохое его качество, тяжелые условия добычи, невысокая производительность труда на предприятиях отрасли, а также дальность перевозок стали факторами увеличения издержек производства в угольной промышленности Украины. Уже сегодня производственные затраты почти 1/3 шахт превышают устанавливаемые государством расчетные цены на уголь. В то же время эти цены (около 50 долл. за 1 т) выше, чем цена импортируемого угля.

Еще рано говорить о том, что спад угледобычи в Украине прекратился. По всей видимости, ее объем будет составлять 35-50 млн. т обогащенного угля. Но такая стабилизация может быть достигнута лишь за счет высоких затрат на реструктуризацию предприятий отрасли. Значительный рост производства угля - до уровня, запланированного энергетической программой правительства (около 115 млн. т)30, представляется маловероятным.

Несмотря на резкое падение объемов производства угля в Украине, численность занятых в отрасли сокращается очень медленно: с 967,2 тыс. человек в 1990 г. до 634,5 тыс. человек в 1997 г. При этом производительность труда в отрасли снизилась со 170,4 т на одного занятого в 1990 г. до 119,6 т на одного занятого в 1997 г.31 Таким образом, угольная промышленность Украины утратила важное конкурентное преимущество, связанное с относительно низкой заработной платой при высоком уровне квалификации работников.

Однако самый серьезный недостаток реформы в угольной промышленности заключается в поверхностности процессов дерегулирования. Правда, образованы 19 холдинговых компаний, 6 производственных объединений и 16 самостоятельных шахт. До последнего времени государство прямо контролировало процессы планирования производства и сбыта и утверждения цен. Принцип горизонтального выравнивания издержек производства приводил к тому, что "хорошие" шахты теряли свои инвестиционные средства, а "плохие" - чрезмерно субсидировались. Централизованное (в рамках отрасли) распределение (продажа) угля и система расчетных цен лишали шахты с лучшими производственными и горногеологическими условиями стимулов к снижению затрат и росту эффективности производства, а также препятствовали созданию условий для их самофинансирования ( накоплению средств или получению кредитов под будущие прибыли). С другой стороны, система, при которой у предприятий отсутствует право выбора (или необходимость поиска) потребителей своей продукции, означает, что фактически уголь продается под гарантию правительства, что, в свою очередь, позволяет им требовать затем от него средства на выплату заработной платы. Тем самым проблема взаимной задолженности предприятий перекладывается на государство, а следовательно, четкое разделение финансов предприятий и финансов государства становится невозможным.

До 1997 г. сохранялось жесткое регулирование внешнеторговой деятельности предприятий угольной промышленности Украины. Существовал специальный режим экспорта угля в основном через государственную организацию "Укруглесбыт". Импортируемый уголь облагался пошлиной в 3-5 долл. за 1 т. Такое регулирование внешней торговли оправдывалось тем, что уголь является "стратегическим" товаром. Но сегодня ситуация изменилась. Уголь можно легко импортировать из различных стран. Безусловно, за отечественным углем следует сохранить определенное место в энергообеспечении страны, однако значение украинского угля будет и дальше снижаться.


2.3 Государственное финансирование угольной промышленности Украины в 1992-1998 гг.

В последние годы угольная промышленность была одним из основных (наряду с агропромышленным комплексом) получателей бюджетных средств. Прямые бюджетные расходы на ее финансирование в 1992-1997 гг. составляли от 0,66 до 3,36% ВВП страны (см. табл. 2.4). Эти расходы не учитывают налоговых льгот, которые тоже следует рассматривать как субсидии.

Кроме прямого бюджетного финансирования, предприятия угольной промышленности в 1992-1994 гг. пользовались дополнительной финансовой поддержкой из отраслевого фонда финансового регулирования. В 1992-1993 гг. налог на доход (прибыль) предприятия уголь ной промышленности поступал в отраслевой фонд финансового регулирования. Дополнительные государственные субсидии из этого фонда составили в 1992 г. 0,29 %, в 1993 - 0,43 % ВВП.

Отраслевой фонд финансового регулирования был создан в угольной промышленности Украины в 1992 г. для финансирования отраслевых инвестиционных программ, фундаментальных научных разработок, затрат, связанных с неплановым закрытием шахт и ликвидацией аварий. В год его создания 80 % соответствующих средств было израсходовано на финансирование инвестиций, но уже в 1994 г. доля последних уменьшилась до 8 %, а расходы на оказание финансовой помощи существенно возросли (составив около 60 % расходов фонда).


Табл. 2.4

Государственные расходы на финансирование угольной промышленности

Украины в 1992-1998 гг., в % к ВВП



1992

1993

1994

1995

1996

1997
(предваритель­ные данные)

1998 Утверждены ВС Украины

Прямые бюджетные расходы

2,29

3,36

3,02

0,66

1,55

2,01

1,33

Средства отраслевого фонда финансового регулирования

0,29

0,43

0,13





Косвенное финансирование вследствие задолженности по налогам и обязательным платежам




0,71

1,60

1,79


Итого государственное финансирование

2,58

3,80

3,15

1,37

3,15

3,80

1,33


Рассчитано по данным Минфина и Министерства угольной промышленности Украины // с. 97


До 1994 г. средства, получаемые угольной промышленностью, предназначались в основном для возмещения разницы в ценах на уголь, тогда как на долю инвестиций приходилось только около 10% предоставленных средств. В 1994-1995 гг. предприятия, доходы которых не покрывали текущие расходы, получали также кредиты из бюджета в связи с "временными финансовыми трудностями".

В 1995 г. предполагалось существенно изменить систему финансирования угольной промышленности, сократив ее бюджетное финансирование за счет повышения цен на уголь и прекращения ценовых субсидий. Имелось в виду, что увеличение цены угля до уровня фактических затрат на его производство (включая необходимую прибыль) позволит предприятиям отрасли самостоятельно покрывать текущие расходы на добычу и обогащение угля. За повышением цен последовал рост издержек, так что убытки, связанные с добычей угля, сохраняются. Сегодня цена украинского угля уже превысила цены на уголь из Польши и России (включая расходы на транспортировку).

В последние годы государственное финансирование угольной промышленности Украины состоит из двух частей: прямых бюджетных ассигнований и непрямого финансирования в виде средств, которые предприятия отрасли стали "выбивать" явочным порядком путем неуплаты в бюджет налога на прибыль, отчислений в Пенсионный фонд, фонды социального страхования и занятости, а также в инновационный и дорожный фонды. В 1997 г. общая сумма фактических расходов на финансирование угольной промышленности составила около 3,7 % ВВП, в том числе прямые бюджетные расходы - менее 2 % ВВП.

В 1998 г. предусмотрено направить из бюджета на цели финансирования предприятий отрасли 1,33 % ВВП. Согласно расчетам Минуглепрома Украины, в 1998 г. угольщикам необходима государственная помощь почти в 3,5 млрд. грн., а с учетом затрат на закрытие шахт - более 4,5 млрд. грн., что составляет соответственно 3,5 и более 4,5 % ВВП. Следовательно, существует риск того, что угольные предприятия путем неплатежей будут стремиться получить эти средства.

Опыт развития угольной промышленности Украины убедительно показывает, что простым повышением цен нельзя добиться улучшения ситуации в отрасли. Сегодня важнейшей проблемой угольной промышленности Украины является снижение затрат. В последние два года более 80 % средств, которые предоставлялись отрасли из бюджета (в том числе и на реструктуризацию предприятий), были израсходованы на выплату заработной платы. Отсутствие в отрасли реальных реформ и эффективных мер избирательной поддержки наиболее производительных шахт приведет к усилению тенденции роста затрат без каких-либо реальных результатов.

В марте 1994 г. кабинетом министров Украины была утверждена программа развития угольной промышленности и социальной сферы шахтерских регионов на период до 2005 г. "Уголь", исходящая из следующих предпосылок:

- уголь остается основным энергоносителем на ближайшие 15 - 20 лет;

- потребности страны в угле удовлетворяются за счет собственного производства.

Программа предусматривает увеличение добычи угля к 2005 г. до 155 - 158 млн. т в год, а к 2015 г. - до 170 млн. т. Для достижения этой цели намечен широкий круг мероприятий: завершение строительства шахт и разрезов, начатого до 1993 г.; реконструкция 46 действующих шахт; строительство 20 новых шахт и одного разреза; реконструкция действующих обогатительных и брикетных фабрик и отдельных цехов на предприятиях угольного машиностроения; расширение строительной базы отрасли, строительство объектов социальной сферы. Предполагается закрытие 48 неперспективных шахт и разрезов, а также 10 обогатительных фабрик. За 12 лет выполнения программы среднегодовые расходы должны составить около 0,66 % ВВП и в том числе бюджетные - менее 0,4 % ВВП. Понятно, что при столь ограниченных финансовых ресурсах развитие отрасли, да еще в таких значительных масштабах, невозможно. Программа составлена в соответствии с социалистическими традициями. Ее разработчики исходили из того, что после утверждения программы средства, реально необходимые для осуществления запланированных мероприятий, обязательно будут предоставлены из бюджета.

С учетом сегодняшней экономической ситуации в Украине цели программы "Уголь" выглядят весьма сомнительными и нереалистичными. В связи с существенным ростом затрат необходимо пересмотреть все ее мероприятия с точки зрения их окупаемости и экономической целесообразности.

Министерством угольной промышленности Украины разработаны эталонный проект и методология расчета затрат, связанных с закрытием шахт. Максимальные расходы по закрытию эталонной шахты составляют 80-90 млн. грн. (около 50 млн. долл.), а средние - 60 млн. грн. (около 33 млн. долл.). Расходы по закрытию шахт могут быть разбиты на ряд категорий.

1. Расходы по физическому закрытию шахт включают расходы на демонтаж оборудования, разборку линий электропередач и связи, на мероприятия по ликвидации шурфов, стволов и водоотливов, по разборке непригодных зданий, ликвидации горных выработок и засыпке стволов. Демонтаж оборудования предусматривается, если его износ не превышает 50%, при более высоком износе оборудование идет на металлолом.

2. Закрытие шахт предполагает передачу объектов социальной сферы, находящихся на балансе шахт, в коммунальную собственность или Министерству здравоохранения Украины. Согласно существующему порядку, эти объекты должны быть отремонтированы. Поскольку в последние годы жилищный фонд практически не ремонтировался, соответствующие расходы могут быть весьма значительны.

3. Наибольший удельный вес в расходах по закрытию шахт составляют расходы по социально-экономической защите увольняемых работников: на выплату выходных пособий, пособий по утере трудоспособности, регрессных исков, выдачу бесплатного угля всем работающим, а также инвалидам и пенсионерам, на создание новых рабочих мест в отрасли.

4. Потребуется создание новых рабочих мест в угольных регионах за пределами предприятий отрасли. Это могут быть, например, цеха по производству строительных материалов или дополнительные рабочие места на предприятиях легкой промышленности региона.

5. Важное значение имеют расходы на природоохранные мероприятия, предполагающие техническое решение проблем водоотлива (так как все шахты являются водоносными), меры по предотвращению взрывов и газовых выбросов, а также озеленению отвалов.

6. Проекты Минуглепрома Украины предусматривают и строительство жилья для шахтеров, стоящих в очереди на его получение. В последнее время объемы жилищного строительства существенно отставали от потребностей в новом жилье, поэтому соответствующие расходы тоже могут быть высокими.

Сравнение предварительных смет финансирования. Были проанализированы данные о сметной стоимости закрытия 16 шахт, которое предполагалось в 1996 г. Исходя из этих показателей можно оценить среднюю стоимость закрытия одной шахты: она составила 13,3 млн. долл.32

Наибольший удельный вес приходится на расходы по социально-экономической защите работников в связи с их высвобождением. В расчете на одну закрываемую шахту на это потребуется 4,2 млн. долл. Создание новых рабочих мест в угольных регионах за пределами предприятий отрасли (11,3%) стоит 1,51 млн. долл., а передача объектов социальной сферы - 1,12 млн. долл. Всего социальные расходы (включая строительство жилья) составляют 65% затрат, связанных с закрытием 16 шахт. Расходы по физическому закрытию (27,3 %) достигают 3,6 млн. долл. в расчете на одну шахту.

По традиции, сложившейся в 30-е годы, каждый шахтер бесплатно получает 6 т угля в год. В настоящее время в отрасли работают около 700 тыс. человек, вместе с пенсионерами и инвалидами - около 1 млн. человек. Следовательно, для реализации только этого мероприятия требуется 6 млн. т угля, или 7-9 % его годового производства.

Согласно пилотному проекту Всемирного банка, предусматривающему закрытие трех шахт, средние расходы на закрытие одной шахты ниже, чем по проекту Минуглепрома Украины - 9,5 млн. долл. Максимальные расходы по физическому закрытию шахт (включая мероприятия по охране окружающей среды) не превысят 3 млн. долл. в расчете на одну шахту (в проекте Минуглепрома Украины соответствующий показатель составляет 4,7 млн. долл.).

Предполагается, что данный проект будет осуществлен на основе конкурсного отбора исполнителей. Контракты получат те организации, которые предложат самую низкую цену. Оплачиваться работы будут после окончания следующих арапов: а) завершение подземных работ; б) снос зданий на поверхности; в) герметизация шахтных стволов.

По оценке экспертов Всемирного банка, основным удорожающим фактором является продолжение работы шахты после завершения срока ее полезной службы. Иначе говоря, минимальные издержки можно обеспечить при быстром закрытии шахты. В соответствии с проектом Всемирного банка расходы, связанные с высвобождением работающих, в два раза ниже, чем по проекту Минуглепрома Украины, поскольку не предусматривают оплату создания новых рабочих мест в отрасли. В обоих проектах расходы по передаче объектов социальной инфраструктуры и по созданию рабочих мест в угольных регионах за пределами предприятий отрасли в расчете на одну шахту почти одинаковы. Всемирный банк предусматривает также дополнительные расходы по техническому сопровождению проекта и допуск на непредвиденные затраты. По любому из проектов социальные расходы, связанные с закрытием шахт Украины, в два раза превышают расходы по их физическому закрытию.

Политика реформ в угольной промышленности должна быть нацелена на поддержку потенциально конкурентоспособных шахт. Немедленное закрытие шахт, планируемое государством, не является необходимым. Во-первых, оно непосредственно коснется предприятий с небольшими объемами производства. Во-вторых, политические и социальные издержки таких мер слишком высоки.

В перспективных угольных регионах необходимо осуществлять политику, направленную на стимулирование создания новых рабочих мест для работников неперспективных шахт.

Позитивно сказаться на структуре занятости в угольных регионах может предоставление небольших кредитов тем, кто выделяется из состава угольного предприятия (например, подразделениям сферы услуг). Вместе с тем такие программы кредитования следует развивать с учетом прогресса в реструктуризации, достигнутого в угольном регионе. Их цель - содействовать формированию сети действующих предприятий вокруг потенциально конкурентоспособных шахт, что, в свою очередь, окажет положительное влияние на другие угольные регионы.

2.4 РЕАЛИЗАЦИЯ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ ПРЕДПРИЯТИЙ ПЕЧОРСКОГО УГОЛЬНОГО БАССЕЙНА С УКРАИНОЙ


По состоянию на 01.01.99. в Печорском бассейне в эксплуатации находится 12 шахт суммарной мощностью по добыче 23,97 млн. тонн, из них:

· в Воркутинском промузле - 7 шахт, на 5 шахтах добываются коксующиеся угли (марка Ж), а на 2 шахтах ("Аяч-Яга" и "Воргашорская") - энергетические угли (марка ГЖО);

· в Интинском промузле - 5 шахт, добывающих только энергетические угли (марка Д).

По горно-геологическим условиям большинство запасов на действующих шахтах являются благоприятными для разработки.

Основными потребителями воркутинских коксующихся углей являются металлургические и коксогазовые заводы Центральных районов России (" Северсталь", АО "Новолипецкий МК", Московский КГЗ) и ряд Уральских металлургических и коксохимических заводов (Нижнетагильский МК, Магнитогорский МК и Губахинский КХЗ).

В г. Воркуте к перспективным отнесены 6 шахт ("Северная", "Воркутинская", "Комсомольская", "Заполярная", "Аяч-Яга" и "Воргашорская"), наличие запасов позволяет обеспечивать их эксплуатацию еще в течение 20-30 лет на уровне производственных мощностей. Лишь только на шахте "Октябрьская", ведущей отработку запасов на последнем горизонте, остаточный срок эксплуатации составляет всего около 7 лет.

За период реструктуризации угольной отрасли (1994-1997 гг.) в Воркутинском районе прекращена эксплуатация на 4 шахтах ("Хальмер-Ю", "Промышленная", "Южная", "Юнь-Яга"), а в 1998 году начаты работы по ликвидации еще двух шахт: "Гор-Шор" и "Центральная", из них ликвидация шахты "Гор-Шор" вызвана отсутствием запасов, а шахты "Центральная" - вследствие крупной аварии (взрыв метана) с последующим разрушением горных выработок, восстановление которых признано нецелесообразным. Восполнение выбывающих производственных мощностей по добыче коксующихся углей будет обеспечиваться приростом добычи на перспективных шахтах за счет их реконструкции и технического перевооружения. Однако после выбытия в 2004 году шахты "Октябрьская" (отработка запасов), для поддержания необходимого уровня добычи коксующихся углей, определенного конъюнктурой рынка, в перспективе может возникнуть необходимость в закладке в Воркутинском районе одной новой шахты.

Стратегия долговременного развития угледобычи в Печорском бассейне должна строится, исходя из потенциальных возможностей действующего и строящегося шахтного фонда и наличия устойчивого спроса на угольную продукции и ее конкурентоспособности с другими углями на региональных рынках.

Спрос на воркутинские коксующиеся угли в период 1998-2002 гг. практически соответствует достигнутому уровню их добычи (8,0 - 8,2 млн. тонн/год), а на энергетические угли незначительно повышается (на 1 млн. тонн в год) и обеспечивается действующими производственными мощностями. ОАО "Воркутауголь" предусматривалось существенное наращивание добычи на перспективных шахтах за счет завершения работ по их реконструкции и техническому перевооружению. Однако, в связи с весьма малыми объемами выделяемых из федерального бюджета инвестиций на реконструкцию и техническое перевооружение шахт и недостатком собственных средств на эти цели, работы по реструктуризации предприятий ОАО "Воркутауголь" свелись, в основном, к ликвидации 4-х неперспективных шахт и закрытию отдельных малопроизводительных участков на действующих шахтах при резком сокращении объемов работ по развитию производства и техническому перевооружению перспективных шахт. Так, за 1995-1997 гг. объемы инвестиций по ОАО "Воркутауголь" на закрытие шахт возросли в 2 раза, а на развитие производства и техническое перевооружение остальных шахт были снижены в 6 раз.

В рамках реализации Программы реструктуризации ОАО "Воркутауголь" осуществляется ряд мероприятий по реструктуризации шахтного фонда за счет средств господдержки и собственных источников финансирования: в 1995 году планировалось выполнить работы по реконструкции 5-ти шахт с освоением 77,8 млн. руб. капитальных вложений, фактически профинансировано 70.8 млн.руб. (91,1%), в 1996 году, соответственно 271,6 млн.руб. - 110,1 млн.руб. (40,6%), в 1997 году - 382,3 млн. руб. - 26,3 млн. руб. (6,8 %), в 1998 году - 373,1 млн. руб. - 9 млн. руб. (2,4 %). Из приведенных цифр видно, что практически в течение З-х лет Программа реструктуризации в части реконструкции действующих шахт не выполняется, произошло структурное изменение: "Общество" было вынуждено для предотвращения "срыва" реконструкции шахт начиная с 1997 года вести основной объем работ за счет собственных средств: 1997 г. - 62,7 млн. руб., 1998 г. - 67,2 млн. руб.

Из-за отсутствия выделяемых инвестиций на реконструкцию обогатительных фабрик в период 1995-1997 гг. практически не проводились работы по реконструкции ОФ ш. "Воркутинская" и ЦОФ "Печорская". Удельный вес средств господдержки в доходах ОАО "Воркутауголь" снизился с 42 % в 1994 году до 16 % в 1998 году, что вызвало резкий рост дефицита платежеспособности предприятия.

Финансово-экономическая ситуация, сложившаяся в ОАО "Воркутауголь" отражает общую тенденцию в развитии всей угольной отрасли, связанную со снижением уровня господдержки отрасли с 1993 по 1998 гг. с 8,0 % до 1,0 % валового внутреннего продукта, что не отвечает уровню проводимых структурных преобразований.

В результате затраты на техническое перевооружение, не терпящие переноса на более позднее время и напрямую связанные с безопасностью работ сведены к минимуму.

Ситуация осложняется организационными возможностями по созданию и модернизации оборудования, соответствующего мировому уровню, что уже сегодня не позволяет восполнить интенсивный износ основных фондов (см. справка по износу очистных комплексов и проходческих комбайнов).

Определенные сложности в реконструкции угольной отрасли вызваны произошедшими глобальными общественно-политическими изменениями, формированием новых государств, созданием СНГ, что привело к разрушению основанной на кооперации и интеграции экономики бывшего СССР, разрыву сложившихся макроэкономических связей, деформации баланса между отраслями, производителями и потребителями отдельных ви­дов продукции. В результате промышленная база по производству основной номенклатуры горношахтного оборудования, расходных материалов и запчастей оказались на Украине, частично в Белоруссии.

Протекционисткая политика, проводимая независимыми государствами, вызвала рост затрат на приобретение столь необходимого горно-шахтного оборудования за счет роста на 80 % ж.д. тарифов, введения непомерных таможенных пошлин, сборов, включая налог на добавленную стоимость.

В настоящее время таможенные платежи составляют от 30 % до 45 % от стоимости приобретаемого оборудования.

В свою очередь, машиностроительные заводы Украины простаивают, сокращают объемы производства из-за низкой покупательской способности местной угольной промышленности, из-за резкого падения объемов добычи простаивают углеобогатительные комплексы, снижаются объемы выпуска кокса, металла, что ведет к сокращению ВВП Украины в целом.

Теме не менее, несмотря на наличие экономических трудностей, ОАО "Воркутауголь" продолжает сотрудничать с заводами Украины (см. Приложение 1) .

В целях выхода из сложившейся ситуации необходимо в кратчайшие сроки заключение межправительственных соглашений, регулирующих взаимовыгодное сотрудничество производителей стран СНГ, а так же расширение прямых контактов с субъектами Российской Федерации по примеру соглашения о сотрудничестве между Правительством Республики Коми и Республикой Беларусь.


ГЛАВА III ПЕРСПЕКТИВЫ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ РОССИИ СО СТРАНАМИ СНГ


3.1 ОБЩИЕ ЗАДАЧИ СТРАН СНГ В ФОРМИРОВАНИИ ВЕУТРЕННИХ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ


Серьезные трудности для углубления интеграции возникают из-за разрыва хозяйственных связей, различий в содержании и темпах проводимых реформ в странах СНГ, спада производства, неустойчивости национальных валют, хронических неплатежей и преимущественно бартерного характера взаимной торговли. В результате физический объем взаимного товарооборота за 1992-1997 гг. сократился в 3,1 раза. Характерно и то, что это происходит на фоне более медленного сокращения совокупного валового продукта, который за данный период уменьшился примерно в 1,7 раза. Удельный вес взаимного товарооборота стран СНГ в общем объеме их внешней торговли снизился в 2,6 раза - с 78,6 % в 1991 г. до 30,8 % в 1997 г.33 Ослабевает взаимодействие национальных экономик, а внутренние воспроизводственные процессы становятся все менее взаимодополняемыми и взаимосвязанными. Это ведет к переориентации внешнеэкономических приоритетов на рынки третьих стран, откуда черпается большая часть инвестиционных ресурсов, финансовой помощи и товарного импорта.

Существенные различия в законодательствах, хозяйственных механизмах препятствуют формированию общего рыночного пространства. Экономические интересы все чаще расходятся, обусловливая различные подходы к целям, формам и методам развертывания интеграционных процессов.

Низкая эффективность деятельности СНГ во многом определяется слабостью институционального и правового механизма сотрудничества. Отсутствуют четкие цели интеграции, многие положения соглашений и договоров носят декларативный характер, большинство из которых не выполняется. Недостает контроля за реализацией договоренностей.

Серьезным просчетом было чрезмерное увлечение интеграцией на межгосударственном и межотраслевом уровнях без должного внимания развитию объединительных связей на микроуровне. Предпринимательские и банковские структуры слабо вовлечены в интеграционную деятельность. Не созданы экономические и правовые условия, которые бы заинтересовывали их в работе на рынках друг друга. Не отработан механизм государственной поддержки такой деятельности, включая предоставление льготных кредитов и транспортных тарифов, скидки в налогообложении. Не стимулируются связи на уровне малого и среднего бизнеса.

Следовательно, без серьезных изменений Содружество может превратиться в конкурирующие субрегиональные блоки. Важнейшая альтернатива связана с движением по пути реальной интеграции, помогающая государствам СНГ развивать передовые отрасли производства, стать равноправными партнерами в мировом хозяйстве. Такая перспектива обусловлена особенностями развития мировой экономики на пороге XXI в. и опытом хозяйственной интеграции. Межгосударственная экономическая интеграция, создание и развитие все новых региональных образований - неотъемлемая черта современных мирохозяйственных связей. Интеграционные группировки становятся более влиятельными субъектами мирового хозяйственного процесса, чем отдельные государства.

Странам Содружества предстоит сделать выбор между двумя путями приобщения к мировому хозяйству: решать эту задачу практически в одиночку, что для большинства из них может обернуться поглощением одним из формирующихся мировых «полюсов», или ускорить создание собственного интегрированного сообщества, способного играть самостоятельную роль в международных делах. Прямая интеграция стран СНГ в мировую экономику ведет к превращению их в периферию внешнего рынка. Невозможен и масштабный выход на международные финансовые и товарные рынки, которые в основном заняты и распределены.

Но несмотря на трудности, интеграционные процессы будут развиваться, поскольку у стран Содружества имеются общие экономические и исторические традиции, сложившаяся хозяйственная кооперация, взаимодополняемые природные и другие ресурсы, общие задачи в формировании и совершенствовании рыночных структур и механизмов, демократических институтов, межгосударственных отношений. Есть и другие факторы, определяющие объединительную тенденцию. При этом следует учитывать желание и политическую волю всех стран Содружества всемерно углублять равноправное и взаимовыгодное сотрудничество. Целесообразно определить приоритетные интеграционные задачи, решение которых обеспечит поэтапное продвижение по пути формирования Общего рынка, и в первую очередь создание благоприятных условий для развития хозяйственных связей в рамках СНГ. Речь идет о программе согласованных мер, учитывающей процессы, происходящие в экономиках стран СНГ, с их одновременной интеграцией в систему мирохозяйственных связей, а также между собой в субрегиональные союзы. Осуществление таких мер зависит от степени согласованности интересов партнеров. Анализ свидетельствует, что они сегодня совпадают во многих социально-экономических областях, в первую очередь в топливно-энергетическом, транспортном, агропромышленном комплексах, в создании режима свободной торговли, в развитии производственной кооперации, финансово-банковском секторе, научно-технической сфере.

Свободному перемещению товаров и услуг поможет ускорение реализации соглашения о создании зоны свободной торговли. Необходимо устранить технические барьеры и другие ограничения, мешающие развитию взаимных торговых связей, договориться об основных принципах координации внешнеторговой политики и защиты внутреннего рынка. Чтобы создать приоритетные условия и заинтересованность в торговых связях, требуется установить порядок взимания косвенных налогов, в том числе поэтапного сокращения и отмены НДС и акцизов на экспортируемые внутри Содружества товары и услуги, обеспечить полную отмену таможенных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие, и количественных ограничений во взаимной торговле.

Для формирования общего рыночного пространства важно согласование взаимосвязанных направлений реформирования и структурных преобразований экономики. Такую работу могли бы проводить экономические ведомства стран СНГ при содействии Межгосударственного экономического комитета Экономического союза. В частности, это касается прогнозов и программ экономического развития и взаимных хозяйственных связей на среднесрочную перспективу. Полезно было бы договориться о разработке совместного прогноза, в особенности в рамках Таможенного союза, что помогло бы проводить согласованные изменения в структуре национальных экономик, облегчить поиск взаимовыгодных вариантов развития специализации и кооперации производства. Результатом такой работы должны стать как межгосударственные, так и инвестиционные программы, подготавливаемые на уровне предприятий и ФПГ.

Главное направление интеграции - всемерная поддержка на национальном и межгосударственном уровнях процессов организации и деятельности предпринимательских структур малого и среднего бизнеса, СП, МФПГ и т.д. Важно стимулировать создание и развитие технологических цепочек, товарных и финансовых потоков, направленных на рациональное перепрофилирование ранее сложившейся производственной, финансовой, научной, коммерческой и иной деятельности. Большое значение имеет сотрудничество предпринимательских союзов, торговых палат, объединений промышленников и финансистов.

Неотложной задачей является устранение расхождений в действующих в странах СНГ нормативно-правовых положениях, устанавливающих режим деятельности совместного предпринимательства. В национальных инвестиционных программах следует предусматривать меры по поддержке и стимулированию на льготных условиях проектов, направленных на обеспечение взаимодействия предпринимателей стран СНГ. Важно решить вопросы создания фондов страхования инвестиций, поддержки крупных проектов и малого бизнеса, в том числе на совместной основе.

Интеграционным связям препятствуют взаимные неплатежи государств и предприятий, преимущественно бартерный характер торговли. Поэтому необходим действенный механизм платежно-расчетных отношений, основанный на привлечении потенциала коммерческих банков, использовании вексельной системы, долговых обязательств, реструктуризации задолженности предприятий.

Нужен также механизм погашения долгов стран Содружества в имущественной форме путем их обмена на находящиеся в государственной собственности акции предприятий, представляющих взаимный интерес. Важны согласованное установление официальных курсов валют, их поддержка, единообразные условия их конвертации, содействие банкам в развитии сети филиалов. Целесообразны взаимная конвертируемость национальных валют, прежде всего в рамках Таможенного союза, постепенный переход к совместному регулированию их курсов, что облегчает введение во взаимных расчетах многостороннего клиринга. Опыт создания платежной системы, накопленный Таможенным союзом, можно использовать для формирования мультивалютных расчетов в масштабах всего Содружества.

Крупным резервом сотрудничества являются экономические связи между регионами стран СНГ. Поэтому необходимы адекватные права территориальных образований в организации торговых, производственных, инвестиционных, научно-исследовательских и других отношений на региональном уровне. Целесообразны меры по государственной поддержке межрегионального и приграничного сотрудничества, созданию благоприятных организационно-правовых, финансово-экономических, внешнеторговых и других условий для развития прямых связей между регионами стран СНГ.

Необходимо привести правовую базу интеграции в соответствие с требованиями современного этапа развития стран СНГ и задачами реформирования их деятельности. Сегодня она уже включает свыше тысячи документов многостороннего характера, многие из которых устарели и нуждаются в существенном пересмотре. В то же время по ряду направлений сотрудничества ощущается правовой вакуум. В этой связи следует провести инвентаризацию всей договорно-правовой базы, определить документы, которые востребованы жизнью и должны быть реализованы, отклонить не соответствующие нынешним реалиям.

Предстоит договориться о скорейшем введении в действие принятых в СНГ документов путем их ратификации или осуществления иных внутригосударственных процедур.

Необходимы действенный контроль за выполнением совместных договоренностей, система санкций и утверждение процедур разрешения споров в рамках СНГ, в частности, путем усиления роли Экономического суда.

Повышению эффективности интеграции способствовало бы реформирование структуры уставных и рабочих органов СНГ, четкое разграничение их функций и компетенции.

Межгосударственные согласования остаются основным способом выработки совместных решений в органах СНГ. По мере углубления интеграции сложатся условия, позволяющие наделить эти органы правом самостоятельно решать некоторые вопросы регулирования взаимного сотрудничества.


3.2 СТРАТЕГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ОБЩИХ РЫНКОВ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА СТРАН СНГ

Социально-экономическая ситуация, сложившаяся в СНГ, обусловливает актуальность исследования современного состояния общих рынков товаров, инвестиций, финансово-кредитных ресурсов, ценных бумаг, обоснования перспектив их развития. Практическая значимость реализации этих задач определяется необходимостью стабилизации социально-экономического положения стран СНГ, перевода их экономик на постиндустриальный путь на основе совместного использования производственно-экономических, научно-технологических, природно-ресурсных и социально-культурных потенциалов государств, повышения их конкурентности и эффективности. Решение данных проблем обусловлено также неотлаженностью реализации межгосударственных соглашений о создании зоны свободной торговли, Платежном союзе, поддержке производственной кооперации, формировании общего аграрного рынка, рынка топливно-энергетических ресурсов (ТЭР), о тарифной политике при работе транспортных систем и др.

Нынешнее состояние общих рынков стран Содружества не соответствует ни задачам стабилизации социально-экономического развития государств и их национальным интересам, ни имеющимися возможностями. Ослабление хозяйственных связей привело к резкому падению производства ВВП и уровня жизни населения, к утере позиций СНГ в мировом сообществе. Постепенно утрачиваются рынки стран Содружества, снижается конкурентоспособность их экономик. При отсутствии государственной поддержки отечественных предприятий, в том числе выпускающих экспортную продукцию, значительно ухудшились условия торговли, структура экспорта и импорта, ухудшились показатели эффективности вывоза изделий перерабатывающей промышленности, усилилась сырьевая направленность экспорта. Наращивание объемов вывоза «любой ценой» сопровождается валютной утечкой и декапитализацией экспортного производства.

В 1997 г. сократилось производство топливно-энергетических ресурсов, нефтехимической и другой продукции, а также мяса, молока, картофеля по сравнению с 1996 г. По отдельным продуктам питания доля импорта из третьих стран составляет в среднем по СНГ до 40%. Это диктует необходимость создания общего рынка продовольствия наших стран, а также осуществления более скоординированной политики по рынку ТЭР, конструкционных материалов, нефтехимической продукции, цветным металлам и др.

Разная скорость реформирования экономик порождает неэквивалентный межотраслевой обмен как внутри отдельных государств, так и по Содружеству в целом. В результате этого, а также из-за несовершенства национальных законодательств взаимная торговля в ряде случаев ведется по ценам, значительно превышающим стоимость экспорта и импорта в третьи страны.

Становление общих рынков сдерживается диспропорциями в развитии производственной, финансово-кредитной, банковской сфер. Особую озабоченность вызывает диспропорция между потребностями в инвестициях и фактическими их размерами. В 1997 г. общий объем инвестиций в основной капитал в среднем по странам Содружества составил 29% по отношению к 1991 г. при потребности в 70%. Внешний долг государств Содружества на начало 1998 г. достиг около 150 млрд. долл. Для ряда из них отношение внешнего долга к ВВП превысило критический уровень.34

Решению проблем развития общих рынков Содружества помогут следующие меры: создание системы государственного маркетинга, при которой государство оказывает помощь предприятиям в определении и активном формировании рынков сбыта соответствующей продукции, подготовка ежегодных аналитических докладов о социально-экономической ситуации, интеграционных процессах и состоянии общих рынков в странах СНГ, включая анализ их конъюнктуры по важнейшим товарным группам, оценку фондового рынка, рынка ссудных капиталов, развития банковского, финансово-кредитного, страхового секторов национальных экономик; ежегодная разработка балансов спроса и предложения по важнейшим товарам, представляющим взаимный интерес для стран СНГ, формирование информационного банка данных, обеспечивающего поиск взаимовыгодных партнеров, содержащего сведения о конъюнктуре рынков и ценах на них; подготовка и принятие межгосударственных соглашений (конвенций) о координации рынков ценных бумаг, единых принципах залоговых сделок и страхования рисков, финансовом и товарном лизинге, единых принципах валютного и экспортного контроля; создание благоприятных условий для работы двусторонних и многосторонних торгово-промышленных палат, бизнес-центров и представительств в странах Содружества. Необходимы меры по экономической поддержке товаропроизводителей, формированию страховых и залоговых фондов, кредитованию внешнеторговых операций; урегулированию платежно-расчетных отношений между предприятиями и организациями, включая возможное частичное (или полное) погашение задолженностей в имущественной форме и ценными бумагами, а также переоформление части дебиторской задолженности в государственный долг стран СНГ; созданию благоприятных условий и содействию хозяйствующим субъектам в развитии различных форм совместного предпринимательства; координации внешнеторговой политики, способствующей улучшению условий для торговли и инвестирования на многосторонней субрегиональной и двусторонней основе.

Потребуются также методические рекомендации и модели для анализа и оценки конъюнктуры сегментов рынков отдельных видов промышленной и сельскохозяйственной продукции, рынков инвестиций, а также организационно-методическое обеспечение вопросов, связанных с созданием Зоны свободной торговли, включая: временное применение запретных мер и поэтапной отмены зафиксированных в общем перечне пошлин, квот, лицензий и других тарифных и нетарифных ограничений; переход к взиманию НДС по принципу страны назначения товара (работ, услуг); разработка предложений по соблюдению принципа свободы транзита и упрощению процедур таможенного оформления транзитных грузов; улучшение порядка подготовки и принятия межгосударственных соглашений, совместных проектов и программ на базе технико-экономического обоснования объемов спроса и предложения и бизнес-планов. Критерий реализации совместных мер - их взаимовыгодность для национальных бюджетов. Необходимо также совершенствование нормативно-правовой и законодательной базы формирования и развития общих рынков: ведение банка данных о договорно-правовых и нормативно-законодательных актах; принятие нормативно- правовых актов и законов, создающих условия для свободного перемещения товаров, услуг, труда и капитала на территории стран СНГ; разработка законов об основах внешнеэкономической деятельности, общих принципах валютного регулирования и валютного контроля, рынке ценных бумаг, транспортной деятельности, о регионах приграничного сотрудничества, ратификация межгосударственных соглашений и других документов, касающихся экономического сотрудничества наших стран.

Преодоление экономического кризиса и экономическая интеграция стран Содружества невозможны без регулирования государствами экономических процессов. Наряду с традиционными для рыночной экономики функциями регулирования денежного обращения, прав собственности, поддержания правопорядка, внешнеэкономических отношений и т.д. активизация государственного регулирования должна проходить по следующим направлениям: формирование новой системы отношений собственности, специфической для многоукладной экономики, становление малого и среднего предпринимательства; развитие конкурентоспособных хозяйствующих структур, способствующих взаимодействию науки и производства; формирование финансового и фондового рынков, инфраструктуры

рыночной экономики в целом, обеспечение социальных гарантий. Реализации задач государственного регулирования производства будут содействовать: разработка стратегии экономического и социального развития стран СНГ, концепции единой научно-технической политики, ориентированной на переход к новым, более высоким технологическим укладам. Важно определить цели экономического взаимодействия, методы их реализации с учетом разных уровней и форм интеграционного сближения, приоритетов экономической и социальной политики, этапов достижения результатов. Приоритеты могут быть конкретизированы в комплексных и целевых программах, которые будут совместно разрабатываться и осуществляться.

Необходимо создание системы законов о регулировании экономики государством, чтобы закрепить его роль в условиях новых экономических отношений. Для преодоления кризисных явлений и обеспечения экономического роста потребуются серьезные изменения в финансовой и денежно-кредитной политике государств Содружества. Прежде всего имеются в виду меры по повышению доходов бюджета - налоговая реформа и укрепление налоговой дисциплины, увеличение доходов неналогового характера. Целесообразны снижение бремени налогообложения до уровня не более 35% вновь созданной стоимости, упрощение налоговой системы, перераспределение тяжести налогообложения малоимущих граждан на лиц с высокими и сверхвысокими доходами. Активизация неналоговых источников дохода бюджета предполагает увеличение поступлений в него части природной ренты, акцизов на потребление вредных для здоровья и природной среды товаров, прибыли от использования государственной собственности.

Совершенствованию бюджетной политики и смягчению бюджетного кризиса помогут: упорядочение расходной части бюджета путем расширения расходов на выполнение функций государства с одновременным ростом доходной части; прекращение практики извлечения сверхдоходов из обслуживания бюджетных денежных потоков, соответствие бюджетной деятельности приоритетам государственной экономической, структурной, научно-технической и социальной политики; разработка правовых норм, устанавливающих ответственность органов исполнительной власти за реализацию закона о бюджете. Чтобы осуществить перечисленные меры необходимы принятие Бюджетного и Налогового кодексов, закона о преодолении бюджетного кризиса, внесение поправок в ряд действующих законов, а также унификация национальных законодательств в области внешнеторгового, таможенного, валютно-финансового и налогового регулирования.

Преодоление бюджетного кризиса позволит перейти к активной промышленной, инвестиционной и научно-технической политике. Промышленная политика включает: определение приоритетов долгосрочного технико-экономического развития, их реализацию на основе государственных гарантий, инвестиционных и научно-технических программ, роста конкурентоспособности предприятий. Она создает условия для развития интеграционных процессов в промышленности путем разнообразных форм кооперации, интеграции, специализации производственных, научно-исследовательских, торговых и финансовых организаций. Государственная политика не должна подменять предпринимательскую инициативу, а формировать предпосылки для инвестиционной активности и экономического подъема на основе освоения перспективных технологий. Для реализации промышленной политики необходимо разработать прогноз развития промышленности стран Содружества.

Особое значение для экономики России приобретает продуманная государственная политика в сфере топливно-энергетического комплекса как стабилизирующего фактора. С учетом того, что доля страны в мировой добыче нефти и угля составляет 12%, а газа - 28%, развитие топливно-энергетических отраслей является одним из важнейших условий подъема народного хозяйства. Вместе с тем продолжающиеся неплатежи, растущие дебиторская и кредиторская задолженности, просчеты в денежно-кредитной и налоговой политике привели производителей ТЭКа к финансовому кризису, углубившемуся из-за необоснованной реструктуризации (особенно угольной отрасли).

Стали неотложными задачи разработки единой государственной политики в сфере топливно-энергетического комплекса страны - гаранта ее экономической безопасности, поэтапного осуществления мер в денежно- кредитной, инвестиционной, структурной и научно-технической сфере и налогообложении, способствующих защите интересов отечественных товаропроизводителей.

В денежно-кредитной политике важно предусмотреть: механизм реструктуризации задолженности предприятий комплекса бюджетам всех уровней с учетом встречной задолженности потребителей, финансируемых из соответствующих бюджетов; возможность для поставщиков энергоресурсов сокращать задолженность потребителей, начисляя при этом налоговые сборы и платежи, исходя из фактических поступлений за энергоносители, уменьшение топливно-энергетическим предприятиям размеров штрафов и пени за долги по налоговым платежам в бюджет с учетом ставок рефинансирования, действовавших в период образования задолженности, исключив при этом пени и штрафы, соответствующие неплатежи бюджетных организаций за поставленные энергоресурсы, отсрочку предприятиям комплекса до 10 лет уплаты пени и штрафов в бюджеты всех уровней без условий, определенных постановлением Правительства РФ от 14 апреля текущего года, законодательное оформление государственных гарантий по оплате энергоресурсов предприятиями и организациями, финансируемыми из бюджета государства и субъектов Федерации, а также по поставкам продукции комплекса в соответствии с перечнем предприятий, утвержденным правительством; активизацию формирования и согласования графиков погашения странами СНГ долгов перед российскими поставщиками энергоносителей, более жесткую увязку предоставления экономической помощи в виде кредитов государствам Содружества с погашением ими долговых обязательств; разработку принципов интеграции в топливно-энергетических отраслях стран СНГ на взаимовыгодной основе.

Вместе с тем целесообразны: снижение общего уровня налогообложения, особый его режим для предприятий комплекса, осваивающих новые месторождения, осуществляющих строительство магистральных трубопроводов, газификацию населенных пунктов, обновляющих производство, проводящих научные исследования и разработки; уменьшение цен энергоресурсов для потребителей на взаимовыгодных условиях; использование механизма перераспределения налога на прибыль, НДС и других в зависимости от объема реализации газа на территории каждого субъекта Федерации.

В структурной и промышленной политике большое значение будут иметь:

усиление роли государства в финансировании инвестиционных и инновационных целевых программ в топливно-энергетическом секторе, включая программу газификации России;

сохранение организационно-технологического единства РАО «Газпром» и РАО «ЕС России»;

государственная поддержка угольной отрасли;

внесение в структуру затрат на производство продукции ТЭКа целевых отчислений в инвестиционный фонд развития отраслей;

устранение двойного налогообложения (НДС) материально-технических ресурсов, поступающих из стран СНГ, в частности с Украины, в счет оплаты российского природного газа и других энергоносителей;

оказание содействия в принятии аналогичных мер по недопущению двойного налогообложения и на Украине.


3.3 РЕШЕНИЕ НЕОТЛОЖНЫХ ВОПРОСОВ РОССИЙСКО-УКРАИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ОБЛАСТИ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ


Крупнейшим торговым партнером России среди стран СНГ является Украина, объем торговли с которой в 1997 г. составлял около 14 млрд. долл.35 К сожалению, в условиях кризиса товарооборот значительно сократился. Если в 1995-1996 годах доля России в товарообороте Украины составляла 47 процентов, в 1997 году - 40, то в 1998 году - примерно 33 процента. Доля Украины во внешнеторговом обороте России составляет около 8 процентов.

Современные масштабы, динамика, структура и географическое распределение внешней торговли России не соответствует реальному экономическому потенциалу страны.

Структура нашего экспорта такова: энергоносители - 71 процент, продукция машиностроения - 14, химической промышленности - 6 и металлургической промышленности - 3 процента. В экспорте Украины в Россию картина иная, наоборот, продукция машиностроения занимает 25 процентов, металлургия - 31, химические товары - 12, продовольствие - 22 процента36. Можно сказать, что Россия является в значительной степени рынком сбыта для украинской обрабатывающей промышленности, а сама все больше становится поставщиком топливно-сырьевых ресурсов.

В условиях глобального и регионального кризисов, охвативших наши страны со второй половины 1998 года, оба правительства предпринимали меры по разработке антикризисных шагов, по координации действий по выходу из кризиса, ибо на политическом уровне существует согласие в отношении того, что из кризиса целесообразно выбираться не в одиночку. Внимание было сконцентрировано на устранении препятствий в торговле, сохранении в нынешнее трудное время кооперационных связей, в основном оставшихся с советских времен, особенно в ВПК, и на решении проблемы финансовой задолженности.

Основным документом, на базе которого намечено осуществлять согласованную линию на развитие всестороннего взаимодействия, является Программа долгосрочного экономического сотрудничества на 1998-2007 годы, подписанная президентами России и Украины в 1998 году. Ее можно рассматривать как вторую опору российско-украинских отношений наряду с общеполитическим договором. Проблемные вопросы развития экономического сотрудничества и пути выполнения долгосрочной программы были рассмотрены на заседании Смешанной межправительственной комиссии, возглавляемой премьер-министрами Е.М. Примаковым и В.П. Пустовойтенко, в ноябре прошлого года. Важное значение для активизации сотрудничества и разработки совместных мер имела встреча представителей союзов промышленников и предпринимателей двух стран, состоявшаяся в октябре в Харькове. В частности, шла речь о необходимости гармонизации хозяйственного законодательства, создании условий для формирования транснациональных финансово-промышленных групп и совместных предприятий. Недопустимо, что при большом объеме наших торгово-экономических связей инвестиции России в Украину составляют всего 160 млн. долларов, а инвестиции Украины в Россию - около 36 млн. долларов.37

Многие неотложные вопросы экономических связей, в том числе погашение взаимной задолженности, были предметом обсуждения на заседаниях так называемой Антикризисной группы.

Помимо объективных причин, с которыми сталкивается особенно в последнее время торгово-экономическое сотрудничество России и Украины (общее кризисное состояние экономик двух стран, ослабление кооперационных связей, спад объемов производства, нестабильность национальных денежных систем, ухудшение финансового положения предприятий, несовершенство системы взаиморасчетов), существенную роль в снижении уровня взаимодействия сыграли несогласованность с внесением изменений, особенно украинской стороной, во внутреннее законодательство, регулирующее вопросы взаимной инвестиционной деятельности, налогообложения, участия российских компаний в акционирования украинского ТЭК, в том числе приватизации предприятий нефтегазового комплекса Украины.

3 ноября 1998 года был подписан протокол о поставках украинского продовольствия и промышленных товаров в счет погашения половины долгов за российский газ, поставленный в Украину. Тогда сумма долгов за газ составляла примерно 1 млрд. 200 млн. долларов. На 1 января 1999 года общая сумма задолженности Украины за поставки российского природного газа составила уже 1 млрд. 600 млн. долларов.38 Украинцы довольно часто, особенно зимой, несанкционированно забирают (или, как говорят некоторые украинские предприниматели, "подворовывают") наш газ, проходящий через их территорию в Европу, с опозданием платят за российские энергоносители.

Со стороны правительства России в конце 1998 года был остро поставлен вопрос о наведении порядка в этой области, но мер не было принято. Известное письмо Р.И. Вяхирева, опубликованное в январе в "Независимой газете", очевидно, возымело действие, поскольку в Киеве были приняты административные меры и кабинет министров своим решением подтвердил, что Украина будет выполнять свои обязательства по погашению накопившейся задолженности. Можно полагать, что выполнению этих обязательств будет способствовать и постановление правительства Российской Федерации, принятое в январе, в котором определен порядок финансирования поставок продукции, поступающей из Украины для нужд федеральных органов, в счет погашения задолженности за российский газ. Острая постановка этого вопроса с российской стороны вполне понятна, так как мы не можем без конца, по существу, кредитовать Украину, поскольку и сами переживаем огромные трудности.

Радикальная экономическая реформа началась в Украине значительно позже, чем в других странах. Первые три года после обретения государственной независимости были ознаменованы крайне тяжелым кризисом. Несостоятельность экономической политики бывшего руководства страны стала причиной гиперинфляции и разрушения материальной сферы.

С утверждением парламентом программы радикальных экономических реформ стало реальным предотвратить углубление кризиса и добиться первых успехов в области макроэкономической стабилизации. Несмотря на то что спад материального производства до сих пор не остановлен, многие эксперты считают, что пик кризиса в украинском народном хозяйстве уже пройден39. Украинские реформы, по существу, находятся на поворотном пункте, когда крайне важно закрепить достигнутые успехи, чтобы не упустить исторический шанс восстановления национальной экономики.

Поистине катастрофическое положение в хозяйстве Украины в 1993 (гиперинфляция) и начале 1994 гг. способствовало тому, что долгая и бесплодная дискуссия о выборе стратегии реформ завершилась в пользу радикального подхода. Так называемая градуалистская концепция, сторонники которой по-прежнему ратуют за сохранение государственного контроля с целью не допустить "окончательного" разрушения производственного потенциала, была отвергнута политическим руководством страны по целому ряду причин. К ним в первую очередь следует отнести глубокие нарушения в экономическом организме Украины вследствие развала советского планового хозяйства. Важную роль сыграло также осознание того факта, что преобладание в структуре промышленности трудно реформируемых "тяжелых" отраслей не является достаточно веским доводом против либерализации рынков и ослабления прямого государственного регулирования, так как подобный путь неизбежно привел бы к поддержанию ценой затрат огромных средств неэффективных производств, а стабилизация финансовой системы была бы в конечном счете сорвана. К неблагоприятным стартовым условиям реформ в Украине в последние два года добавились новые проблемы, такие, как быстрый рост внешнего долга и общая "запущенность" социальной и производственной сфер из-за бездействия администрации.

В данной ситуации спасти положение могли лишь меры чрезвычайного характера. Руководство страны решилось на принятие радикальной программы социально-экономических преобразований. Ее исходным пунктом стали краткосрочные мероприятия по достижению макроэкономической стабилизации, многие из которых в настоящее время уже выполнены. Наряду с этим в программе в соответствии с логикой рыночной трансформации постсоциалистической экономики уделено много внимания системным преобразованиям - реформе отношений собственности, созданию динамичной конкурентной среды, развитию рыночных институтов, а также мерам по социальной защите наименее обеспеченных групп населения и общественной поддержке рыночных реформ.

Среди них следует выделить децентрализацию хозяйственного управления, ускорение приватизации и оказание действенной помощи частному сектору с тем, чтобы усилить конкурентное давление на государственную промышленность и вынудить госпредприятия к отказу от расчета на патернализм правительства.

Известный риск для макростабилизации заключается в росте взаимной задолженности предприятий (ВЗП). Увеличение объема ВЗП является реакцией предприятий на нехватку оборотных средств в условиях, когда долгосрочные кредиты на финансовом рынке для них недоступны. Долги предприятий друг другу возникают быстро и легко, так как отсутствуют механизм эффективного контроля за платежами и отлаженная процедура банкротства. Кроме того, многие по-прежнему надеются, что государство рано или поздно спишет или покроет долги дополнительной эмиссией. По существу, проблема неплатежей связана, скорее, с системой хозяйственных мотиваций, чем с системой финансирования. Устойчивый рост номинального объема ВЗП отнюдь не свидетельствует о полном развале производства и необходимости прямого государственного вмешательства, как об этом любят говорить популистски настроенные политики. Реальная, то есть скорректированная на индекс оптовых цен, задолженность в течение последнего года имеет тенденцию к снижению.

В сфере внешней торговли были отмечены позитивные тенденции, свидетельствующие о некотором укреплении позиций Украины в международном разделении труда. Так, в 1995 г. совокупный экспорт, по данным Министерства внешнеэкономических связей и торговли Украины, возрос на 18,5 % по отношению к предыдущему году, а импорт - на 16,9 %. В торговле со странами СНГ прирост экспорта за год составил 17 %, в то время как импорт вырос на 6 %. В результате Украине удалось сократить дефицит торгового баланса, в частности, с Россией с 3,4 млрд. долл. в 1994 г. до 2,6 млрд. долл. в 1995 г. Кроме того, отмечается достаточно устойчивая тенденция переориентации внешней торговли на западные рынки. В 1994 гг. на страны СНГ приходилось около 65,8 %, внешнеторгового оборота Украины, а в 1995 г. снизился до 60,7%. Такая же тенденция характерна и для России: в 1995 г. удельный вес стран СНГ в ее общем товарообороте сократился до 22 % (в 1994 г. - 24 %). Растет также удельный вес внешней торговли в валовом внутреннем продукте: если соотнести среднюю величину экспорта-импорта с долларовым эквивалентом ВВП, то этот показатель составил в 1993 г. 15%, в 1994 г. - 21%, а за десять месяцев 1995 г. - 24 %40.

Переход к мировым ценам на энергоносители нанес Украине большой ущерб из-за ухудшения условий торговли (terms of trade), особенно в отношениях с главными поставщиками - Россией и Туркменией. Украина оказалась не в силах вовремя и полностью рассчитаться за поставки. Задолженность по энергоносителям, накапливающаяся с 1992 г., составляет львиную долю всего внешнего долга страны. Украине до сих пор не удалось компенсировать скачок цен на энергоносители посредством их экономии и каких-либо заметных структурных сдвигов. Энергоемкость народного хозяйства продолжает расти. В конце 1994 - начале 1995 гг. Украина подписала договоры о реструктуризации долгов с обоими кредиторами. Речь идет о подлежавших оплате и уже просроченных обязательствах на общую сумму 5,1 млрд. долл., из которой 4,1 млрд. долл. приходится на Россию (в том числе 1,4 млрд. долл. непосредственно на РАО "Газпром") и 11 млрд. долл. - на Туркмению. Благодаря этим договорам Украина смогла гарантировать продолжение поставок энергоносителей. Во второй половине 1995 - начале 1996 гг. сумма текущих неплатежей за газ колебалась в пределах 150 - 250 млн. долл., провоцируя время от времени прекращение его поставок и угрожая договоренностям о реструктуризации долгов. Однако и на 1996 г. достигнуты соглашения о поставках энергоносителей, в которых четко оговорены сроки и формы расчетов по нефти и газу41.

Но даже с учетом упомянутых выше позитивных тенденций во внешней торговле, а также соглашений о долгах внешнеэкономическая ситуация в Украине остается напряженной. Так же как и в структуре промышленного производства, в украинском экспорте пока не наблюдается прогрессивных сдвигов. Несмотря на то что страна экспортирует некоторые виды конкурентоспособной на мировых рынках продукции, в вывозе ведущую роль играют металлургия и сельское хозяйство, то есть отрасли малоперспективные с позиций экспортной специализации. Еще один источник напряженности - ситуация с платежным балансом. Внешний долг брутто достиг к январю 1996 г. 8,15 млрд. долл.42 Дело не столько в абсолютном размере внешней задолженности, сколько в необходимости выделения крупных сумм на ее обслуживание. В 1995 г., например, на эти цели требовалось порядка 1 млрд. долл., причем такие расходы будут расти по мере приближения сроков оплаты реструктурированных долгов. Достижение равновесия платежного баланса является едва ли не центральной задачей на ближайшие годы.

Пока Украина без международной помощи не в состоянии преодолеть нехватку финансовых ресурсов, обслуживать кредиты и накапливать валютные резервы. Но привлечение внешних кредитов это не решение проблемы. Страна стоит перед необходимостью наращивания экспортного потенциала и создания в ходе системной реформы экспортоориентированной экономики43.

Программа деятельности правительства дает основания полагать, что Украина и впредь будет придерживаться стабилизационной политики. При этом возрастет значение мер по осуществлению структурных сдвигов и прежде всего в энергетическом хозяйстве. Предстоит довести цены на энергоносители для домашних хозяйств и тарифы на коммунальные услуги до уровня их реальной стоимости. Это облегчило бы бремя, лежащее на государственном бюджете, и стимулировало бы экономию энергии. Реализация данных мер позволит ограничить объем кредитования государства со стороны Национального банка и замедлит рост денежной массы, что будет способствовать стабилизации цен.

Жесткая денежная политика оставляет слишком мало простора для приспособления материального производства к рыночным условиям. Надо стремиться к тому, чтобы как можно скорее вывести энергоемкие предприятия из производственного процесса. Это содействовало бы ослаблению нагрузки на госбюджет и стабилизации платежного баланса. Важную роль играет также поддержка создаваемых малых и средних предприятий, помощь в выходе этих предприятий на рынки. Речь идет об устранении административных преград, предоставлении доступа к свободному капиталу и недвижимости, а также о смягчении нагрузки на частный сектор.

Для проведения структурной перестройки хозяйства и овладения рыночными механизмами аллокации (размещения капиталов) нужно усовершенствовать процедуру банкротства и распространить ее на все предприятия, в том числе и на те, в которых государство сохраняет контрольный пакет акций. Согласно планам правительства, соответствующие меры будут приняты в 1999 г. Лишь при таком условии можно будет создать одинаковый для всех порядок исключения несостоятельных предприятий из сферы материального производства.

Необходимо во что бы то ни стало добиться запланированного ускорения приватизации. Важными предпосылками этого выступают ликвидация отраслевых министерств и сокращение правительственного аппарата, что уменьшит административное противодействие реформе отношений собственности. Одновременно будут высвобождаться кадровые ресурсы, необходимые для развития институтов инфраструктуры наблюдательных советов, органов контроля за государственными финансами и управления долгами предприятий, антимонопольных инспекций и т.п.

Дальнейшего развития требует начатая либерализация внешней торговли. Существующие до сих пор административные ограничения должны быть отменены. Предприятиям всех секторов надо дать возможность самостоятельно, без вмешательства соответствующего министерства, проводить внешнеторговые операции. В этой связи вызывают опасение планы по развитию импортозамещения. Правительство планирует ввести импортные квоты, в частности, на уголь, с целью "защитить национальную промышленность", хотя известно, что защита отечественных производителей приводит к искривлению ценовых пропорций и установлению ложных ориентиров для структурной перестройки предприятий и отраслей. Предприятия сразу начнут полагаться на защиту со стороны государства и станут уклоняться от проведения структурных преобразований. При этом практически невозможно избежать ошибок в аллокации и свернуть мощности, которые существуют лишь за счет дотаций. Защита от импорта целесообразна только в том случае, если на мировом рынке имеются очевидные ценовые дирпропорции.

При условии продолжения проводимой сегодня политики и достижения реальных сдвигов в приватизации Украина уже в текущем году сможет стабилизировать развитие материального производства. Благодаря этому появятся предпосылки решения среднесрочных проблем, например, обслуживания внешнего долга. Достижение этапа экономического роста создаст также условия для более эффективной социальной защиты населения и поддержки им экономической трансформации.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Региональные связи становятся все более весомым компонентом двусторонних отношений России с зарубежными государствами. Существенно возрос их объем, расширилась география, обогатилось содержание.

Страны СНГ и Содружество в целом являются для внешней политики России стратегическим приоритетом. От того, как складываются отношения с ними, во многом зависит прочность международного положения нашего государства. Более того, развитие двусторонних отношений является непременным условием укрепления самого СНГ. Сегодня, когда интеграционные процессы в рамках Содружества, прямо скажем, "пробуксовывают", наращивание сотрудничества с государствами-участниками на двусторонней основе приобретает для нас дополнительную актуальность. Углубляя межрегиональные связи, субъекты Федерации вносят свой вклад в решение этой задачи.

Благоприятствуют этой работе такие этапные события, как подписание в декабре 1998 года известных российско-белорусских документов, расширение числа участников Таможенного союза, ратификация "большого договора" с Украиной.

К настоящему времени многие субъекты Федерации сформировали договорную базу, определились с приоритетными партнерами из стран СНГ и направлениями сотрудничества с ними.

Очевидно, что в межрегиональных связях торгово-экономическая составляющая будет и впредь доминировать.

Российско-украинские отношения занимают одно из приоритетных мест во внешней политике России. Они стали реальным фактором, оказывающим воздействие на политическую ситуацию в Европе и на постсоветском пространстве, в сотрудничестве государств, образующих СНГ. После распада Советского Союза российско-украинские отношения складывались неровно и порой напряженно, однако диалог двух стран, формирование сотрудничества во всех важнейших областях не прерывались. Россия последовательно проводит линию на развитие с Украиной дружественных, добрососедских, взаимовыгодных отношений в духе стратегического партнерства. Мы с полным основанием считаем, что именно такими должны быть наши взаимоотношения с Украиной на пороге XXI века, исходя из многогранных, многовековых связей двух наших народов, объединенных общностью судеб, исторического прошлого и славянской культуры.

Широко распространенным недостатком для субъектов Федерации является то, что большинство из них ориентируются на поставки на Украину, главным образом по бартеру, энергоносителей и сырья и мало внимания уделяют продвижению на украинский рынок промышленной продукции. Они слабо участвуют в торгово-промышленных выставках на Украине.

Субъекты нашей Федерации сталкиваются с немалыми трудностями, которые являются, однако, в большинстве случаев общими сложностями для торгово-экономических отношений между Россией и Украиной.

Имеются ли резервы для дальнейшего развития торгово-экономических отношений между регионами России и Украины? Несомненно. В чем они? В разработке и осуществлении согласованных комплексных мер по устранению прямых и косвенных барьеров в российско-украинских торгово-экономических связях, то есть всего того, что мешает реализации Соглашения о свободной торговле от 24 июня 1993 года.

Резервы кроются в общем оздоровлении торгово-экономических отношений между Россией и Украиной. В частности требует особого внимания проблема ликвидации задолженности прежде всего украинской задолженности на общегосударственном и региональном уровне.

Требуется повышать защиту интересов регионов в их отношениях с Украиной. В том числе настораживать в отношении недобросовестных партнеров. Украинцы делают это. Например, Министерство внешних экономических связей и торговли Украины на регулярной основе публикует материалы с названием "Внимание: иностранные партнеры-должники". Это иностранные субъекты предпринимательской деятельности, работающие на рынках Украины, которые своими недобросовестными действиями наносят ущерб украинским партнерам. В таком материале за ноябрь 1998 года большинство перечисленных фирм, к сожалению, были российскими.

Положение дел в сфере торгово-экономического сотрудничества в 1998 году было серьезно осложнено финансово-экономическим кризисом, разразившимся в России и прямым образом затронувшим Украину. Его прямым следствием стало снижение двустороннего товарооборота почти на 40 процентов по сравнению с 1997 годом.

Выступая главным инициатором развития многостороннего валютно-финансового сотрудничества в рамках СНГ, Россия пока не предприняла активных реальных шагов для практического осуществления этой идеи. Но если Россия не хочет утратить уже сильно пошатнувшийся статус великой державы, ей придется найти новые подходы к экономическому взаимодействию со странами СНГ в целом и к валютным отношениям в частности.

Полномасштабная реализация промышленного потенциала сотрудничества стран СНГ, с нашей точки зрения, требует, чтобы в ближайшее время было достигнуто следующее:

1) принято решение о согласованных принципах исчисления и взимания косвенных налогов;

2) завершено формирование зоны свободной торговли;

3) установлен единый транспортный тариф;

4) сформирована общая энергосистема;

5) созданы адекватные условия льготирования деятельности инвесторов;

6) выработаны единые подходы к формированию общего таможенного пространства;

7) задействованы унифицированные правовые параметры возникновения, изменения и прекращения права собственности, движения капиталов, обращения ценных бумаг.


ЛИТЕРАТУРА


  1. Балабанов И.Т., Балабанов А.И. Внешне-экономические связи - М., 1998

  2. Баранова Е. Современная международная торговля // РЭЖ 10 - 98

  3. Ближнее и дальнее зарубежье в геоэкономической стратегии России. - М., 1997

  4. Белова В.Л., Быкова М. А. Некоторые проблемы региональной экономической реинтеграции стран СНГ // Социально-гуманитарные знания № 1 1999 г.

  5. Борисов С. М. Статистика свидетельствует: страна живет взаймы

  6. (заметки о платежном балансе России) // Деньги и кредит № 12 1997 г.

  7. Бофнигер П., Флассбек Г., Хоффманн Л. Экономика ортодоксальной монетарной стабилизации: пример России, Украины и Казахстана // Вопросы экономики, 1995, 12;

  8. Бюллетень банковской статистики Центрального банка РФ. - 1998. - № 9

  9. Вахрамеев А. В. Геополитическое положение и внешняя политика России // Социально-политический журнал, 1998, № 2

  10. Внешнеэкономический бюллетень. - 1998. - № 9.

  11. Внешнеэкономический комплекс России: современное состояние и перспективы. - М., 1997

  12. Внешняя торговля. - 1997. - 1-3.

  13. Гринберг Р. Постсоюзное экономическое пространство: коллизии и сценарии // Российский экономический журнал. - 1996. - № 10

  14. Кириченко В. Факторы, условия и направления экономической интеграции стран СНГ // Российский экономический журнал. - 1996. - № 9

  15. Козик Л. Экономико-правовые аспекты интеграции государств СНГ // Юридический мир. - 1998. - № 1

  16. Козик Л., Кота П. Таможенный союз «четверки» сегодня и завтра // РЭЖ № 2 1999 г.

  17. Лебедев В. Привлечение иностранных инвестиций: оценка ситуации // Российский экономический журнал. - 1998. - 3.

  18. Лукинов И. Социальная переориентация структуры экономики Украины // Вопросы экономики, 1995, № 12

  19. Лунина И. Реструктуризация угольной промышленности: Европейский опыт и ситуация в Украине // Вопросы экономики 5-98

  20. Международные валютно-кредитные и финансовые отношения /под ред. Красавиной Л.Н./ - М., 1994

  21. Мировая экономика и международные отношения. - 1995. - № 5

  22. В.Мусатов Непростая судьба договора с Украиной // Международная жизнь № 2, 1999 г.

  23. Новожилов Г. Где «четверка» лидирует в масштабах Содружества // Вестник Содружества. - 1997. -№ 2(3)

  24. Новожилов Г. Где «четверка» лидирует в масштабах Содружества // Вестник Содружества. - 1997. -№ 2(3)

  25. Народное хозяйство СССР в 1990 году - M., 1991

  26. Общество и экономика. - 1996. - № 6.

  27. Ориентиры международного сотрудничества стран СНГ. По материалам Петербургского экономического форума 1998 г. // Экономист № 10, 1998 г.

  28. Павленко Ф., Новицкий В. Тенденции структурных изменений и промышленная политика в странах СНГ // Вопросы экономики № 1 1999 г.

  29. Пинзеник В. Макроэкономическая стабилизация в Украине: итоги и проблемы первого года // Вопросы экономики, 1996, № 2.

  30. Предприятие на внешних рынках: Внешнеторговое дело /под ред. Долгова С.И., Кретова И.И./ - М., 1997

  31. Развитие корпоративных форм хозяйствования в России // РЭЖ № 2 1999 г.

  32. Секарев А. Экономическая реформа в Украине // Вопросы экономики № 5 1996 г.

  33. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1962

  34. Социально-экономическое положение России // Деловой мир, 1996, 17 января

  35. Черняк В. Экономика Украины: ростки надежды. Голос Украины, 1995, 30 ноября

  36. Шишков Ю. Россия в глобализируемой системе международных хозяйственных связей // РЭЖ № 10 1998 г.

  37. Шурубович А. Экономическая интеграции с Беларуссией как фактор народнохозяйственного развития России // Российский экономический журнал. - 1997. -№ 4

  38. Экономическая безопасность России // Социально-политический журнал, 1997, № 5


  1. Business Central Еurope. Annual 1995

  2. Economist Intelligence Unit/Ostwirtschaftsreport, Nr. 22/27.10.1995

  3. Economic Survey of Euroре. - 1998. - № 2

  4. Economic Trends in the Soviet Union. - Cambridge (Mass), 1963

  5. Economic Welfare and the Economics of the Soviet Socialism.-Cambridge , 1981

  6. Handbook of International Trade and Development Statistics. - UNCTAD, 1994

  7. IMF Survey. Washington, January 8, 1996

  8. IMF calls off $1.6 bn loan to Ukraine. Financial Times, April 9, 1996

  9. International Trade Statistics. - GATT, 1985/86

  10. Kaser М. Privatization in the CIS. London, 1995

  11. Lichter W. Ukraine: Wirtschaftstrends zum Jahreswechsel 1995/96. Bundesstelle fur Aubenhandelsinformation. Koln, November 1995.

  12. Monthly Bulletin of Statistics. - NY: UN, 1997. - № 5.

  13. Russian Economic Trends. - 1997. - 4.

  14. Sachs J. D. and Wаrпеr А. Economic Reform and the Process of Global Integration // Brооkings Papers on Economic Activity. Vol. 1. - Wash.. 1995

  15. Schipke А., Taylor А. (Eds.). The Economics of Transformation. Theory and Practice in the New Market Economies. Berlin-Heidelberg, Springer Verlag, 1994

  16. Slow to reform Ukraine irks IMF. - Financial Times, January 9, 1996

  17. Ukrainian Economic Trends. Kiev, October 1995

  18. Ukraine's blueprint. President Leonid КцсЬгоа outlines the case for further aid. Financial Times, September 30, 1994.

  19. Ukraine: Reformen im Aufwind. Deutsche Bank Research. Frankfurt am Main, Nr. 138, September 21, 1995;

  20. Ukraine. The Real Economy and Its Sectors. A Quarterly Statistical Abstract. The World Bank. Kiev, February 1996

  21. World Economic Analysis. - Wash,, 1997. - September

  22. World Investment Report 1995. - NY, 1995. - Р. XX.

  23. World Development Indicators 1998. - Wash., 1998

  24. World Economic Outlook. - 1997. - May

  25. World Economic Outlook. - 1998. – May

  26. Антон Фiлiпенко Економiка Украiни в процесi глобалiзацii свiтогосподарских звязкiв // Проблеми екомомiчноi iнтеграцii Украiни в европейський союз: теорiя i стратегiя// Товариство «Дiло» Лтд, Львiв 1996, с. 40

  27. Дмитро Штефанич, Оксана Ляшенко, Георгiй Тонков Мiжнародний потiк технологiй – прiоритетний напрям економiчноi iнтеграцii Украiни// Проблеми екомомiчноi iнтеграцii Украiни в европейський союз: теорiя i стратегiя// Товариство «Дiло» Лтд, Львiв 1996, с. 179

Приложение 1

Приложение 2


Приложение 3

Приложение 4



Приложение 5



1 См., в частности: Кириченко В. Факторы, условия и направления экономической интеграции стран СНГ // Российский экономический журнал. - 1996. - № 9; Гринберг Р. Постсоюзное экономическое пространство: коллизии и сценарии // Российский экономический журнал. - 1996. - № 10

2 Рассчитано по: Economic Trends in the Soviet Union. - Cambridge (Mass), 1963. - Р. 288, Economic Welfare and the Economics of the Soviet Socialism.-Cambridge , 1981. -Р. 39; Народное хозяйство СССР в 1990 году - M., 1991. - С. 5-6. Внешнеэкономический комплекс России: современное состояние и перспективы. - М., 1997

3 Ю. Шишков Россия в глобализируемой системе международных хозяйственных связей // РЭЖ № 10 1998 г., с. 85

4 Финансовые известия. - 1998. - 27 августа

5 Финансовые известия. - 1998. - 3 мая

6 Финансовые известия. - 1998. - 2 июня

7 Russian Economic Trends. - 1997. - 4. - 7. 80

8 Ю. Шишков Россия в глобализируемой системе международных хозяйственных связей // РЭЖ № 10 1998 г., с. 87

9 Данные Госкомстата и Минэкономики РФ об объеме, структуре и динамике зарубежного инвестирования в Россию приводятся в статье: Лебедев В. Привлечение иностранных инвестиций: оценка ситуации // Российский экономический журнал. - 1998. - 3

10 Sachs J. D. and Wаrпеr А. Economic Reform and the Process of Global Integration // Brооkings Papers on Economic Activity. Vol. 1. - Wash.. 1995. - P. 36

11 В.Л. Белова, М. А. Быкова Некоторые проблемы региональной экономической реинтеграции стран СНГ // Социально-гуманитарные знания № 1 1999 г., с. 122

12 В.Л. Белова, М. А. Быкова Некоторые проблемы региональной экономической реинтеграции стран СНГ // Социально-гуманитарные знания № 1 1999 г., с. 123

13 Экономическая безопасность России // Социально-политический журнал, 1997, № 5, с. 3, 5, 11

14 В.Л. Белова, М. А. Быкова Некоторые проблемы региональной экономической реинтеграции стран СНГ // Социально-гуманитарные знания № 1 1999 г., с. 126

15 В.Л. Белова, М. А. Быкова Некоторые проблемы региональной экономической реинтеграции стран СНГ // Социально-гуманитарные знания № 1 1999 г., с. 127

16 В.Л. Белова, М. А. Быкова Некоторые проблемы региональной экономической реинтеграции стран СНГ // Социально-гуманитарные знания № 1 1999 г., с. 127

17 Экономическая безопасность России // Социально-политический журнал. 1997, 5, с. 17

18 Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1962, с. 333

19 В.Л. Белова, М. А. Быкова Некоторые проблемы региональной экономической реинтеграции стран СНГ // Социально-гуманитарные знания № 1 1999 г., с. 129

20 Вахрамеев А. В. Геополитическое положение и внешняя политика России // Социально-политический журнал, 1998, № 2, с. 218-219

21 Мировая экономика и международные отношения. - 1995. - № 8. - С. 54

22 Россия в цифрах 1996. - С. 142-144

23 Внешняя торговля. 1997. № 1-3, с. 65

24 Внешняя торговля. - 1996. - № 7-8. - С. 3

25 Внешняя торговля. 1997. - № 1-3. - С. 65

26 Внешняя торговля. 1997. - № 1-3. - С. 66

27 Андрианов В. Внешняя торговля России // Экономист № 3, 1999 г., с. 64

28 С. М. Борисов Статистика свидетельствует: страна живет взаймы

(заметки о платежном балансе России) // Деньги и кредит № 12 1997 г., с. 68

1 Темпы прироста, % к предыдущему году.

29 И. Лунина Реструктуризация угольной промышленности: Европейский опыт и ситуация в Украине // Вопросы экономики 5-98, с. 91

30 Материалы Министерства экономики Украины "Energy Issues Paper", март 1998

31 И. Лунина Реструктуризация угольной промышленности: Европейский опыт и ситуация в Украине // Вопросы экономики 5-98, с. 96

32 И. Лунина Реструктуризация угольной промышленности: Европейский опыт и ситуация в Украине // Вопросы экономики 5-98, с. 99

33 Ориентиры международного сотрудничества стран СНГ. По материалам Петербургского экономического форума 1998 г. // Экономист 10-98, с. 3

34 Ориентиры международного мотрудничества стран СНГ. По материалам Петербургского экономического форума 1998 г. // Экономист 10-98, с. 8

35 Андрианов В. Внешняя торговля России // Экономист № 3, 1999 г., с. 64

36 В.Мусатов Непростая судьба договора с Украиной // Международная жизнь № 2, 1999 г., с. 19

37 Андрианов В. Внешняя торговля России // Экономист № 3, 1999 г., с. 66

38 Андрианов В. Внешняя торговля России // Экономист № 3, 1999 г., с. 64

39 Лукинов И. Социальная переориентация структуры экономики Украины. Вопросы экономики, 1995. № 12, с. 100

40 А. Секарев Экономическая реформа в Украине // Вопросы экономики № 5 1996 г., с. 75

41 Ukrainian Economic Trends. Kiev, October 1995, p. 47

42 А. Секарев Экономическая реформа в Украине // Вопросы экономики № 5 1996 г., с. 75

43 Черняк В. Экономика Украины: ростки надежды. Голос Украины, 1995, 30 ноября


Случайные файлы

Файл
156321.doc
18883-1.rtf
165533.rtf
74977-1.rtf
147800.rtf