Калуга. Правобережье (Гамаюнщина) (kursovik)

Посмотреть архив целиком

ВВЕДЕНИЕ


«ИСТОКИ И ПУТИ РАЗВИТИЯ НАРОДНОГО ИСКУССТВА КАЛУЖСКОГО КРАЯ»


Современная деятельность КХМ по изучению народного искусст­ва в Калужской области имеет свои традиции. Интерес к народной художественной культуре края возник еще в дореволюционное вре­мя. В Калуге на рубеже XIXXX в.в. появляются различные кра­еведческие общества: Губернская ученая архивная комиссия, Цер­ковное историко-археологическое общество, Общество изучения при­роды и местного края. Последнему принадлежит инициатива по соз­данию местного естественно-исторического музея «На благое про­свещение», открытого в Калуге 15 мая 1914 года и получившего имя А. А. Рыжичкина, на средства которого он был устроен. Сот­рудники музея организовали этнографические экспедиции, собирали произведения народных мастеров в губернии. В 1919 году Общест­во изучения природы и местного края совместно с Обществом исто­рии и древностей выступило инициатором создания губернского Кра­еведческого музея, который и был открыт в 1925 году. Важным направлением в деятельности Губернской ученой архивной комис­сии было археологическое изучение Калужской губернии. В резуль­тате этой работы была составлена археологическая карта губернии, где имелись сведения о 70-ти городищах, 410-ти курганах. В 1897 году в палатах Коробовых при Ученой архивной комиссии был от­крыт Губернский исторический музей.

Этнографы и краеведы, входившие в состав этих обществ, свои­ми публикациями на страницах таких изданий, как «Известия Ка­лужской ученой архивной комиссии», «Калужская старина», «Изве­стия Калужского общества изучения природы и местного края» про­буждали интерес к истории и культуре края. И в настоящее время не утратили своего научного значения труды таких известных ка­лужских краеведов, как Д. И. Малинин, В. М. Кашкаров.

В послереволюционные годы изучение народного искусства калуж­ского края становится важной составной частые краеведческой, работы В этот период в Калуге функционируют Калужское общество краеве­дения, Калужское общество истории и древностей, Калужское об­щество изучения местного края, Калужское бюро краеведения. С деятельностью последних была связана работа известных в области краеведов и этнографов М. Е. Шереметевой и Н. М. Маслова. Впоследствии, являясь научными сотрудниками музеев, они принимали участие в этнографических экспедициях и археологических раскоп­ках на территории Калужской области, активно собирали материалы по народному искусству, деревянной резьбе, изразцам, вышивке, на­бойке, узорному ткачеству, кружевничеству, художественному ли­тью, по истории местных кустарных промыслов. Собранная ими эт­нографическая коллекция и их публикации по народному искусству и в настоящее время сохранили свою научную значимость. Этногра­фическая и археологическая традиции указывают на истоки народ­ного художественного творчества на территории Калужской губер­нии в дошедших до нас немногочисленных остатках материальной культуры вятичей, населявших край в VI-XII вв. Это металлические предметы: подвески, кольца, детали керамических изделий. Архео­логические древности, найденные на территории калужского края, по своему декору во многом представляют традиционный славянский орнаментальный комплекс, но гипотетически указывают на локаль­ные орнаментальные черты: преобладание геометрических и зоомор­фных мотивов. С удивительным постоянством они сохранились в из­делиях народных мастеров — вышивке, ткачестве, деревянной резь­бе — до начала ХХ-го столетия. Но уже в XIX веке эти мотивы в достаточной мере трансформировались, древняя архаика слилась в них с образцами окружающей природы, с фольклором.

По времени исторических воспоминаний различных видов народ­ного художественного творчества калужского края следует отметить резьбу по дереву. Самые ранние известия о деревянных изделиях в нашем крае относятся к XVI веку. Сигизмунд Герберштейн, посол германского императора Максимилиана, в «Записках о Московии», описывая Воротынск и Калугу, отмечает, что калужане весьма ис­кусны в выделке деревянной посуды, привозимой в Москву, Литву и другие места. Сохранилось и другое свидетельство такого же ха­рактера: в 1515 году между подарками, отосланными Константино­польскому патриарху Пахомию, тверской епископ Нил «...отправил три става калужских». Калуга в XVI веке вообще славилась свои­ми деревянными изделиями, но особенно были известны ложки и чаши искусной резьбы. К сожалению, изделий этого промысла не сохранилось. Однако, этнографическая коллекция КОКМ зафиксиро­вала деревянные предметы крестьянского обихода XIX века: рубе­ли, прялки, вальки, богато орнаментированные трехгранно-выемча­той резьбой. Среди орнаментальных мотивов преобладают солярные знаки. Пряничные и набойные доски XIX века также украшены вы­емчатой резьбой с растительной и зооморфной орнаментикой.

До настоящего времени сохранившиеся деревянные домики в Ка­луге и в калужских селах приятно удивляют замысловатым резным декором. По своим законам развивались орнаментальные мотивы в калужской архитектурной пропильной резьбе. Имея в своих исто­ках бытовую трехгранно-выемчатую резьбу, архитектурную прорезь, навыки иконостасной пластики, калужская пропильная резьба пред­стает в хронологических рамках конца XIX — нач. XX столетия с целым комплексом уже сложившихся характерных признаков. Ра­ботая с конкретным материалом, убеждаешься в том, что народные мастера менее всего думали о «чистоте» того или иного стиля, от которого они исходили в своем творчестве. Принцип отбора был ис­ключительно избирательным, усваивались и перерабатывались те формы и мотивы, которые более всего привлекали. Поэтому в ка­лужской архитектурной пропильной резьбе часто можно встретить такие формы декора, которые говорят об определенном симбиозе разнородных источников, в частности классицизма и русского стиля, русского стиля и модерна. Мастера т. н. ропетовского стиля, рабо­тавшие на калужской почве, большинство мотивов брали из сквозной и городской резьбы крестьянских построек: прорезные розетки, зуб­чики, городки, треугольники. В отдельных узорах пропильного де­кора, строящихся на сочетании ромбов и кругов, можно проследить аналогии с узорами калужской вышивки.

Влияние ампирных форм декора на калужскую домовую резьбу представляется вполне естественным, если учитывать богатую клас­сицистическую архитектурную практику в городе, в частности, изве­стный по сохранившимся памятникам и трудам С. В. Веэсонова5 ка­лужский деревянный ампир. Классические мотивы — сухарики, зуб­чики, полочки и др. — в калужском пропильном декоре довольно распространенное явление. Но они постоянно разбиваются сложной системой кругов, розеток, ромбов, зигзагов, треугольников, являясь по сути уже своеобразной стилизацией крестьянской геометрической резьбы. Светелки и пилястры с декоративно трактованными элемен­тами ордерности, кронштейны, наличники с очельем в виде арки и с рядом резных балясин мелкого штучного набора постоянно теря­ют свои очертания в ажурных живописных излишествах русского стиля. Модерн привносит в декор наличников новые орнаментальные мотивы, например, лирообразную фигуру. Первоначально она про­сто удачно вкомпанована в резьбу наличника, но далее получает ряд причудливых переработок. Причудливая текучесть, прихотливый кон­тур подобных форм вызывают ассоциации с виньеточной графикой модерна, которая легко могла быть приспособлена к формам пропильного декора, о чем свидетельствует целый ряд памятников и в других регионах. Творчество калужских мастеров, переходивших на новый вид архитектурной резьбы по дереву — пропильной — пита­ли самые разные источники. Одни из них восходили к прошлому, дру­гие — к современности. В арсенале были не только мотивы и фор мы архитектурного декора, но и орнаментика других видов творче­ства, в частности, как уже упоминалось, мотивы калужской народ­ной вышивки.

Из глубин народного творчества идет к нам и крестьянская вы­шивка. Этнографическая коллекция по калужскому краю сохранила прекрасные образцы народной вышивки XIX — нач. XX вв. При всем этом, она вобрала в себя неоднородный материал: наиболее древний орнаментальный пласт дают нам вышивки Перемышльского, Калужского, Лихвинского уездов, районов Гамаюнщины и Монастырщины, датируемых XIX веком. Источниковедческое значение данных памятников народного шитья определяется степенью сохранения тра­диционной орнаментики архаического извода на уровне доброжелательно-апотропейного значения. Вышивка других регионов более поздняя. В изделиях данного круга орнамент реализуется на уровне чисто эстетическом. Орнаментальные мотивы тяготеют к «изобрази­тельности», бытовым элементам, полностью утрачивают связь с ар­хаическим «прообразом». Этнографический аспект исследования калужской народной вышивки нашел свою определенную реализацию в работах М. Е. Шереметевой.

Изучение памятников калужского народного шитья в аспекте ис­кусствоведческого метода исследования продиктовало необходимость анализа образной структуры орнамента, основных принципов постро­ения орнаментального образа. Это, в свою очередь, обусловило ре­шение более частных задач, а именно: систематизация орнаменталь­ных мотивов, выявление их семантики в контексте этнографического и фольклорного материала, акцентирование основных выразительных средств, соединяющих абстрактную схему узора с реальной поверх­ностью конкретного предмета. Калужская народная вышивка пред­ставляет собой локальный вариант шитья южнорусского региона на основании приверженности к геометрической орнаментике, к техни­ке перевита.

Традиционные приемы в технике и орнаментации наиболее устой­чиво сохранились в условиях натурального хозяйства Гамаюнщины и Монастырщины. В изделиях калужских вышивальщиц орнамент вышивки существует в определенном предметном контексте, где все согласовано и связано между собой: назначение, конструкция, мате­риал, цвет — все объединено единством замысла. Вышитые узоры калужских занавесок и полотенец оставляют ощущение празднично-сти, что соответствовало функциональной роли этих предметов в бы­товом обиходе деревни. Колористический строй вышивки неотделим от фактуры: народные мастера исходят из реальных качеств холста и нитей; отдавая предпочтение перевити, с тонким чувством меры вводят штопку, настил, крестик. Свои вышивки они насыщают разнообразными ритмами — то неспешными и торжественными, то бы­стрыми и веселыми. Ритмический бег лаконичного узора, оттенки цвета, фактурное богатство открывают нам духовный мир создателя орнамента — народного художника.


Случайные файлы

Файл
38808.rtf
110a.doc
96272.rtf
151432.rtf
123654.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.