СОИ (стратегическая оборонная инициатива США) (SDI)

Посмотреть архив целиком




МГТУ им. Н.Э. Баумана


Кафедра СМ-8





РЕФЕРАТ




«СОИ»










Выполнил: Благих В.Ю.

Группа: СМ8-61

Проверил: Перфильев Ю.П.



















-2001-




СОДЕРЖАНИЕ:


ОСНОВНЫЕ СТРАТЕГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ СОИ 2

СУДЬБА ДОГОВОРА ПО ПРО 2

НОВАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЯДЕРНОЙ ВОЙНЫ 3

КОСМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ 7

ПРОТИВОРАКЕТНОЕ ОРУЖИЕ XXI ВЕКА 9

ОПТИЧЕСКИЕ ЛАЗЕРЫ 12

РЕНТГЕНОВСКИЕ ЛАЗЕРЫ 13

ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫЕ ПУШКИ 14

РАКЕТЫ-ПЕРЕХВАТЧИЧИКИ 15

ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ 18

НЕНАДЕЖНОСТЬ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ 20

ПРОБЛЕМА РАЗГРАНИЧЕНИЯ СИСТЕМ ПРО 20

ПЕРЕГОВОРЫ О РАЗГРАНИЧЕНИИ 21

ПАРИТЕТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ВООРУЖЕНИЙ 23

НОВОСТИ 29

СОИ-2 29

Украина поддерживает Россию в вопросе о ПРО 29

Путин хочет совместную ПРО с Европой 30

Шредер в Петербурге ждет Путина 30

Вашингтон недоволен 30

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ: 30

































ОСНОВНЫЕ СТРАТЕГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ СОИ


Первая стратегическая концепция СОИ состояла в признании того, что основным потенциальным противником является Советский Союз. Это означало, что состав, структура, тактико-технические характеристики средств ПРО, их географическое размещение должны обеспечивать решение этой задачи. Вторая стратегическая концепция определяла необходимость проведения борьбы с атакующими ракетами и боеголовками противника на всем протяжении их полета, начиная непосредственно с момента старта. В этом состоит принципиальное отличие СОИ от проектов предшествующих систем ПРО: "Найк-Зевс", "Сентинел", "Сейфгард" и др., согласно которым борьба с боеголовками противника планировалась только на сравнительно небольшом заключительном этапе полета. Новый подход создавал возможность более широкого использования различных видов противоракетного оружия, обеспечивал повышение эффективности системы ПРО.

Для решения задачи перехвата на протяжении всего полета ракет противника оружие перспективной ПРО должно размещаться не только на Земле, но и на море, в воздушном и космическом пространстве, опутывая ближний космос паутиной орбитальных станций с оружием на борту. Для надежного уничтожения ракетно-ядерного потенциала противника необходимо обеспечить развертывание нескольких эшелонов ПРО, оснащенных разнообразным оружием с высокой поражающей способностью. Построение обороны по принципу глубокого эшелонирования является содержанием третьей стратегической концепции СОИ.

Непременным условием успеха в уничтожении ракет силами перспективного ПРО является использование самых разных ударных средств, в том числе основанных на новых физических принципах: лазерные установки различного типа, пучковое и микроволновое оружие, ядерная "шрапнель", рентгеновский лазер с ядерным возбуждением. Применение противоракетного оружия широкого спектра действия, использующего разнообразные поражающие факторы, составляет четвертую стратегическую концепцию СОИ.

Особое внимание уделяется созданию средств перехвата и уничтожения ракет первым эшелоном ПРО на активном участке их траектории, непосредственно над территорией противника. Американские военные специалисты считают, что решающая роль в борьбе с ракетами принадлежит именно первому эшелону. Эта пятая стратегическая концепция СОИ объясняется тем, что работающие двигатели ракеты являются источником инфракрасного излучения, позволяющим надежно обнаруживать ракету и наводить на нее средства поражения. Громоздкая тонкостенная оболочка корпуса ракеты представляет собой более уязвимую цель, чем миниатюрные высокопрочные боеголовки.

После окончания участка разгона ракеты, разведения боеголовок, запуска ложных целей и других средств преодоления ПРО число объектов, летящих в космосе, возрастает в десятки и сотни раз, значительно усложняет задачу распознавания и уничтожения боеголовок. При этом необходимо учитывать кратковременность участка разгона (3-5 мин), что определяет высокие требования к быстродействию систем обнаружения и уничтожения. Поэтому чрезвычайно привлекательной является возможность использования "экзотических" систем оружия, способных наносить поражение целям буквально со скоростью света. Военные специалисты США доказывали, что построение национальной системы ПРО на основе этих стратегических концепций в случае ее создания сможет обеспечить высокую эффективность в борьбе с атакующими ракетами. Однако на пути построения такой системы обороны стоит Договор по ПРО. [2]


СУДЬБА ДОГОВОРА ПО ПРО


Заключением советско-американского Договора об ограничении систем ПРО, который до сих пор официально именуется как "краеугольный камень стратегической стабильности", было призвано укрепить сдерживающую функцию ядерного оружия, обеспечить гарантированную возможность нанесения агрессору неприемлемого ущерба в ответных действиях. Договор официально зафиксировал глубокую диалектическую взаимность между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями, образующими единую систему вооружений. Это означало, что усиление одного из компонентов этой системы переводило бы ее на новый качественный уровень, нарушало сложившийся баланс сил в ядерной сфере. Не случайно подписание Договора по ПРО состоялось в один и тот же день с Договором об ограничении стратегических наступательных вооружений ОСВ-1.

В то время соглашение по ПРО имело гораздо большее политическое, чем военное значение, оно облегчало решение задачи по ограничению и сокращению стратегического наступательного оружия, ослаблению гонки вооружений. Однако уже тогда специалисты отдавали себе отчет в том, что по мере развития противоракетных технологий и сокращений СНВ его роль будет неуклонно возрастать.

Последующее за этим десятилетие было для Договора по ПРО относительно благополучным. Первая серьезная атака на него была предпринята в 1983 г. с объявления президентом Р. Рейганом пресловутой "стратегической оборонной инициативы" (СОИ). Основной целью этой крупнейшей по размаху, планируемым затратам и возможным военно-стратегическим последствиям программы являлось создание широкомасштабной противоракетной обороны территории США от массированной ответной атаки советских ракет, что должно было нарушить сложившийся баланс стратегических сил. Не в последнюю очередь еще одной целью широко рекламируемой программы СОИ являлось втягивание Советского Союза в очередной, весьма дорогостоящий виток гонки вооружений, подрыв его экономики.

Провозглашение СОИ обогнало свое время: существовавшие в ту пору противоракетные технологии не могли обеспечить эффективное решение поставленной задачи, однако в ее рамках были разработаны военно-технические основы построения перспективной системы ПРО, определены основные стратегические концепции, на которых она должна базироваться. Эти концепции и на сегодняшний день не потеряли своей актуальности, и все будущие системы ПРО США будут в значительной степени базироваться на них. [2]


НОВАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЯДЕРНОЙ ВОЙНЫ


    Полеты с экипажем на борту с первого пуска "Спейс Шаттла" демонстрировали высокую надежность вступившей в строй ракетно-космической многоразовой системы. Первый крупный шаг был сделан.

    В марте 1983 г. Президент США Р.Рейган в Обращении к нации обнародовал выработанную программу изменения на основе возросших возможностей техники создания средств космического базирования для подавления и поражения ракетных целей. В официальной терминологии это звучало как сдвиг политической линии Соединенных Штатов в сторону опоры на оборонительные системы. Рейган призывал отказаться от стратегии гарантированного взаимного уничтожения и сделать ставку на оборонительную стратегию с созданием глобальной противоракетной обороны, которая должна была обеспечить США и их союзникам эффективную защиту от упреждающего удара советских межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками. Утверждалось, что "путем ограничения или устранения возможностей для выбора эффективных контрмер будет уменьшена угроза использования стратегического и тактического ядерного оружия и тем самым отодвинута опасная граница возникновения ядерного конфликта, поскольку у противника не будет уверенности в успехе его нападения". Ключевым фактором этой системы противоракетной обороны являлся перехват боевых ракет Советского Союза на их активном участке полета с помощью различного оружия направленного действия, а также перехватчиков, уничтожающих цель прямым попаданием. Космическая система должна была дополняться наземными противоракетными средствами.

   Однако щит есть щит. Он может применяться как защищающее средство в дуэльной ситуации при обороне и в равной степени при нападении. Причем страна, владеющая этим щитом, нанося первый удар, по логике ведения войны межконтинентальными ракетами должна получить ответный ослабленный удар - тогда в этой схеме оборонительные средства нападающей стороны могут быть менее насыщенными.

    Рейган призвал к интенсивным и широким мероприятиям по выработке программы научных исследований и технологических разработок в этом направлении.

    Было учреждено несколько экспертных комиссий, в том числе "группа по изучению оборонной технологии", "группа изучения перспективной стратегии обеспечения безопасности" и комиссия Миллера. Группа по изучению оборонной технологии, известная более широко под названием "комиссия Флетчера", призывала сконцентрировать усилия на широком направлении научных исследований и разработках технологий с целью установления технической осуществимости широкомасштабной системы обороны от баллистических ракет, основанной на новейших технологиях. Работы должны быть организованы таким образом, чтобы дать возможность новому президенту принять в начале девяностых годов решение о том, переходить или нет к стадиям технических разработок и развертывания этой системы противоракетной обороны в двадцать первом столетии.

    Один из официальных лиц Администрации заявил, что необходимо забыть об использовании существующих средств для создания новой оборонительной системы. Взоры военных были обращены к использованию для этой системы оружия, построенного на новых физических принципах. Предполагалось применение высокоэнергетических лазеров и пучкового оружия.

    Выводы доклада Флетчера относительно перспектив создания оружия направленного действия неожиданно оказались оптимистическими и привели в замешательство многих. Предусматривалось к концу девяностых годов, сосредоточив усилия, создать коротковолновые лазеры и пучковое оружие, включая лазеры на свободных электронах и рентгеновские лазеры с ядерной накачкой, разрабатываемые Лос-Аламосской научной лабораторией и Ливерморской лабораторией имени Лоуренса.

    Технические достижения в разработке оружия направленного действия существенно повысили уверенность в возможности создания этой глобальной системы. Появился целый ряд новых факторов в пользу разработок лучевого оружия:
    - использование водородной ячейки Рамана с коротковолновыми лазерами для улучшения качества лазерного луча. Ожидалось, что новый способ управления лазерным лучом позволит создать системы из нескольких относительно небольших эксимерных лазеров, способных поражать цели непосредственно с земной поверхности;
    - успешные лабораторные эксперименты с адаптивными оптическими устройствами, которые сулили возможность скомпенсировать воздействие турбулентных процессов в атмосфере на распространение лазерного луча;
    - подземное испытание в штате Невада рентгеновского лазера с ядерной накачкой, где использовалась энергия взрыва небольшого ядерного заряда; оно открывало возможность создания мобильных рентгеновских лазеров наземного базирования;
    - теоретические оценки дали возможность утверждать, что коэффициент полезного действия преобразования энергии лазеров на свободных электронах в световое излучение может достичь 25 % при однократном воздействии переменного магнитного поля, что обеспечивает увеличение мощности луча;
    - фирмой "Локхид" было показано, что лазерный луч, создаваемый химическим лазером мощностью 5
МВт (с зеркалом диаметром 4 м), способен разрушить цель.

    Для выработки предложений в программу создания такого вида вооружения было вовлечено большое количество аэрокосмических фирм. Основное внимание в поисках направления разработок уделялось фундаментальным техническим решениям, а не технологиям сегодняшнего дня.

    Комиссия по бюджетным ассигнованиям уже в 1984 г. выделила дополнительно около 80 млн. долл. на стратегические лазерные устройства. Фирма "Вестерн рисерч" должна была в 1988 г. провести демонстрационные испытания эксимерного лазера. Предполагалась демонстрация с учетом реальных условий действия этого оружия. Мощная наземная установка в виде объединения сравнительно малых эксимерных лазеров со значительной электрической мощностью источников энергии с ретрансляцией лазерного луча через космическое зеркало должна была обеспечить прямое поражение баллистической ракеты на активном, среднем и конечном участках ее траектории. Возникала масса проблем создания устройства.

    Комиссия Флетчера выработала оценки уровня технологии по лазерным разработкам. Эти оценки давали возможность продолжить дальнейшие работы. Планировалось в 1985-1988 гг. провести демонстрационные испытания лазерных устройств почти всех видов, на подготовку и проведение предполагалось выделить около 30 млрд. долл. Комиссия акцентировала внимание президента на то, что только "перспективные системы позволяют рассчитывать на достижение высокой эффективности и надежное противодействие всем советским контрмерам".

    "Своевременная демонстрация отдельных технических средств противоракетной обороны будет способствовать укреплению позиции Соединенных Штатов в отношениях с Советским Союзом. Необходимо при этом поставить дело так, чтобы СССР убедился в серьезности намерений США и поверил в реальную неизбежность успешного осуществления Соединенными Штатами своих планов. В создавшейся ситуации Советский Союз будет вынужден вкладывать деньги в поддержание на должном уровне своих стратегических сил, а США - разрабатывать средства, соответствующие советским контрмерам и новым угрозам, и демонстрировать свою решимость осуществлять обдуманные и уверенные действия", - говорилось в отчете комиссии.

    Ключевым требованием к новой системе являлась ее способность перехватывать и поражать цели на активном участке ракет-носителей до отделения и развертывания кассетных боевых частей, чем сводится до минимума эффективность тяжелых ракет с большим числом боевых головок. Однако было понятно, что для поддержания надежности поражения ракет, система должна быть дополнена средствами перехвата на среднем и на конечном участках траектории. Во всех случаях используются боевые устройства космического базирования.

    Масштабы программы были сопоставимы с программой "Аполлон". Более того, не исключалась возможность разработки ракеты-носителя класса "Сатурн-5". "Система космического базирования может также потребовать постоянного присутствия человека в космическом пространстве. Свыше ста сложных и дорогостоящих спутников будут находиться на орбите в готовности выполнить задачи первостепенной важности для нации. Ремонтопригодная система может оказаться решающим фактором для эксплуатационной жизнеспособности и рентабельности средств противоракетной обороны космического базирования", - утверждал отчет комиссии.

    В 1960-х годах не было технических возможностей для создания систем, обеспечивающих перехват ракет на активном участке. Перехват на среднем участке траектории затруднялся из-за отсутствия надежных средств выделения ложных целей. Новые создаваемые средства позволяют сегодня отличать на больших высотах ложные цели от боевых головок. Реальным стало создание перспективных средств для поражения целей на конечном участке траектории их полета.

    Доклад предостерегал: "Советский Союз способен в сравнительно короткое время развернуть широкомасштабную систему противоракетной обороны. С некоторыми модификациями эта система могла бы послужить основой для создания антиспутников, разгоняемых ракетами с Земли. Ожидается, что к концу восьмидесятых годов Советский Союз сможет вывести на орбиту одним запуском носителя полезный груз массой 150-250 т. Вполне возможно, что при этом будет продемонстрирован прототип космического оружия направленного действия".

    Способность поражения межконтинентальных баллистических ракет на активном участке их полета - принципиальная особенность эшелонированной оборонительной системы. Однако функционирование такой системы осложняется малым временем, отводимым на перехват и поражение, которое могло быть не более 150-300 с - продолжительности активного полета баллистической ракеты. Осложняется также большим числом целей. Эти особенности приводят к необходимости создания систем наблюдения и боевого управления на основе автоматической реакции системы. Оружие пускается в ход, автоматически действуя по логике, заранее заложенной в систему.

    Перехват на активном участке должен осуществляться средствами, способными доставить к цели в короткое время достаточное количество энергии, обеспечивающее поражение стартующей ракеты. Это требование может быть реализовано либо размещением средств перехвата вблизи границ вероятного противника, либо с помощью большого числа спутников на околоземной орбите. При этом предполагалось развертывание такого рода системы в период повышенной напряженности или значительных перемен в глобальном политическом климате.

    Для обнаружения баллистических ракет на активном участке необходима система, способная отследить в короткое время большое количество целей (до нескольких тысяч) при естественных помехах Земли, Солнца и активного противодействия со стороны противника. Система должна захватить и сопровождать относительно холодную ракету при наличии горячего факела работающих маршевых двигателей. Точность наведения при этой операции должна обеспечить эффективное функционирование высокоэнергетических лазеров, пучкового оружия или микроволновых устройств. Успешное поражение цели определяется системой по изменениям параметров траектории пораженной ракеты.

    Для наблюдения предполагалось применение аппаратуры, разрабатываемой для спутников раннего предупреждения, и инфракрасных датчиков. Для обнаружения, сопровождения и наведения предполагалось применение коротко- и средневолновых инфракрасных приборов, обеспечивающих одновременное сопровождение и сканирование. Точное наведение и выделение целей на фоне помех требовало применения лазерных следящих устройств, работающих в видимом диапазоне спектра, и коротковолновых систем.

    Уверенный расчет на эффективность средств космического базирования на основе инфракрасных датчиков выработался по результатам десятилетнего наблюдения со спутников пусков советских баллистических ракет всех типов и со всех полигонов. При наблюдениях пусков советских ракет использовались коротковолновые инфракрасные датчики, работающие на длине волны 2,7 микрометра, и ограниченно средневолновые инфракрасные устройства.

    Поражение цели при использовании термических лазеров осуществлялось прожиганием оболочки ступеней ракет. Воздействие лазерного луча либо непрерывное, либо импульсное на длинах волн от инфракрасного до ультрафиолетового диапазона. Рентгеновские лазеры с мягким Х-излучением и одноимпульсные лазеры, работающие в видимом диапазоне, производят ударную волну. Уровень энергии мягкого рентгеновского излучения ограничивается высотами целей не менее 100 км, пучковое оружие обеспечивает выведение из строя электронного оборудования. Исследовались самонаводящиеся аппараты-ракеты перехватчики на химическом топливе, а также электромагнитные пушки.

    Обнаружение, сопровождение и выделение боеголовок, ложных целей и других фрагментов являются главными задачами переходного и всего среднего участка траектории. В это время цель представляет собой ступень разведения. Отчетливый комплекс признаков инфракрасного излучения факела работающих двигателей сменяется более умеренными признаками, обусловленными прерывистой работой двигательной установки ступени разведения и ее меньшей мощностью.

    Для перехвата целей после активного участка используются те же боевые системы, которые работали на активном участке. Функциональные требования по обнаружению целей, сопровождению и наведению по существу такие же, как и для активного участка, но имеют некоторые отличия. Нет больше необходимости в определении местоположения цели среди большого числа маскирующих признаков. Точное наведение в пределах нескольких десятков нанорадиан осуществляется на цели, обладающие пониженными и меняющимися ускорениями. Хотя отличительные признаки целей немного слабее, чем на активном участке, тем не менее они достаточно велики для дальнего обнаружения и сопровождения. Индикация объектов на этом участке при разрешающей способности средств слежения 10-20 см с частотой 0,1-1 с позволяет, например, видеть заполнение шаробаллонных ложных целей, раскрутку боеголовок и образование маскировочного облака. Заложенные в память следящих систем характерные признаки этих элементов уменьшают трудность выделения истинных целей.

    Особенность среднего участка траектории в том, что полет осуществляется вне атмосферы. В этой связи поражение цели может быть осуществлено лазерным оружием, действие которого ограничивается атмосферными помехами.

    Для наблюдения за целями после окончания активного участка используются длинноволновые инфракрасные спектральные системы, микроволновые радиолокаторы на базе устройств с синтезированной апертурой или поперечной синтезированной апертурой, радиолокаторы с фазированной решеткой с когерентным ультрафиолетовым излучением, радиолокаторы, осуществляющие опознавание целей после активного участка, выполняют также операции сопровождения и последующую передачу целей боевым системам.

    Цели, которые представляют интерес на среднем участке, имеют защиту от тепловых и аэродинамических атмосферных нагрузок. Поэтому поражение их путем теплового и импульсного воздействия - неэффективно. Для более уверенного поражения цели количество необходимой энергии достигает нескольких десятков мегаджоулей. Продолжительный полет цели на среднем участке траектории (не менее получаса) предоставляет возможность многократного повторения попыток ее поражения. Перехватчики цели на среднем участке, разгоняемые ракетными ускорителями до скорости 5 километров в секунду, способны защитить континентальную часть США при запуске с одной стартовой позиции. Если рассредоточить старты в нескольких зонах, то эти перехватчики будут способны осуществить двухэшелонный перехват целей и обеспечат защиту всей территории Соединенных Штатов. Космическое базирование на низкой орбите боевых средств поражения требует в 4-5 раз больше перехватчиков, чем в системе наземного базирования.

    В отличие от прежних систем противоракетной обороны, предназначенных для защиты промышленных и военных зон, предусматривалось обеспечение обороны незащищенных наземных объектов, что требует поражения приходящих боеголовок на высоте не менее 15 км. При взрыве на этой высоте 5-мегатонной головки фронт ударной волны, достигший земной поверхности, будет иметь давление не более 0,14 атмосфер.

    Система наблюдения за конечным участком способна автономно отфильтровать легкие ложные цели. Для этого обнаружение целей осуществляется на высотах более 140 км с использованием таких признаков, как яркость свечения, мерцание и торможение цели. Обнаружение цели, ее сопровождение выполняется при условии, что на каждую угрожающую цель в диапазоне высот 75-110 км имеется перехватчик, который должен быть выведен в заданную точку пространства, где его система наведения осуществит захват цели и последующее самонаведение на нее. При использовании неядерной головки на перехватчике, например, с большим числом шариков-снарядов, поражающих цель, система управления должна обеспечить самонаведение с точностью не менее одного метра. Поскольку поражение целей происходит выше облачного покрова, используются оптические системы самонаведения пассивного типа. Против маневрирующих боеголовок требуется применение ядерного заряда мощностью до двух килотонн.

    Американские радиолокационные установки, расположенные в зонах наблюдения за полетом на конечном участке головных частей советских ракет во время их испытаний в начале разработок противоракетной системы, не имели возможности снять соответствующие их характеристики для уточнения параметров средств поражения.

    Из проведенного анализа технических средств, для эшелонированной системы противоракетной обороны, в целом вытекала необходимость в новых разработках:
   - прежде всего: обзорного радиолокатора на геостационарной орбите, работающего в диапазоне 60
ГГц, лазерного обзорного радиолокатора, инфракрасной поисковой системы, работающей в длинноволновом диапазоне, самолетной оптической системы, которые составят основу обеспечения наблюдения, захвата и слежения;
   - средств поражения цели, в том числе за счет использования кинетической энергии аппарата-перехватчика, внеатмосферных неядерных перехватчиков ударного действия, неядерных перехватчиков, поражающих цель в атмосфере на больших высотах, гиперскоростных пушек;
   - средств повышения живучести космических платформ и объектов, входящих в систему противоракетной обороны.

    В спутниковую систему наблюдения среднего участка предполагалось ввести 100 спутников, каждый массой 20 т, со средствами опознавания, точного наведения и целеуказания. Система перехвата целей на среднем участке должна включать около 10 тысяч аппаратов-перехватчиков массой порядка 5 кг с инфракрасными средствами самонаведения, поражающих цель прямым попаданием Разгон каждого перехватчика осуществляется ракетой массой 200-500 кг. Самолетная оптическая система состояла примерно из 20 беспилотных или пилотируемых летающих платформ с длинноволновыми инфракрасными и лазерными датчиками. Система перехвата целей на конечном участке траектории образовывалась в составе ракет с устройством поражения в результате прямого попадания.

    В докладе Флетчера утверждалось, что использование современного уровня развития техники недостаточно. Однако к началу девяностых годов можно было бы продемонстрировать реальные технические средства, которые составляют основу эшелонированной системы противоракетной обороны.

    Наряду с этим американские специалисты отмечали:
"В настоящее время стойкость конструкции советских ракет-носителей такова, что большинство проектируемых лазеров способно вывести их из строя. Однако целенаправленные модификации этих ракет могут резко повысить сопротивляемость воздействию лазерного оружия. Усовершенствованные ракеты-носители с более высокими скоростями полета, вращением относительно продольной оси и абляционным теплозащитным покрытием потребуют от Соединенных Штатов разработки более мощных лазеров".

    Многоразовый транспортный космический корабль "Спейс Шаттл" на первом этапе планировалось использовать для проведения демонстрационных орбитальных испытаний образцов оружия космического базирования. Проведение демонстрационных испытаний было заложено в планах К.Уайнбергера, который предложил президенту США Р.Рейгану развернуть в период 1985-1989 гг. работы по оборонным средствам с общими затратами около 30 млрд. долл. Советники президента делали особый упор на раннюю демонстрацию, которая, по их представлению, должна была показать уверенность Соединенных Штатов в своих технических возможностях и готовности к "звездной войне" сверхдержав. С легкой руки оппонентов этой системы "стратегическая оборонная инициатива президента" во всех переводах была названа стратегией "звездных войн".

    В основном демонстрационные испытания сводились к испытаниям длинноволновой инфракрасной аппаратуры, телескопов, инфракрасных датчиков, размещенных на борту орбитального корабля, в сочетании с телевизионной камерой с различной апертурой, лазера низкой энергии для освещения цели. На конечном этапе предполагалось проведение демонстрационного перехвата цели механическим поражающим устройством, запускаемым с борта орбитального корабля. На президента оказывалось давление с целью заставить принять решение о демонстрации всех возможных технических средств, включая космическое лазерное оружие.

    Программа космического челнока становилась частью программы "звездных войн". Удовлетворяя практически всем требованиям этой стратегической системы по построению боевой структуры в космосе, ее обслуживания, поддержания надлежащей готовности, "Спейс Шаттл" в этом интенсивном грузообороте Земля-Космос-Земля был эффективной транспортной системой. Планировавшаяся программа пусков от десяти-пятнадцати и более челноков в год выводила их в очень целесообразное и экономичное транспортное средство. Были предложения о запуске нескольких десятков челноков в год. Челнок был незаменимой частью "звездного вооружения". Одного качества не хватало "Спейс Шаттлу" - возможности выноса грузов в 100 и более тонн. Необходимость выноса большой массы на орбиту одним пуском настойчиво звучала в разработке "звездной программы". [3]


КОСМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ


Возможность нанести удар, находясь прямо над целью (пускай даже на высоте сотен и тысяч километров), является весьма заманчивой для военных. Для решения проблемы доставки смертельного груза в заданную точку, находящуюся в глубине территории противника, были придуманы межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), стратегические бомбардировщики и подводные лодки. Но и они не давали стопроцентной гарантии в случае начала полномасштабной (читай - третьей мировой) войны. Оружие же, безнаказанно висящее в пространстве, отделяемое от стратегических целей лишь атмосферой и поражающею мишень мгновенно (как лазеры) - это реальная возможность нанесения упреждающего удара, который лишит противника шансов на достойный ответ.

Уже в 50-х годах это понимали все, и в целях сохранения шаткого равновесия между Востоком и Западом в рамках только-только появившегося космического права было достигнуто несколько соглашений. К ним относятся полный запрет на использование в военных целях Луны и других небесных тел, в том числе запрет на строительство там военных баз, и частичный запрет на использование в военных целях околоземного пространства.

Постепенно акцент в футуристических прогнозах и теоретических разработках начал смещаться с наступательного оружия к оборонительному, которое позволило бы защитить от вражеских ракет большой дальности всю территорию страны или хотя бы наиболее важные объекты. Одновременно приобрели реальные очертания программы использования космоса в целях сбора и передачи информации.

Как и в любой другой области военных исследований одной из главных движущих сил в развитии космических программ явился страх, что «они» уже намного впереди и готовы поставить в многолетнем соревновании двух систем победную точку. Заместитель министра обороны США по вопросам исследований и разработок Р. Деллауэр неоднократно заявлял: «Лучевое оружие разрабатывается в СССР с 60-х годов по десяткам направлений», а «отец» программы СОИ генерал Дж. Абрахамсон на слушаниях в конгрессе по вопросам финансирования военных , программ Пентагона на 1985 г. сказал: «В разработках программ, аналогичных СОИ, в СССР участвуют десятки тысяч специалистов». Ходили даже слухи, что Советский Союз не только разработал прототипы лучевого оружия, но и опробовал его во вьетнамо-китайской войне 1979 г.

США тоже имели многочисленные наработки в этой области. Уже в 1972 г. фирма АВКО сообщила о создании лазера, способного резать листы дюралюминия толщиной несколько сантиметров со скоростью 2-3 метра в минуту.

В конце 70-х годов мощности химических лазеров достигли нескольких мегаватт и появилась практическая возможность их использования в качестве новых видов оружия, предназначенного для «наземного» использования поражения самолетов и ракет противника в атмосфере, уничтожения машин, бронетранспортеров и кораблей противника. С начала 80-х годов ВВС США ведут разработку мощного лазера воздушного базирования. В 1983 г. во время испытания лазера мощностью 400 киловатт, установленного на одном из самолетов, были сбиты 5 ракет типа «Сайдвиндер» на расстоянии в 5-10 миль. Аналогичный лазер разработан для ВМС США.

Итак, как только позволила технология, американцы начали строить реальные планы создания космических оборонительных систем, и в июне 1983 г. было создано Космическое командование ВМС США.

В январе 1984 г. президент Рейган подписал директиву Совета национальной безопасности о проведении НИОКР по противоракетным системам космического базирования.

В апреле 1984 г. была сформирована дирекция программы «звездных войн» во главе с генералом Дж. Абрахамсоном, а в ноябре того же года в интересах «улучшения планирования» было создано Объединенное космическое командование США во главе с министром обороны К. Уайнбергером.

- Космос - новый театр военных действий, - констатировал генерал-лейтенант Ричард Генри, в ту пору заместитель начальника космического командования.

- Космическая война неизбежна, - пошел еще дальше другой представитель космического командования полковник Э. Валнвеган.

А что же Советский Союз? На первых порах, по крайней мере, официально, советское правительство и министерство обороны отнеслись к американским программам достаточно скептически и с осуждением. В 1986 г. группа советских ученых опубликовала свои расчеты, по которым техническая сложность и стоимость полномасштабной программы создания «космического щита» превосходили все мыслимые пределы.

Однако многие на Западе не исключают возможность того, что Михаил Горбачев начал активную борьбу за разрядку с целью высвобождения средств на развитие новых видов вооружений, в том числе космических, в противовес программе СОИ. В 1992 г. президент Российской федерации Борис Ельцин подписал указ об образовании военно-космических сил РФ. В их задачи входит в основном обеспечение спутниковой связи и ведение космической разведки.


ПРОТИВОРАКЕТНОЕ ОРУЖИЕ XXI ВЕКА


 Весной 1999 г. в США была предпринята новая - и, похоже, успешная - атака высшего военно-политического руководства страны на Договор об ограничении систем ПРО 1972 г. Первым с довольно жестким заявлением выступил министр обороны Уильям Коэн. Он изложил взгляды Пентагона на создание национальной ПРО территории страны. По существу, под весьма популярным лозунгом «Защитим Америку!» была сделана попытка подготовить общественное мнение к необходимости внесения изменений в Договор по ПРО, позволяющих Вашингтону реализовать планы создания общенациональной противоракетной обороны.

    Наступление продолжил конгресс, палаты которого 17 и 18 марта приняли раздельные, но весьма схожие законы, предусматривающие начало развертывания так называемой «ограниченной» противоракетной обороны территории страны «как только это станет технически осуществимым».  Официальным поводом усиления внимания к противоракетному оружию на нынешнем этапе послужили некоторые события, связанные с распространением ракетных технологий среди стран третьего мира, в частности, испытания северокорейских ракет средней дальности «Нодонг-1» в мае 1993 г. и «Тэпходонг» в августе 1998 г. Несмотря на то, что при последнем испытании не было зафиксировано отделения третьей ступени, о которой были распространены сообщения, в США эта ракета была сразу же охарактеризована как трехступенчатая, способная достичь, по крайней мере, Аляски или Гавайев.

  Анализ деятельности США в области ПРО за последние годы свидетельствует о том, что создание широкомасштабной ПРО территории страны является стратегической линией. Перспективная ПРО должна базироваться на основных стратегических концепциях, определяющих ее состав, структуру и особенности функционирования.

 Первая стратегическая концепция предусматривает, что борьба с атакующими ракетами и боеголовками должна вестись на всей траектории их полета, начиная непосредственно с момента старта. 

Для решения этой задачи информационно-разведывательные средства и оружие перехвата должны располагаться не только на Земле, но и в атмосфере и космическом пространстве, образуя несколько рубежей перехвата. Построение обороны по принципу глубокого эшелонирования является содержанием второй стратегической концепции.

 Третья концепция отводит решающую роль в обеспечении высокой эффективности системы ПРО ее первому эшелону, предназначенному для уничтожения ракет на активном участке их траектории. Большие размеры тонкостенной конструкции ракеты, мощное инфракрасное излучение работающих двигателей позволяют надежно обнаруживать ее в полете и наводить на нее средства уничтожения. Весьма заманчиво попытаться одним ударом уничтожить ракету со всеми находящимися на ней боеголовками и средствами преодоления ПРО до момента разделения головной части, после чего трудности борьбы с ними возрастают многократно.

 Однако решить эту задачу с высокой эффективностью при помощи ныне существующих средств перехвата ракет не представляется возможным, необходимо привлечение новых видов противоракетного оружия, основанных на иных физических принципах. На сегодняшний день наиболее далеко продвинулись работы над химическим лазером. Центром исследований по его созданию стала лаборатория на авиабазе Кэртленд (Нью-Мексико). В качестве базового был выбран фтористоводородный лазер «Миракл». У него источником энергии накачки является химическая реакция между фтором и водородом. Образующаяся в ходе реакции рабочая смесь пропускается со сверхзвуковой скоростью через резонатор, в котором происходит выделение накопленной энергии в виде электромагнитного излучения средней инфракрасной области с длиной волны 2,8 микрометра. На выходе из резонатора это излучение фокусируется с помощью зеркал и направляется в сторону цели. На сегодняшний день наибольшие трудности в создании боевого противоракетного лазера связаны с необходимостью значительного увеличения его мощности и улучшения фокусировки излучения. Решение этих задач должно увеличить дальность поражения ракет до многих сотен километров.

    Чрезвычайно высокие требования предъявляются к скорострельности лазерного оружия. Оно должно обладать способностью быстро перенацеливаться, затрачивая на поражение каждой цели не более 2-4 секунд. Для этого лазерная установка должна иметь источник энергии мощностью десятки и сотни мегаватт, высокоточные устройства поиска целей и наведения на них излучения, а также контроля над их поражением. По оценкам специалистов, для одного «выстрела» фтористоводородному лазеру потребуется более полутонны топлива. Не менее сложной задачей является обеспечение чрезвычайно высокой точности наведения излучения на цель. По расчетам видного американского специалиста Ричарда Боумена, система наведения должна обеспечивать попадание лазерного луча с 24 километров в монету достоинством в четверть доллара, летящую со скоростью 24 тысячи километров в час.

    В июле 1983 г. были проведены первые эксперименты по перехвату ракет с помощью лазера, установленного на летающей лаборатории. В одном эксперименте с самолета А-7 были последовательно запущены пять ракет «Сайдуиндер» класса «воздух-воздух». В результате «ослепления» лазерным лучом установленных на них инфракрасных головок самонаведения ракеты сбились с установленного курса. Несколько позднее установленная на базе Мауи (Гавайские острова) лазерная установка сопровождала ракету, запущенную с полигона на атолле Кваджалейн. При этом отрабатывалась автоматическая система сопровождения цели, и наведения на нее лазерного луча в течение времени, необходимого для поражения. Комментируя этот эксперимент, представитель Пентагона заявил, что при значительном увеличении мощности излучения цель была бы, несомненно, уничтожена.

    Наиболее впечатляющее испытание боевых возможностей лазера «Миракл» было проведено в сентябре 1985 г. на полигоне Уайт-Сэндз (Нью-Мексико). В качестве мишени была использована вторая ступень жидкотопливной ракеты «Титан-1», установленная вертикально на сравнительно небольшом расстоянии от лазера. Для большего психологического эффекта на нее нанесли окраску и маркировку советских ракет, а в баках было создано избыточное давление. Когда после нескольких секунд экспозиции лазерный луч прожег отверстие в стенке бака, корпус ракеты потерял устойчивость, и под действием внутреннего давления она взорвалась. В октябре 1985 г. подобные испытания «Миракла» были повторены. И на этот раз в качестве мишени служила ракета «Титан-1». Проведенные эксперименты продемонстрировали как принципиальную возможность боевого применения лазеров для выполнения задач противоракетной обороны, так и необходимость дальнейшего совершенствования, особенно в направлении увеличения мощности излучения и улучшения его фокусировки.

    В США также активно разрабатывались так называемые эксимерные лазеры. Слово «эксимер» - производное от двух английских слов «эксайтед» (возбужденный) и «димер» (двухатомная молекула). Активной средой в них являются нестабильные химические соединения, находящиеся в возбужденном состоянии. Были созданы образцы эксимерных лазеров на фтористых и хлористых соединениях инертных газов. Сначала эксимерные лазеры разрабатывались в расчете их размещения в космосе. Однако расчеты показали, что масса боевых лазерных установок такого типа будет настолько большой, что разместить их на орбитальной станции вряд ли возможно. Поэтому эксимерные лазеры конструируются в расчете на их размещение на Земле, где массо-габаритные параметры установки не имеют особого значения.

    В результате настойчивых поисков на свет появился фантастический проект создания глобальной лазерной системы наземно-космического базирования. Он предусматривал развертывание системы эксимерных лазеров большой мощности, работающих в импульсном режиме, на горных вершинах. В этом случае удалось бы значительно снизить влияние наиболее плотных слоев атмосферы на расходимость и ослабление яркости лазерного излучения. При размещении лазеров на горах высотой 4-5 километров потери, связанные с поглощением и рассеянием энергии излучения, могут быть уменьшены примерно в 5 раз. Сложный состав атмосферы определяет различную прозрачность ее для лазерного излучения разной длины волны, с минимальными потерями пропуская излучение в диапазоне от 0,3 до 1 микрометра, что соответствует оптическому диапазону. Излучение с длиной волны менее 0,3 мкм интенсивно поглощается в атмосфере, и она становится для него, по существу, «непрозрачной».

    По замыслу авторов проекта, каждый такой лазер будет генерировать мощное излучение, и направлять его на 10-метровое зеркало, находящееся на геостационарной орбите, которое, в свою очередь, будет переизлучать полученную энергию на «боевые» зеркала диаметром около 5 метров. Эти зеркала, расположенные на полярных орбитах высотой около 1.000 км, будут последовательно перенацеливать излучение непосредственно на летящие ракеты противника, нанося им поражение. Для того, чтобы держать постоянно под прицелом всю территорию России, по расчетам специалистов США, необходимо иметь около 400 таких зеркал. Поверхность отражающих зеркал должна быть обработана с чрезвычайно высокой точностью, порядка долей микрона. Для такого зеркала необходимо иметь сложную систему охлаждения (иначе под действием излучений произойдет искажение его формы, что приведет к нарушению фокусировки), а также систему наведения с быстродействующим компьютером.

    Лазерные установки наземного базирования с отражательными зеркалами, размещенными в космосе, могут быть также использованы для уничтожения бомбардировщиков и крылатых ракет противника, летящих в плотных слоях атмосферы. Для обеспечения неуязвимости зеркал и сохранения фактора внезапности такие зеркала могут выводиться на свои орбиты непосредственно перед началом боевых действий. Для этого их предполагается размещать в сложенном виде в боеголовках ракет, находящихся в полной готовности к старту.

    Группа американских ученых во главе с участником «Манхэттенского проекта», лауреатом Нобелевской премии Хансом Бете произвела технико-экономическую оценку предлагаемой глобальной лазерной системы. Согласно подсчетам ученых, энергетические затраты, потребные для накачки эксимерных лазеров, превысят мощность 300 электростанций по 1.000 мегаватт каждая, что составит более 60 процентов мощности всех электростанций США. Стоимость только одной такой энергетической системы оценивается более чем в 100 млрд. долларов. Проведенные расчеты отрезвили сторонников глобальной лазерной системы, и основное внимание разработчиков вновь было уделено разработке более реальных проектов.

    Некоторая пауза в проведении работ по созданию и испытанию боевых лазерных систем была обусловлена принятием в 1985 г. конгрессом США десятилетнего моратория на подобные эксперименты. Однако уже в 1996 г. работам над боевыми лазерами был придан новый импульс. В частности, корпорация «Боинг» получила контракт на сумму 1,1 млрд. долларов на создание двух лазерных установок воздушного базирования. В качестве носителя был определен модифицированный «Боинг-747» (программа ABL-Air Borne Laser -лазер воздушного базирования). Этот самолет должен быть оборудован устройством обнаружения летящих ракет противника и наведения на них лазерного излучения. В качестве базового выбран йодисто-кислородный лазер, который будет устанавливаться в носовой части самолета.

    Барражируя на высоте около 12 км в зоне прямой видимости стартующих ракет противника, лазерные «Боинги» должны своевременно обнаружить и поразить ракеты до отделения боеголовок. Предполагается, что в воздухе будут одновременно находиться не менее двух самолетов, в случае появления реальной угрозы в том или ином районе. Для решения этой задачи ВВС США планируют закупить до 2007 г. партию из семи «Боингов» с лазерными установками YAL-1А. Общее руководство НИОКР по созданию лазеров воздушного базирования возложено на Центр космических и ракетных систем ВВС, размещенный на авиабазе Кэртленд.

    Первые испытания нового лазерного оружия в обстановке, близкой к реальной, планируется провести 5 сентября 2003 г. При этом утверждается, что основное предназначение нового оружия связано с его использованием в ПРО театра военных действий. Однако нет сомнений в том, что оно будет обладать определенными возможностями и в борьбе со стратегическими ракетами.

    Последовательность действий лазерной системы ABL должна быть следующей: бортовые инфракрасные датчики в течение нескольких секунд обнаруживают старт ракет противника и осуществляют отслеживание движения ракет, последовательное определение их координат в полете и наведение на них лазерной пушки. После этого производится «выстрел», во время которого в течение нескольких секунд излучение должно удерживаться на корпусе движущейся ракеты. В том случае, если контроль не подтвердит факт уничтожения цели, производится повторный «выстрел». Затем производится перенацеливание лазерной пушки на другие ракеты.

    Специалисты ВВС выдвигают требования к разработчикам с таким расчетом, чтобы установка воздушного базирования была способна произвести не менее 30 «выстрелов», а самолет (с дозоправкой) мог находиться в воздухе 18 часов. Для создания новой системы оружия, которой в Пентагоне придают первостепенное значение, помимо корпорации «Боинг» к работе также привлечены в качестве субподрядчиков компании «Локхид-Мартин» (вспомогательные лазеры «подсветки», системы обнаружения и сопровождения ракет и контроля над поражением) и TRW (боевая лазерная установка).

    По оценкам специалистов США, и некоторые другие новейшие военные технологии, разработанные еще в период работ по программе СОИ, в настоящее время могут быть востребованы для создания противоракетного оружия, обладающего высокими показателями по критерию «стоимость-эффективность». Для сравнения укажем, что стоимость одного кинетического перехватчика составляет несколько сотен тысяч долларов, в то время как затраты на один «выстрел» лазерной установки (правда, без стоимости ее самой) не превышают 3.000 долларов. Командование американских ВВС не скрывает, что использование лазерных систем воздушного базирования открывает большие возможности для борьбы с ракетами как оперативно-тактического, так и стратегического назначения.

    Однако далеко не всегда оптимизм специалистов подтверждается на практике. Сложности реального применения лазерного оружия стали давать о себе знать, когда США приступили к проведению экспериментов - даже с более скромными целями. Известно, что в октябре 1997 г. была предпринята попытка использовать излучение «Миракла» для определения его поражающего действия на оптико-электронную аппаратуру американского военного спутника, находящегося на орбите высотой 412 км. В качестве официальной версии было выдвинуто намерение определить степень уязвимости электронного оборудования спутника от возможного боевого использования лазеров противником. Однако этот эксперимент в силу ряда причин окончился неудачей, что несколько охладило энтузиазм апологетов лазерного оружия, но не убавило у них стремления настойчиво продолжать поиски.

    По заключению экспертов, в США прорабатываются буквально все варианты создания перспективных систем вооружения, включая самые фантастические и кажущиеся бесперспективными большинству «серьезных» ученых. Поэтому, скорее всего, и работы по созданию боевых лазерных систем будут продолжены. [6]



ОПТИЧЕСКИЕ ЛАЗЕРЫ


Основным преимуществом, оружия использующих в качестве поражающего фактора электромагнитное излучение различных диапазонов спектра: от радиоволн до гамма-излучения, является практически мгновенное достижение цели, т.к. электромагнитное излучение распространяется со скоростью света. Это позволяет наносить удар неожиданно и быстро с большого расстояния. Кроме того, исчезает необходимость в расчете траектории движения цели с целью упреждения ее движения. Появляется принципиальная возможность уничтожать взлетающие МБР на активном (разгонном) участке их траектории в течение первых 5 минут после старта. Именно поэтому лазерным оружием предполагалось оснастить первый эшелон системы ПРО.

Разрушающее воздействие оптического лазерного излучения основано, прежде всего, на тепловом нагреве ракет (прожигание топливных баков, электроники и систем управления) и действии ударнойшоковой») волны, которая возникает при попадании на поверхность ракеты импульсного лазерного излучения. В последнем случае ударная волна выводит из строя электронику и системы наведения ракеты, а также может повлечь детонацию взрывчатого вещества в боеголовке. Применение пассивных мер защиты (зеркальных и поглощающих покрытий, экранов и т. д.) значительно снижает поражающее воздействие излучения низких энергии, однако, становятся бесполезными при дальнейшем повышении мощности лазерного излучения.

Идея использовать мощный луч света в качестве оружия восходит еще к Архимеду, но реальную почву эта идея обрела лишь в 1961 г. с появлением первых лазеров. В 1967 г. был разработан первый газодинамический лазер, который продемонстрировал реальность возможности использования лазеров как оружия. Основными его элементами являются: камера сгорания, в которой образуется горячий газ; система сверхзвуковых сопел, после прохождения которых, газ, быстро расширяясь, охлаждается и переходит в состояние с инверсной населенностью энергетических уровней; оптическая полость, где и происходит генерация лазерного излучения. В этой полости перпендикулярно потоку газа расположены два плоских зеркала, образующих оптический резонатор. Для пропускания излучения из полости диаметр одного из зеркал чуть меньше, чем у другого.

Близки по конструкции к газодинамическому лазеру химический и электроразрядный: в них также через объем резонатора с большой скоростью прокачивается возбужденная рабочая смесь, только источником их возбуждения является соответственно химическая реакция или электрический разряд. Наиболее подходящим для поражения боеголовок в космическом пространстве считается химический лазер на реакции водорода с фтором. Если же в этом лазере вместо водорода использовать его тяжелый изотоп дейтерий, то излучение будет иметь длину волны не 2,7 мкм, а 3,8 мкм, т. е. попадет в «окно прозрачности» земной атмосферы (3,6 - 4 мкм) и сможет почти беспрепятственно достигать земной поверхности.

Сложную задачу представляет фокусировка лазерного луча на цель.

С точки зрения фокусировки луча более предпочтительными являются оптические и ультрафиолетовые (УФ) лазеры. Наиболее перспективными среди них считают эксимерные лазеры на молекулах фтористого аргона и фтористого криптона. Эти молекулы-эксимеры могут существовать только в возбужденном состоянии: после излучения фотона они разрушаются. Излучение таких лазеров лежит в диапазоне от 2000 до 3000 ангстрем и поэтому земная атмосфера для него непрозрачна. Внешний источник энергии у эксимерных лазеров - электрический разряд, пучок ускоренных электронов, поток нейтронов от ядерного реактора или, возможно, от ядерного взрыва.

Самым крупным недостатком газовых лазеров всех типов является большое выделение тепла в их рабочем объеме. Это ограничивает повышение мощности на единицу массы таких лазеров. Перспективным в этом отношении считается лазер на свободных электронах, в котором усиление излучения происходит за счет его взаимодействия с пучком электронов, движущихся в периодическом магнитном поле. Можно также использовать такие лазеры как усилители мощности другого лазера, самостоятельных генераторов и умножителей частоты. Поскольку электроны летят в вакууме, не происходит разогрева прибора, как у обычных лазеров. Большим достоинством является также то, что частота генераций у лазера на свободных электронах может перестраиваться в широком спектральном диапазоне от миллиметровой до УФ-области, что делает защиту от излучения большой проблемой.

Идея эта не нова и давно используется в радиотехнике для создания мощных генераторов и усилителей сверхвысокочастотного (СВЧ) диапазона. Относительно высокий ожидаемый коэффициент полезного действия этих усилителей в оптическом и инфракрасном диапазонах длин волн весьма высок - до 30-40 процентов, что по данным американских источников еще до конца столетия позволит получить лазерное излучение мощностью до 100 мегаватт.

Стремление использовать в лазерном оружии коротковолновое излучение, связано с тем, что оно хорошо поглощается любыми материалами. Например, титановое покрытие почти полностью отражает ИК-излучение, но поглощает УФ. Однако УФ-лазеры тяжелы и требуют громоздких источников энергии.


РЕНТГЕНОВСКИЕ ЛАЗЕРЫ


Особую роль в планах «звездных войн» играет проект рентгеновского лазера с накачкой энергией от ядерного взрыва. Вообще идея рентгеновских и гамма-лазеров давно привлекает внимание ученых. Применение таких лазеров даст человечеству большие возможности: как источники когерентных воли они приведут к рождению рентгеновской или гамма-голографии (молекулярной голографии), позволят расшифровать объемную структуру молекул и атомов. Возможность воздействовать на атомы и их ядра строго дозированными порциями энергии - квантами позволит изучать и направленным образом изменять структуру атомных ядер. Тщательно подобрав частоту излучения, можно раскачивать и разрывать определенные связи в ядре и осуществлять, таким образом, самые экзотические ядерные превращения. Ту роль, которую играют сейчас оптические лазеры в области управления химическими реакциями, рентгеновские и гамма-лазеры будут играть в сфере ядерных превращений. Впрочем, они найдут применение и в хирургии, и в спутниковой связи, и в других областях народного хозяйства. Поэтому уже более 20 лет продолжаются попытки создать рентгеновский лазер, используя, разумеется, не разрушительную энергию ядерного взрыва, а контролируемые источники (например, обычные оптические лазеры).

В 1984 г. в США был произведен эксперимент по генерации лазерного рентгеновского излучения в газовой среде с использованием в качестве источника накачки мощного двухлучевого оптического лазера «Наветт» (Ливерморская национальная лаборатория), каждый луч которого, имел плотность мощности 5E13 Вт/кв. см в импульсе длительностью 4,5E-10 с.

В фокусе лазера помещалась мишень - тончайшая пленка размером 0,1 х 1,1 см из селена или иттрия. Луч испарял мишень, создавая плазму из ионов этих металлов. Столкновения с электронами в плазме вызывали возбуждение ионов, которое приводило к вынужденному излучению на частотах около 200 ангстрем. Наличие лазерного эффекта подтверждалось тем, что излучение, скажем, селеновой плазмы по интенсивности превышало примерно в 700 раз ожидаемое ее спонтанное излучение. По сообщению специалистов Ливерморской группы, планируется дальнейшее продвижение в область жесткого рентгена: так, излучение неоноподобных ионов молибдена даст лазерный эффект на 100 ангстрем, а использование новых лазеров накачки позволит уменьшить длину волны излучения до 50 ангстрем.

В том же 1984 г. сотрудникам Принстонской лаборатории физики плазмы (США) с помощью мощного инфракрасного лазера на молекулах СО2 удалось получить лазерный эффект в углеродной плазме на волне 182 ангстрем. Их лазер накачки имел импульсную мощность порядка 10-20 гигаватт. Его пучок фокусировался в пятно диаметром 0,2- 0,4 мм, что позволяло достигать плотности мощности 1E13 Вт/см кв. Руководитель Принстонской группы С. Сакьюэр также надеется продвинуться в область более коротких волн, используя литиеподобные ионы неона. Интересно, что в этих экспериментах впервые использовалось для увеличения коэффициента лазерного усиления рентгеновское зеркало, изготовленное Т. Барбив в Стэнфордском университете (США). Это параболическое зеркало с радиусом кривизны 2 м состоит из чередующихся слоев молибдена толщиной 35 ангстрем и кремния толщиной 60 ангстрем. Хотя каждый молибденовый слой довольно слабо отражает рентгеновские лучи, но отраженные от последовательных слоев лучи вкладываются, интерферируют и усиливаются, так что полный коэффициент отражения такого многослойного зеркала составляет 70%.

В 1986 г., полностью ионизировав в фокусе мощного лазера атомы фтора, исследователи получили лазерное излучение с длиной волны 80 ангстрем. Дальнейшее существенное уменьшение длины волны (а оно необходимо для уменьшения расходимости пучка у боевого лазера) требует таких огромных плотностей энергии накачки, которые достигаются только при взрывах ядерных зарядов. Работы в этом направлении с целью создать боевой рентгеновский лазер ведутся в Ливерморской лаборатории под руководством «отца американской водородной бомбы» Эдуарда Теллера. Испытания проводятся во время подземных ядерных взрывов на полигоне в штате Невада. В 1981 г. было опубликовано неофициальное сообщение об измеренных во время эксперимента характеристиках лазерного излучения: длина волны 14 ангстрем, длительность импульса порядка 1E-9 с, энергия в импульсе около 100 кДж. Детально конструкция лазера не описывалась, но известно, что его рабочим телом являются тонкие металлические стержни.

Для поражения межконтинентальной баллистической ракеты, т.е. для получения плотности энергии, скажем, 10 кДж/кв. см на расстоянии 1000 км при расходимости луча 1E-5, в импульсе такого лазера должна быть энергия около 1E10 Дж. При внутреннем КПД рентгеновского лазера, составляющем по довольно оптимистичным оценкам 10% и при расстоянии стержня (точнее было бы называть его струной) от ядерного заряда около 1 м мощность заряда должна быть примерно 1E15 Дж, или 200 кт тротилового эквивалента. По другим расчетам, для обеспечения дальности поражения МБР на расстоянии 2000 км потребуется ядерный заряд мощностью 50 кт, а число стержней составит 1E5 Не исключена также возможность создания некоего концентратора энергии взрыва на одной струне, используя эффект отражения рентгеновских лучей от кристаллов при косом падении.

По-видимому, принципиальных ограничений на создание рентгеновского лазера с ядерной накачкой нет. Он обещает стать очень компактным прибором (с вероятной массой около 1 т), доступным для вывода в космос одной ракетой, что сделает его малоуязвимым оружием.


ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫЕ ПУШКИ


Их называют также оружием высокой кинетической энергии, или электродинамическими ускорителями массы. Заметим сразу, что они интересуют не только военных. Созданы проекты по осуществлению с помощью электромагнитных пушек (ЭП) выброса радиоактивных отходов с Земли за пределы Солнечной системы, транспортировки с поверхности Луны материалов для космического строительства, запуска межпланетных и межзвездных зондов. Предварительные подсчеты показывают, что доставка грузов в космос с помощью ЭП обойдется в 10 раз дешевле, чем с помощью «шаттла» (300 долл. за 1 кг, .а не 3000 долл., как у «шаттла»).

В рамках СОИ предполагается использовать ЭП для запуска баллистических (неуправляемых) или самонаводящихся снарядов для поражения взлетающих МБР (возможно, еще в верхних слоях атмосферы) и боеголовок вдоль всей траектории их полета.

Идея использования ЭП восходит еще к началу нашего века. В 1916 г. была первая попытка создать ЭП, надевая на ствол орудия обмотки из провода, по которым пропускался ток. Снаряд под действием магнитного поля последовательно втягивался в катушки, получал ускорение и вылетал из ствола. В этих экспериментах снаряды массой 50 г удавалось разогнать до скорости только 200 м/с. С 1978 г. в США была начата программа создания ЭП в качестве тактического оружия, а в 1983 г. она была расширена для создания стратегических средств ПРО.

Обычно в качестве космической ЭП рассматривается, так называемый, «рельсотрон» - две токопроводящие шины, между которыми создается разность потенциалов. Токопроводящий снаряд (или его часть, например, облачко плазмы в хвостовой части снаряда) располагается между рельсами и замыкает электрическую цепь. Ток создает магнитное поле, взаимодействуя с которым, снаряд ускоряется силой Лоренца. При токе несколько миллионов ампер можно создать поле в сотни килогаусс, которое способно разгонять снаряды с ускорением до 1E5 g. Чтобы снаряд приобрел необходимую скорость 10-40 км/с, потребуется электромагнитная пушка длиной 100-300 м. Снаряды у таких орудий, вероятно, будут иметь массу около 1 кг (при скорости 20 км/с запас его кинетической энергии эквивалентен взрыву 20 кг тротила) и будут снабжены полуактивной системой самонаведения. Прототипы таких снарядов уже созданы: они имеют ИК-датчики, реагирующие на факел ракеты или на излучение «подсвечивающего» лазера, отраженное от боеголовки. Эти датчики управляют реактивными двигателями, позволяющими снаряду маневрировать. Вся система выдерживает перегрузки до 1E5 g.

Токопроводящая часть снаряда вследствие протекания через нее больших токов должна расплавиться, испариться и частично превратиться в плазму. Такое плазменное облако становится своеобразным поршнем для снаряда, при этом снаряд должен быть электрически изолирован от плазмы. В последнее время рассматриваются возможности изготовления снарядов для рельсотрона из пластика.

Созданные сейчас американскими фирмами опытные образцы ЭП стреляют снарядами массой 2-10 г со скоростью 5-10 км/с. Одной из важнейших проблем при создании ЭП является разработка мощного импульсного источника тока, в качестве которого обычно рассматривается униполярный генератор (ротор, разгоняемый турбиной до нескольких тысяч оборотов в минуту, с которого путем короткого замыкания снимается огромная пиковая мощность). Сейчас созданы униполярные генераторы с энергоемкостью до 10 Дж на 1 г собственной массы. При их использовании в составе ЭП масса энергоблока будет достигать сотни тонн. Как и для газовых лазеров, большую проблему для ЭП представляет рассеяние тепловой энергии в элементах самого устройства. При современной технике исполнения КПД ЭП вряд ли будет превышать 20%, а значит, большая часть энергии выстрела будет уходить на разогрев орудия. Можно не сомневаться, что прекрасные перспективы для разработчиков ЭП открывает недавнее создание высокотемпературных сверхпроводников. Использование этих материалов, вероятно, приведет к значительному улучшению характеристик ЭП.


РАКЕТЫ-ПЕРЕХВАТЧИЧИКИ


Хотя с первого взгляда кажется, что стратегия «звездных войн» полностью основана на новых технических принципах, но это не так. Большие средства (примерно 1/3 всех ассигнований) тратятся на развитие традиционных средств ПРО, т. е. на разработку ракет-перехватчиков, или, как их еще называют, противоракет. В связи с прогрессом электроники и улучшением системы управления ПРО противоракеты теперь все чаще снабжаются неядерными боеголовками, поражающими ракету противника путем прямого соударения с ней. Чтобы повысить вероятность поражения цели, такие ракеты снабжены специальным поражающим элементом зонтичного типа, который представляет собой раскрывающуюся конструкцию диаметром 5-10 м из упругих металлических лент или сетки.

Для защиты важных наземных объектов созданы противоракетные комплексы, задачей которых является уничтожение боеголовок на конечном участке траектории, в верхних слоях атмосферы. Иногда их боеголовки снабжают взрывчатым зарядом осколочного типа, создающим облако поражающих элементов наподобие картечи. В связи с появлением боеголовок, способных маневрировать в атмосфере, не отказываются и от применения ядерных зарядов. Для защиты шахтных пусковых установок МБР существуют артиллерийские и ракетные системы залпового огня, выстреливающие на высоту несколько километров над землей плотную завесу из стальных кубиков или шариков, которые поражают боеголовку при столкновении с ней.

Планы СОИ предполагают размещение ракет-перехватчиков на орбитальных платформах для борьбы с ракетами и боеголовками вдоль всей надатмосферной части их траектории. По всей видимости, именно антиракеты космического базирования станут первым реально развернутым в космосе элементом стратегической ПРО. С этой целью в США разрабатываются малогабаритные орбитальные спутники-перехватчики «Бриллиант Пеблз»бриллиантовые камешки»), масса которых не будет превышать 100 кг.

Распад Советского Союза, окончание холодной войны, прекращение военной конфронтации, достижение соглашений по сокращению ядерных вооружений кардинальным образом изменили геостратегическую ситуацию в мире. В этих условиях приверженность программе СОИ вступила в явное противоречие с официальным курсом двух стран на отказ от военного противостояния и переход к стратегическому партнерству. Другой веской причиной изменения отношения к СОИ явилось невыполнение намеченных планов по созданию новых видов противоракетного оружия. Американским специалистам не удалось добиться необходимой мощности лазеров и фокусировки их излучения, приемлемых боевых характеристик и габаритов пучкового оружия и электромагнитных пушек. Не удалось решить задачу создания боевого варианта лазера с рентгеновским возбуждением. Однако работы над новыми видами оружия не прекращались.

Все это послужило причиной отказа от планов развертывания СОИ и перехода к решению на первом этапе более скромных задач в создании систем ПРО. Президент Дж. Буш объявил о прекращении работ над СОИ и о проведении исследований в рамках программы "Джи-ПАЛС" - система глобальной защиты от ограниченных ракетных ударов. Эта система должна была обеспечить защиту территории США от случайно запущенных ракет, а также ракет, используемых в террористических или провокационных целях. Но главная задача состояла в том, что постепенно заложить основы будущей национальной ПРО. [2]

В данном, упрощенном варианте, не требующем никаких фундаментальных открытий в области физики, используются противоракеты космического базирования для поражения боевых баллистических ракет противника на активном участке их полета и противоракеты наземного базирования для поражения боеголовок на подлете к целям.Система так же известна как система перехватчиков "ВР" - "Brilliant Pebbles" ("Би Пи"). Перехватчики "ВР" - это полностью автономные мини-спутники, около метра в диаметре, способные самостоятельно обнаруживать ракеты и разрушать их прямым попаданием.
    Концепция системы "Би Пи", разработанная Ливерморской национальной лабораторией как альтернативный вариант концепции космического вооружения на новых физических принципах, была принята за основу для дальнейшей разработки архитектуры космического компонента противоракетной обороны. Разрабатываемая с 1985 года, эта система предусматривала развертывание в составе противоракетной обороны первого этапа нескольких сотен космических аппаратов-платформ с десятком ракет-перехватчиков на борту, целеуказание которым должна обеспечивать общая система обнаружения цели и наведения.
    Навигационная функция выполняется самостоятельно. К основным преимуществам новой структуры противоракетной обороны относятся: живучесть при оптимальном показателе "эффективность-стоимость", более низкая стоимость по сравнению с системой поражения ракет средствами на новых принципах, компактность платформ и ракет-перехватчиков.
    Первоначально концепция системы "ВР" предусматривала запуск на орбиты высотой 450
км около 4600 ракет-перехватчиков, имеющих радиус действия до 250 км. По оценке американских специалистов, в зону действия ракет-перехватчиков "ВР" попадают боевые ракеты, имеющие дальность полета не менее 2000 км. Для вывода в космос такого количества противоракет необходимо было осуществить сотни полетов "Спейс Шаттла" или разработать более тяжелый носитель.
    Если же у противной стороны будут созданы боевые баллистические ракеты с длительностью активного участка порядка двух минут, то упрощенная система окажется малоэффективной. Однако считалось, что даже эта система сильно затруднит действия баллистических ракет. Считалось, что Советский Союз будет вынужден пойти на большие затраты для того, чтобы создать средства преодоления противоракетной обороны. Наибольшую опасность для Соединенных Штатов представляли советские ракеты Р-36 УТТХ (PC-20, SS-18), имеющие высокие характеристики и обладающие возможностью оснащения их боевыми частями с большим количеством ложных целей наряду с тенденцией сокращения длительности активного участка. Так реально оценивают ситуацию американские специалисты. Сокращение же длительности активного участка боевых ракет до 80
с делают бесполезными средства поражения противоракетной обороны такого вида.
Согласно уточненной концепции, "стратегическая оборонная инициатива" должна была иметь подсистему космического базирования для защиты от случайных пусков баллистических ракет дальнего действия и подсистему наземного базирования для защиты от угрозы ракетного удара по определенным целям. Космическое базирование применяется для перехвата ракет на внеатмосферном участке траектории, наземное - на конечном.
    Вариант системы ограниченной противоракетной обороны Бриллиант пебблз , предложенный фирмой "Рокуэлл", включала 1000 ракет-перехватчиков, размещенных на 10 круговых орбитах высотой 450
км и наклонением 70 . По данному варианту предусматривается, что каждая ракета-перехватчик будет иметь не менее шести линий связи с наземными центрами управления, соседними ракетами и другими космическими аппаратами этой системы.
    В связи с пересмотром общей концепции построения системы противоракетной обороны, Ливерморская национальная лаборатория еще в 1990 г. предлагала систему "Бриллиант айз". Эта система предусматривала размещение на орбитах высотой 750-900
км легких, малогабаритных космических аппаратов, оснащенных всеми датчиками, лазерными локаторами, которые выполняют те же задачи, что и в предыдущей схеме. Система состояла из 18 космических аппаратов, расположенных на разных орбитах высотой 1000-10000 км для слежения и распознавания боевых ракет на среднем участке траектории полета.
    Точка зрения по поводу экономической эффективности противоракет у оппонентов стратегической оборонной инициативы другая. Противоракеты для системы противоракетной обороны с двумя эшелонами защиты должны быть намного сложнее, чем противоракеты "Пэтриот". В то же время каждая ракета "Пэтриот" стоит 1 млн. долл., тогда как перехватываемая ею боевая ракета "Скад" стоит только 0,4 млн. долл.
    В январе 1991 г. противоракета наземного базирования ERJS (ИРИС) фирмы "Локхид", запущенная с атолла Кваджелейн в Тихом океане, перехватила на высоте 257
км учебный боевой блок межконтинентальной ракеты Минитмен-1 , которая была запущена с базы ВВС Ванденберг. Пуск противоракеты был произведен, по данным радиолокационной станции целеуказания, через 21,5 мин. после старта "Минитмена". Через 7,5 мин. после пуска противоракеты аппарат-перехватчик обнаружил боевой блок среди облака ложных целей, развернул механизм поражения и разрушил летящий со скоростью 6 километров в секунду боевой блок прямым попаданием. Этим демонстрировался фрагмент "звездной войны".
    По мнению членов Конгресса, принимавших бюджет, после развала СССР потерян смысл существования "стратегической обороны". Еще в период президентства М.С.Горбачева в СССР американские представители на переговорах по разоружению неоднократно обсуждали со своими партнерами возможность обмена информацией, а министр обороны США Д.Чейни в январе 1992 г допустил возможность сотрудничества в этой области с государствами СНГ, имея в виду возможность пуска боевых ракет с территории третьих стран. В феврале 1992 г. вице-президент США Д.Куэйл, выступая в Мюнхене, сообщил о намерении США взять Европу под свой будущий космический щит, руководствуясь соображениями грозящей опасности Европе, которая, по его оценке, в большей опасности, чем Америка. [3]

Однако вскоре и на этом пути возникли серьезные трудности. Это прежде всего объяснялось тем, что система "Джи-ПАЛС", сохраняя основные стратегические концепции СОИ, вступила в противоречие с ограничениями, накладываемыми Договором по ПРО. Это грозило затормозить процесс сокращения стратегических наступательных вооружений, осложнить отношения с СССР, в чем США не были заинтересованы. [2]

Помощник министра обороны в мае этого же года заявил в Сенате, что система глобальной обороны позволила бы республикам СНГ "защитить их население от угроз, возникающих на границах этих государств". Официальный представитель Пентагона Б.Холл в конце мая, отвечая на вопрос о возможности участия России в программе СОИ, заявил, что этот вопрос, вероятно, будет вновь затронут на переговорах с президентом России. Участие России имело бы для американцев определенное преимущество, поскольку оно неизбежно повлекло бы за собой пересмотр подписанного в 1972 г. Договора о системах противоракетной обороны, запрещающего распространение ядерного оружия в космосе, а, следовательно, и развертывание противоракетной обороны с элементами космического базирования. [3]

. Поэтому, убедившись в том, что совместить планируемое создание мини-СОИ с Договором не представляется возможным, был взят курс на либерализацию его ограничений, для чего необходимо было добиться согласия СССР. С этой целью была подброшена идея о создании современными усилиями глобальной системы защиты мирового сообщества - ГСЗ.Основной замысел ГСЗ состоял в том, чтобы придать концепции "Джи-ПАЛС" международный характер, привлекая в нее ведущие страны мира и в особенности СССР. Такая "забота" о СССР объяснялась намерениями использовать в своих целях его научно-технические достижения, наработанные в области ПРО. Кроме того, учитывая серьезные экономические трудности и нараставшую политическую нестабильность в стране, США стремились обеспечить себе возможность оказывать более существенное влияние на формирование его военной политики. Участие в ГСЗ СССР (России) создало бы благоприятные условия для преодоления ограничений, установленных Договором по ПРО. В то же время анализ планов "Джи-ПАЛС" и ГСЗ показал, что речь идет прежде всего о смене вывески, что СОИ остается основной стратегической линией США, а все последующие системы являются определенными этапами, тактическими приемами, направленными на решение главной проблемы "по частям", что нередко использовалось США в аналогичных ситуациях. [2]

    Стоимость системы "стратегической обороны" оценивалась в сумму от 100 до 800 млрд. долл. Эта система преподносилась в качестве военной, необходимость разработки которой диктуется соображениями национальной обороны, однако она имеет и стратегическое значение в контексте государственной политики в области промышленной технологии. Последнее обстоятельство обращает на себя внимание в связи с тем, что программа исследований "оборонной инициативы" проводится как раз в тот период, когда во всех промышленно развитых странах, и в США в том числе, всячески подчеркивается стратегическое значение науки и техники и для национальной обороны, и для экономического развития.

    Оппоненты СОИ иногда называют "программу века" авантюрой. Действительно, на первый, особенно непросвещенный взгляд, эта программа с ее глобальной масштабностью ближе к фантастике. Однако для ракетчиков возможность "звездных войн" - это реальность. Напомним, что в период рождения ракет Н-1, УР-500, УР-700, Р-56 перспектива использования космического пространства в военных целях обсуждалась как реальная опасность в недалеком будущем. В шестидесятые годы идеи ракетопланов, перехватчиков, разведчиков в космосе и из космоса подходили к рубежам реальной разработки.

   На самом деле, если обобщить краткий обзор средств ведения "звездных войн", можно проблемы создания "стратегической обороны" упрощенно разделить на две группы.

  Первая группа проблем - создание системы наблюдения, обнаружения, раннего предупреждения, слежения, передачи информации, связи и управления в космосе, из космоса и с Земли. Но эти проблемы (можно легко понять) - проблемы не только "звездных войн", они родились, и будут существовать, пока есть межконтинентальные и средней дальности ракеты баллистические, крылатые, наземного, морского и воздушного базирования. Значит, проблемы этой группы систем, имеющих многоцелевое значение, в том числе общепромышленное - не военное, будут решаться независимо от того, будет глобальная система противоракетной обороны или нет.

   Вторая группа проблем - это создание средств поражения в космосе и из космоса. В начале разработок поставленная цель использовать новые физические принципы в создании космического оружия была убедительной, эффективной, относительно стойкой к противодействующим мерам, принимаемым разработчиками боевых ракет, но фантастически дорогой. Поздняя идея поражения цели за счет использования кинетической энергии аппарата-перехватчика с ракетами или гиперскоростными пушками приблизила к реальности воплощение этого варианта средств ведения "звездной войны", но он также требует значительных средств, хотя и меньше, чем для первых разработок. Работы продолжаются, тем более, что они по замыслу военных идеологов могут быть направлены против любой третьей стороны. Система поражения этого вида универсальна, она может быть использована не только для уничтожения космических целей. [3]

Выступая в январе 1992 г. в Совете Безопасности ООН, президент Б. Ельцин выдвинул предложение об объединении усилий разных стран по созданию ГСЗ. Однако нежизненность этой идеи была очевидной, и не прошло и года, как энтузиазм в отношении ГСЗ стал убывать, а к 1994 г. эта аббревиатура практически исчезла из политического лексикона. Но свято место пусто не бывает. На смену ей пришла идея о сотрудничестве США и России в создании противоракетной обороны театра военных действий (ПРО ТВД). Но и на этом пути Россию и США ожидали немалые трудности, связанные в первую очередь с определением боевых характеристик противоракетных систем и средств ТВД, которые бы не противоречили Договору по ПРО и не разрушали его. [2]


ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ


Возможность создания больших космических противоракетных систем, основанных на лучевом оружии, на современном уровне маловероятна, в первую очередь из-за проблемы энергообеспечения работы оптических лазеров на орбите. Для глобальной противоракетной обороны, «эффективно защищающей территорию США от ракетной атаки», о которой шла речь в многочисленных заявлениях американского руководства, необходимо, по самым скромным подсчетам, не менее 100 лазеров мощностью 20 мегаватт, вращающихся на различных орбитах. Наиболее глубоко разработанные в настоящее время химические лазеры на фтористом водороде при максимальном теоретически возможном КПД потребляют килограмм горючего на один мегаджоуль излучаемой энергии. Для уничтожения современной ракеты на стадии ускорения расходы энергии составят 300 мегаджоулей. При атаке 1000 ракет, что приблизительно соответствует современному числу межконтинентальных баллистических ракет России или США, для их уничтожения необходимо 300 тыс. кг горючего. Однако, поскольку над территорией противника в конкретный момент будет находиться только незначительная часть лазеров, вращающихся на низких орбитах, общее количество горючего на орбитах, необходимое для разрушения атакующих ракет противника с учетом соответствующего уровня резервирования, достигнет 8 млн. кг.

Современный американский челночный корабль типа «Шаттл» способен доставить на орбиту 15 т грузов. Следовательно, только чтобы вывести в космос горючее для лазеров потребуется более 500 полетов челночных кораблей. Такого же количества рейсов потребует вывод на орбиту самих лазеров, зеркал, систем наведения и других компонентов ПРС, способной уничтожить 1000 ракет. Не говоря о том, что это невыгодно по чисто экономическим соображениям (стоимость доставки на орбиту и сборки одной лазерной платформы в 2-3 раза превышает стоимость современной МБР), развертывание такой системы на современном уровне развития технологии и техники космических полетов просто нереально.

Наиболее перспективной в военно-промышленных кругах США, считается система из 18 боевых лазерных платформ, с 4-метровыми зеркалами и дальностью действия до 500 километров, размещенных на полярных орбитах. Предполагается, что ПРС будет способна уничтожать 15 ракет за 100 секунд или 100 ракет за 15 минут (при рассредоточенном запуске).

Популярна так же идея о создании так называемых «подпрыгивающих» рентгеновских лазеров, запускаемых с атомных ракетоносцев, находящихся у территории противника при начале ответной ракетной атаки с его стороны. Но и она вряд ли способна привести к созданию надежного «космического щита» над США и достижению возможности нанесения первого удара. Реализация этой идеи требует выведения и развертывания ПРО космического базирования за время, не превышающее 2-3 минуты, и разработки ракет, намного более мощных, чем огромная «Сатурн-5», использовавшаяся во время полета астронавтов на Луну. Кроме того, подобные системы оказываются чрезвычайно уязвимыми для контратаки с земли и с верхних слоев атмосферы.

Для претворения в жизнь идеи «подпрыгивающих» лазеров потребовались бы разработка нового класса подводных ракетоносцев, способных осуществлять одновременный запуск большого числа ракет, и создание новых сложнейших систем коммуникации и связи с подлодками. Все это, по мнению российских экспертов, делает разработку КПС на основе рентгеновских лазеров стратегически и экономически нецелесообразной перед лицом ответных действий противника.

Не менее сложные проблемы как технологического, так и экономического плана стоят перед разработчиками мощных сверхвысокочастотных (СВЧ) генераторов и пучкового оружия. Микроволновое сверхвысокочастотное излучение теоретически может быть использовано для уничтожения ракет в космосе, однако техническое осуществление этого проекта требует создания СВЧ-генераторов и источников питания мощностью в десятки и сотни мегаватт и антенных систем .огромных размеров от нескольких сотен метров до нескольких километров. Создание подобных систем в космосе (помимо всего прочего чрезвычайно уязвимых